Аниме и Вокалоид♔Asian Lovers♔

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аниме и Вокалоид♔Asian Lovers♔ » Наруто » Фанфики Саске и Хината


Фанфики Саске и Хината

Сообщений 61 страница 80 из 116

61

-И как же ты собираешься это сделать? - удивлённо спросил Саске.
-Я влюблю тебя в себя! - чётко и с вызовом сказала Хината.
В комнате повисла тишина. Саске застыл как статуя, а Хината продолжала пилить парня взглядом, в котором читался дух соперничества с чем-то.
-Ну-ну, посмотрим, - сказал Учиха и прошёл мимо девушки. - Смотри, сама не пожалей об этом. - При выходе сказал он.
-Я жалею лишь о том, что родилась Падшей.
-Хм, - послышалась ухмылка Учихи и отдаляющиеся шаги, которые отдавались эхом.
Стоя на том же месте, Хината смотрела в пустое место. Её кулаки с силой сжимались, а ноготки девушки впились в ладонь. Но вот её глаза цвета тумана были непроницаемы. О чём же может думать девушка в такой жуткой обстановке? Она может думать о мести.
-Учиха Саске, ты ещё пожалеешь о своих словах, - сказав это, Хината вышла из того места.
Зайдя домой, девушка быстро поднялась на второй этаж. Дойдя до комнаты с вещами, Хината вытащила все вещи и начала их переберать.
-Тааак, здесь ничего не подойдёт, - посмотрев на горы вещей, сказала Хината. - Нам нужно что-нибудь чёрное.
-Что вы делаете? - послышался слащавый женский голос со стороны двери.
Повернувшись к девушке, Хината будто бы взглянула в зеркало. Ну, конечно, не совсем. У той девушки были длинные исиня-чёрные волосы(п/а: я надеюсь, вы помните, что у Хинаты теперь короткая стрижка. волосы чуть-чуть ниже плеча), а глаза были тёмно-серыми, но некоторые черты были всё же похожи.
На девушке было чёрное короткое платье без лямок, которое подчёркивало все формы девушки, а в руках она изящно держала сумочку.
-Ха, а что ты делаешь в моём доме?
-Твой дом? - на лице девушки застыла гримаса ужаса, от которой у Хинаты разрывалось тело от смеха. - Здесь, вроде бы, живёт Саске.
-Иу, что ты здесь делаешь? - послышался холодный голос Саске.
-Ооо, Саске-кун, - девушка бросилась на шею к парню. - Я так по тебе скучала. Ты так быстро уехал от нас, - пропищала девушка, которую звали Иу.
На минуту Хината была просто в шоке от увиденного, но потом шок сменил интерес к этой ситуации.
-Иу, - он отодрал прилипшую к нему девушку. - Что ты здесь делаешь?
-Как это "что"? Я приехала забрать тебя обратно в преисподнюю. Там уже все заждались тебя.
-Ха, ты с ума сошла.
-Стоп! - крикнула Хината. - Иу, - она обратилась к девушке, - может, мне собрать вещи Саске? Я могу помочь. Если тебе понадобится помощь, обращайся ко мне. Хорошо?
-Конечно. Теперь мы будем с тобой друзьями! - теперь Иу висела на шеи у Хинаты. - Может, мы станем с тобой сёстрами!
-Конечно-конечно, - смотря на Саске, сказала Хината. - "Ты попал, Учиха Саске".
Вечер. За большим столом сидела Иу, Хината и Саске. Каждый смотрел себе в тарелку, поэтому наступала неловкая тишина, но Саске, похоже, было безразлично по отношению ко всем.
-Иу-сан, - обратилась Хината к девушке. - А кто ты?
-Я? - удивлённо спросила Иу.
-Ну да. Ты ведь сказалда Преисподняя, а я немного слышала о том месте, но никогда не видела оттуда "людей".
-Ммм, я дочь Люцифера. А кто ты?
-Я? Я Падшая.
-Вауууу, а можно мне тебя потрогать?
-Что? - удивлённо спросила Хината. - Ну да, конечно, можешь.
Хината протянула девушке руку, но тут её кисть захватил Саске.
-Нам надо поговорить. А ты, - он обратился к Иу, - комнату найдёшь сама.
Обиженно надув розовые губки, Иу хотела сказать что-то ещё, но Саске и Хината уже ушли.
Доведя, а точнее, дотащив сопротивляющуюся Хинату, Саске запихнул её в спальню и включил свет.
Посмотрев на парня, Хината ухмыльнулась ухмылкой Саске и подошла к кровати. Плюхнувшись на мягкий матрас, Хината с вызовом посмотрела на Саске, который пристально наблюдал за Хинатой.
-Ладно, - наконец сказал Саске. - Я понял, что твои намерения серьёзны, но чего ты добиваешься, становясь на одну планку, где стоит Иу? Неужели ты опустишься до такого, что будешь помогать ей, чтобы я полюбил тебя? И как ты на это рассчитываешь?
-Саске, тебе незачем знать. Ты просто подожди минутку, и будешь сам упрашивать их, - Хината показала вниз (п/а: я имею ввиду тех, кто находится по ту сторону), - чтобы я осталась у тебя.
Хината встала с кровати и приблизилась к брюнету. Поднявшись на носочки, она слегка прикоснулась губами к губам Саске.
-Я помогу тебе, - выдохнула девушка в губы и углубила поцелуй. - Ты в меня точно влюбишься, - прерывая поцелуй, сказала Хината, на что Саске лишь крепче её обнял, прижимая её хрупкое тело к себе.
-Что...Что вы делаете? - послышался дрожащий голос Иу со стороны двери.
Прервав поцелуй, Хината посмотрела на побледневшую девушку. На лице Хинаты появилась некая улыбка, которая удивила не только Иу, но и Саске.
-Иу, запомни, Саске только мой, - зарываясь рукой в волосы брюнета, сказала Хината.
-Но...ты.. ведь ты мне обещала помочь? - заикаясь и подбирая нужные слова, сказала Иу.
-И что с того? Саске только мой. Он - моя цель.
-Ха, так вот, значит, какая ты. Ты вовсе не Падшая. Ты хуже Дьявола, - с горечья сказала Иу и ушла, захлопнув за собой дверь.
Смотря из-за спины Саске, Хината как-то с печалью улыбнулась и перевела свой взгляд на брюнета, который так же, как и всегда, смотрел на неё пустым взглядом. Лишь лёгкая улыбка выдавала парня, что он о чём-то думает.
-А я вижу, ты завёлся? - прижавшись к нему сильнее, сказала Хината.
-И кто же в этом виноват? - приближаясь ближе к лицу девушки, сказал Саске, но в следующую секунду Учиха упал, согнувшись и держась за живот, куда ударила Хината.
-Мразь, - смотря на него сверху вниз, сказала Хината, и перешагнув парня, она вышла из комнаты.

Продолжение следует...

0

62

Перешагнув через Учиху, я вышла из комнаты и направилась на кухню. Мне, конечно, было жалко Иу, но в данный момент она лишь помеха, которую надо устранить.
Завернув за угол, я резко остановилась. Ноги не хотели меня слушаться, в глазах помутнело и разум медленно погрузился во тьму.
-Чёрт... - только это я успела сказать, как моё тело упало в чьи-то руки.
Кожей я чувствала тепло, которое передавалось и мне, но вот открыть глаза и посмотреть кто это, у меня не было сил.
Слышу, как кто-то подбежал и стал что-то быстро говорить, а тёплая рука коснулась моего лба. Такое странное ощущение. Раньше я чувствовала лишь холодные прикосновения Учихи, но сейчас руки тёплые и нежные.
"Как же я устала" - подумала я, прежде чем окунуться в мир Морфея.
Проснулась я уже совсем в другом месте. Оно было очень светлым и тёплым. Казалось, что комната, в которой я находилась, была сделана из мягких белых подушек или же облаков.
Встав с кровати, я подошла к окну. Открыла шторы, комнату озарил ярко-жёлтый цвет.
-Хината, - послышался до боли родной и знакомый голос.
Не веря своим ушам, я медленно повернулась. На пороге стоял мой брат. Он совсем не изменился. Остался всё таким же добрым и родным для меня. Вот именно, только для меня.
-Нейджи, - сказала я и кинулась в обьятия брата. - Как же я соскучилась по тебе.
-Да-да. Я тоже, - гладя меня по голове, сказал он. - Ты наконец-то дома. Теперь всё закончилось.
-Как? Дома? - отодвинувшись от него, спросила я. - Я не должна здесь быть.
-Ничего. Мы уговорили старейшин, и они разрешили тебе вернуться, так же разрешили Кибе, но он отказался.
-Нейджи, зачем вы это сделали? Зачем вы вернули меня сюда?
-Как? Ты что, не хочешь находиться со своей семьёй? Мы все соскучились.
-Нет. Соскучился только ты. Мне надо вернуться, - развернувшись, я прошла к кровати и, взяв кофту, развернулась, чтобы выйти, но тут я почувствовала, как меня обняли руки Нейджи. Раньше я бы смутилась и упала в обморок, но сейчас совсем по-другому. Я, наверное, выросла.
-Хината, ты не должна возращаться туда. Здесь твой дом. Здесь твоя семья.
-Нейджи, у меня остались незаконченные дела внизу. Я должна уйти.
-Ты не уйдёшь! - развернув меня, крикнул Нейджи. - Ты будешь здесь. - Сам того не ожидая, он кинул меня в сторону.
Сильно ударившись о выступ на кровати, я с болью на лице подняла на него голову. Сейчас он был похож на Саске. Хотя в его взгляде был также испуг. Вот только за кого? За меня или же за себя?
-Нии-сан, - я называла его братом лишь тогда, когда хотела, чтобы он хоть как-то реагировал на свои действия.
-Хината, - более спокойным тоном сказал он, - ты останешься здесь. - На этом он вышел из комнаты, закрыв её на замок.
Теперь я чувствовала себя пойманной птицей.

***
Сидя за столом, Иу что-то шептала себе под нос. Её взгляд был устремлён лишь в одну невидимую точку, а пальцами она перебирала свои волосы.
-Ты всё ещё здесь? - послышался голос Саске. - Тебе разве не надо в Ад? Или у тебя ещё есть какие-то дела?
-Да. У меня есть ещё одно незаконченное дело, - не поднимая голову, сказала девушка.
-И какое же?
-А тебе интересно? Неужели ты стал мной интересоваться как девушкой, а не как игрушкой для удовлетворения?
-Заканчивай. Собери вещи и уезжай. Я уже связался с Люцифером, он пришлёт за тобой слуг.
-Саске, - девушка резко поднялась со стула. - Кто она для тебя?
-Ты про Хинату?
-Да.
-Она моя жена, а если точнее, то сосуд, который я скоро наполню.
-Но Саске, - девушка подбежала к Учихе и схватила его за рубашку. - Почему не я? Ведь я готова на всё ради тебя. Я готова умереть только за то, чтобы быть с тобой. Почему?.. Почему?.. Почему это *ука будит носить твоего ребёнка, почему... - Но тут девушка не успела закончить, так как отлетела в другой угол кухни.
-Заткнись, - сказав это, Саске допил бокал, который растягивал всё это время маленькими глотками, и вышел из кухни.
Иу ещё некоторое время смотрела на свою кровь, которая перемешивалась со слезами и капала на холодный пол.
-Неужели я ничего для тебя не значу? - спросила девушка. - Нет. Такого не может быть. Не может. Ты должен нуждаться только во мне...Только во мне...
Утро следующего дня началось для Учихи не очень хорошо. Весь вчерашний вечер он провёл один. Хинату он решил некоторое время не тревожить. Он думал, что девушка находится в своей отдельной комнате, которая она сама её обустроила, но почему же так неприятно на душе? Такое чувство, что что-то идёт не так.
Встав с кровати, Саске вышел из комнаты и направился к Хинате. Он решил заглянуть туда утром, когда девушка спит.
Найдя нужную комнату, он тихо открыл дврь и вошёл. Комната была большой. Она состояла из двух комнат. Одна была как мини-гостиная, а во второй комнате находилась спальня девушки.
Осмотрев комнату, Саске нахмурился. Ему не нравилась такая обстановка. В комнате были лишь светлые тона: жёлтый, голубой, белый, сиреневый. Всё казалось таким приятным и тёплым.
Пройдя дальше, он встал перед верью. Приоткрыв её немного, он одним глазком заглянул внутрь, и тут...
-Какого чёрта! - распахнув дверь, крикнул Саске.
Спальня была пуста. Вещей не было. Такое чувство, что девушка даже не появлялась в своей комнате.
Быстро выбежав, он спустился вниз. Найдя охраника, он распросил его, но на все вопросы тот лишь мотал головой.

Продолжение следует...

0

63

Нажав на педаль газа, Саске рванул из поместья. Сейчас его путь лежал в дом брата. Зачем он туда едет? Он сам не знает. Просто чувствовал нутром, что один он точно не справится.
Подъехав к большому многоэтажному дому, Саске выскочил из машины и быстрым шагом направился к дверям. Набрав на домофоне нужный номер, он стал ждать.
-Кто это? - послышался голос Итачи.
-Итачи, открой дверь.
-Кто это? - с нажимом и с усмешкой сказал Итачи.
-*лять, Итачи, открывай.
-Ладно-ладно, не кипятись, - после этих слов послышалось гулкое визжание двери, и она открылась.
Не обращая внимание на консьержку, которая подскочила, увидев парня, Саске быстро поднялся по лестнице, так как ждать лифт он не мог.
Добежав до нужного этажа, Саске позвонил в дверь.
-Иду-иду, - послышался голос Итачи. - О, Саске, а у меня тут гости, так что... - Но не успел старший Учиха договорить, как Саске оттолкнул его и прошёл в гостинную, где увидел обнажённую девушку, которой являлась...
-Что ты здесь делаешь?
-А что-то не так, Саске-кун? - облизав свой палец, который был весь в сливках, спросила Иу.
-Эй, Саске, я же говорю, что... - начал было снова Итачи.
-Заткнись. У меня срочное дело. А ты, - обратился он к девушке. - Оденься и выйди из комнаты.
-С чего бы мне...
-Иу, выйди, - сказал Итачи и прошёл в комнату.
Фыркнув, девушка всё же послушалась и вышла, не забыв закрыть за собой дверь. Когда Иу ушла, Саске сел в кресло и, сложив руки перед собой, посмотрел на Итачи.
-Так что же тебе надо от меня?
-У меня проблема. И как это не унизительно, я прошу у тебя помощи. Один я не справлюсь.
-Стоп! - неверя своим ушам, крикнул Итачи. - Я не ослышался? Ты правда просишь у меня помощи?
-Я по два раза не повторяю, - на взводе сказал Саске.
-Ладно. Раз мы с тобой родственники, я помогу тебе и не буду ждать платы. Говори свою проблему, - закинув ногу на ногу и сделав умный вид, сказал Итачи.
Тяжело вздохнув от безысходности в этой ситуации, Саске начал.
-Мне надо попасть на Небеса.
Тишина.
-ЧТО? - чуть ли не подпрыгнув, крикнул старший Учиха. - Что ты сказал?
-Я не повторяю по два раза.
-Саске, это невозможно. Да и вообще, зачем тебе на Небеса?
-У меня забрали Хинату.
-Такого быть не может. Мы ведь подписали контракт. Старейшины ни за что бы не нарушили правила.
-Позавчера заметили парня с длинными волосами и светло-серыми глазами. Я уверен, что этот псих похитил Хинату.
-Саске, Хинату можно заменить на другую девушку. Это будет гороздо благоразумнее. Я могу сейччас связаться с... - Итачи уже начал набирать номер, как Саске быстро выхватил у него из рук телефон и разбил об стенку.
-Мне нужна Хината.
-Саске, ты дебил. Мы не сможем прорваться на Небеса. И даже если это получится, глоток воздуха - и всё тело онемеет. Ты хочешь умереть?
-Я...Я смогу попасть на Небеса и привести Хинату обратно, - послышался голос Иу со стороны двери. - Но у меня есть условия.

***
Прошёл ещё один день. Ко мне в комнату никто не заходил, и это было немного странно. Неужели они решили оставить меня здесь? Нет. Такого не может быть. Даже если я нелюбимая в доме, они не могут так со мной поступить.
-Хината, - послышался голос Нейджи за дверью. - Ты меня слышишь?
-Да. Что тебе надо?
-Я войду.
Вскоре вошёл Нейджи. В руках у него был поднос с едой.
Улыбнувшись мне, он подошёл поближе и поставил его передо мной. Бросив пренебрежительный взгляд на еду, я отодвинула её. Разоваривать с ним я не хотела. Наверно, я была обижена на поведение брата. Раньше он никогда бы не повысил на меня голос, тем более не мог меня толкнуть или поднять руку.
-Хината, - он дотронулся до моей щеки. Его руки были тёплыми. Даже горячими.
-Чт...о... - не успела я договрить, как мои губы закрыли поцелуем. - Не...Ней... - Прерывая поцелуй, я пыталась оттолкнуть его, но всё напрасно. Он жёстко схватил мои руки.
-Тише, - выдохнул он мне в губы.
-Нейджи, что ты делаешь? - вырвав свою руку из его хватки, я влепила ему пощёчину, сама того не ожидая. Сейчас он выглядел по-другому. Его глаза были наполнен злостью и гневом. Схватив меня за волосы, он поднял меня с пола и бросил на кровать.
Упав на матрас, я уползла в дальний угол. Лишь бы подальше от него.
-Что с тобой? - ччуть ли не плача, выкрикнула я.
-Ты знаешь, как сильно я тебя люблю, - тихо начал он. - Я так долго сдерживался. Ха, ты хоть представляешь, как паршиво я себя чувствовал, когда узнал, что тебя отправили вниз? Ты это знаешь? - Он залез на кровать и приблизился ко мне вплотную. Схватив меня за подбородок, он придвинул моё лицу к своему.
-Я так тебя хочу, - сказав это, он впился губами.
Неужели всё повторится? Только вот актёры поменяются.
Все мои попытки вырваться или крикнуть были бесполезны. Я, наверное, наоборот разжигала его.
-Нейджи, - тихо прошетала я, закрыв себя руками. - Хватит...
-Нет...
Боль. Снова и снова. Это было противно и больно. Нет. Не физически, а душевно. Прерывистое дыхание и капли пота, которые скатывались с горячего тела парня и падали прямо на меня, было самым противным моментом...
Не шепчи моё имя... Не произноси его таким тоном... Я не хочу тебя слышать... Я уже ничего не хочу...

0

64

-Я...Я смогу попасть на Небеса и привести Хинату обратно, но у меня есть условия, - сказала Иу.
-Что у тебя за условия? - как-то лениво протянул Саске, но глаза выдавали совсем другое.
-Ответь на мой вопрос. Только честно, тогда я смогу спасти Хинату.
-Говори.
-Ты...Ты ведь любишь Хинату? Ты ведь не можешь без неё, даже если она тебя ненавидит?
В комнате наступила тишина. Итачи переводил взгляд с Иу на Саске, но они будто бы ничего не чувствовали и ни о чём не думали. Их выражения лиц застыли.
-Скажи мне, Саске, - повторила Иу.
-И что же ты хочешь услышать?
-Я уже знаю ответ, но я хочу, что бы ты его озвучил. Я хочу, чтобы ты сам услышал свои слова...

POV Иу
Он пришёл к нам домой без приглашения и всяких вежливых манер. Он будто бы ворвался в Ад, как птица. Он красив, умён, хлоднокровен и высокомерен, но это ему идёт. Он - прекрасный подлец, который сводит всех с ума. В том числе он свёл меня с ума, но потом оставил, исчезая в свете дня. Но мне не было так больно, когда я видела его уходящий образ. Мне было больнее, когда он называл меня чужим именем. Это имя я запомнила. И даже если бы я хотела забыть, я бы не смогла.
Сбежав из дома, я пробралась к порталу, который соединял наши миры, и прыгнула туда.
Я хотела встретить кого угодно, но только бы не девушку с именем Хината. Будучи девушкой, я признала в себе, что она прекрасна. Она словна цветок в тёмном болоте. Я поняла, что он не просто увлечён этой девушкой. Он влюблён в неё по уши. Даже его слова, обращённые к ней, звучат по-иному. Как-то мягко и нежно.
Наверно, если ты любишь, ты должен отпустить и помочь, но как это сделать, когда он так холоден?
Остаётся только одно.
Набрав номер, я приставила телефон к уху и стала ждать.
-Алло, - послышался приятный мужской голос.
-Привет. Меня зовут Иу. Я подруга Хинаты.
-Хинаты? Как она? Что с ней?
-Спокойно. Мы можем встретиться? Вы ведь можете покинуть Небеса на пару дней?
-Да. Я могу прямо сейчас попасть на землю. Я буду на аллее, которое находится возле Токийского университета.
-Тогда там и встретимся.
Собрав нужные вещи, я вышла из квартиры, которую арендовала на несколько дней, и вызвала такси, так как мой дом находился на другом конце города.
Через некоторое время такси остановилось возле входа на аллею. Заплатив за проезд, я направилась ко входу.
На одной из скамейки сидел парень. Его руки были сжаты, а глаза смотрели себе под ноги.
Подойдя ближе, в парне я узнала Нейджи.
-Привет, - поздоровавшись с ним, я присела рядом.
-Так что там с Хинатой?
А я думала, он спросит, откуда я его знаю, но это не важно.
-Я подруга Хинаты, и мне тяжело видеть, как Учиха над ней издевается. Я хочу, чтобы ты забрал её обратно на Небеса. Там ей будет намного лучше, да и она давно хотела вернуться. Ты ведь можешь её забрать?
-Мне надо поговорить с Советом.
-Мы не можем так долго ждать. И кроме того, Совет нам не даст разрешение.
-А что ты предлагаешь?
-У меня есть план...
Рассказав всё, что я приготовила, Нейджи поблагодарил меня и быстрым шагом направился по адресу, который я ему написала.
Посмотрев на часы, я решила, что пора уже и мне выйти на сцену, которая находилась в доме Саске.
Может, это был грубый способ, но только так я смогу заставить Саске любить так, как надо...
EPOV Иу

-Саске, скажи мне.
-Да. Я люблю её.
После ответа брюнета на лице Иу появилась лёгкая улыбка, хотя на глазах застыли слёзы.
-Тогда я помогу тебе, но обещай мне, что добьёшься любви не таким способом, каким ты привык, а нормальным.
-Зачем тебе помогать мне и Хинате?
-Я сама точно не знаю, но чувствую, что должна помочь. Ну да ладно. Пойдём, - Иу схватила Саске за руку и потянула к выходу, оставляя Итачи одного.
Когда они выбежали на улицу, Иу попросила Саске отвезти их в Токийский университет. По её мнению, там есть одна щель между мирами, которая может помочь избежать угрозы, а вот когда они попадут туда, то надо справиться очень быстро, так как лимит на то, чтобы продержаться там, очень мал.
Местоположение Хинаты девушка знала.
-Останови здесь, - попросила девушка.
Они остановились напротив поля. Выйдя из машины, Саске пошлё за Иу, которая уверенно шагала в центр поля.
Резко остановившись, Иу оглянулась по сторонам и убедилась в том, что никого нет.
Протянув руку Саске, Иу стала что-то чертить ногой.
-Дай мне свою руку и закрой глаза. Будет немного больно, но боль быстро прой...
Дальше Саске ничего не слышал. В глаза ударил яркий свет, а тело будто бы лишили сил, но потом стало гораздо легче, а яркий свет стал смягчаться.
Когда всё закончилось, Учиха приоткрыл глаза. Он находился на поле. Вот только это поле было белым, как будто снежным, но холодно не было.
-Саске, - послышался голос Иу за спиной. - Иди вперёд и не оборачивайся.
Послушав её, парень сделала первый шаг, а за ним другой. Так медленно, но верно, они остановились возле небольшого домика.
-Открой дверь. Хотя нет. Подожди. Я это сделаю.
Обойдя Саске, девушка слегка приоткрыла дверь, но тут же её закрыла.
-Что там? - спросил Саске.
Повернувшись к нему спиной, Иу загородила дверь.
-Иу, дай мне пройти, - попросил Учиха. - Иу. - Уже с нажимом сказал он, но девушка стояла на месте. Не вытерпев, Саске оттолкнул девушку от двери и открыл её...

Продолжение следует...

0

65

Глава 20. Часть 1.
Падение Небес.
Открыв дверь, Саске замер от увиденного. На белоснежной простыне были большие пятна крови, на которых лежала девушка. Её голова свисала вниз, а рукой она прикрывала рану на животе. Её глаза были немного приоткрыты, а дыхание становилось всё медленнее и медленнее.
Для Саске всё казалось нереальным. Как бы он не заставлял своё тело двигаться, но оно будто бы пустила корни в пол. Тут он почувствовал лёгкий толчок и увидел бегущий силуэт Иу к Хинате.
Подбежав к Хьюге, Иу оторвала кусок ткани и перевязала ей живот.
-Саске, -крикнула девушка. -Иди сюда.
После её крика, Учиха сделала несколько медленных шагов, но потом рванул к Хинате. Приподняв её, он слегка ударил её по щекам, но девушка не реагировала. Пульс становился всё медленнее, а дыхание всё тише и тише.
-ХИНАТА, ОЧНИСЬ! -Крикнул Учиха, но на его слова девушка не отреагировала. -Хината, -он прижал девушку к себе. -Прошу, скажи мне что-нибудь...Прошу, скажи мне что-нибудь...
Саске уткнулся в макушку Хинаты и сильнее её прижал. Вокруг них начал образовываться чёрный дым. Это был дым Саске.
Иу и раньше видела дым, который обволакивал парня, но сейчас этот дым был каким-то странным, наверно. Он словно не защищал, а закрывал их. Он закрывал его боль.
Сейчас Иу чувствовала себя паршиво. Ведь это она виновата в том, что Хината находится сейчас в таком состоянии.
-Саске, -девушка дотронулась до дыма, но тут же отдёрнула руку. Посмотрев на больное место, она увидела ожог. Будто бы обожгла руку обо что-то горячее.
Дым стал ещё чернее, а в некоторых местах будто бы искрились молнии.
Ааааааа...-послышался дикий крик парня, и всю комнату за долю секунды заполнил чёрный дым.
Последнее, о чём подумала Иу, это то, что она совершила огромную ошибку. Потом она просто почувствовала боль во всём теле, и сознание медленно покинуло её.
FB.
POV Хината
Через некоторое время на меня упало тело Нейджи. Он тяжело дышал мне в шею, а его горячие ладони лежали на моём животе.
Так паршиво, как сейчас, мне никогда не было. Даже когда я с Саске, мне не было так плохо, как сейчас. Слёз уже не было, а тело просто безжизненно лежало под парнем.
Кожей я почувствовала, как брат слез с меня. В его взгляде не было раскаяния или сожаление за содеянное. Такое чувство, что парня просто-напросто подменили.
Встав с кровати, он натянул на себя штаны и вышел.
Приподнявшись на локтях, мой взгляд сразу же упал на стол, на котором лежал нож.
-Нет. - Сама себе сказала я. -Я не отпущусь до этого, -но тело само по себе встало и направилась к столу. Взяв рукоять ножа, я придвинула его к горлу, но тут сзади я почувствовала лёгкий толчок. Рука соскользнула и...Резкая боль в области живота и последняя мысль о нём...Может...Я влюбилась, но... Опять это непонятное "НО"... Как же мне холодно. Вот только, почему я так хочу, чтобы этот холод мне приносил чёрноглазый Дьявол, укравший моё сердце...
Эй, Саске, а ты знаешь, что я жалею лишь о том, что не сказала тебе три самых дорогих мне слова...Я не сказала тебе:"Я люблю тебя"
POV. Хината
FB.
улицы Небес были переполнены множеством ангелов. Они что-то покупали, обсуждали, спешили, но сегодня этот день изменит всё...
Продолжение следует...

0

66

Часть 2.
Внезапно тёмные клубы дыма исчезли, показывая Саске, который держал безжизненную девушку. С его глаз текли слёзы и падали на голову Хьюги. Даже находясь в таком состоянии, девушка выглядела прекрасно. Если бы не те кроваво-красные пятна на её одежде, то выглядело бы всё по-другому.
Положив аккуратно Хинату на кровать, Саске поцеловал девушку в лоб.
-Я скоро вернусь. Только сделаю одно дело. Ты меня только жди. -Сказав это, он распахнул чёрные крылья и вылетел из дома.
Сейчас в нём бушевал гнев. Гнев на всех жителей, которые спокойно жили, но больше всего, кто его злил - был Нейджи. На коже девушки парень почувствовал совсем другой запах, который явно не принадлежит ей. Этот запах принадлежал Нейджи. Даже если он в этом не уверен, то парень всё равно был взбешен этим ангелом, который забрал у него всё, что есть.
Приземлившись на поле, Саске внимательно посмотрел на кусты. Подойдя ближе, он раздвинул листву и увидел мёртвого Нейджи. Он лежал с перерезанным горлом, а с глаз, которые были широко открыты стекали слёзы.
Смотря на него вот так, сверху вниз, в Саске всё больше вскипала злость. Один жест его руки, как вместо тела лежали обгорелые кости.
-Теперь остался лишь город. И Небеса падут. - Сказав это, Саске взлетел и направился в сторону столицы.
***
-Хиаши-сама, -в большой кабинет влетела девушка .-У нас проблема.
-Что там?
-На западе была зафиксирована вспышка серого вещества, а неподалёку были найдены горелые кости. И по всей вероятности к нам просочились демоны с земли.
-Не смеши меня. Такого не может быть. Ты ведь знаешь, что...
Но не успел Хиаши договорить, как весь кабинет осветила яркая вспышка и звуки взрывов, но потом всё резко прекратилось.
Открыв глаза, мужчина обнаружил себя в развалинах. Его спасла реакция и крылья. Оглядевшись, он пришёл в шок.
Цветущая страна была похожа на поле битвы. Всё будто бы вымерло и развалилось. Где-то виднелся дым, а где-то тела, которые придавило обрушившимися зданиями.
-Да что же это? - В ужасе спросил Хиаши.
-ХИАШИ! - Послышался разъярённый крик Саске.
Обернувшись, мужчина замер. Он как будто увидел Дьявола. Хотя почему "как будто"? Сейчас Саске был похож именно на него. Глаза были залиты чёрным цветом, огромные крылья, вены, которые стучали по его вискам, длинные волосы, разорванная одежда, которая показывала прекрасное, но в то же время ужасающее тело.
-Я УБЬЮ ТЕБЯ!
Крикнув это, Саске растворился в воздухе и вмиг оказался позади Хьюги, но и тот не отставал от парня. Передвижения мужчин невозможно было выследить. Всё было происходило за доли секунд.
-Ха...Ха...Ха...-Тяжело дышал Хиаши. Раны на его животе кровоточили, а рукой он держался за оторванную руку.
-Неужели ты уже выдохся! - Смотря на него глазами, которые полны ненависти спросил Саске. -Это твой лимит?
Саске опять растворился в воздухе и оказался возле Хиаши. Мужчина уже решил, что сейчас настанет конец, но этого не произошло.
Обернувшись, он замер. Из старых и осевших глаз мужчины выпали первые слёзы.
Рядом с разъяренным Учихой стояла Хината. Он была одета во всём белом, а за спиной у неё виднелись пару крыльев, которые ей вырвали. Одной рукой она держалась за торс парня, а другой закрыла его глаза, шепча что-то на ухо. Из-под её ладони выпало пару слезинок.
-Хината, -дрожащим голосом произнёс Саске. -Мне сейчас очень больно...
-Я знаю, но скоро всё закончится. Скоро уйдёт вся боль.
-Ты мне обещаешь, - всё таким же тоном спросил Саске. -Ты ведь не бросишь меня?
-Нет. Теперь мы будем вместе... Теперь нам ничего не мешает...
Девушка взметнула вверх, держа Саске.
-...Теперь мы будем вместе...Мой милый Падший...
***
-Дедушка, -маленький мальчик лет 6 подбежал к старику, который сидел на качающемся кресле и читал какой-то дневник.
-Что, Саске?
-Дедушка, а что ты читаешь?
-А тебе интересно?
-угу.
Маленький мальчик удобно уместился на коленях старика и стал рассматривать картинку, написанную рукой. -Дедушка, так что это?
-Ммм, это принадлежало твоему дальнему родственнику, который жил задолго до тебя. Кстати, тебя назвали в честь него. Он изменил немало вещей вместе с его любимой женой.
-Да? А расскажи мне.
-Ладно. Это будет недолгая, но интересная и занимательная история, а всё началось с девушки, которая упала на землю...
-КОНЕЦ-

0

67

Автор: RossaVetroff
Бета: Чизури
Название: Бросая нимб к ногам
Дисклеймер: Масаши Кишимото
Жанр: Немного Дарк, Романтика, Ангаст,
Статус: в процессе
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Саске/Хината - основа + дополнительные
Размещение: с разрешением автора
Предупреждения: возможно ООС
От автора: слова от автора можно прочитать внутри самого фика
Саммари:Всего лишь туман, всего лишь новое место работы, всего лишь новый босс, всего лишь новая жизнь...

Поговорим с автором или ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ…
Дорогие читатели, я очень надеюсь, что вам понравится мое произведение. Предупреждаю сразу о нескольких вещах, чтобы потом не растрачивать мой скудный словарный запас:
1. Заранее прошу прощения у всех поклонников Сакуры. В моем фике она стерва, поэтому хочу, чтобы вы это знали заранее и не были так злы на меня, что я сделала ее такой.
2. Фик действительно длинный. Несколько глав у меня уже есть, так что буду выкладывать их постепенно, и если вам, конечно, понравится. Повторяю, очень длинный! Сама офигеваю от своей музы, но убить ее, извините, рука на поднимается…
3. Это мой первый ДЛИННЫЙ фанфик. Поэтому если есть какие-то недоговорки или неточности в произведении, которые я не заметила, говорите мне, пожалуйста. Я все исправлю!
4. Не в каждой главе будет присутствовать моменты любви и поцелуев Хинаты и Саске. Я постаралась сделать этот фик многогранным. То есть я хочу описывать внешность и обстановку, мысли девушки, действия, а не только зарождающуюся любовь. Этой любви будет много, но чуть позже.
5. И последнее. Умоляю, оставляйте комментарии! Я так стараюсь, чтобы вам понравилось, а все молчат… Просто ужас, как обидно получается, и моя муза перестает посещать меня. Поэтому от числа комментов зависит моя скорость написания фиков!
6. Фанфик писался очень долго и сначала без разделения на главы, поэтому каждая глава может кончаться очень... неожиданно =)
С уважением, ваша RossaVetroff!
Пы.Сы. Удивительно, пейринг Саске/Хината стал популярнее Саске/Сакура или Хината/Наруто.
Пы.Пы.Сы. Надеюсь, что после Предупреждений вы совсем не потеряли интерес к фанфу.

Глава I. Акулий притон "UKI"
Фигурка девушки терялась в хлопьях тумана. Туман лежал над городом уже около двух недель, как старая, дряблая, никому не нужная и разорванная в клочья шаль. Этот туман иногда напоминал птицу, древнего орла, доживающего свой век в плененном каменными глыбами, гордо именуемыми людьми, скульптурами и зданиями, городе. Воздух был пропитан влагой и сыростью, казалось, что белые многоэтажки и вычищенные дорогими средствами окна через мгновение окажутся в гниющем плену плесени и мха. Что стены, часто проглядывающие через пелену тумана, разукрасятся болотно-зеленым и тошнотворно синим цветами. Серое небо грязной простыней свисало, давило на головы живущих под ним людей. Дождь недавно прекратился, от него остались только озерки воспоминаний, разлегшиеся на асфальте в виде грязных луж. Время было настолько раннее, что в голубоватом небе еще доживала свой век луна, а центр города, удивляющий своей энергией и бешеным потоком днем, дремал. Нет, конечно, это нельзя было назвать сонным царством: визг дорогих авто, тихая перебранка двух ранних пташек-продавщиц, недовольное ворчание под нос какого-то офисного работника – все это в нужном количестве присутствовало. Но даже среди этих звуков, если хорошенько прислушаться, можно было услышать неуверенные шаги девушки на каблуках. Топ-топ, топ-топ… Она, а точнее, ее белоснежный шарф казался самым светлым пятном в этом мире. Шарф был похож на перистые облака, шифоновый, воздушный, необыкновенно длинный, летящий… При каждом шаге прекрасной незнакомки шарф взлетал ввысь за спиной девушки, превращаясь в ее крылья. Черные, прямые волосы до плеч ниспадали волнующим потоком из нежнейшего шелка. Такое же черное, как и волосы, пальто подчеркивало ее стройную фигуру. Черные брюки-клеш облегали длинные ножки. Кроваво-красные пояс, сумка и цветок, прикрепленный к воротнику пальто – все подчеркивало ее образ. Если бы не раздражительность окружающих, не безразличность всего мира к этой персоне, то все бы изумились, увидев на улице Токио эту удивительную девушку, похожую на парижанку. Но это никому не было нужно…
В серых глазах ее читалось беспокойство. Топ-топ, топ-топ… С каждым звонким шагом девушка все больше нервничала, теребила цветок на шее и дергала локон волос. Иногда сглатывала слюну, подергивала плечами, оглядывалась назад… Пару разочков даже остановилась, переводя дыхание. Даже самый неумелый психолог понял бы – она оттягивает момент, волнуется. Но почему? Какой же момент она так боится застать? Все стало понятно через несколько минут, когда девушка схватилась за ручку огромной, стеклянной двери, принадлежавшей исполинскому небоскребу. Над этой дверью, разрисованной с черными квадратами разной формы и размера, висела табличка, отполированная до яркости, чуть ли не затмевающего солнечный свет, которая гласила: «Understand», рядом с надписью размещался непонятный знак, состоящий из букв U, I, K. Буковки были совсем маленькие, переплетенные в какие-то непонятные узоры, но различались неплохо, нужно было приложить минимальные усилия, чтобы понять, что там написано.
Потянув на себя дверь, девушка открыла ее. Несмотря на всю тяжесть и неудобность этой двери, она открылась на удивление тихо, без лишних скрипов и кряхтений. Девушка впорхнула в здание и… неудачно зацепившись о порог, распласталась на мраморном черном полу.
-Боже мой, ну зачем я сюда приперлась? Дура, дура, дура! Идиотка ненормальная, корова глупая, - зашептала себе под нос гостья этого здания, собирая вещи, выпавшие из сумки.
-Хината? – женщина, подбежавшая к Хинате, которая все еще запихивала в красную сумку какую-то мелочь, выглядела необыкновенно уставшей и измученной. Под покрасневшими глазами залегли темные мешки, она постоянно моргала, как будто ей в глаза засыпали песок, в руках она сжимала несколько тяжелых книг и толстенную красную папку. Серый брючный костюм, пиджак и черная водолазка уже не скрывали образовавшийся кругленький животик. - Хината, зачем же ты так рано пришла?
-Куренай-сама! Здравствуйте, я пришла, как вы и говорили. На часах ровно семь часов. Я… Куренай-сама! Давайте я возьму папки. Вы же… Вам же нельзя! Шестой месяц, как никак, - подскочив с пола и чуть не распластавшись вновь, Хината попыталась вырвать из рук Куренай стопки бумаг, но та, сделав шаг назад, остановила девушку, взяв ее за руку.
-Хината… Я действительно сказала тебе приходить к семи? – после утвердительного кивка девушки, Куренай ударила себя по лбу и, покачав немного головой, продолжила. - Извини, Хинаточка, я ошиблась. Понимаешь, тут, чтобы уйти в декрет, столько оформить надо. И Итачи-кун не хочет отпускать… Очень привязался ко мне. Саске дурит, глупец маленький… У Гаары с Темари проблемы какие-то возникли. Еще эта конкуренция, новый выпуск журнала... Все напало в один момент, все специально ждали моей беременности.
Хината сразу заметила, что даже несмотря на всю усталость, Куренай выглядела радостной. Хотя, наверное, это и не удивительно, ведь протекающая так хорошо беременность у сорокасемилетней женщины – это повод для радости. Но, как бы то ни было, Хината чувствовала в этом здании себя не в своей тарелке. Все было недружелюбное, опасное, строгое, хищное… Эти непонятные имена, новое место… Хина пришла в это издательство только из уважения к Куренай, которая, как могла, старалась помочь ей с братом.
-Ох, извини, ты же ведь практически ничего не знаешь, а я тебе про каких-то людей рассказываю. Так, сначала расскажу тебе самое главное, остальное потом, по приходу в мой кабинет, а то в проходной разговаривать на такие темы неприлично. Самое главное: тебе нужно было подойти к девяти. Твою временную кандидатуру на мое место предложила сама я, и, соответственно, к тебе будут относиться лояльнее, чем ко всем остальным. Прием на работу будет проходить в кабинете Саске. За собеседованием будет наблюдать он же, правила у нас такие. Пойдем!
Куренай говорила все это, одновременно перебирая бумаги в папке. Хината содрогнулась от мысли, что ее будут загружать так же, как и женщину, стоящую напротив. Но уважение к данной персоне не давало уйти из этого здания. Да и деньги были далеко не лишними…
Как и следовало ожидать, в этом огромном небоскребе находилось столько отдельных кабинетов и маленьких комнатушек, что заплутать в коридорах, соединяющих все эти помещения, было невероятно просто. Куренай шествовала по этим самым коридорам как опытный полководец. Хината перебежками передвигалась за ней, боясь отстать хоть на метр. Вскоре, поднявшись на лифте на пятнадцатый этаж, они зашли в небольшой, но уютный, обставленный с душой кабинет. Это место можно было назвать одновременно и библиотекой, и храмом порядка, потому как огромное количество разноцветных и разнокалиберных папок и книг стояли в строгом порядке. В одном шкафу все было расставлено по алфавиту, в другом – по цвету, в третьем – по размеру… Что все это значило – Хината не представляла.
- Присаживайся, - Куренай указала на маленький серебристый диванчик, который стоял в углу комнаты. Маленький кофейный столик из темного стекла и серебра с узорными ножками располагался напротив этого самого дивана, а кресло, похожее на диван, находилось рядышком. Две стены комнаты были белые, одна серая, даже немного серебристая, а четвертая – черная. Хотя эта черная стена была практически полностью заставлена стеллажами, но, увидев черную стену, Хина немного удивилась.
Куренай уселась за свой громадный белый стол, похожий на белое облако, возле большого окна и выжидательно уставилась на девушку. Удобно расположившись на диване, Хината сказала:
- Куренай-сама, я… я, наверно, не смогу… Я в этом деле ничего не понимаю и сама компания большая для меня очень…
- Хинаточка, послушай меня. Ты будешь благодарна мне за это! Вам с Неджи сейчас очень нужны деньги. И что бы ты сейчас не говорила – я все понимаю. Я же прекрасно понимаю, что Неджи и так висит на волоске от увольнения. Он не сможет все тянуть на себе. Ты тоже умненькая девочка и должна понимать, что мое предложение – лучшее из всего остального. Тем более, прошу, не заставляй меня, беременную женщину, искать еще одну замену. Ты – лучший специалист в этом деле! Компания твоего отца уже давно бы развалилась, если бы не ты и твой брат, - женщина как могла пыталась уговорить Хинату.
- Я подумаю, попытаюсь. Только, пожалуйста, скажите мне, что если я уйду отсюда, вы не обидитесь на меня. Хорошо? Что если я, пройдя это глупое собеседование, поработаю около недели и уйду – я не буду в чем-то виновата.
-Ок`ей. Если у нас все так хорошо складывается, то давай-ка я тебе кое-что объясню. Возьми листочек, будешь все записывать, потому что у нас все ТАК запущено - мало не покажется, - Хината, скинув плащ и небрежно бросив его на спинку дивана, положила на колено свернутый вчетверо листик и, всецело окунувшись в рассказ Куренай, начала старательно выводить черными чернилами текст, который будет служить ей шпаргалкой. – Слушай и запоминай. Наш холдинг «UKI» состоит из трех частей: «Understand», «my KEY» и «Indigo». Не пугайся, я понимаю, когда я сюда впервые пришла, то у меня глаза были еще круглее твоих. Я сейчас все намного подробней опишу, и в этих путанных названиях ты будешь плавать как рыба в воде, - обворожительно улыбнувшись, Куренай продолжила. - Каждой частью, то есть, отдельной компанией руководит отдельный человек. Ну, или люди. Во главе «Understand» стоит клан Учиха. Самой высшей властью обладает Итачи, ниже на ступеньке располагается Саске. Они – крупное издательство, они – лидирующий на рынке печатный дом. Перейдем к компании «my KEY»… Руководители – Гаара и Темари Казекаге. Они поменяли фамилию, почему – не знаю. Вроде бы, это как-то с бывшем мужем связано. Но это не мое дело, я туда не лезу. И тебе не советую. Эти ребята имеют свой журнал. Гаара – руководитель, Темари – главный редактор. С третьим Большим Боссом ты знакома. Инузука Киба! Его прерогатива – новый интернет-поисковик. И интернет-журнал в придачу. Он работает один, без помощников. Отец его отошел от дел. - Закончив монолог, Куренай облегченно выдохнула. - Вроде бы все. Ты можешь посидеть у меня в кабинете, здесь и маленький холодильничек, и кофеварка, и маленькая ванная комната – можешь привести себя в порядок. Извини, я должна бежать, у меня еще работы невпроворот… Я подойду сюда в…, - Куренай подняла к глазам руку, на которой были надеты золотые тонкие часики, - в 8:30. Я скоро.
Не успела Хината опомниться, как Куренай скрылась за стеклянной темной дверью.

0

68

Глава II. Три кита и маленькие рыбешки

«Полтора часа… Боже, как я просижу все это время здесь, в этом душном кабинете? Нет, я ничуть не виню Куренай-саму за небольшую ошибку, она так устала, у нее столько незаконченных дел… Ладно, за это время пока приведу себя в порядок, ведь, проснувшись в четыре утра, я, чтобы не разбудить Неджи, одевалась практически наощупь. И нужно еще всю информацию по полочкам разложить, чтобы с этими Большими Боссами не напутать, а то потом проблем не оберешься»
Девушка, встав с удобного диванчика, сладко потянулась, как кошка протянув ручки-лапки. На этот раз аккуратно повесив черный плащ на вешалку, декорированную под хиленькое деревце, она расправила все складочки на брюках и подошла к окну.
- Весна… - в глубине кабинета стал быстро угасать тихий шепот Хинаты.
Дорогие стеклянные рамы, стеклопакеты скрывали звуки города, скрывали звуки природы, наступающей весны, но девушка знала, что за стеклом хлопают крыльями прилетающие из теплых краев птицы, полные зеленью трещат почки, журчит прорывающаяся из-подо льда вода.
Оставшись одна, Хина еще раз внимательно осмотрелась и еще раз удивилась обстановке этого кабинета. Он был стильный, убранный и практичный, но… какой-то негармоничный. Четыре стены, окрашенные в три разных цвета, были строгими и чрезмерно модными. Возле черной стены, располагаемой слева от входной двери, стояли три белых стеллажа, на стенах между ними висели светлые картины с непонятными геометрическими рисунками. Из общего стиля выделялись папки. Их было огромное множество, они были яркие, насыщенные, совершенно не похожие друг на друга. Возникло такое ощущение, что их недавно занесли сюда, и они принадлежат совсем другим людям. Белый стол и стул ему под стать стояли возле громадного окна в черной раме, белый ковролин и уже упомянутые диван, столик и кресло подчеркивали первоначальный строгий стиль.
Солнечные лучи зарождающегося солнца откликнулись в серых глазах девушки, окрасили в золотистый цвет бледную кожу, пробежали по столу, погладили хрустальную гладь зеркала. Хината радостно улыбнулась и подплыла к тому самому зеркалу, находящемуся на неком закрытом стеллаже. Притронувшись к зеркалу, Хина удивилась: оно было удивительно теплое. Дернув за краешек стеллажа, оказалось, что это и был тот самый пресловутый холодильник. На одной из стеклянных полок лежали разноцветные фрукты – зеленые яблоки, золотые апельсины, налитые лиловым цветом виноградины, белесые груши, золотисто-алые манго… Фруктовый рай! Девушка быстро схватила одно яблоко и впилась зубами. Сок цвета луны заполнил рот, а мякоть цвета солнца просто таки таяла на губах. Странно, в этом негармоничном кабинете она почувствовала себя как дома. Тот же запах луговых цветов, который еще с рождения поселился в душе, заполнял весь кабинет и опьянял счастливую девушку. Да, в данный момент она была счастлива, даже несмотря на небольшое смущение и некоторое неудобство. Хината была рада, что теперь хоть как-то сможет помочь брату, и тому, что она вновь будет заниматься любимым делом. Отказывалась сначала от этой работы лишь потому, что неуверенна в себе, но после того, как Куренай сказала ей про Кибу, Хината немного успокоилась. Хоть кто-то в этом акульем притоне родной и знакомый, не считая Куренай, конечно.
Краем глаза Хината следила за дверью, чрезмерно боясь, что кто-то, кроме Куренай войдет. Все-таки люди, которые здесь работали, совершенно незнакомые, а знакомство с ними в данный момент – не самое приятное занятие. Она даже помышляла о том, чтобы закрыть дверь на ключ, который соблазнительно висел в замке двери, но Хината сдержала себя. Не стоит так властно вести себя в чужом кабинете.
Кабинет был изолирован от всяческих звуков, доносящихся с нижних этажей даже в столь ранний час, поэтому в кабинете стояла тишина. Одинокий посетитель этого кабинета застыл сейчас в одной позе, думая, чем заняться. Монотонно накручивая черный локон на палец, девушка размышляла, составляла план действий. Во-первых, нужно вновь изучить свою шпаргалку насчет Больших Боссов; во-вторых, нужно обязательно привести себя в порядок; в-третьих, нужно составить свое расписание, чтобы хоть как-то ввести себя в новый ритм жизни. Дел было не так много, но каждое из них – действительно важное. Хината уже практически притронулась к двери ванной комнаты, как сонную тишину делового кабинета нарушила громкая мелодия мобильника.
-Здравствуйте, Куренай-сама, - быстро нажав на кнопку принятия вызова и поднеся к уху белый разрисованный синими и серыми красками телефон, ответила Хината.
В трубке звучал уставший голос Куренай:
-Хинаточка, забыла тебе сказать. Посмотри, пожалуйста, на стол. Видишь черную папку?
-Да, вот она, - взяв в руки папку, сказала Хината.
-Замечательно, это тебе в помощь, - в голосе явно послышалась улыбка. – Ознакомься, пожалуйста. Все, больше не могу говорить. Приду, как договорились.
Не успев сказать ни слова, в телефоне послышался сигнал сброса вызова. Девушка, тяжело вздохнув, посмотрела на часы и, предварительно перевернув телефон, взглянула на рисунок. На задней крышки мобильника синим и серым цветами была нарисована кукла. Тоненькое тельце, большие серые глаза, украшенное бантами синенькое платье. Красивая, искусная работа! Еще раз улыбнувшись этому рисунку, девушка бросила телефон в карман брюк и, подойдя к дивану и удобно расположившись на нем, открыла папку. Ожидания увидеть длинный текст не оправдались. На белых листах пестрили фотографии. Женщины, мужчины… Рядом с каждым фото располагался текст, его было немного, но девушка точно знала: текст содержательный, иначе Куренай не была бы Куренай. Хината, мысленно поблагодарив ее, окунулась в чтение списка главных сотрудников холдинга «UKI»:
«Дорогая Хинаточка, помня о твоей феноменальной забывчивости о лицах и именах, я составила для тебя этот список. Это самые важные люди, с которыми тебя придется общаться довольно долгое время. Здесь есть как хорошие люди, так и не очень. Ну что же, начнем, наверное, с самых главных представителей компаний, тех, кто уже здесь не работает, но их имена ты должна знать назубок. А то некоторые нехорошие люди могут тебя попрекнуть этим незнанием. Так же, так как у меня, наверняка, не хватит времени на полное объяснение, я тебя расскажу некоторые азы работы в компании и немного из ее истории. Начнем с работников холдинга.
Во-первых, это Огето Учиха, отец Саске и Итачи. Он - тот, кто создал весь холдинг, тот, кто собрал трех глав главенствующих компаний. Очень тяжелый человек, но справедливый. Имеет огромную сумму денег, создавал свой издательский дом «Understand» сам, практически с нуля. По натуре боец, но в данный момент лежит в больнице. Сильная болезнь подкосила его»
С фотографии на Хинату смотрели властные черные глаза старого, измученного жизнью, но не потерявшего свой суровый характер человека. Виски Огето были посеребрены сединой, но остальные пряди были угольного цвета.
«Во-вторых, это Ренто Инузука, отец Кибы, глава интернет-поисковика «Indigo». С ним ты, наверное, знакома. Хоть это было невероятно давно, но такого запоминающегося человека ты обязана помнить. Необыкновенно добрый человек. Жаль, что он ушел из жизни. Для нас это огромная утрата, для Кибы в особенности. Он умер от старости, около двух лет назад. Киба только недавно пришел в себя после его смерти. Ведь, как бы это странно не звучало, Кибу воспитывал только отец. И, надо заметить, воспитал его замечательным мальчиком»
Фотография была довольно потрепанная, старая, немного измятая. Человека, смотревшего с фото, Хината знала и знала хорошо. Мужчина, одетый в коричневый костюм и клетчатую рубашку, опирался на стену и обворожительно улыбался. Взлохмаченные русые волосы и ярко зеленые глаза – все это было так дорого сердцу Хинаты. Ей просто не верилось в то, что этого человека может не быть. Не верилось, что этот мужчина ушел, оставил земной мир.
«И третий главный кит, на котором располагается наш холдинг – Собаку но Маеми, мать Темари, Гаары и Канкуро, бывшая глава кампании «my KEY», самого модного журнала с девяностых и по сей день. Описания Темари и Гаары прилагается ниже, а вот имя Канкуро можешь даже не запоминать, этот человек никогда не появится ни в твоей жизни, ни в жизни компаний. Он сидит в тюрьме за воровство в особо крупных размерах. Маеми была неплохой женщиной, чем-то близкой по духу мне, хотя я намного мягче. Своих сыновей она воспитывала в жесткости, я даже не смею обвинить ее в этом, возможно, она действовала правильно. Темари – единственная девочка в семье и самая младшая, так как Маеми давно мечтала о девочке, Темари выросла немного избалованной, но не сказать, что она плохая, об этом позже. Собаку но Маеми хороший человек, но она скончалась. Что-то с сердцем. Всем ее очень не хватает, она держала наш коллектив в тонусе. Никогда не унывала, была строгой, деятельной. Ее сердечный приступ, приведший к смерти, по-моему, вызван разводом Темари, но там все немного запутанно. Если хочешь сохранить свое сердце, то лучше туда не лезь»
Хината перевела взгляд на фотографию. Женщина была красива. Песочные волосы, заплетенные в косу, холодные глаза, смотрящие так строго, что, кажется, они видят тебя насквозь, и загадочная полуулыбка на устах. Маеми сидела в кресле и, немного наклонив голову набок, улыбалась неизвестному фотографу.
«Что ж, перейдем к действующим Большим Боссам. Я буду рассказывать про них менее объемно, сама потом все узнаешь. Эта информация больше направлена на должности в холдинге, имена и лица, чтобы ты не запуталась.
Итачи Учиха – глава «Understand», не женат, но обручен на некой Шене. Характером похож на отца. Хитер, умен, красив, настоящий мачо. На него вешается некоторая часть женской половины нашего коллектива, но все предложения он отвергает. Ты его будешь видеть нечасто, он редко бывает в офисе, чаще в командировках. Или к Шене уезжает в Чикаго.
Саске Учиха – заместитель главы издательского дома «Understand», не женат, не обручен, в серьезных отношениях с кем-либо незамечен. Характером похож на отца, но несколько взбалмошен. Разные подружки, вечеринки… Не нагулялся еще малыш. Есть какие-то отношения с Харуно Сакурой, но отношения несерьезные. Возможны какие-то связи с Ино Яманако. На него вешается практически вся женская половина нашего коллектива, так как он красив, умен, богат и принимает множество нескромных предложений.
Киба Инузука – глава интернет-поисковика и интеренет-журнала «Indigo», не женат, не обручен. О нем ты, наверное, знаешь больше, чем я. Так что с ним знакомить тебя не придется.
Гаара Казекаге – глава журнала «my KEY», не женат. По натуре одинок, с ним очень трудно найти общий язык. Как я уже говорила, мать воспитывала его строго, поэтому он такой и вышел. Наглый немного. Он был намного раскованней и весел до ареста Канкуро.
Темари Казекаге – главный редактор журнала «my KEY», разведена. Капризная штучка, если честно, но все равно добра и мила, если найти подход. Думаю, у тебя это получится. Была замужем за Шанго Казекаге, после развода не захотела менять фамилию и заставила Гаару взять эту фамилию. Шанго – тот еще ловелас. Завладел молоденькой девочкой, влюбил в себя ее неокрепшее сердечко, а когда надоело – бросил. Ходили слухи, что он ее страшно избивал, а она разводиться не хотела, потому что любила безумно. У матери в момент развода из-за жалости к любимой дочери случился сердечный приступ. Жаль девочку, но сейчас она вроде как пришла в себя.
Суйгетцу – правая рука и помощник во всех начинаниях Саске, не женат. Если честно, то я его недолюбливаю. Очень скользкий тип, но один из друзей Саске. Он любит развлекаться, несколько раз приводил в свой кабинет продажных девок, выпивал… Хотя иногда из него и можно вытащить какой-то толк.
Сакура Харуно – секретарь Саске и Итачи Учиха, не жената. Но, так как Итачи часто отсутствует – секретарь только Саске. Сразу скажу, неприятная особа. Хвастается интимными отношениями с Саске Учиха, ходит на работу в очень откровенных нарядах. Никто не может ее приструнить, ведь чисто теоретически она подчиняется лишь Саске, а он не обращает на это внимание, а может, и смеется над ней втихомолку.
Ино Яманако – секретарь Темари и Гаары Казекаге, разведена. Хотя тот брак даже браком назвать нельзя, это так, побочная связь. Подруга Сакуры, близка с ней по характеру, но если Сакура работник так себе, то Яманако просто незаменима. В общем-то, как человек она неплохой, но плохое влияние Сакуры… Девочку нужно просто направить на правильный путь.
Наруто Узумаки – фотограф в журнале «my KEY», не женат, серьезных отношений не имеет. Друг Саске, но они совершенно разные люди. Наруто веселый, заводной, энергичный, способный в любую минуту прийти на помощь. Хороший человек, но немного… как бы это сказать… неудержимый. Загорелся одной идеей – и все, летит к ней на всех крыльях, ничего его не остановит.
Тен Тен – секретарь Кибы, его одноклассница. Ее ты тоже наверняка знаешь. Может быть, миллионы раз видела ее рядом с твоим братом, Неджи. Хорошая девочка, собранная, настойчивая. Да что я тебе рассказываю, ты сама все знаешь, вы же когда-то были лучшими подругами, а потом вас жизнь развела. Ну, вот она вас вновь и свела!
Ли – правая рука Кибы, отличный программист. С ним ты, возможно, не знакома. Неплохой человек, но… своеобразный. Но что мне-то говорить, у каждого свои тараканы в голове. Каждый к нему относится по-своему, поэтому про него говорить я ничего не буду. Когда с ним встретишься, все сама поймешь.
Шино – мой помощник. Про его семейное положение и вообще про него самого ничего не знаю. Он, мягко сказать, не разговорчивый. Молодой еще, все время музыку слушает, жвачку жует, без темных очков его еще никто не видел. Единственное, что он может сказать за день – это приветствие или прощание. Но, что касается его работоспособности, просто гений. Делает все быстро, точно. Никогда не замечала за ним промашки. Сакура в свое время пыталась издеваться над ним, но, несколько раз наткнувшись на стену полного безразличия, отстала. После этого я его начала уважать. Когда встанешь на мое место на время декретного отпуска, можешь положиться на него.
Сай – художник компании Учих. Очень… эксцентричный молодой человек, но рисует божественно. Вроде бы у него с Ино какие-то отношения, но, так как Ино начала проявлять активные действия в адрес Саске, то у них либо новая ссора, либо расставание. Не знаю, как ты к нему отнесешься. Может быть, он тебе как человек понравится, а может быть и нет. Посмотрим. Его мастерская на нулевом этаже, иногда он ко мне забегает. Так что ты его будешь часто видеть.
Вроде бы все, но я могла кого-то забыть. Надеюсь, что ты, все-таки, всех запомнила. Желаю удачи!»

0

69

Глава III. Час воспоминаний и черная дева пленения

Хината захлопнула папку и потерла руками глаза. Новые имена заполняли голову… Наличие таких стерв, как Сакура и Ино, не радовало и не вселяло в душу уверенность в себе. Как себя с ними вести – непонятно. Самое обидное – это то, что в тексте, написанном Куренай, явно прослеживалась надежда Куренай на то, что Хината должна «поставить на правильный путь» некую Ино. Что это значит – остается только гадать.
Про каждого человека в компании у Хинаты сложилось определенной мнение, в некоторых случаях не совпадавшее с мнением Куренай. Например, если Итачи сразу приглянулся девушке из-за своей строгости и определенных планах на будущее (имеется в виду его скорое свадьба), то мнение на счет Саске как о не нагулявшемся «малыше» Хината совершенно не разделяла. Прочитав строчки насчет этого «малыша» девушка сразу поняла – это наглый, распущенный так называемый «мачомен», который дурит девчонок. И его связи с Сакурой-стервой не дают ему много чести.
Темари и Гаара… Думая об этих персонажах, Хината оказалась немного в замешательстве. Не сказать, что они сильно понравились девушке, но она сразу почувствовала к ним положительную волну. Она даже не поняла, почему именно, возможно, из-за их тяжелого прошлого, их разлуки с дорогими людьми (Канкуро и Маеми). Возможно, проведя параллели с собой, девушка начала узнавать себя в их чертах.
Про основателей компаний девушка как-то не задумывалась, она смотрела на них скорее со стороны их детей, чтобы больше понять этих самых Больших Боссов. И про Ли она тоже старалась не забивать себе голову, сразу решив, что если Ли – друг Кибы, то это добрый и искренний человек.
Притронувшись в своей памяти к таким именам, как Киба и Тен Тен, на девушку тут же нахлынули воспоминания. Вспомнилась школа и все детство, проведенное в компании, состоявшей из четырех человек: Тен Тен, Киба, Неджи и сама Хината. Неджи и Киба были на два года старше девчонок, но даже разница в возрасте не могла помешать их общению. Оно началось еще в раннем детстве, лет эдак в пять. Потом они пошли все вместе в школу, конечно, в разные классы, но духовная связь между ними не прерывалась. Перед выпускным классом у Неджи с Тен Тен начала зарождаться симпатия, которая успешно живет и до сих пор. Между Хинатой и Кибой были сугубо дружеские отношения, но такой силы, что Хината иногда думала, что у нее два брата – Киба и Неджи. Но жизнь развела их. После выпуска Киба уехал из родной страны в Англию продолжать обучение на более квалифицированного специалиста. Неджи с Хинатой вплотную занялись компанией отца, но, сохранившие единственную связь, Неджи все еще поддерживает близкие отношения с Тен Тен, но Хината, как бы странно это не звучало, крайне редко с ней встречается. Непонятно почему, может быть, времени не хватает. Ни Хина, ни Тен Тен не противятся этим встречам, но, все же, они случаются крайне редко. А после произошедшего события Хината и думать забыла про Тен Тен… Случившееся событие – это смерть отца и сестры…

Мать Неджи, Хинаты и Ханаби погибла еще при рождении Ханаби. Больше всех повезло Неджи, он запомнил их мать еще живой. Хината была еще так мала, что лицо матери стерлось из ее памяти, не успев оставить след в ее сердце. Хиаши Хьюго очень переживал, но ради будущего своих детей открыл новый издательский дом, который он задумывал еще при жизни жены. Издательский дом «Нимб» был очень надежным, поэтому его популярность стала расти как на дрожжах. Вскоре он стал приносить большие деньги, которых хватало на достойную жизнь. Все было замечательно, дети подросли и сами стали работать в этом заведении. Так как Неджи и Хината наблюдали за работой отца все свою сознательную жизнь, то начали они свою карьеру довольно продуктивно, и все у них получалось в лучшем виде. Но полгода назад случилась трагедия, которая до сих пор заставляет Хинату рыдать ночью в подушку. 12 сентября 2010 года произошла автокатастрофа, в которой погибли Хиаши и Ханаби Хьюго. Поздно ночью Хиаши забирал Ханаби из гостей и, так как у той было день рождения, Хиаши разрешил ей сесть за руль. Девушка как раз недавно сдала экзамен на получение прав. Как назло, на пустой дороге появился грузовик с пьяным водителем за рулем. Возможно, умелый в вождении Хиаши смог бы вырулить и не столкнулся бы с грузовиком, но девушка испугалась, вследствие чего произошло столкновение. Машина загорелась в один миг, находящиеся в машине люди сгорели заживо.

Так выглядела сухая статья о смерти любимых людей на первых страницах какой-то газеты. Читая эту статью, Хината в тот момент слышала веселый голосок Ханаби, которая упрашивала отца сесть за руль и показать, чему она научилась в автошколе. Слышала, как отец радостно смеется и говорит: «Раз ты так просишь, то разрешаю, но сначала ты должна поцеловать меня». Слышала гулкий поцелуй сестры, видела руку отца, любовно треплющего по голове Ханаби. А потом все пропадало… Как будто красный туман, красная пелена застилала все. Только визг тормозов леденяще целовал кожу, покрывавшуюся мурашками, и огонь, жалящий виски, оставался в теле.
Неджи с Хинатой держались, как могли, но еще один удар пришелся по их теперь уже маленькой семье. Единственное, что осталось от отца и сестры, это компания «Нимб». Хината никак не ожидала такого удара в спину, но это случилось. Хиаши уже давно подготовил завещание, которая Хина видела своими глазами миллионы раз. В этом завещании все имущество (дом, деньги, компания) делились на троих детей (или на двоих, в данном случае). Но, как-то так случилось на оглашении завещания, что вся компания, и вся большая часть денег отходили какой-то Карин. Злые языки поговаривали, что это любовница Хиаши, но Хината с Неджи точно знали – Хиаши был верен своей жене до того самого страшного дня, 12 сентября. В момент оглашения завещания девушка не выдержала и упала в обморок. Минуты обморока – самые сладкие минуты в последние полгода. В эти минуты не чувствуешь боли за смерть близких, не чувствуешь боли за удар в спину, не чувствуешь боли от предательства. Ничего не чувствуешь. Была еще одна неприятная вещь. Эта вещь, конечно, никак не равняется с тем, что произошло, но, все же, это очень неприятно. Когда Карин взошла на пост главы «Нимба», Хинату уволили. Этого, конечно, стоило ожидать, но на посту оставили Неджи. По рассказам Неджи Хината поняла, что брат понравился этой распутной Карин и, если он откажет ей в отношениях, то она выкинет его на улицу. А денег иногда не хватало даже на продукты…
Хината очнулась от воспоминаний, когда телефон в кармане тихонько завибрировал. Смс, пришедшая на мобильный, принадлежала брату. Содержание ее было примитивным, но действовало на Хинату лучше любого антидепрессанта: «С добрым утром, сестренка! Желаю тебе удачи и успехов, порази этих зажравшихся акул своей красотой и эрудицией!» Улыбнувшись своим мыслям, Хината опрокинулась на спинку дивана и вновь взглянула на телефон. 8:00… Странно, час пробежал как-то незаметно. Возможно, это потому, что когда вспоминаешь что-то дорогое сердцу, то время начинает со скоростью песка убегать сквозь пальцы. Осталось лишь полчаса до прихода Куренай и час до начала собеседования.
Подойдя к зеркалу, Хината ужаснулась. Из зазеркалья на нее смотрело какое-то бледное чучело с обвисшими прядями волос, с размазанной тушью и съеденным блеском, в черной рубашке с неровными рукавами и в черных брюках, белый шарф висел неровно и неинтересно, во всем стиле не хватало некоторых деталей. Ох… нужно хорошенько постараться, чтобы вновь привести себя в порядок. Девушка стянула с пальто красный пояс и отстегнула цветок. Открыв дверь в ванную, Хината улыбнулась чистоте этого помещения. Куренай и на работе Куренай! Все совершенно белоснежное: душевая кабина, раковина, полы, стены, унитаз. Только стул, одиноко стоящий перед туалетным столиком с огромным зеркалом, был насыщенно алый. Все-таки, Куренай всегда правильно расставляет акценты. Девушка, держа в одной руке красный ремень с цветком, а в другой – сумку, опустилась на стул и, положив все предметы на столик, принялась наводить красоту.
Напевая незатейливую мелодию, Хината достала из сумки косметичку. Пара штрихов тут, пара штрихов там - и в ванной сидит настоящая королева. Девушка вообще не любила много косметики, поэтому ее косметичка была постыдно худа, но всей этой косметики с лихвой хватало на достойный макияж. Хорошенько повязав шарф, поправив рубашку и брюки, добавив пару акцентов в виде красного пояса и цветка на узел шарфа, девушка еще раз взглянула в зеркало и улыбнулась себе.
- Куренай, извини, что так… - в ванную ворвался какой-то парень с бумагами. Хината быстро развернулась на стуле и, увидев восторженный взгляд молодого человека, засмущалась. По фотографиям Хината узнала парня – молодой художник Сай. Он был красив какой-то болезненной красотой. Бледная кожа; большие, бешено блестящие глаза, под которыми залегли глубокие тени; коротко остриженные взъерошенные волосы, оттеняющие цвет кожи своей чернотой. Даже испачканный краской фартук не делал эту красоту пошлой.
- Удивительно, - прошептал он, когда отошел от первого шока. - Я должен это написать. Никогда не забуду этот момент: пустые стены белоснежного льда, похожие на саму жизнь, и сидящая посреди черная дева с белым летящим шарфом, как с цепью добра пленения. И из всей этой строгости и печали выделяются только красные капли крови на белой жизни, капли крови черной девы, страдающей от пленения и истязания добром… Замечательно. Придешь ко мне сегодня в десять вечера на нулевой этаж.
Дверь хлопнула, парень ушел, оставив после себя упавший лист бумаги и кучу недоумения у девушки. Что это было?

0

70

Глава IV. Шаг в белый двери террариума

- Сай? – в кабинете раздался голос Куренай.
«Ого, уже 8:30! Скоро начнется самое противное…»
- Хината, зачем прибегал Сай? Он тебе ничего не передавал? – в глубочайшем недоумении в ванную вошла черноволосая женщина в строгом костюме и с кругленьким животиком. Хината молча помотала головой и, отходя от шока, вскочила со стула. Немым жестом Куренай поманила Хинату за собой и вышла из ванной, девушка, еле передвигая ватные от страха ноги, рванула за ней. Все время Хината пыталась расслышать тихое бормотание женщины:
- Все будет хорошо. Ты, главное, не волнуйся. Но тебя ждет пара не очень приятных моментов… Там Сакура сидит возле кабинета и тебя придется немного посидеть рядом с этой акулой. Но не волнуйся, ее подколы и провокации – лишь дым, который разогнать не стоит большого труда.
Только сделав шаг из ванной, Хинату схватили за руку и потащили к выходу, над ухом слышался успокаивающий голос Куренай:
- Не волнуйся, просто тут немного поменялись планы. Саске вызывает тебя сейчас же, там какое-то совещание срочное будет после твоего собеседования, опаздывать ни в коем случае нельзя. Лучше уж прийти пораньше, чем опоздать.
- Но, Куренай-сама, я даже не знаю, что говорить, это мое первое собеседование! Я даже…
Куренай лишь строго посмотрела на девушку и сказала, что она все же рядом и, если что, поможет. Она, не выпуская руку Хинаты, поволокла ее к лифту, далее по каким-то огромным, роскошным коридорам, мимо разнокалиберных дверей, мимо картин и столов. Единственное, что заметила Хината сквозь свое волнение – это то, что каждый этаж был выполнен в своей цветовой гамме. Например, тот этаж, на котором располагался кабинет Куренай, был серебристо-перламутровый, а тот, на который они поднялись на собеседование, был отделан черным мрамором. Это было очень стильно и красиво, но тяжесть стен и сама атмосфера в компании давила на девушку и мешала ей сосредоточиться.
Хината еще с детства любила планировать все свое время и прописывать каждую минуту, придумывать темы и ответы на возможные вопросы, быть внутренне готовой к чему-либо. Несмотря на внешнюю хрупкость, слабость и вид внутренне слабого человека, Хината была сильной духом. Большое множество горя и боли, свалившиеся на еще маленькую головку, дали возможность повзрослеть маленькой девочке слишком рано. В данный момент у Хинаты возникло ощущение, что она балансирует на канате под куполом цирка – у нее не было ни плана, ни алгоритма действий, но на нее были обращены чужие, хоть и немногочисленные взгляды. Сейчас ее посадят на какой-то диван рядом с розовой акулой, потом ее затащат за ручку в террариум с удобно разлегшимся там толстосумом-ловеласом, который обязательно будет ужасно смазливым и злым, Хината уже заранее, не видя этого Саске, представила его кусачим дикобразом.
Пока в голове пролетали эти мысли, оказалось, что Куренай уже привела девушку в приемную. Эта комната была чуть поменьше кабинета Куренай, с черными стенами и полами, на которых висели или лежали белые ковры или картины. Белая мебель, белая стеклянная полупрозрачная дверь самого кабинета Учихи, белые оконные рамы – весь интерьер был как будто срисован с картинок из самого дорогого глянцевого журнала, хотя, наверное, именно из таких новомодных помещений и выходят модные тенденции. Но главным украшением этого кабинета были не ковры и картины, а девушка, сидящая за столом возле кабинета Саске. Миловидное личико девушки было раскрашено так, что из-под маски косметики не проступало ни одной естественной черты лица: яркий розовый блеск, делающий и так пухлые губы еще больше, угольно-черная тушь, насыщенно розовые тени, розовые напудренные щечки, серьга с розовым камнем в носу. Даже волосы, свисающие до середины спины, были розовые. Черное короткое платьице с таким вырезом, что кажется – все содержимое скоро вывалиться из корсета, черные босоножки на ОГРОМНЫХ розовых шпильках и полупрозрачные розовые колготки подчеркивали точеную фигурку. Она была невысокого роста, но длинные шпильки удачно компенсировали эту небольшую потерю. Сакура сидела на стуле, закинув ноги на стол и, монотонно покачивая ими, крутила в одной руке губную помаду, иногда проводя ей по губам и улыбаясь своему отражению в зеркале, стоящем на самом столе, рядом с ее ногами. В телефонной трубке, находящейся возле уха, безостановочно болтала еще одна девушка, истеричный крик которой можно было, хоть и с усилием, но разобрать в пустом тихом помещении.
Сакура была красива, это можно было сказать не кривя душой и несмотря на ее дурной характер. Главным отличием ее красоты от других красивых девушек были глаза, цепляющие за душу при одном столкновении с ними. Они были насыщенно зеленые, с какой-то золотой искоркой. Хината, надеявшаяся найти хоть несколько недостатков в ее внешности, и найти в себе нотки, превосходящие Сакуру, тут же отвела взгляд от девушки и, замявшись, устремила взгляд в пол. Внутренняя интуиция подсказывала, что Сакура – серьезный противник, которого следует опасаться. «Также», - противно пищала интуиция, - «ты от нее очень пострадаешь». Такой противник не гнушается и самых низких способов борьбы с конкуренткой, если, конечно, Сакура примет Хинату за конкурентку.
- Саске свободен? – не поздоровавшись, спросила Куренай. Хотя возможно со своими подчиненными Куренай всегда так общается. Она, хоть и очень милый и добрый человек, но суровости и серьезного отношения к делу ей не занимать. – Он говорил мне, что сможет принять нас, когда нам только это будет угодно. Но если собеседование затянется до девяти часов, то нам не поздоровится. Так он свободен?
Сакура дотронулась до своих губ указательным пальцем, призывая помолчать. Потом пару секунд вслушивалась в громкий голос, доносящийся из трубки, и, шепнув томным голоском: «Я перезвоню, дорогая», положила телефонную трубку на сам телефон.
- Ох, бедный мой Саске, работает день и ночь, как белка в колесе. Уже с самого утра у него эти собрания, совещания и собеседования. Никогда у него не хватает на меня времени, только по ночам, - надув губки, пожаловалась она. – Саске уже давно ждет Вас, Куренай.
То, что Сакура демонстративно не замечала Хинату, девушку даже не смутило. Ей даже стало намного комфортнее, хоть и она все время ощущала на себе тяжелый заинтересованный взгляд Сакуры. Хината сразу поняла, что Сакура специально создала свою игру и написала к ней правила, чтобы сразу выяснить какой человек. Странно, Хината не была чрезмерной скромницей и могла дать достойный отпор, хоть и очень редко прибегала к этому. Но сейчас ей так не хотелось вступать в конфликт, что она опять спряталась в своей чешуе, в своей раковине. Пусть лучше потом для самой Сакуры будет сюрпризом, узнай она про то, что Хината – крепкий орешек.
Куренай быстро подошла к белым дверям и одним движение руки распахнула их. Двери открывались внутрь и медленно, не стукаясь об стенку и не хлопая при закрывании. Куренай, улыбаясь, вошла в кабинет и, сжав посильнее на мгновение ладонь Хинаты, чтобы приободрить упавшую духом девушку, отпустила ее, принимая деловой вид. Хината тоже натянула улыбку, расправила плечи и попыталась принять вид спокойного и уравновешенного человека, хотя внутри у нее все тряслось от страха.

0

71

Глава 5. Дикобраз или Шагом марш в новую жизнь!

Кабинет был не очень большой, но вся правая от двери стена была сделана из толстого светло-серого туманного стекла. А маленькая дверка вела на балкон. Какой он был, девушка не увидела, потому что дверка была закрыта. Хотя, если бы она была открыта, все равно ничего не было бы видно, так как над городом все еще нависал туман.
-Здравствуйте, дамы. Это наша новая сотрудница? Замечательно. У тебя есть опыт работы? – Хината сначала опешила от такого быстрого начала собеседования. Потом, глянув на то, как к этому спокойно отнеслась Куренай, девушка собралась и начала уверенно отвечать на вопросы. Она попыталась закрыть глаза на то, что Саске едва удостоил ее взглядом, все так же не поднимая головы от листов бумаги. Она попыталась не обратить внимания и на то, что он сразу перешел на «ты».
-Да. Я около восьми-десяти лет проработала в издательском доме своего отца. Издательство «Нимб», - Саске, все время писавший что-то на листах бумаги, пристально глянул на Хинату. Девушка даже съежилась под таким проницательным взглядом.
– А что же ты тогда делаешь здесь? Неужели «Нимб» разорился? Или тебя выгнали за какие-то прегрешения? Воровство? Нет ли у тебя рекомендательного письма? Возможно, ты такой плохой работник, что собственный отец выгнал тебя?
- Я бы попросила бы вас попридержать… - вспыхнула, как пороховая бочка с зажженным фитилем, Хината. Ее, честного сотрудника, никогда не замеченного ни в чем подозрительном, этот незнакомый дикобраз смеет называть воровкой?! Ни за что, ни про что?! Тем более, она работала не просто в посторонней компании, а в компании ее отца! Да, возможно, он имел право спрашивать такие вещи, ведь он – один из владельцев холдинга, но делать это так бестактно! Тем более, если в дела ее семьи и «Нимба» лез посторонний человек, Хината раздражалась и сильно нервничала. Она бы такого наговорила, что ее бы выгнали поганой метлой из этого здания, если бы на помощь не пришла Куренай.
- Саске, она ушла из «Нимба» по личным причинам. Хинате не выдали рекомендательного письма, но я думаю, что оно и не понадобится. Так как я сама являюсь этим самым письмом, - на лице Куренай застыло выражение огромной почтительности и терпения к Саске. Она уже привыкла к тому, что Саске не тактичен и не умеет подбирать слова, что он разбалован до неприличия. «Но он имеет на плечах не глупую голову, что в наше время не так часто увидишь» - считала женщина.
Саске тоже уважал ее, поэтому на его лице появилась немного снисходительная к Хинате улыбочка, и он расслабленно кивнул.
-Хорошо, раз уж ты так яро встаешь на защиту, то я даже не буду испытывать ее. Пусть приступает к работе завтра же. Сакура подготовит все документы, хоть это и не в ее компетенции. Надеюсь, она не откажет, - последние слова были сказаны с саркастической ухмылкой на лице.
Женщины вышли из кабинета в полном недоумении. Даже Куренай, знавшая Саске уже не один год, нахмурила брови в раздумье. Хината так вообще была в полном непонимании ситуации. Много раз она видела, как отец выбирал кандидатов на многие должности в своей компании, и она никогда не могла представить, что в такой огромный холдинг, в несколько раз превышающий их «Нимб», можно так просто попасть. Один вопрос, язвительное замечание-нападение, и… все? Ты уже в компании? «Да ни в жизнь не поверю, что в «UKI» берут так просто!» - мысленно говорила себе Хината.
Сакуры не было на месте. На ее столе стыл когда-то горячий молотый кофе в черной чашечке с белым узором по краю. Хината еще раз огляделась и спросила:
- Эм… Мне завтра уже на работу выходить? А сегодня? Неужели уже домой?
- Да, Хината. Мы вечерком созвонимся, - улыбнулась Куренай. – Я тебе скажу, когда приходить, мне сейчас не до этого, дорогая. Извини, мне еще документы подготавливать. Можешь идти, Хинаточка.
- Куренай-сама, тут парень к вам забегал, художник Сай. Он сказал, чтобы я зашла к нему вечером. Я… не знаю, надо ли. И вообще… Если я не приду, он очень расстроится? Я вообще не хочу никуда идти, если честно.
- Знаешь, я бы советовала бы тебе все-таки прийти. Он, конечно, не очень обидится, но отношение к тебе у него изменится не в лучшую сторону. Хотя, это твое дело, можешь не идти, если тебе не очень важна ваша дружба. Мне пора, дорогая. Сама спустишься вниз? Не заблудишься?
Хината скромно улыбнулась и ответила, что сама доберется. Если честно, то она бы предпочла, чтобы Куренай довела ее до двери, но она понимала, что это глупо. Беременную женщину заставлять идти несколько этажей из-за прихоти маленькой трусливой девчонки. Лучше уж посмотреть, как тут все устроено, пока есть свободное время, чем искать входы и выходы, когда от тебя что-то требует начальник.
Распрощавшись, девушка вышла из приемной Саске и пошла к лифту. Лифт – стеклянная кабина на двадцать человек – был сломан, но его уже скоро должны были починить, так как пара человек в ярких куртках с засученными рукавами уже около получаса трудились в открытой кабине. Стеклянная дверь, ведущая на лестничную площадку, была плотно закрыта, но Хината, несколько раз толкнув ее плечом, открыла и вышла. На площадке было прохладно, и все помещение пропахло табачным дымом. Возле открытых окон стояли на маленьком столике пепельницы, в которых уже лежало немало окурков. Девушка чихнула - на табачный дым у нее была аллергия. Она начала спускаться вниз, на этаж кабинета Куренай, чтобы забрать свои вещи, и попутно оглядывала всю площадку. Лестницы были покрыты коричневой керамической плиткой, а все стены были цвета только что распустившихся молодых листьев. Странно, девушка вдруг улыбнулась и поняла – скоро начнется ее новая жизнь!

0

72

Глава VI. Два защитника с изумрудными и небесными глазами

Я спустилась вниз, за своими вещами в кабинет Куренай. Дверь, к моему великому счастью, была не заперта. Мне так хотелось побыстрее оказаться дома или хотя бы позвонить Неджи, чтобы поделиться с ним такой замечательной новостью, что я залетела в кабинет, будто на крыльях. Я весело улыбалась, как маленький ребенок, мне даже стало неловко за то, что внутри меня появилась такая легкость и радость лишь потому, что меня взяли на работу. Я вообще люблю анализировать свое поведение и свое настроение, но сейчас мне стало так радостно, что я не могла ни о чем думать. Никогда не представляла, что буду так радоваться обыкновенному устройству на работу! А ведь я даже не хотела сначала идти, глупая…
Я залетела в кабинет, сверкая как начищенный самовар, и даже не заметила, что в кабинете кто-то был. Когда я увидела двух молодых людей в красивых дорогих костюмах, я очень смутилась, ведь я здесь еще никто, и меня могут запросто выкинуть отсюда, что я не имела никого права так вламываться в чужой кабинет, хотя он скоро может стать моим. Один парень разлегся на серебристом диване, а другой расположился на кресле Куренай. М-да, они ведь ведут себя в чужом кабинете как дома! Но поняв, кто это, я обрадовалась еще сильнее и чуть ли не бросилась на шею к парню, сидящему в кресле. Это же Киба, мой второй Большой Брат, оберегавший меня от чересчур настойчивых поклонников и воздыхателей в школе. А он совсем не изменился, разве что похорошел! Угловатость подростков его уже покинула, волосы были все так же немного взъерошены, под черным расстегнутым пиджаком с белой рубашкой и черным не туго завязанном галстуком безошибочно угадывался накаченный торс, а глаза сочно зеленого цвета сверкали тем же заводным огнем, что и в далеком прошлом. Увидев его, я поняла, как за это долгое время я по нему соскучилась! Киба сначала на меня посмотрел без особых эмоций и уже был готов спросить, кто я такая, потом вдруг вскочил и, перепрыгнув через стол, подбежал ко мне.
- Не может быть! – он меня обнял, затем крепко схватив за талию, приподнял над полом, как это делают с маленькими детьми. Я звонко рассмеялась. Как же от него приятно пахнет новым одеколоном и ушедшим прошлым! – Не может быть! Хината!
- Да, Киба! Да! Я уж испугалась, что ты забыл меня, - чмокнув его в специально подставленную щеку, сказала я. Он опять обнял меня за плечи, но я, вспомнив, что мы в этой комнате не одни, залилась румянцем. – Киба, ты не боишься того, что подумает твой друг? Еще подумает, что у нас любовь, как думали все в школе!
- Да этот друг сам не против пообниматься с такой девушкой, как ты! Хината, познакомься, это… - Киба, придерживая меня за талию, показал на вскочившего с дивана молодого человека. Он, в отличие от Кибы, не был одет в костюм. Его янтарные волосы цвета золотой пшеницы были взъерошены еще больше, чем у Кибы, а в ярко голубых, как небо в погожий летний день, глазах сверкал озорной огонек. Он был одет в оранжевую с больший солнцем посередине майку, в кремового цвета брюки и расстегнутую рубашку с завернутыми рукавами, на его шеи весело украшение из огромного клыка какого-то животного и большой профессиональный фотоаппарат. Он вскочил с дивана, вытянулся по струнке, заинтересованно оглядывал на меня, оценивая глазом сразу достоинства моей фигуры и лица, и так искренне улыбался, что в моей груди что-то щелкнуло, и я как будто задохнулась воздухом. Слишком много для сегодняшнего дня потрясений и радостных моментов, наверное… - это Наруто, наш гениальный фотограф, способный сделать из любой барракуды настоящую цыпочку!
- Мне очень приятно, Наруто, – я мило улыбнулась и протянула руку для рукопожатия. А Наруто вместо того, чтобы вежливо пожать руку, взял ее и галантно поцеловал, смешливо поклонившись.
- Что же это за солнце заглянуло в наше неприветливое гнездышко? Неужели среди этого тумана есть еще милейшие солнечные лучики? – за долгое время я вновь услышала комплимент и, зардевшись, отвела взгляд. Киба и Наруто, заметив это, весело захохотали, но не издевательски. И я вновь, как в старые добрые времена, почувствовала себя маленькой девочкой под защитой взрослых и симпатичных парней.

Насмеявшись вдоволь, Киба спохватился и усадил меня на кресло Куренай, сам присел на краешек стола, а Наруто опять плюхнулся на диван, но уже гораздо скромнее, чем до моего прихода.
- А ведь действительно, солнце, что же ты пришла в нашу компанию? Мое самолюбие предполагает, что ты пришла навестить меня, но я думаю, что это не так. Так зачем же? – полюбопытствовал Киба.
- Ну… Не знаю, как вам понравится эта новость, но… Я буду здесь работать, - почему-то вновь засмущавшись, сказала я. Да что же это такое? Почему же я так часто смущаюсь рядом с этими парнями? Кибы мне стесняться было нечего, а вот Наруто… Давно я так не относилась к парням… Почему-то на меня вдруг нашел страх, что Киба или Наруто не захотят, чтобы такая глупышка, как я, здесь работала. Чертовы комплексы!
- Ура-а-а! – вскричал Киба, и краем глаза я заметила, как Наруто широко улыбнулся и сделал движение похожее на знак «Yes!». – Наконец-то в нашем акульем притоне появиться одна маленькая и невинная рыбка, которую я могу вдоволь защищать. Приветствую тебя в нашем недружелюбном, полном интриг и служебных романов улье, сестренка!
Наш разговор ни о чем, приправленный несколькими смешными шутками Наруто и дружеский атмосферой, шел около пятнадцати минут, потом Киба глянул на часы, смачно стукнул себя по лбу и сказал, что им с Наруто срочно, просто кошмар как срочно, нужно бежать. Наруто тоже глянул на часы и, подскочив, понесся к двери, напоследок помахав мне рукой и отпустив несколько комплиментов в мой адрес. Киба тоже рванул за ним, но перед этим нежно поцеловал меня в щеку и сказал:
- Мы обязательно должны встретиться сегодня вечером! Я приглашаю тебя в ресторан, отказы не принимаются! Деньги можешь даже не брать, понятно? Иначе… - шутливо пригрозил мне кулаком он, а я также шутливо округлила глаза и прикрыла рот ладошкой.
Когда парни удалились, я тоже решила не задерживаться, потому что мне совершенно не хотелось встречаться с кем-то еще. Мне было очень приятна эта встреча, так приятна, что у меня с лица не сходила улыбка, и я все время глубоко вздыхала, чтобы немного успокоится и не закричать от радости. Но я чувствовала, что следующая встреча уже не будет такой приятной, поэтому я, чтобы не омрачать свое великолепное настроение, побыстрее схватила сумку и выбежала из здания.
Туман рассеялся, и черты наступающей весны начали проявляться все четче и четче. Солнце уже начало приятно пригревать, и я даже не одела пальто, только оставила шарф, чтобы выглядеть более элегантно. На душе было так спокойно и умиротворено от наступающей весны, моего любимого времени года, что домой идти не хотелось, а захотелось посидеть где-нибудь в маленьком кафе с плетенными стульями и вкусным кофе. Если сначала я рвалась домой, то потом посмотрела на всю ситуацию свежим взглядом. Вот куда я пойду, и смысл идти домой, если Неджи сейчас все равно на работе, а позвонить ему можно и из какого-нибудь милого укромного местечка? И опять я укорила себя за свою глупость, но в этот раз с какой-то добротой…
В городе было огромное множество кафе, они росли как грибы после дождя, особенно в это время года: сейчас все люди отходили от зимней спячки и стремились, как я, быть ближе к весне. Я остановила свой взгляд на маленькой кафешке под названием «Coffee&Love» и, присев за один из свободных столиков на улице, заказала большую кружку горячего шоколада и кусочек лаймового пирога. Когда принесли заказ, я взяла в руки горячую кружку, чтобы согреть ладони, и погрузилась в размышления.
Нужно при новой встречи с Куренай поблагодарить ее как следует за то, что она устроила меня на эту работу! Неужели я, наконец, работаю? Только теперь я поняла, как мне этого не хватало! Наконец-то я буду не сидеть дома и, лежа на постели, рыдать по утерянному счастью и по пропавшей надежде. Я буду ходить, заниматься делами, общаться с людьми – все что угодно, лишь бы выбраться из моей депрессии. Почему же я до этого ничего не понимала? Какая же я глупая… Бедный Неджи – тащит на своих плечах обузу-сестру, которая только убирается, как домработница, и плохо готовит. Я еще хотела отказаться от этой работы… Глупая, неужели я могла быть такой глупой! Каждая секунда, улетающая в пропасть времени, приводила меня в чувства. Все восемь месяцев моей жизни выкинуты в мусорную корзину. Как так получилась? А сейчас возникло ощущение, что я была в обморочном состоянии, а мне под нос поднесли нашатырь. «Я очнулась, я жива, я не похоронена на городском кладбище, я тут!» - хотелось вскричать мне.
Тогда 12 сентября у меня как будто отняли жизнь. У меня отняли мою любимую сестренку, ту, чья улыбка встречала меня каждое утро и освещала весь следующий день, заставляя жить в этом жестоком мире, которого я боялась до дрожи в коленях. У меня отняли моего отца, который поддерживал меня за руку, когда я училась жить, который мог одним своим взглядом заставить меня сделать что-то нужное, но неприятное. Сколько раз я благодарила его за это! У меня отняли мою работу и «Нимб», который рождался на моих глазах, который жил и боролся даже в самые трудные времена, который являлся частью меня, моим братом и моим ребенком одновременно. Я потеряла всякую опору, у меня вытащили почву из под ног, встряхнули мир, вывернули мою жизнь на изнанку. А я сдалась, постыдно спряталась в своем коконе, за спину брата, который был ранен не меньше меня и шел по жизни с тяжким грузом ответственности, который продал свою гордость и уважение к себе, лишь бы заработать денег, продал этой паршивке Карин, а я… Нет, этого больше не будет! Я буду стараться, буду биться! Буду работать, не покладая рук, буду делать все, что мне прикажут! Буду добывать деньги, чтобы вновь выкупить мой «Нимб», чтобы снять с плеч брата тяжкое бремя. Буду делать все и добиваться, буду пытаться не обращать на такие презрительные взгляды, какие кидает на меня Сакура. Я должна, я обязана! Сейчас, сидя в этом кафе, я корю себя за то, что семь месяцев сидела и ничего не делала. Неужели я была такой дурой?!
Вскоре, еще немного себя мысленно отхлестав по щекам, я встала из-за стола и, оплатив небольшой счет и недолгое время подождав автобус на остановке, залитой солнцем, поехала домой.

0

73

Глава VII. Самый веселый и грустный ужин с братом

- Неджи, привет, - в ответ на мой звонок в трубке раздался приятный негромкий голос брата. – Да, братишка, я порвала там всех, и меня, вооруженную канцелярским ножиком и ножницами, взяли на работу! – в трубке послышался смех и одобрения. - Неджи, а ты когда сегодня приедешь? Так поздно? Да нет, ничего, просто я хотела успеть тебя увидеть перед тем, как поеду в ресторан. Да ладно тебе, не возмущайся, меня Киба пригласил. Ох, как ты бурно радуешься! Да, я обязательно приглашу его на ответный ужин к нам домой. Занят? Ну хорошо, тогда пока!
Я нажала кнопку сброса и взглянула на часы. Одиннадцать часов утра! С Кибой мы договорились встретиться в шесть часов вечера, а других дел у меня не было. Тут в голове у меня что-то щелкнуло, и я вспомнила про художника Сая, бледного и черноволосого… Мы должны с ним встретиться в десять… Ох, как поздно! Это во сколько же я домой вернусь? Я так давно не задерживалась допоздна, что и забыла, как это – идти одной по темноте, стоять на остановке ночью, вглядываться в номера автобусов… Может быть, не идти? Но сейчас я не в том положении, чтобы выбирать. Мне не хочется нажить себе еще одного врага в лице Сая. Весь вечер забит под завязку, а сейчас я совершенно свободна! Хотя…
Вылизав всю квартиру и приготовив еду для Неджи на вечер, на меня вдруг нахлынул сон. Так потянуло в постельку, под теплое одеялко, на мягкую подушечку… Хотя это и не удивительно, я сегодня проснулась в пять часов утра, что для меня очень необычно. Я завалилась на диван и, закрыв глаза, начала думать о чем-то хорошем, например, о моем прошлом, и вскоре я уже провалилась в темную воронку сна.

Хорошо, что я хоть додумалась поставить будильник! Уборку и все остальное я закончила в час дня, а сейчас уже без пятнадцати пять. Еще немного, и за мной приедет Киба, а я даже не приготовила платье, не накрасилась, не сделала прическу, да я ничего не успеваю! Что же за день такой бешеный?! Утро началось в огромной спешке, потом час беспробудного волнения, радостная эйфория, приятное знакомство, и… еще больше спешки?! Нет, я отказываюсь жить в таком бешеном ритме! Если еще считать, что сегодня я вернусь не раньше одиннадцати, то сегодняшний день можно смело записать в список самых нервных дней!
Я спрыгнула с дивана, и покидав все постельное белье в бельевой шкаф, даже не пытаясь сложить, побежала к гардеробу. Вещей у меня было немало, все осталось от той, прошлой жизни, когда я еще работала под боком у отца и получала немалую заработную плату. Хотя многие платья уже чуточку истрепались, но в моем случае мне выбора не оставалось. Вытащив из шкафчика серебристо-серое облегающее платье с неглубоким вырезом и белый шифоновый шарф с блестящей оторочкой по всему периметру, я быстренько напялила на себя и, улыбнувшись своему отражению в зеркале, побежала делать макияж. Как всегда, я не стала делать из себя разрисованную куклу и нанесла лишь прозрачный ярко поблескивающий блеск и сверкающие тени для глаз, немного туши и капельку румян, чтобы не выглядеть бледной вампиркой. С прической я не слишком замарачивалась, так как волосы у меня были недлинные, всего лишь до плеч или чуть пониже, я всего лишь немного подкрутила их щипцами. Для выбора аксессуаров мне потребовалось больше времени… Я могла либо одеть множество серебряных металлических браслетов на все руки и серебряную цепочку с небольшим кулончиком, либо черную длинную жемчужную нить с черными сережками в комплекте. Я минут десять примеряла на себя то одно, то другое, и мой выбор пал на черные бусы с серьгами. Это было более практично и элегантно, тем более черная сумка и туфли были бы не очень кстати, одев бы я цепь. Удивительно, я собиралась наспех, бегала по дому как угорелая, не делала нечто громадное у себя на голове и все равно была готова лишь через час. Странно… Неужели я такая копуша? Но, в конце концов, я взглянула на себя в зеркало и увидела довольно симпатичную молодую девушку лет двадцати-двадцати трех. То, что мне было уже двадцати четыре, меня не волновало, не такая уж я и старая. И не смотря на мои всевозможные комплексы, я готова была сказать – я обаятельная и милая.
Киба заехал за мной вовремя и преподнес роскошный букет из белой сирени. Да, цветы были недорогие и не пафосные, как розы, но я их до смерти люблю, люблю их свежий, пробуждающий в груди какое-то весеннее настроение надежды запах, который щекочет нос своей сладостью и тут же исчезает. Я всегда любила сирень, так же, как и весну. Я сразу почувствовала к Кибе то самое сестринское чувство любви, подбежала к нему и, нежно поцеловав его в щеку, уставилась на огромный, просто громаднейший букет цветов как маленький ребенок на разноцветный леденец.
- Привет, Ки! – вспомнила я его детское прозвище. – Ты, оказывается, сильно изменился! Сколько тебя помню, столько ты опаздывал, а теперь!..
- Да я сейчас опаздываю, - беспечно махнул рукой он, - просто сегодня особенный день! Ради такой девушки можно бросить все свои скучные дела и примчаться! – Ки взял меня за руку и раскрутил, любуясь на мой внешний вид. – Какая же ты у меня красивая! Не относись я к тебе, как к сестре, я бы сто процентов влюбился! Пошли в машину, сейчас еще не лето и прохладно.
Мы сели в темно-синий дорогой автомобиль и, весело шутя и переговариваясь, отправились в ресторан. Когда мы подъехали, то у меня отпала челюсть.
- Ки! Ты совсем с ума сошел! Да тут один кофе стоит дороже, чем мое платье! Киба, я не могу до такой степени рассесться у тебя на шее, ведь я действительно не взяла ни капельки денег, только на автобус! – я была просто в шоке - этот сумасшедший привез меня в один из самых дорогих ресторанов! Говорят, что в самом помещении находишься, как в музее. Везде висят дорогие гобелены, картины, статуи и золотые украшения.
- Ты забываешься, Хината. Я же теперь Биг Бен!
- Биг Бен?
- Ну да, у нас в компании так Больших Боссов называют. Эх, нужно тебя еще ввести в курс дела в компании, «ху из ху», так сказать.
- Меня Куренай уже посветила в некоторые аспекты вашей жизни!
- Какая быстрая, - покосился на меня Киба и, взяв под руку, пошел ко входу.
Ки завел меня в здание, и у меня от обилия роскоши закружилась голова. Красные шторы, позолоченные потолки, начищенный паркет, репродукции картин, алые ковровые дорожки, официанты в белых рубашках и бардовых сюртуках с белоснежными улыбками, классическая музыка… Я ни разу не была в таком роскошном ресторане! Мы с Ки прошествовали к самому дальнему столику, чтобы была возможность пообщаться в тишине. Нам тут же принесли меню, и Ки, заметив на моем лице растерянность, стал советовать, что заказать. Я внимательно прислушивалась к советам, пытаясь не смотреть на цены, иначе моя совесть вскипит еще сильнее. Мы заказали розовое вино, тигровых креветок в сливочно-грушевом соусе, парочку снежных крабов и настоящий малиново-банановый шербет.
- Хината, сколько же мы с тобой не виделись? Около пяти лет, так? – начал разговор Ки. Я видела по его глазам, что он очень хотел узнать, как я жила все эти годы. Да если честно, я сама сгорала от любопытства к его жизни.
- Да, Киба. За это время все так изменилось! Как же ты стала Биг Беном? Ты же всегда ненавидел работу отца, отпирался от нее руками и ногами!
- Когда отец умер, у меня просто не осталось выбора… просто его не было, - глаза Кибы сразу же налились грустью. Я тут же спохватилась и уже хотела извиниться и поменять тему, как он вдруг как с цепи сорвался. Начал говорить и говорить про своего отца, как нашел его мертвым в своей постели, как ему было тяжело, как он скрывал слезы на похоронах Ренго, сколько усилий требовалось, чтобы достойно вступить на роль одного из глав холдинга. Он говорил и говорил, захлебываясь словами, и смотрел на меня, как мальчик на единственного человека, способного его защитить и понять. Хотя, наверное, так и было.
- Бедный ты мой… - мне вдруг остро захотелось прижать его к груди и поцеловать в нос, как это делала моя мама. Эх, наверное, и у меня материнский инстинкт заиграл. – Долго ты ждал того человека, который сможет тебя выслушать, Ки. Ты же понимаешь, что Ренго теперь на небесах, что ему хорошо и он ласково смотрит на тебя оттуда и улыбается.
- Да, Хината, ты права. Как же мне не хватало тебя! И… извини меня, пожалуйста… Я так все на тебя вывалил. Просто накипело, понимаешь?
- Я понимаю все лучше, чем кто либо, - прошептала я. Тут сердце защемило и гулко застучало в груди. – Я… у меня… тоже…
- Что случилось? Кстати, как там Хиаши-сан, Неджи и Ханаби? Я должен к ним зайти, поздороваться и напомнить о таком славном малом, как я.
- Неджи звал тебя. Сказал, что если не придешь, то он оторвет тебе уши. А вот чтобы поздороваться с папой и Ханаби, нужно очень постараться, - грустно усмехнулась я. – Они уже… ушли, - Киба как раз решил отпить принесенного официантом вина и так и застыл с бокалом в руке. На его удивленно-соболезнующий взгляд я ответила: - Автокатастрофа, уже семь месяцев, как они лежат в могиле. Нам было очень тяжело с Неджи, он был загружен целыми днями, добывая нам деньги. А я… не знаю… впала в какое-то состояние забытья, сна, депрессии. И «Нимб»… Она отобрала «Нимб»!
Я как могла сдерживала слезы. Не хватало тут расплакаться, как малое дитё. Всем сейчас трудно, и я не исключение, поэтому нужно держаться и быть спокойной. Мои глаза уже покраснели, как я почувствовала на своей ладони руку Кибы. Сразу стало так легко и захотелось улыбнуться. Мой лучший друг вернулся…
- Все будет хорошо, сестренка. Я в этом не сомневаюсь. Мы собрались здесь ради того, чтобы лить слезы над прошлым? Нет! Нам нужно радоваться и улыбаться! И никаких тревог!
Время просто утекало сквозь пальцы. Мы так весело проводили время, что я не успела опомниться, как на часах возникло 21.30. Мы вспоминали прошлое, рассказывали о настоящем, обсуждали будущее. Я так давно не смеялась, как смеялась в этот вечер с Ки, и когда увидела время, меня как током стукнуло.
- Ки… - с сожалением прервала я его рассказ про смешной случай в офисе. – Мне очень жаль, но я должна идти…
- Да время детское еще! Ну, если ты так хочешь, то… Я подвезу тебя домой.
- Я бы с удовольствием осталась тут до полуночи, но мне нужно бежать по делам. И… я не домой.
- Я подвезу тебя куда угодно, хоть на край света! А куда это мы собрались? Любовная интрижка?
- Нет, Ки, - рассмеялась я. – Мне на работу очень надо.
- Что? Неужели в нашем полку трудоголиков прибыло? – тоже улыбнулся он.
- Меня Сай пригласил. Картину рисовать будет, - заявила я смущенно, но с небольшой гордостью.
- Ну тогда я за тебя не волнуюсь, Сай хороший малый. Тебя потом подождать? Как же ты одна пойдешь?
Я была так сильно ему благодарна за то, что он отвезет меня сейчас и привез в этот ресторан, что моя совесть категорически запретила мне упрашивать его остаться и ждать меня. Я интенсивно отрицательно помотала головой и мы отправились в «UKI».

0

74

Глава 8. Музыка и еще кое-что...

Все здание было погружено во тьму. Кое-где мелькали огоньки включенных компьютеров, но до десяти часов вечера досиживали только самые упертые и охранники. Киба не стал заходить в компанию, он, хоть и тщательно это скрывал, тоже куда-то торопился, но, похоже, что, если бы не мои дела, то он бы предложил поехать с ним. Куда – мне оставалось только догадываться, но если Киба придумал меня куда-то сводить, то поведет меня туда обязательно. Даже если для этого ему бы пришлось молить меня на коленях.
Я шла по коридорам, мне с каждым шагом становилось все страшнее и страшнее. Во всех кабинетах было темно, а в коридорах был приглушен свет. Стояла такая тишина, что у меня зазвенело в ушах. Только изредка с первого этажа раздавались звуки включенного телевизора охраны, но мне они не добавляли смелости, потому что охранник смотрел какой-то ужастик. Сначала я растерялась, но потом вспомнила, что студия Сая находится на цокольном этаже.
- Сай? – неуверенно позвала его я. Мне вдруг опять стало страшно неловко. А вдруг я что-то перепутала, вдруг он так пошутил, чтобы я пришла к нему в студию? А сейчас он будет надо мной смеяться, хохотать. Или вдруг он вообще ушел? Черт, а что же мне говорить? Я лихорадочно стала искать темы для разговора, чтобы не было неприятных минут тишины и неловкости.
В глубине студии раздался шорох, а дальше последовал уже знакомый мне голос.
- Молодец, что пришла. Ты не могла бы подождать пару минут? У меня тут полная… - Сай выругался и продолжил что-то делать в своей студии.
- Эм… Хорошо. Может, помощь нужна?
Сай ответил, что нужна, но попозже. Я была готова к труду и обороне, и могла помочь в любом деле. Ну не сейчас, так не сейчас… Я уже приготовилась минут десять-пятнадцать сидеть и скучать, как мой растерянный взгляд набрел на длинную стену с большим количеством картин. На них я по фотографиям в папке, которая лежала на столе Куренай, узнала много людей, работающих в фирме. Я – не знаток искусства, плохо разбираюсь в красках и расплывчато представляю, как можно нарисовать неплохую картину, но то, что я увидела – поразило меня. Это были великолепные картины! Такого сочетания красок, оттенков, легкие мазки на тяжелых полотнах – всего этого я еще никогда не видела. И картины были такие… необычные…
Первое, на что у меня натолкнулся глаз – это картина с Наруто и Кибой. Они оба располагались на одной картине, на картине были изображены только их лица, точнее одно лицо. Лицо Кибы справа как будто медленно перетекала в лицо Наруто слева. Не было ни грани, ни какой-то определенной черты или линии, разделяющей два лица. Не было ничего, а два лица как будто перетекали из одного в другое. Они оба улыбались, и за спинами парней сияло яркое солнце.
Следующая картина – Ли. Он сидел на диване, выпрямив спину и вытянув шею, как солдат. Я долго вглядывалась в портрет, чувствуя, что он мне кого-то напоминает. Когда я поняла, кого именно, я пришла в полный восторг. Это же принц Щелкунчик! Со своими огромными глазами, распахнутым в улыбке ртом, с непривлекательной внешностью и чудесным внутренним миром – принцем – внутри!
Тут был и портрет Итачи с Шеной. Шена сидела на стуле в роскошном свадебном платье и в фате, а Итачи стоял рядом, ласково смотря на невесту. Они стояли на фоне открытого балкона в роскошном номере.
Больше всего здесь было картин Сакуры и Ино. Но тут я уже плохо понимала всю красоту картин. Я видела на них только полуголых девушек, закутанных то в розовые шелка, то в цветочные лепестки. Было красиво, я не спорю, особенно мне понравилась Ино посреди золотого моря одуванчиков, выдувающая мыльные пузыри, сверкающие на солнце. И Сакура с длинной тонкой сигаретой в темно-зеленом шелковом платье, от сигары отходила серая струйка дыма, обвивающая вытянутую вверх руку. Было красиво, но какого-то потаенного смысла я в этом не заметила.
Были здесь картины и Темари, и Гаары, и Куренай, и еще множества незнакомых мне людей, я рассматривала каждую из них, пока не застыла над огромным полотном, на котором были изображены… Саске-кун и Суйгецу. Это картина поразила меня больше всего! Они оба стояли в полный рост, спина к спине. За их спинами сгущался туман и темнота. Они стояли, держа в руках маски. Суйгецу держал одну маску – маску веселья, радости, понимания, а его лицо было искажено презрительным изгибом бровей и злобной усмешкой. А Саске держал две маски, наложенных друг на друга: одна маска – равнодушная, немного презирающая, другая – гневная, со сверкающими глазами. Самого лица Саске было видно очень плохо, только половину глаза, в котором застыла боль и полуулыбка-полуусмешка. Красивая картина, только по-моему Саю слишком нравится Саске, поэтому он и не понимает его настоящей подлой душонки. Он такой же, как и Суйгецу, даже хуже…
- Хината, ты должна мне помочь, - подбежав сзади, взмолился Сай. – Прошу тебя!
- Что же случилось? Я сделаю все, что смогу! – При его приближении я вздрогнула. Эх, слишком я засмотрелась на эти картины, нужно внимательнее быть!
- Мне Саске сказал вечером подойти к нему, забрать новые эскизы. Но… я совсем замотался! А я сегодня в таком нервном напряжении, я просто не выдержу его колких замечании и его бешенства! Прошу тебя, забери у него эти чертовы эскизы! – я заметила, как у Сая стал дергаться левый глаз. Похоже, он сегодня действительно очень вымотался! Я, даже не думая, согласилась. Только потом, когда я шла по темной лестнице в кабинет Саске, я поняла: весь гнев выльется не на Сая, а на меня.

В приемной было пусто и темно. Одним из моих страхов было то, что Сакура окажется на месте и мне придется долго, заикаясь, объяснять, что я тут делаю и зачем пришла. Но ее на месте не оказалось, я уж хотела расслабиться, как заметила на вешалке ее светло-розовое пальто и сумку на столе. Где она, хотелось подумать мне, как я все поняла…
За дверью в кабинет Саске раздавалась музыка – рок, моя любимая группа Thousand Food Krutch, у меня весь телефон их альбомами забит – и не только музыка. Немного подойдя поближе, я с отвращением отшатнулась. Стоны… Я слышала, как громко стонала Сакура, как скрипел уже видавший виды рабочий стол Саске.
- Да! Да! Да! А, а, ах!.. Саске!.. Давай, давай! Ну-ну-ну! А-А-А-А!!! М-м-м-м-м! Глубже! ААА!!!
Мне стало плохо. Они там… того… это… любовью занимаются, причем успешно, а мне туда позарез зайти надо! Я же не могу… Кстати, а почему не могу? Очень даже могу! Пусть обломятся, нашли место! На работе работать надо, а не… ну… детей делать! Сейчас зайду и… От недостатка фантазии я не страдала, поэтому в ярких красках могла себе представить картину, которая откроется предо мной. Нет! Ни за что! Я туда не пойду! Нужно просто подождать, пока их бурные страсти улягутся! Он же не половой гигант, еще минут десять-пятнадцать и все, даже меньше, наверное… Я тихонько подвинула стул к двери и, иногда вслушиваясь в звуки ночи любви, просидела как минимум полчаса. Я очень боялась, что меня кто-нибудь застанет здесь, за подслушиванием, хотя это вовсе не подслушивание, я же делаю это не по своей воле! Хотя… Ох, я запуталась!
«Таблеток он каких-то напился, что ли?!» - хотелось вскричать мне на тридцатой минуте их любовной страсти и стонов, как вдруг…
- Что ты тут делаешь? – парень, вошедший в приемную, был белобрысым, худощавым и с ухмылкой на губах.
- Я просто… - не смогла ничего вымолвить я. Парень замер, прислушался и ухмыльнулся еще шире. – Пойдем-ка со мной.
«Вот попала!» - Я сильно испугалась. Теперь он все расскажет Саске так, как это его правая рука, Суйгецу. Все, теперь стыда не оберешься!
Мы зашли в комнату, и он сказал, чтобы я присаживалась. Я покраснела еще тогда, когда услышала первые звуки полового акта, сейчас же даже самый красный помидор курил в сторонке.
- Что такая красивая девушка делает тут? Зачем она подглядывает за нашим достопочтенным начальником в его свободное время? Неужели у нее нет своей личной жизни? – Суйгецу неотрывно смотрел на меня, под его оценивающим взглядом я покраснела еще сильнее, хотя это казалось невозможным. Вдруг я почувствовала, что у меня сильно затекла спина, так сильно, что я, кажется, услышала ее нытье и стоны. Наплевав на все убеждения совести и смущения, что так делать нельзя, я вытянулась, только потов вспомнив, что я в ПЛАТЬЕ! Немалый бюст чуть не вывалился из одежды и я, спохватившись, сжалась еще сильнее, чем прежде.
Мне показалось, или он облизнулся?
- Я… Суйгетцу-сан… я… мне документы… то есть эскизы… забрать… а они там… в-в-вместе были… я… не могла же я зайти?... Мне очень надо… Просто я не знаю… ну… что делать… Вы скажете Саске-куну, да? – совсем поникла я.
- Нет, не скажу. Какие тебе эскизы нужны? Которые Саю просили передать? – я судорожно помотала головой, говоря «да». Он взял в руки какую-то папку. – Они у меня. Я могу вам отдать и никому не сказать только если…
Я готова была провалиться сквозь землю! Сейчас он мне предложит что-нибудь такое гадкое, что я сгорю от стыда.
- …только если ты позволишь мне тебя довезти до дома, - он весело ухмыльнулся, когда я подняла на него удивленный взгляд. Он мне не внушал доверия, но идти одной ночью по пустой улице! Это выше моих сил! Я сразу согласилась.
Зайдя в студию Сая, я отдала ему документы и сказала, что остаться не могу. Он же в свою очередь мне улыбнулся и смягчил укоры моей совести.
- Хорошо, а то мне неловко было говорить, что у меня появились неотложные дела, - после его печального взгляда на толстую черную папку с эскизами, я искренне его пожалела.

- Вот, мы, кажется, уже приехали. - Время было уже позднее и меня ужасно клонило в сон. Удивительно, в этом доме я живу всю свою жизнь, и все пути к нему знаю, как свои пять пальцев, но Суйгецу вез меня какими-то переулками, подворотнями, поэтому мы ехали так долго, что мои глаза стали слипаться и покраснели.
- Приехали? Ох, как жаль, - притворно вздохнул он. – Я так хотел познакомиться с тобой поближе. Например, узнать про твою семью, где ты работала, что у тебя за любовные связи. Хочется узнать все! Давай еще немного пообщаемся? Я очень приятный собеседник! Останься хоть еще на пятнадцать минут.
- Мне очень жаль, но у нас еще будет время. Мне пора… - я подергала дверь машины. По спине пробежал холодок, на секунду я забыла, как дышать, руки затряслись и я стала сильнее тормошить запертую дверь...

0

75

Глава 9. Машина, в которой разбиваются жизни...

– Суйгетцу-сан, откройте, пожалуйста, дверь! Мне, правда, очень домой нужно! Меня ждут! Ждут! Я должна идти! – мои руки задрожали. Не может быть! Он просто забыл отпереть дверь. Это просто я – глупый ненормальный параноик, который везде видит насилие. Он не может! Но когда в машине раздался его подрагивающий от возбуждения голос, мое тело затрясло как в лихорадке, и я поневоле впилась себе в ногу острыми ногтями, оставляя кровавые полумесяцы.
- Не мели чепухи! Неужели тебя там ждет мужик? Чтобы ты не говорила – никогда не поверю! У таких дурочек, как ты, мужиков не бывает, такие, как ты – подстилки на одну минуту, - разъярился он. Потом вдруг схватил меня за талию и, притянув к себе, томно зашептал на ушко: - А хочешь, я тебе подарю ночь любви, которую ты у меня никогда не забудешь? Хочешь? Ну же, детка, когда ты так пытаешься вырваться, меня это возбуждает. Давай, продолжай, тебе будет очень приятно! Подари мне себя! Знаешь, как это? Когда твое тело разрывает теплый и мягкий орган, когда ты стонешь и двигаешься в такт с моим телом. А я буду все сильнее и сильнее, быстрее и быстрее двигаться в тебе… Твои стоны будут слышать каждый прохожий, и любой будет тебе завидовать. Тут, на мягких темных креслах авто ты будешь кричать и извиваться, будешь трепетать, а на твоем теле выступят капельки пота… А потом теплая струя заполнит тебя всю. Ты же этого хочешь? Или желаешь, чтобы весь офис узнал о том, какая ты извращенка и потаскуха? Что ты подслушиваешь за любовными минутами своего босса? Я же прекрасно понимаю, что то, как о тебе думает окружающее общество – очень важно для тебя. Всего лишь одна ночь и… - его влажная ручонка провела по моим губам. Меня затошнило и захотелось кричать, но от страха я не смогла проронить ни слова. Только и оставалось, что молиться.
Страх захватил меня с головой, как будто я окунулась в глубокий омут с ледяной водой. Мне стало до такой степени страшно, что вместо смазливого лица Суйгетцу, который, усмехаясь, смотрел на меня и пытался залезть под платье, я увидела лицо трупа, которое уже порядком разложилось. На месте губ зиял провал рта с парой гниющих зубов, из разложившейся щеки выползал жирный белый слизняк, а глаза, бешено вращаясь в орбитах, похотливо смотрели на меня. К горлу поступила тугой комок тошноты, когда я увидела его руки, изъеденные жуками-падальщиками, покрытые плесенью и разложившейся кожей. Он высунул кончик языка, чтобы лизнуть меня, и у меня закружилась голова от его гадкого, покрытого зеленой слизью разложившегося отростка, который уже наполовину отвалился и с него капал болотно-коричневый гной. Я пыталась оттолкнуть Суйгетцу и разбить окно одновременно, но ничего не получалось. Не было ни одной вещи под рукой, не было ни сил, ни надежды. Единственным выходом и жалким отблеском надежды было лишь то, что кто-то поможет мне с улицы. Я глянула в окно и застучала кулаками, Суйгетцу уже прижимался ко мне всем телом, языком проводил по шее и сильно, больно кусал за мочку уха.
Онемение, которое нападало на меня в минуты страха, тут же прошло, когда я увидела на улице знакомую фигуру. Он направлялся медленным шагом в сторону высокого дома, нашего дома. Плечи его поникли, ноги немного шаркали по земле, человек изредка тер глаза сжатыми в кулачки руками и, зевая, похлестывал себя по щекам, чтобы не заснуть. Вымотался, бедненький…
- НЕДЖИ-НИИ-САН!!! – заорала я, что есть мочи. Брат дернулся, поднял голову и огляделся. Через пару секунд он уже бежал в сторону машины.
Суйгетцу тоже его заметил, злобно глянув на меня, отпустил мое тело и отпер дверь.
- Кому-нибудь скажешь, убью. И тебя, и твоего братишку. Ничего, детка, мы еще порезвимся, - прошипел он в мою сторону и надел на лицо доброжелательную улыбку. Я дрожала всем телом, а после его слов меня совсем затрясло, даже зубы стали стучать.
- Хината, ты еще не дома? А ты кто? – Неджи подозрительно уставился на Суйгетцу. Мои руки непроизвольно потянулись к брату и он, удивленный моим поведением, подхватил меня и осторожно поднял на ноги. Он хотел меня сразу же отпустить, ведь я сама не любила, когда меня слишком сильно оберегают, и ненавидела висеть у кого-нибудь на шее, но у меня подогнулись колени, и я сама ухватилась за плечо брата.
- Девушка приехала в офис, а ей вдруг поплохело. Я, как настоящий джентльмен, обязан был привезти ее домой. По дороге она немного пришла в себя, а сейчас опять плохо стало. Вы ее уж не отпускайте далеко одну, вдруг меня рядом не будет.
- Спасибо, - сухо ответил Неджи и захлопнул дверь. Насколько я его знаю, то Неджи даже не подумал поверить этому хлыщу, и теперь мне придется все ему объяснять. Неджи-нии-сан, прости меня, но я тебе солгу. Впервые за все годы моей жизни... Я почувствовала, как слезы проливным дождем полились по моим щекам…

POV Суйгетцу
Ах, какой плохой братец, невовремя нарисовался, тварь. Ну ничего, эта подстилка ему ни слова не скажет, это я точно знаю. Трусливая проститутка… Она предо мной еще во всех позах постоять успеет и три раза раком, бл*д*на!
EPOV Суйгетцу

0

76

Глава X. Вредный брат

Утро. Холодно. Я лежу в своей постели и натягиваю пуховое одеяло до носа. Рассвет уже полчаса назад озарил своими красными всполохами мою комнату на втором этаже, и теперь солнечные зайчики танцевали вальс на стенах и потолке. Холодно. Через окно, не спеша, как барин в свои владения, заходит морозный утренний ветер. Он медленно прохаживается по белому ковру с длинным ворсом, принимая его и тут же взлохмачивая, он дергает за фотографии красивых пейзажей и родных лиц, в беспорядке навешанных на стену, проводит призрачной рукой по нежно лиловым обоям, подходит к моей огромной, на два спальных места, кровати с серебристо-лиловыми балдахинами. Балдахины развеваются от каждого его дуновения, воспаряют ввысь, но тут же оседают. Ветерок и про меня не забыл. Он провел ледяными пальцами по моим щекам, заставляя их заалеть, искупался в водопаде моих иссиня-черных волос, поцеловал ладони, по которым пробегали мурашки. Я понимала, что нужно закрыть окно, но для этого надо было откинуть одеяло, а это значило, что по моему телу кусачими поцелуями пройдется холод, опалив мою кожу морозом. Это значило, что мое тело будет в его плену, что я буду стоять рядом с ним, а холод будет обнимать меня, будет щекотать, будет обвивать… Нет, я хочу лежать и знать, что я не одна, что рядом кто-то есть. Пусть это будет даже неодушевленный, но такой живой ветер.
Мои скулы стянуло пленкой от захолодевших на морозе слез. Иногда я вытирала их тыльной стороной руки, а иногда слизывала, чувствуя на губах соленый призрачный вкус моего унижения и боли. Каждый раз, когда я вспоминала вчерашний вечер, а точнее ночь, то по моему телу проходили спазмы боли. Нет! Этого не было! Это было не со мной! Неужели руки этой твари трогали меня, ощущали мою талию? Неужели эта мразь чувствовала тепло моего тела, слышала стук моего сердца? Как он, тупой козел по имени Суйгетцу, мог быть со мной рядом, даже просто сидеть рядом в машине, не думая о большем? Как же я, тупорылая идиотка, у которой мозги как у курицы, могла согласиться ехать с ним? КАК?!! Лучше бы я пешком шла по всем подворотням и темным улочкам поздней ночью и разбила бы себе ноги в кровь, в мясо, чем ехать в его поганой машине!
Я помнила, как я неумело врала, когда мы с Неджи, сидя на кухне, пили горячий сладкий час с лимоном и разговаривали. Он пристально смотрел на меня и я, готовая провалиться сквозь землю от стыда, безудержно врала о том, как у меня закружилась голова, как затошнило в офисе и что Суйгетцу (когда я произносила это имя, мой голос дрожал и срывался) галантно согласился меня подвезти. Я точно знала, что Неджи не верит ни единому моему слову, что если бы кто-то другой рассказывал бы эту чушь, то он бы сразу вывел бы его на чистую воду. Но мне, ни разу не навравшей сестре, незачем было лгать – так думал он. А я... Он чуть не запорол меня, когда спросил, почему это могло быть и я, заикаясь и жутко смущаясь, сказала, что это из-за… чисто женских дней. Вот что он уж точно не проверит! Только вернувшись в свою комнату, я смогла тихонько в подушку разрыдаться, зубами зажимая уголок одеяла, чтобы в соседней комнате брата не слышно было моих всхлипов.
Никогда, я больше никогда не подпущу к себе эту мразь, никогда! Если он меня изнасилует, то я черкану бритвой по венам, перерезая себе жизнь. Я клянусь!
Из коридора послышались гулкие шаги, и практически сразу распахнулась моя дверь. Я просто чудом успеха закрыть глаза.
- Хинатка, просыпайся быстро! Иначе мне придется приметить жесткие меры! – зашел в комнату Неджи, уже неся с собой стакан воды, который он выливал на меня, если я упрямилась. Это не очень срабатывало потому, что Неджи все время жалел меня и только немного брызгался. – Ну и холодрыга тут у тебя! Простудишься же, дурочка.
Я, не слишком искусно творя из себя великую актрису, потянулась и встала с постели, залезая в тапки. На мне была плотная длинная ночнушка, поэтому я не очень-то и стеснялась, что Неджи увидит что-то неподобающее. Мы с ним молча спустились на кухню и я, по привычке, направилась к холодильнику, чтобы приготовить завтрак. А Неджи полез в шкаф заваривать две чашки крепкого кофе со сливками.
- Ну как тебя работа? – поинтересовался брат. Вчера днем я горела желанием рассказать ему обо всех подробностях офисной жизнь, но сейчас мое желание напрочь пропало. Что неудивительно.
- Да работа как работа. Киба так изменился! Так возмужал! Я, кстати, уже пригласила его на ответный ужин к нам. Только он очень занят, сегодня не сможет.
- Жаль… Ну а как там с красивыми парнями? Понравился уже кто-то, наверняка? – ревниво покосился на меня Неджи. Он вообще недолюбливал всех моих поклонников и вел себя как злобный папочка. Хоть сколько там, этих поклонников? Раз, два и обчелся!
- Есть, - вдруг несмотря на мое ужасное настроение и даже на удивление меня самой, я улыбнулась. – Симпатичный и приятный молодой человек…
- Тот, который тебя подвозил? – на моем лице тут же заходили желваки от ненависти к Суйгетцу. И я ведь даже не могу сказать Неджи, какое по-настоящему чувство к нему испытываю.
- Нет, - сухо проговорила я. – Узумаки Наруто, он… ну… лучше остальных.
Я услышала, как брат глубоко вздохнул.
- Ну не ревнуй, братец, ты у меня все равно самый лучший. Самый красивый, самый умный, самый сильный и просто очаровашка!
- Да не ревную я! – возмутился Неджи, но сразу решил поменять тему. – А кто там наш новый босс?
Тут я опять погрустнела. Вот кого не хочется вспоминать сейчас, так это Учиху! Вчерашние стоны Сакуры, получасовое сидение на стуле возле его двери и язвительное замечание на собеседовании. Мне вдруг подумалось, что если бы не он, так вчерашнего ужаса с Суйгетцу вообще бы не было! Единственное, что не позволяло ему упасть в моих глазах ниже плинтуса – это пристрастия в музыке. Хотя с чего я взяла, что это музыка не принадлежала Сакуры?
- Учиха Саске, но я не очень хочу гово… - я хотела сменить тему, как заметила, как Неджи застыл с банкой кофе в руке. – Неджи? Ты его знаешь?
- Учиха значит? Ну-ну. А ты, хочешь сказать, его вообще не помнишь, да? – с сомнением и возмущение посмотрел он на меня. Я нервно покачала головой. Учиха Саске… Когда я услышала это имя, то мне показалось, что я его слышала и прежде. Но тогда я отмела все свои мысли по этому поводу, ведь он – знатная личность в городе. Может быть я про него в газете прочитала.
Я выжидательно уставилась на Неджи, ожидая услышать продолжения разговора, но он как нарочно отвернулся и стал насвистывать какую-то глупую песенку. Даже на привлекающий внимание кашель с моей стороны он не обратил никакого внимания.
- Неджи! Говори, сейчас же, почему я его должна знать! Ну, пожалуйста, Неджи…
- Хина, помнишь, что нам отец говорил? Если ты что-то забыл, то, значит, это не было нужно тебе. Если ты не помнишь никакого Саске, значит это судьба. И все, закрыли тему. Точка.
После этих слов, я знала по своему горькому опыту, не было смысла у него ничего спрашивать или тайно вызнавать. Он не проронит ни слова по этому поводу. Но попытка не пытка!
Весь завтрак я умоляюще глядела на него, пыталась окольными путями выпытать информацию, но каждый раз натыкалась лишь на веселую улыбку или на немного приподнятые брови. Когда мы уже расходились на работу, я была готова его придушить, если он не расскажет, но Неджи, не будь дураком, быстренько слинял, оставив после себя лишь гору неутоленного любопытства и немного злости.
Первые день на работе – самое страшно. Все на тебя смотрят, тыкают пальцем и повелительно улыбаются, имея в виду: «Она еще только пришла сюда, а я здесь уже давно. Она еще ничего не знает, а я знаю все. Значит, я круче этой девчонки!» Мне нужно правильно одеться, правильно себя вести, чтобы создать нужно впечатление. Для своего наряда я выбрала черные джинсы, белую майку с глубоким декольте и черное болеро, чтобы было теплее и было поменьше видно голого тела.
Выйдя во двор, я вздохнула полной грудь и побежала на остановку, обходя место, где вчера стоял автомобиль, на котором я вчера приехала домой. Его там уже давно не было, но мне казалось, что там висит черный призрак воспоминаний, который испортит мне и так плохое настроение. А сегодняшний день такой важный и тяжелый, что мое сердце замерло на несколько секунд и опять затанцевало ча-ча-ча…

0

77

Глава XI. Незаконченная смерть...

- Сай! Ну пожалуйста! Ты же говорил, что… - в приемной Саске громом раздавался голос Сакуры. Он о чем-то очень важном просила Сая, а Сай упорно отказывался. Я замедлила шаг, чтобы не мешать им и заодно немножко подслушать. Очень уж было интересно, о чем так упрашивает Сакура. Может быть, я смогу ей помочь, и у меня не будет еще одного врага с острыми коготками за спиной.
- Нет! Ни за что! Я все прекрасно помню, что я говорил! Я говорил, что я буду рисовать твои портреты, когда захочешь. Но что я буду рисовать портреты твоих зубодробительных подружек?! Ни за что! Они такие страшные, что у меня муза после их прихода три дня в нокауте от их «сногсшибательной» внешности лежит! Ни за что!
- Розалия уже сделала себе пластику, теперь она настоящая красотка. А Мари можно и потерпеть, не такая она уж и коротышка, как ты говоришь. Ну Сай! Ну, пожалуйста, я им обещала!
- Нет. У меня мало времени. Я с вашими портретами свою настоящую работу делать не успеваю, если бы не одна замечательная девушка, то меня бы вчера выперли с работы с такой же легкостью, что и воду в унитазе спустили. Все, хватит! Теперь я не буду отвечать на ваши просьбы, а буду рисовать только тех, чья внешность вселяет в меня вдохновение, - немного пафосно сказал Сай. – О, кстати вот и идет эта самая замечательная девушка.
Я как раз, заслушавшись, выступила из коридора и попала в поле зрении Сая. Сакура тоже яростно обернулась, метая глазами молнии, готовая унизить любую шавку, которая посмела «вселять вдохновение в ее художника». Когда ее взгляд наткнулся на меня, она опешила. Я ее, кстати, понимаю. Я сама не представляю, чтобы сделала на ее месте, если бы ей намекнули, что такая дура, как я, лучше нее самой.
- Хината, спасибо тебе огромное, я так перед тобой виноват. Саске, наверное, на тебя всех собак спустил, я ведь сначала даже об этом не подумал. С тобой же все в порядке? Он на тебя накричал?
- Нет, - жутко покраснев, тихонько проговорила я. Блин, как же я теперь в глаза Сакуре и Саске смотреть буду? Они же такое личное мне открыли. Я теперь каждый раз, когда наткнусь на них взглядом, буду смущаться и краснеть, заикаться и страдать от мук совести. – Он занят был, мне Суйг… - голос опять предательски дрогнул. - Суйгетцу папку отдал. Так что не за что меня благодарить, я ничего героического не сделала.
- Суйгетцу? Да я лучше бы к Саске пятьсот раз на животе приполз, чем к этому дураку! Спасибо тебе, Хината. Ты просто представить себе не можешь, от какой участи ты меня спасла, - я мгновенно погрустнела. Какой бы не была ужасной участь для Сая, для меня она оказалась в сто карат хуже… - Кстати, я надеюсь, что сегодня ты выделишь маленькую толику своего свободного времени, чтобы немного покрасоваться перед моим мольбертом. Обещаешь?
Я, смутившись, кивнула и спросила, где Куренай. Сай быстро ответил, что она зашла к Саске в кабинет и через пару минут выйдет. И убежал по делам… Сердце сразу забилось чаще. Сакура все так же смотрела на меня, не отрывавшись. Я даже сначала не смогла понять, то ли это презрительный взгляд, то ли удивленный. Она стояла и оценивала меня, даже не смутившись, когда я напрямик посмотрела в ее глаза. Я смешалась… Что делать? Мне нужно подождать Куренай, потому что я совсем не знаю, что делать и куда идти. Ждать я бы предпочла в коридорчике, но Куренай осудит меня, когда выйдет из кабинета.
- Я… я посижу здесь, ладно? Мне Куренай-саму нужно дождаться, - запнувшись, спросила я. Мой тихий голос громом прозвучал в гробовой тишине кабинета. Сакура сузила глаза и еще раз внимательно оглядела меня. Потом вдруг улыбнулась и прошла, села за свой стол.
- Да-да, конечно, дорогая. Ты же ведь Хината, точно? – девушка дождалась моего утвердительного кивка и продолжила. - Мы вчера так и не успели с тобой пообщаться, а мне так захотелось завербовать тебя в свои подруги!
Хрустальный смех розоволосой девушки звоном колокольчиков пролетел по кабинету. Я даже немного удивилась, неужели я ошиблась? Неужели я подумала плохо о хорошем человеке? Чтобы хоть как-то улучшить ситуацию, я мило улыбнулась, поддерживая смех девушки. Сакура все время внимательно наблюдала за мной краем глаза.
- Тебе, наверное, помощь нужна? Ты ведь здесь впервой, ничего не знаешь? Я могу рассказать обо всех и каждом, ты только спроси!
-Спасибо, я все как бы знаю. Мне Куренай-сама рассказала и Киба, - про то, что мне рассказывал Суйгетцу по дороге ко мне домой, мне вспоминать не хотелось. Мне вообще хотелось взять ластик и, размазывая свою кровь по виску, стереть вчерашний вечер из головы. Но если бы все было так просто!
- Киба? – в глазах Сакуры мелькнул огонек любопытства. Я, по-моему, даже кожей почувствовала, как в этом кабинете зарождается новая сплетня. – У вас с ним что-то было? И как он в постели?
-Сакура, нет, у нас с ним ничего не было! Совсем ничего! Мы с ним друзья детства, не более!
Розоволосая тут же разочарованно надула губки и, хмыкнув, сказала, что хочет узнать про такие интимные подробности. Я лишь скромно отвела взгляд и стала судорожно искать темы для разговора, как из кабинета вышла Куренай вместе с Саске.
-Саске! – подскочила к нему Сакура и схватила его за ладонь, при этом наблюдая за мной. У меня возникло ощущение, что она его как будто «помечает», как собака. Типа, не подходи к нему, он мой, иначе загрызу. «Да больно он мне нужен!» - чуть не крикнула я, но вместо этого сказала, опустив глаза: «Здравствуйте, Саске-сан». Он, в свою очередь, лишь немного покосился на меня и кивнул. Они с Куренай еще пообщались немного, и женщина увлекла меня за собой в коридор, прочь из приемной. А в след мне послышался бархатный насмешливый голос босса:
- Не ошибись, Хината, первый день, как-никак. Надеюсь, ты не вылетишь с работы, как пробка из бутылки…

В кабинет под руку с Куренай я шла в растрепанных чувствах. Это была угроза? Или предупреждение? Зачем он это сказал? Неужели он меня так ненавидит?
- Эй, Хината! Очнись, ты куда пошла? – мы как раз спустились на нужный этаж и я завернула в коридор, ведущий в кабинет Куренай. Когда я очнулась от своих тяжелых дум, я обернулась и увидела, что Куренай стоит в самом начале коридора и удивленно смотрит на меня.
- К вам в кабинет, мне же там работать… - в изумлении сказала я.
- Зачем в мой? У тебя свой кабинет есть. Саске вчера выделил, когда ты убежала. Я хотела поделиться с тобой этой радостной новостью вечером, но ты не брала телефон, - Опять вспомнив причину, по которой я не брала телефон, меня затрясло. Когда же эти чертовы мысли оставят меня?! Все уже закончилось, он никогда больше не подойдет ко мне!..
Только через пару секунд до меня дошло, что у меня будет свой кабинет. Во мне тут же, как спичка, вспыхнуло любопытство. Какой он? Саске наверняка выдал мне какой-нибудь подвал или подсобку, от этого дикобраза чего угодно можно ожидать!
Мои ожидания не оправдались. Когда я отворила дверь, то мои глаза медленно начали передвигаться на лоб. Это же моя мечта! Все помещение напоминало мне великолепную вазу, расписанную в стиле «гжель». Те же насыщенно синие цвета, соседствующие со скромной белой расцветкой. Три стены, рядом с которыми располагались стеллажи и двери с окнами, были белые, только по самому краю стен были искусно вырисованы завитки и синие цветы. Все полки, шторы, оконные рамы и двери были того же волшебного цвета бесконечного ночного неба сумрачной ночью в далеком прошлом. Только одна стена приковала мой взгляд, кажется, навечно. Именно рядом с этой стеной располагались синие диваны, кресла и стол, но стена – это шедевр. На белом камне, как на листке бумаги, была нарисована балерина. Она была такая хрупкая, такая хрустально-чистая, что я не выдержала и прикоснулась к стене. Великолепно… Балерина вытянула одну ножку и ручку, делая ласточку. Ее платье было украшено такими же искусными завитками, как и на других стенах. Я откуда-то помнила эту балерину, эти завитки, помнила все и когда взглядом натыкалась на новый цветок или листочек в ее наряде, в моем сердце что-то ахало и охало. Где я могла видеть эту великолепную балерину?
На столе я увидела еще один сюрприз. Это был огромный букет белой сирени. Весь букет лежал на столе, как гора снега, связанный лиловой лентой. На вершине снежного букета лежала маленькая записочка. Мое лицо сразу же изменилось. Неужели Саске? Он так встречает всех новых коллег?
Но в записке значилось другое имя. Сначала я непонятно почему расстроилась, но потом мое сердце забилось намного громче и гулче.
Добро пожаловать в «UKI», солнце. Я рад, что теперь мы будем часто видеться. Узумаки Наруто
Откуда он узнал про мои любимые цветы? Я уже хотела окунуться в воспоминания, как меня дернула Куренай.
- Хината, да что с тобой такое? Я не перестаю тебе удивляться! Очнись! Хватит витать в облаках!
- Извините, Куренай-сама! Просто новая работа, новые знакомые – все выбило меня из колеи! Простите, пожалуйста…
- Хорошо-хорошо… Вот тебе тогда парочка заданий… - и из уст Куренай полился бесконечный список несделанных и неотложных дел.

К концу дня я была выжита, как лимон. Из своего кабинета я даже не смогла выйти, потому что дорогу к двери мне преграждали горы неподписанных документов, незаполненных бланков, не просмотренных папок… Куренай, как я уже упоминала, была строга и серьезна к своим подчиненным. Она завалила меня документами, чтобы на место беременной женщины я вошла, полностью держа всю ситуацию в руках.
Голова раскалывалась, а правая рука отваливалась от целого дня писанины. У меня даже не осталось сил, чтобы описывать то, как я мучилась весь день. Скажу только, что ко мне пару разочков забегали Наруто, Киба, Куренай, Шино и Сай. Многие меня жалели, смотря в мои покрасневшие от беспрерывного чтения глаза, кто-то давал мне еще задания, а кто-то просто молча помогал. Села за работу я ровно в 9.00, а голову подняла от листов бумаги только к 20.30. Единственной перерыв, который у меня был – это одна маленькая чашечка горького кофе, не взбодрившая меня, а лишь оставившая после себе противный привкус во рту.
Мне звонил Неджи, спрашивал про первый день, но у меня не оставалось времени даже на то, чтобы поговорить с ним. Да и обиделась я на него, вообще-то. Тоже мне, брат… Братья должны помогать сестрам, все им рассказывать, а не делать из немного подзабытых моментов моей жизни великую тайну.
Вечером ко мне пришла Куренай и сказал, что я хорошо потрудилась. Сил отвечать у меня уже не было, я лишь кивнула в знак благодарности. Дальше мы перемолвились парочкой слов, и она отпустила меня домой.
Время было еще не очень позднее, я бы предпочла еще посидеть сейчас и доделать незаконченную работу, чем завтра превращать свой день в такой же ад, как сегодня. Хотя сегодняшний день был более или менее спокойный, чем вчерашний… Я хотела остаться, но Куренай чуть ли не силой вытолкала меня за дверь, предупредив, что я не продержусь здесь и недели, свалюсь с переутомлением, если буду так усиленно работать. Единственное, что я успела сделать – это захватить с собой три толстенных разноцветных папок, чтобы почитать всю информацию дома. Но мне казалось, что если я все это прочитаю, меня можно будет увозить в домик с мягкими стенами…
Я быстро шагала по пустынному коридору. Голова кружилась, а перед глазами танцевали длинные столбики чисел. Мысли у меня тоже были нелегкие: я думала о новой работе, о трех видах отчетов, о роскошном кабинете, о работающих в этой компании людях и благодарила Бога за то, что я не столкнулась сегодня с Суйгетцу. Мысли разбегались, как тараканы от зажженной свечи, я не могла ухватиться ни за что. То мысли перебегали к думам о Наруто, то к думам о Сакуре, то, не замедляя бега, к трем подписям глав компании, которые они должны были поставить на документах… Я была уверена, что войду в такой бешеный темп жизни, но пока лишь оставалось сожалеть, что за семь месяцев безделья я разучилась работать, распределять свое свободное время…
Весь коридор был покрыт ковровой дорожкой. И как раз возле выхода на лестничную площадку он совсем немного загнулся. Самую кроху, если бы я не была такой усталой, то эта «огромная» преграда не представила бы для меня большой беды. Но… я споткнулась. Чтобы немного выровняться, я взмахнула руками и огромное множество белых листов, как голуби, выпорхнуло из папок. Они закружились в танце, выписывая пируэты, и стали медленно опускаться к моим ногам. Хотя мне на это красоту было пофигу… Я уже видела, как я лечу вниз по лестнице, видела свое распростертое внизу тело в крови, слышала как звук подъезжающей скорой и усталый голос врача, оповещающий всех, что Хьюго Хината просто напросто упала и сломала шею. Все так просто, с ума сойти можно…От страха я зажмурила глаза. Не хочу видеть свою смерть! Не хочу чувствовать холод каменных ступенек!
Приземлилась я очень быстро, даже слишком быстро и мягко. Не прошло секунды, как я перестала чувствовать ужасающий полет, от которого внизу живота все холодело. Я ощутила лишь тепло и несильный аромат мужского одеколона. Наверное, так попадают в рай… Глаза я все еще не открывала, боясь, что увижу свое мертвое тело и только через десять секунд до меня дошло, что я прижимаюсь к чему-то живому! И кто-то немного придерживает меня за плечи. От страха я отшатнулась и густо залилась краской.
- Иду я по лестнице, как на меня скатывается девушка и прилипает ко мне, - глубокий бархатный голос заставил меня сжаться. – Мне ничего не осталось, как спасти ее от неминуемой гибели. Интересная история, правда?
- Саске-сан, я… извините, я не хотела, чтобы вы меня ловили… То есть, я хотела упасть, не помешав Вам… - с каждым мои блеяньем его уголки рта все больше расплывались в усмешке, а брови все язвительнее изгибались. – Нет, я хотела, чтобы поймали, но не Вы… То есть я… не хотела…
С каждой секундой я все больше путалась в паутине собственных рассуждений и вскоре совсем замолчала, не закончив речь, и жалостливо, как щенок, глянула на Саске. Лучше уж сейчас замолчать, чем наговорить еще больше этого бреда… Все, теперь в его глазах я – бесконечная дура! Лучше бы я шею сломала, чем смотрела в его глаза! Через секунду я сама испугалась своих мыслей и, мысленно коря себя за глупости, стала благодарить Саске за то, что он спас меня. Но он, не дослушав меня, опустился на корточки. Я сначала опешила, и глаза у меня, наверняка, стали как монеты. Вскоре до меня дошло, что он собирает выпавшие бумаги. Я поспешно стала помогать ему.
- Извините, Саске-сан. Я, надеюсь, не отняла у Вас кучу времени? Я не хотела… честно… я… вы… - сначала я немного пришла в себя, но потом самообладание опять стало ускользать сквозь пальцы.
- Хината, перестань мяукать себе под нос что-то, как кошка. И перестань извиняться. Я устал, а меня это начинает раздражать, - пол, когда-то усыпанный бумагой, стал быстро очищаться. Большинство бумаг уже валялось в беспорядке в папках, и оставались считанные единицы листов. Мы стали вести медленную светскую беседу про какие-то мелочи, вроде погоды. Я все еще немного заикалась и сбивалась с темы, но уже не так сильно, как прежде. И тут надо было же мне так все испортить! Мне вдруг послышалось, что сзади кто-то идет. Я повернулась посмотреть, а рука все так же инстинктивно продолжала искать вещи. Я что-то почувствовала под ладонью и судорожно схватила. Это было что-то теплое, мягкое, приятное… Его рука была даже не теплой, она была горячей, как раскаленный добела металл, а кончики пальцев – леденяще холодные. Никогда не думала, что у него могут быть такие руки… Я считала, что они немного влажные и шершавые, но не такие. Я слишком резко повернулась лицом к нему, и голова, не выдержав сегодняшних перегрузок, зазвенела, и у меня возникло ощущение, что я около часа каталась на карусели. Как можно догадаться, я потеряла равновесие. Просто земля вылетела у меня из-под ног и не секунду перевернулась. Все встало на место, и я поняла, он держит меня за плечи. Держит близко от своего лица, всего каких-то десять сантиметров. В голове заново зашумел морской прибой.
-Хьюго, да что с тобой такое? Либо ты меня домогаешься, либо ты больна, - не сказать, чтобы он был обеспокоен моим здоровьем. Просто, наверное, вежливость. А жаль… Я отшатнулась и, рукой собрав последние листки бумаги, вскочила на ноги. – Может тебя отвезти на машине? Ты бледная какая-то. - Саске с сомнением покосился на меня.
- Нет! Нет! Не надо! Я сама, сама! – в голове всплыл вчерашний вечер. Опять ехать в машине, а потом испытывать смертельный страх? Нет! Ни за что! Чувствовать липкие ладошки под платьем? Нет! Только не это! Видеть перед глазами мельтешащее лицо истлевшего трупа? Прошу, только не это…
-Ты, похоже, больна, Хьюго. Я тебя боюсь. Но не хочешь – это твое дело. Уговаривать не буду, - мне показалось, или в его голосе явно сквозила обида?
Я соскочила с лестницы, как сумасшедшая. Собранные папки иногда шелестели своими листами-языками что-то язвительное, выводя меня из себя. В душе разразилась буря. Он ведь теперь считает меня полной дурой! Я так виновата! Хотя… Нет, я не хочу опять наступать на те же грабли. Лучше полчаса трястись в автобусе, чем ехать как вчера!
Мои глаза увлажнились от слез, когда я вновь глянула на папки. Все документы лежали в ужасном беспорядке и, вместо того, чтобы их изучать, я буду всю ночь раскладывать бумаги в правильном порядке! Ну почему я такая дура?!
-Тварь, - послышалось за моей спиной, когда я со скоростью кенгуру выскочила за дверь. Я мгновенно обернулась на звук, но заметила лишь копну розовых волос, мелькнувших по направлению к Саске… М-да, подруг из нас, однако, не получится…

0

78

Глава 12. Твари и пусики

Следующие полторы недели пролетели для меня, как во сне. Я носилась по всей компании, глупо смущаясь, знакомилась с людьми и писала документы. Куренай гоняла меня с первого этажа на семидесятый, от Сая к Сакуре. Я познакомилась со всеми, кто работал в «UKI».
Темари мне понравилась. Она была сдержанная и серьезная, хотя на нее иногда находило игривое настроение. Мы даже немного подружились, и теперь изредка Темари заходит ко мне на чай.
С Гаарой мы мало общались, но если и общались, то эти минуты нельзя было назвать неприятными. Он был замкнут, и говорил тихо, но вполне понятно. В его голосе не читалось никаких эмоций, лишь иногда я могла услышать небольшое раздражение. Больше всего в его внешности мне нравилась татуировка. Я тоже когда-то хотела сделать себе такую на запястье или на ключице. Но мне все время что-то внутри запрещало, хотя отец и брат, наверное, одобрили бы мои душевные порывы. Трусиха…
Ли был мил до безумства. Он сильно смущался, когда, вновь неудачно пошутив, не замечал на моей физиономии искренней улыбки. Хотя это было очень редко, тогда лишь, когда я совсем вымотаюсь и еле волочу ноги.
Про Шино я не могла ничего сказать, Куренай описала его точнее меня. Молчаливый парень, который способен помочь во всем.
Самым страшным для меня были встречи с тремя людьми… Хотя скорее с двумя, но Ино тянулась за Сакурой, как ниточка за иголочкой. Я часто натыкалась на их презрительные взгляды, на их горы колкостей и оскорблений или (что являлось, несомненно, лучшим вариантом) на непробиваемый игнор. Сакура как будто с цепи сорвалась, после того, как Саске спас меня от длинной твердой лестницы и моей сломанной шеи. Она всячески пыталась унизить меня, особенно в присутствии Саске, как она вешалась на него, невозможно передать словами. Она чуть ли не закидывала ноги ему на голову и не затаскивала его на стол в надежде на долгое и продолжительное соитие в моем присутствии. Сначала я очень волновалась по этому поводу, а потом решила, что она либо озабоченная извращенка, либо собственница до мозга костей. Больше, чем Сакура, меня волновало отношение к этому всему Саске. Он этого даже не замечал, иногда ехидно наблюдая за нашим негласным боем, в котором я явно проигрывала. Иногда он кидал новые поводы для беспокойства Сакуры, то есть делал мне скудные комплименты и с огромным интересом наблюдал за тем, как я заливаюсь краской и прячусь за своими бумагами и за тем, как Сакура вскипает на глазах и трется об него всем телом, показывая «Я здесь хозяйка!». Закипала она довольно часто, особенно после одного случая.
Я всегда прихожу на работу в наушниках, а когда у меня ужасное настроение или я совсем вырубаюсь (а это случается часто, потому, что я по натуре сова), то снимаю их при острой необходимости – то есть ближе к обеду. Даже самый крепкий кофе не имеет на меня такого воздействия, как громкие басы рока, стегающие меня по ушам. И вот однажды, когда у меня было такое настроение, я зашла в приемную Саске. Мне нужно было подписать документы, и поэтому я села в маленькое кресло возле балкона и отвернулась, смотря в окно. Волосы были распущены, и наушники не были видны. Как я поняла, то она у меня что-то спросила. Потом еще раз. И еще… Когда я не ответила на четвертый, она подскочила ко мне и дернула за плечо. Я от неожиданности выронила плеер, и, отключившись от наушников, услышала, как по кабинету громом пронесся рок. И, вот невезуха, в этот момент зашел Саске! Я помню, как он вскинул брови, пристально посмотрел мне в глаза, как будто хотел в них что-то увидеть, и, заметив плеер у нас с Сакурой в ногах, сказал:
- Молодец, Хьюга, слушай правильную музыку, - и, загадочно улыбнувшись, скрылся в кабинете. Из-за этого я всего лишь залилась краской смущения и вновь открыла свою мысленную папочку с надписью «Саске», добавив к этому человеку еще маленькую долю загадок. Это было далеко не самое страшное…
- Даже можешь не смотреть на него, курица! Он мой! И если ты хочешь привлечь его своими глупыми песенками, то обломись! Понятно? – удивительно, но до этого она не опускалась в такие прямые оскорбления. Все как-то недвусмысленными, но намеками. А тут сразу курица… И я взъярилась.
- Да не нужен он мне! Неужели ты не видишь, что он на меня даже не смотрит?! Сакура, тебе пора лечиться, у тебя мания. И болезненная привязанность к одному человеку.
- Я все вижу, - она наклонилась пониже, открыв мне повиднее свои достоинства, мазнув мои щеки прядями розовых волос и опалив мое обоняние приторным запахом туалетной воды. – Я все вижу, я не слепая и не больная. А ты заруби на носу, что он мой!
И тут она сделала то, за что я чуть не вцепилась ей в волосы или чуть не разрыдалась. Мои глаза широко распахнулись от гнева и заблестели, когда до моих ушей вместо звуков моего рока дошел хруст. Это было похоже на то, как будто кому-то свернули шею. В приемной сразу затихло, как в могиле. Только звук крошащегося под пятнадцатисантиметровым каблуком плеера резал уши. Я вскочила с кресла и, оттолкнув Сакуру, схватила умерший предмет в руки и, посильнее сжав кулаки, бросилась вон из кабинета. Тогда мне пришлось полдня потратить на то, чтобы из плеера выудить чудом не покореженную карту памяти и разорванную надвое фотографию, которую я держала под задней крышкой плеера, как возле сердца… Лохмотья бумаги находились как раз между Неджи со мной и Хиаши с Ханаби. Отпечаток каблука черными разводами отпечатался на лицах отца и сестры. Я со всей силой ударила по столу, отбив себе руку на десять минут. Если бы рядом не проходил Наруто и на звук не зашел в мой кабинет, то я бы либо действительно пошла к Сакуре выяснять отношения, либо жалко разрыдалась, зажав рот руками. Наруто зашел, успокоил меня и даже немного рассмешил.
Но потом я все же была немного отмщена, и месть эта пришла с неожиданной стороны – Саске. Сакура пыталась слушать ту музыку, которую слушает Саске, и подсовывала ему все новые и новые группы. Хотя то, что она ему давала – это было нечто… Даже у меня уши в трубочку сворачивались от ЭТОГО… Бешеные, кричащие какой-то бред, патлатые парни и голые девки… М-да, из приемной Саске все время раздавалась ЭТА музыка и поскуливание Сакуры в такт. Слава Богу, что у Саске были не супер-стальные нервы и он однажды так накричал на Сакуру, что даже мне на секунду стало ее жалко. Но только на одну секунду…
Документы, которые я, кстати, оставила на полу в приемной, когда Сакура раздавила плеер, мне вернули. Подписанные и разложенные в правильном порядке. Я сначала даже вошла в ступор, подумав, что это Сакура так просит у меня прощения. Но по ее поведению я поняла – она ничуть не жалела о содеянном. Значит, это была не Сакура.
Но больше Саске и Сакуры, вместе взятых, я боялась еще одного человека. Боялась и ненавидела до помутнения в рассудке, до одеревенения всего тела, до мечты об убийстве. Это Суйгецу. Он всячески подбивал ко мне клинья, прилюдно говорил какие-то пошлости и намекал на нашу близость. Каждый раз меня чуть ли не тошнило, и я убегала вон, под громкий хохот Сакуры и, иногда, Ино. Я его ненавидела так же сильно, как ненавидела Карин. Внутри меня все разрывалось и дрожало, когда кто-нибудь из них оказывался рядом, в поле моего зрения. Я бы их убила своими же руками, разорвала их тело на мелкие кусочки, сожгла и высыпала пепел, оставшийся от них, на свою голову. Проснулась я в ужасе, но не от страшных картин, а от того удовлетворения, от того желания, которое появилось в моем сознании, от той жестокости, которая заставила мою спину сделаться прямой, а на губах появилась на секунду торжествующая улыбка.
Единственным светлым пятном были Киба и Наруто. Они меня поддерживали, как могли. У нас даже вошло в привычку ходить на обед вместе в кафе на первом этаже. Часто Киба не приходил, и мы обедали с Наруто наедине. Эти минуты – самые яркие за все недели работы в кампании, этими минутами я жила, этими минутами я дышала. Я стремилась быть похожей на Наруто, он держался в холдинге со всеми весело и позитивно, у него не было врагов. В отличие от меня. Он был как батарейка, как вечный источник света и энергии, как огромное, обнимающее тебя за плечи и вечно радостное солнце, к которому хотелось тянуться, брать в пример для подражания. Я просто не могла не улыбаться, видя его глаза, его два огромных озера, в которых хочется утонуть и захлебнуться от радости, его два бесконечных неба, в которых хотелось взлететь, имея два огромных белых крыла, хотелось ввинтиться в небеса и остаться там навечно, даже если это требует моей смерти. Хотелось втянуть запах его пшеничных волос и почувствовать этот пьянящий, одурманивающий, как терпкий виски, аромат, обволакивающий тебя в кокон из радужных искр. Хотелось, но это было невозможно… Каждый раз я становилась пунцовой, когда он даже просто обращался ко мне по имени. А его это веселило, и он искренне улыбался, заряжая меня зарядом неугасаемого позитива. Я мечтала все время находиться рядом с ним, рядом с этим человеком и чтобы никто, ни одна живая душа не мешала нам.
В окно мне стучался дождь, стараясь зайти в кабинет и намочить документы. Струйки дождя скатывались по глади стекла, вытирая ненужные пылинки и разрезая вид города подтеками и мокрыми дорожками. Я поглубже закуталась в фиалковую шаль и, сняв туфли, сидела за столом, разбирая документы. В расчетах почему-то ничего не складывалось и не состыковывалось, а ошибку найти я никак не могла. Внутри меня уже начал просыпаться мой личный зверь, мое личное бешенство и злость. Почему эта чертова ошибка не находится? Где я могла ошибиться? Со мной никогда не происходили такие ситуации в таких расчетах. Это же глупо! Неужели я так отупела от постоянной нагрузки?! Когда телефон позвонил, я дернулась и в раздражении схватила трубку. Если там кто-то звонит со своими глупыми вопросами, то я, ей-богу, пошлю его куда подальше, у меня вообще-то обед, хоть я сижу здесь.
- Да? Что Вам? – грубо спросила я. Со мной это случалось крайне редко, но сегодня я не смогла сдержать грубости. Наруто уехал на съемки, и Киба был занят, поэтому хорошей компании сегодня у меня не намечалось и небесных глаз я тоже сегодня не увижу. А они для меня как наркотик…
- Ой, здрасьте. А подскажите, сегодня пусик занят?
Я, сжав кулаки, сказала девушке с приторным, как стакан патоки, голосом, что она не туда попала.
- Это кампания «UKI»? А Учиха Саске тут работает? Мне сказали, чтобы, если что, то я звонила сюда. Передайте ему, что это Лила, мы с ним в кафе познакомилися! – возникло ощущение, что это малолетнее существо из далекой глубинки явно хвастается, что она подцепила такую рыбку. Ну-ну, красотка. Прошла любовь, завяли помидоры…
- Извините, Саске сейчас очень занят, - попыталась намекнуть на интимную связь я, - с Сакурой Харуно, она его девушка, а по обедам их страсть такая сильная, что я не имею права ее прерывать. Перезвоните позже, пожа… - в телефоне раздался сдавленный всхлип, и послышались длинные гудки. Я даже ощутила укор совести, но потом у меня как красная пелена глаза застелила. Ну, Учиха! Я ему еще и секретаршу заменять буду?! Я выскочила из своего кабинета и поскакала на верхний этаж…

0

79

Глава 13 (мое любимое число=) Кофейное тело.

Сакуры на месте не оказалось, хотя это и неудивительно. В обед она все время куда-то смывалась: либо курить, либо к Ино, либо в кафешку. Мне вдруг стала обидно – а вдруг Саске тоже ушел, но его голос я услышала из-за двери. Он разговаривал с кем-то по телефону, и я сначала решила немного подождать, но потом зверь внутри меня опять рассвирепел: «Черта с два я тут буду стоять и слушать его голос, как поклонница этого дикобраза! Начхать!» Я ворвалась в кабинет и опять немного растерялась под пристальным взглядом Саске. Он сидел в своем кресле, закинув ноги на стол и держа трубку возле уха, как Сакура в первые минуты нашей встречи. Я вдруг со злостью и обидой подумала, что они достойны друг друга.
- Я перезвоню, - своим бархатным голосом проговорил он. И сложил руки у себя на груди, выжидательно уставившись на меня. На нем был дорогущий черный костюм, и в кабинете пахло не менее дорогим парфюмом.
- Учиха Саске! Я… я вне себя от бешенства! Вы… да как Вам в голову пришло, что Вы можете… Можете делать из меня Вашу секретаршу?! Я и так завалена работой, а Вы… Скажите всем Вашим соплячкам-любовницам, чтобы мне больше не звонили! Пусть звонят Сакуре и вешают ей на уши свои розовые сопли про пусиков! Я не Ваша секретарша, хватит с меня! Я работаю, выбиваюсь из сил, а Вы так ко мне неблагодарно относитесь! Какой же Вы…
- Какой? – перехватил он эстафетную палочку. Потом внимательно посмотрел на меня, ожидая ответа на вопрос. Я смутилась. Я не могла оскорблять начальство, какое оно не было бы, у меня такое воспитание. Я же не могла сказать, что он наглый самовлюбленный бестактный самодур-дикобраз! А как жаль, что не могла… Наша пауза затянулась, я упрямо не собиралась уходить потому, что во мне ревел зверь бешенства, а Саске молчал. Кто первый сдастся?
Когда я услышала его голос первым, я сначала восторжествовала. Он проиграл наш молчаливый марафон! А потом волна ярости захватила меня с новый силой.
- Принеси мне чашечку кофе, Хьюго. Я устал работать, и глаза закрываются, - наглый голос как будто окатил меня ледяной водой. Я уже открыла рот, чтобы высказать ему все. Абсолютно все. И про его дикобразообразность, и про его бесконечных подружек, и про его наглость, и про его ночь любви с Сакурой. Но заметила его приподнятую бровь и поняла – этот парень отобьет любой укор в его сторону и окатит еще большими оскорблениями. Вместо этого я размашистым шагом… пошла делать ему кофе.
Когда кофе-машина, хрюкая и хлюпая, выплевывала в белую чистую чашку капучино, я строила план мести. Сейчас я приду к нему в кабинет и вылью этот кофе ему на черную глупую голову! Или нет! Я встану посреди кабинета и сама залпом выпью капучино, а пустую чашку поставлю ему на стол! Или вообще запущу в него этой чертовой чашкой! А лучше плюну ему в капучино и потом скажу ему об этом, когда он выпьет все, до последней капли! Но, если честно, как бы я не была зла на него и не пыталась заполнить все мысли ненавистью к нему, противный червячок в душе шептал мне: «Круто он тебя сделал! А ты, дубинушка глупая, выставила себя полной дурой!»
Зайдя обратно в кабинет, я опешила. Его там не было! Он просто в наглую ушел! Нахал! Моя злость разгорелась с новой силой и я, круто развернувшись, пошла обратно в приемную. Но часть плана мести все-таки сбылась, и я сильно об этом пожалела…
Я хотела толкнуть дверь, но опоздала. В дверях стоял Саске и немного презрительно смотрел на меня. Во всем, что случилось дальше, виноват он, но почему-то моя совесть потом долго мучила меня. Я просто испугала его неожиданного появления. Просто немного дернулась, совсем капельку. Он стоял в дверях в своей белоснежной рубашке и тут вдруг… Я даже не поняла, то ли я споткнулась, то ли у меня от волнения руки затряслись. Не знаю, но чашка подлетела в воздух, и меня и его окатило горячим кофе. Я отпрыгнула, как кошка, от него и услышала, как Саске зашипел. Большая часть кофе пришлась на его рубашку… Черт!!!
- Я… - мой голос вновь мня подвел, и вместо ровных и полных гордости слов, раздалось некое блеянье, как у козы.
- Хьюго, да какого… - зарычал он. Я вся сжалась, и у меня перед глазами возникла картина из «Мира животных». Волк, стоящий над растерзанным трупом молодой овечки.
Но мне вдруг стало не до этого. Я почувствовала жгучую боль на коже. Возникло ощущение, что все мое тело горит, а очагом возгорания является огромное грязно-коричневое пятно на голубоватой майке. Половина груди, живота и одно плечо было все грязное и жгло. Как будто к коже прислонили горячий металл… Я попыталась оттянуть майку от больных и покрасневших участков кожи, но становилось еще больнее. Я приглушенно застонала. Больно… не хочу, чтобы было больно… Я ненавижу боль… Остро захотелось разрыдаться.
- Снимай майку, - Саске заметил мои действия и приказал мне. Я залилась краской. Нет, это невозможно! – Хьюго, перестань упрямиться и краснеть, как будто девственница перед первой брачной ночью. Либо ты сама стягиваешь себя одежду, либо я тебе помогу. Хочешь?
«Ни за что!» – захотелось вскричать мне, но я сдержалась. В другой ситуации я даже не подумала бы сделать это, но боль подстегнула меня и я подчинилась. У Саске был слишком холодный голос, и я не прочла в нем интереса к моим «прелестям». В моем разгоряченном мозгу встали в неравный бой совесть и стыд против инстинкта самосохранения и боли. Я, все еще разрываясь между двух вымышленных врагов, заикаясь, спросила у Саске что-нибудь, что можно накинуть на себя. Саске посмотрел на меня, как на дуру, и, открывая громадный черный шкаф в углу комнаты, бросил мне один из своих пиджаков.
- Саске-сан, извините, я честно не хотела… Саске-сааааан… - комок слез подкатил к горлу. Ну почему я такая неуклюжая растяпа? Я действительно этого не хотела, не хотела сидеть тут полуголой, не хотела причинять ему боль, не хотела… Да ничего я не хотела! Лучше бы всю жизнь проработать его секретаршей, чем корчиться под его взглядом.
Я быстро сняла майку и закуталась в его пиджак. А пах он так вкусно… Морским бризом, корицей, сандалом и чем-то терпким, придающим мужественности.
Заметя, что он делает, я глупо отвела глаза. Он снимал рубашку. Накаченный торс, красиво обрисованные мускулы, бледная кожа, маленький мужественный шрамик на плече… И я тут, клуша. Тьфу! Я сначала долго и упорно отводила глаза (Саске ухмылялся, когда замечал это), но потом просто опешила. Половина его тела была вся алая, как будто на него пролился клубничный сироп, он немного хмурился, когда даже ветерок дул на красную кожу. Как же сильно я его обожгла! Когда я заметила ожог, то больше не смогла отвести взгляд от торса Саске.
- Хьюго, еще немного - и я подумаю, что ты меня вожделеешь. Неужели так понравился? Кстати, не прижимай так пиджак к телу. Больно будет, - это он так заботится обо мне или хочет, чтобы такая дура, как я, меньше прикасалась к его вещам? Но все сразу забылось, потому что совесть внутри меня завопила: «Ты должна помочь ему!». «И себе заодно», - скромно добавил мозг.
- Саске-сан, я должна помочь вам! У Вас же должна быть аптечка, правда? Во всех кабинетах она должна быть! – вместо ответа Саске осторожно, не делая лишних движений, чтобы не причинить себе еще больше боли, достал из ящика стола белый ящик с алым крестом.
-Только там нет ничего от ожогов… - предостерег он меня, но я уже рванула к столу. Пиджак все равно причинял боль, и я закусила губу, чтобы не застонать. Хотелось его снять, но это значило остаться перед глазами Саске в одном нижнем белье, которое тоже следовало бы снять, но об этом я даже и не думала. Саске тоже понял, что меня уговаривать бесполезно, и даже не пытался.
- Ничего-ничего, я сама сейчас… - одной рукой держала пиджак за края, чтобы он не раскрыл все тайны моего обнаженного тела, а другой я смешивала мази и присыпки. – Все готово, Саске-сан! Вы можете отодвинуть стул подальше, чтобы я смогла сесть на колени?
Саске на меня подозрительно посмотрел, но сделал все, что я просила. Я села перед ним на колени и стала осторожно втирать получившеюся мазь. Под моими руками он немного дергался сначала, но потом взял себя в руки. А дальше и совсем расслабился. Да и я пыталась причинить ему как можно меньше боли.
- Хьюго, а ты не боишься, что я сейчас могу возбудиться? А то ты слишком эротично сейчас выглядишь, и поза у тебя такая интересная, - его голос был немного напряжен, но в нем не читалось злости. Хорошо, а то я думала, что меня на кол посадят… После слов парня я немного засмущалась, но это было чисто инстинктивно, так как я была больше озабочена тем, чтобы не причинить боль. И на все окружающие звуки я реагировала как на комариный писк.
- Если бы и половина Вашей руки не были бы обожжены, то я бы с превеликим удовольствием ушла бы из этого кабинета. Но Вам нужна помощь и…
- А тебе, ты хочешь сказать, она не нужна? Если живот и грудь ты сама можешь намазать, то как же спина? Я не люблю оставаться в долгу, и извини, но мне придется притронуться к твоему девственному телу, - с иронией проговорил Саске. – И перестань так краснеть, это действительно раздражает!
-Хорошо, как Вы скажете… Только я сначала должна все закончить, у Вас еще плечо не намазано, а оно как раз сильнее всего болит, так ведь? – Саске даже не подумал ответить, лишь сильнее стиснул зубы, когда я, поднявшись на ноги и нависнув над ним, первый раз притронулась к плечу. Он лишь заметил, что моя туалетная вода неплохая, и она, как он выразился, напоминает детство. Потом Саске глянул мне в глаза, но я от смущения вновь отвела взгляд. К чему он это?
Все-таки, странный он. Когда я опять нависла над ним и опустила голову пониже, чтобы рассмотреть ожог поближе, один из моих локонов упал ему на шею и по его линии изгиба спустился на плечо. Он вдруг весь напрягся еще сильнее и, я заметила, сжал ручку кресла. Почему? Мои волосы – не стальные палки и не сосульки, чтобы от их прикосновения было больно. Тогда почему? Почему он так напрягся?
- Давай теперь я тебе… помогу, - почему-то на последнем слове он запнулся. Да что за странный человек?! – Снимай пиджак.
Тут я опять по непонятным причинам уперлась всеми ногами и руками. Вроде бы и сама понимаю, что нужно, но…
- Саске-сан, я сама могу. Честно! Мне ничуточки не больно! Совсем-совсем! Может не надо, а?
- Так… - в голосе парня послышались угрожающие нотки. – Во-первых, ты говоришь, как маленький ребенок, который не хочет менять подгузник. Во-вторых, я тебе не твоя мамаша и заставлять не буду, просто сорву с тебя одежду. При этом причинив боль, а вдруг нечаянно и лифчик зацепится за пиджак. Хьюго, перестань вести себя, как дура. Ты уже должна была вырасти и повзрослеть. А вот я не сопливый юнец, который будет кидаться на любую полуголую девушку с неприличными предложениями. Раздевайся, - Саске посмотрел в мои наполненные тревогой глаза и тяжело вздохнул. – Я никому не скажу, что видел тебя такой. Клянусь.
После этих слов мне полегчало. Саске – более или менее серьезный человек, и клятвами бросаться просто так не будет. Тем более, это действительно надо…
Я аккуратно повесила пиджак на спинку и, пытаясь прикрыться руками, опустилась на освобожденное для меня кресло. Когда к моей спине притронулись холодные кончики чувственных пальцев, я дернулась. Притихшая, как зверек в норке, боль опять разгорелась, как огромное солнце на моем теле. В кабинете раздался мой стон, который я не смогла удержать, как бы с собой не пыталась справиться. Больно… Но прохладная мазь и пальцы стали успокаивать боль, загонять ее обратно в свою нору.
Вдруг на моей шее я почувствовала поцелуи немного морозного мятного дыхания Саске. По моей коже стаей пробежали мурашки, по позвоночнику волной прошлось какое-то невиданное наслаждение, я шумно выдохнула и судорожно сжала подлокотники кресла. Теперь я начинаю немного понимать Саске… Я почувствовала, как он ухмыльнулся за моей спиной.
- Саске-сан, что Вы делаете?..
- Не обольщайся, Хьюго. Тебе же было больно, а мне так мама делала, и, о чудо, все проходило. А что такое? Не нравиться, когда я так делаю? – с интересом спросил он и вновь осторожно прошелся своим дуновением по всей длине позвоночника. Мои щеки загорелись, и я хотела что-то ему сказать, но через секунду все забыла, потому что весь кабинет заполнился злобным воем.
-Ах ты тварь! Да я тебя!.. – вопила Сакура. О нет… От моих щек в момент отлила кровь, и я поняла, что бледна, как лист бумаги. Нет, только не это… Она же теперь мне такое устроит… И вся компания будет про нас судачить… И Наруто узнает, и Киба… Нет! А я ведь даже ничего к нему не чувствую, это же все ложь!
- Хьюго, я закончил. Можешь идти. А ты, Сакура, лучше помолчи и сядь. Ты не пожарная сирена, чтобы издавать такие звуки, - Саске был холоден, как обычно.
Я даже не слушала, что он ей собирается говорить. Я ничего не слышала, потому что сразу выбежала за дверь. Только схватила свою грязную майку и накинула на липкие от мази плечи пиджак Саске… Дальше я со всех ног неслась в свой кабинет, чтобы меня никто не увидел, и чудом я оказалась в кабинете незамеченной… Это ужас, это невозможно!

0

80

Глава 14. Темные фигуры, кровавые шарфы и другой Саске

После наших с Саске кофейных обжиманцев моя жизнь превратилась в ад. Каждый раз, когда я заходила в приемную Саске, меня встречал такой взгляд ярко-зеленых глаз, что хотелось пойти и самолично купить веревку с мылом, чтобы повеситься в этой самой приемной. Но, что бы не сказал Саске Сакуре, никто, ни единая душа не намекала на какие-то отношения Саске и меня, из этого следовало, что Сакура не проговорилась и не проговорится. Но лучше от этого мне не становилось, я все время дрожала от стыда, когда сталкивалась взглядами с Сакурой, все время была в напряжении, боясь, что она кому-то расскажет то, что видела. Самое удивительное было то, что мое отношение к Саске улучшилось, хоть и самую капельку, и почему-то я стала чувствовать себя в его обществе немного (совсем-совсем немного!) раскованней. И мне было не так страшно, например, ехать одной с ним в лифте или находиться в его кабинете. Я даже заикаться при нем стала меньше, хотя мне кажется, что он этого даже не заметил, и все эти незначительные изменения были заметны только мне. Настолько они были незначительны…
Сакура теперь стала относиться ко мне еще хуже, но почему-то с какой-то снисходительностью. В один момент мне даже показалось, что она меня жалеет. И, в конце концов, у меня создалось впечатление, что Саске наплел про меня такое, что теперь я в ее глазах – бедненькая девочка-глубокий даун, которая бегает за Саске, повесив свой вожделеющий язык на плечо и смахивающая слюни по этому парню потными ладошками. Главное, чтобы сам Саске так не думал, но теперь смотреть на Сакуру мне было в миллионы раз сложнее… И сама Сакура как будто специально (хотя почему «как будто») стала одеваться еще вульгарнее, еще моднее, еще сексуальнее. Каждый день мне открывались все новые и новые виды одежды – тонюсенькие платьица, которые нужно носить без нижнего белья, высоченные каблуки, в которых обязательно надо класть ноги на стол, джинсы с такой низкой талией, что в туалет можно было ходить, не снимая этой вещицы. Хотя, все время хмуро замечала я в своих мыслях, Сакуре скрывать было нечего, каждая часть тела была идеальной – смазливое личико, аппетитные грудь и попа, изящный изгиб шеи, необычного цвета шелковистые локоны, пухлые губки, длинные ноги… Не сказать, что я завидую, но все равно было отчего-то неприятно видеть эту напомаженную красоту рядом с Наруто, Кибой, Саске… Если бы здесь работал Неджи, то я, наверное, завязала бы ему глаза своей шалью, чтобы не смотрел на Сакуру, как волк на сочный окорок. Единственное, что успокаивало мое сердце – это Сай, которые все время упрашивал меня прийти в мастерскую и позировать ему, пока он не напишет свою картину. И вскоре я поддалась на его уговоры к великому разочарованию Сакуры, которая уже готова была заменить меня. «Ну нет, - думала я, - обломись, красотка. Ты у нас не принцесса и не королева. Уступи свой трон другим!» И однажды вечером я все таки зашла к Саю. Там меня ждал очень неожиданный сюрприз.
- Хината! Наконец-то ты посетила мою студию! – радостно улыбнулся Сай, когда моя нога переступила порог его мастерской. – Только извини, я сейчас немного занят.
Его взгляд устремился на темную фигуру мужчины, сидевшую в дальнем углу этого помещения. Его лица было разглядеть невозможно, но я мысленно отметила его прямую осанку, гордый вид и какую-то заинтересованность к моей скромной персоне, которая струилась невидимыми потоками от его фигуры. Не знаю, может быть, женская интуиция подсказала мне про эти «потоки», либо мое воображение и самомнение разыгралось, но я явно чувствовала его интерес, у меня даже кожа немного начала покалывать под его пристальным взглядом. Я немного стушевалась и была готова уйти как в прошлый раз, когда Сай тоже не смог написать мой портрет. Увидев его огорченное и сконфуженное от такой проблематичной ситуации лицо, мне немного стало жалко Сая. Подделать с этим я ничего не могла, все зависело от темной фигуры в углу. Но парень в темноте молчал, все смотря на меня, как на куклу в витрине. Первое слово от него я услышала, когда уже повернулась к выходу из мастерской. Когда я услышала его голос, я чуть не подпрыгнула на месте. Саске?! Что у него с голосом?
- Извините, что помешал, - такой же глубокий и бархатистый голос, как у Учихи, разлился по всей мастерской. Но это был явно не он - я в детстве занималась музыкой, слух у меня был неплохой, поэтому я сразу заметила немного грубоватые нотки в голосе. Да, голос был грубее, но, тем не менее, он был так же приятен моему слуху. – Я сейчас же уйду, меня ждет моя невеста. Но я не мог не зайти к моему брату и посмотреть, как он ведет дела.
Из темноты вышел человек, очень похожий на Саске, но это был явно не он. Я даже потеряла дар речи - неужели люди могут быть так похожи друг на друга? Учиха Итачи был выше ростом, под его глазами залегли небольшие, совсем крохотные морщинки, угольные волосы были рассыпаны по плечам. Он был красив, он был мужественен, и он мне чем-то напомнил моего отца. На одну руку Итачи было накинуто пальто, рядом с ним стоял черный с серебристыми молниями чемодан. Его глаза, похожие на два угля, неотрывно следили за мной, а я вновь засмущалась. Он смотрит на меня так, как будто что-то знает обо мне, как будто хочет спросить меня о чем-то. А когда я вновь глянула на него, сминая смущение под прессом огромного интереса, заметила в его бездонных глазах искорку… вины? У меня лишь на одну секунду промелькнула мысль, что он смотрит на меня, как будто виноват передо мной в чем-то. Но… не может быть, мы с ним даже не встречались, разве что в далеком прошлом…
- Я уйду, как только вернется Шена, и меня навестит Саске. К нему в кабинет подниматься лень, тем более, там у него скучновато. А у Сая интереснее, тем более Шена собралась показать ему свои великолепные картины. Сейчас она за ними сбегает в машину, и я оставлю вас, не буду надоедать вам своим присутствием, - Итачи немного улыбнулся и вновь ушел в темноту. Мне стало неловко. Я здесь мешаюсь, я здесь лишняя. Сейчас сюда еще придут наверняка красавица-светская львица Шена и Саске. А я здесь лишняя. Саске, наверное, прогонит меня или посмотрит своим фирменным взглядом унижения… Не нужно было приходить, это вообще плохая идея - написать меня, я ведь не красавица, у меня даже ни одной фотографии хорошей нет. И я вновь почувствовала на своих плечах груз комплексов и стыда. Я сразу ссутулилась и уже готова была уйти, как в двери мастерской влетела девушка.
Вот кого-кого, но не Шену я могла назвать светской львицей, я даже, если честно, не могла назвать ее красавицей, хотя что-то в ней было особенное, была какая-то изюминка. Во-первых, если у Итачи была немного восточная внешность, то увидев Шену, я сразу поняла – она европейка. У нее были не очень большие миндалевидные глаза теплого зеленого цвета, желтоватая кожа с небольшим количеством веснушек и недлинный носик с совсем маленькой горбинкой. Эта горбинка только украшала ее, намекая на благородство и древние родство с какими-то графами или баронами. Не слишком пухлые губки были растянуты в приветливой улыбке. Волосы были какого-то странного цвета, они были светло-русые, но с серебристым отливом. Сначала я подумала, что они просто тусклые, но потом заметила некое серебро в волосах, когда девушка встала под свет лампы. Локоны были недлинные, доставали примерно до плеч, острижены они были в какой-то неровной, специально задуманной стрижке. Во-вторых, на девушке не было ни одного дорогого украшения, что очень странно, если знать, сколько у Итачи денег. Только на шее на обыкновенном кожаном шнурке болтался металлический волк. На ней были одеты светлые джинсы, темно-синяя майка и белая расстегнутая жилетка. Цокот от ее невысоких белых сапожек раздавался на всю мастерскую. Кожаный белый ремешок из длинных шнуров привлекательно покачивался из стороны в сторону при каждом шаге Шены. В-третьих, девушка была слишком… простая, что ли. Она не смотрела горделиво, ее глаза не застилала вымышленная величавость, ее шаги были быстры, они шла не этой плавной походкой, которой ходят все светские львицы, а обыкновенной, простецкой. В руках она сама, безо всяких дворецких-служанок-водителей, тащила огромные черные тубы, в которых лежали ее полотна. Как только она появилась со своим грузом в дверях, Итачи сразу же подошел к ней и выхватил ношу Шены. Она сначала стала немного сопротивляться, но быстро сдалась. Девушка улыбалась, и я сразу почувствовала к ней положительный настрой.
-Итачи, ну я сама могу донести… - устало сказала она, все еще надеясь, что жених отдаст ей тубы.
-Донесешь-донесешь. Когда родишь мне с десяток деток, тогда и донесешь. А сейчас даже не смей думать об этом. И вообще, я мужчина или кто? – в ответ на хмурые замечания Итачи, девушка весело подпрыгнула и чмокнула его в щеку. Глядя на эту картину, во мне проснулась зависть, но зависть белая. А так хотелось, чтобы у меня кто-нибудь отнимал сумки, говоря, что мне его детей еще носить… А так хотелось кого-нибудь так же чмокнуть в любой момент, когда только в голову взбредет… - Сай, я тебе оставлю их на столе, ладно?..
-Привет, - улыбнулась девушка мне. – А мы, похоже, незнакомы. Я – Шена, а ты…
-Хината. Я вот хотела уже уходить, чтобы не мешать…
-Что? Хината, да ты что? Не уходи никуда, я так хочу узнать новые сплетни из компании! Я хоть здесь и не работаю, но знаю всех работников! Мне так интересно, что тут происходило! А ты давно устроилась? И как тебе тут? С кем ты уже познакомилась? Как Куренай?
Шена взяла меня за руку и отвела в укромный уголок, пока Сай и Итачи распаковывали тубы и обсуждали какие-то скучные офисные проблемы. Девушка все время о чем-то рассказывала, что-то вызнавала у меня, пыталась вытянуть меня из моего обычного кокона скромности и забитости в обществе незнакомых людей. И, самое удивительное, у нее это прекрасно получалось! Через пять минут мы уже общались как давние подруги, шушукались о всякой ерунде, посмеивались над кем-то, шутили и узнавали друг о друге много интересного. Она рассказывала мне о Итачи, о том, как они познакомились, расспрашивала о Куренай, о Сакуре и Ино (над которыми посмеивалась), о Неджи. Не знаю как, но вскоре Шена уже многое знала о моей семье, о друзьях, о личной жизни, которой не было. У меня просто в голове не укладывалось, что это все выболтала я, на меня это было так не похоже. Но почему-то о том, что я ей многое рассказала, я ничуточки не жалела.
Оказывается, что Итачи и Шена приехали в Токио ради главы клана Учиха, ради Огето Учиха. Как я поняла, пару дней назад Итачи и Саске позвонил главный врач больницы, в которой лежит Огето, и сказал, что ему все хуже и хуже. Болезнь все сильнее и сильнее схватывает его и тянет в лапы смерти. И Итачи приехал к отцу на пару дней, чтобы повидаться с ним. А Шена увязалась за Итачи, тем более Огето – ее будущий свекор.
К приходу Саске я и Шена насмеялись так, что у нас уже прилично покалывало в животе от безудержного смеха. Ну еще бы, ведь Шена рассказывала мне, как Сакура пыталась отбить у нее Итачи, ведь с самого начала Сакура охотилась на него, лишь к тому моменту, как в компанию пришел Саске, Сакура от него отстала. Шена рассказывала мне, как Сакура подстраивала ей козни и чуть ли не лежала на рабочем столе у Итачи, а он сам убегал подальше от розоволосой.
Саске на нас подозрительно глянул, когда с нашей стороны раздался задорный смех, потом он подошел к нам и галантно поцеловал ручку Шене, а мне приветливо (Саске!!) улыбнулся и кивнул. Я немножко засмущалась, и мои щеки вновь залились розоватым румянцем. Саске в ответ лишь хмыкнул.
Но вскоре наше с Шеной веселье кончилось, и они с Итачи, обсудив картины девушки с Саем, ушли, оставляя нас втроем. Я думала, что Саске сразу же уйдет из мастерской, но когда он произнес:
- Сай, я посижу у тебя немного, о`кей? У меня там в кабинете этот старый пенек Орочимару засел, меня ищет, но, упаси Боже, я не пойду с ним встречаться! Ни за что! – Сай почему-то понятливо улыбнулся и кивнул. Кто такой Орочимару, я не знала, но то, что его побаивался (или презирал) сам бесстрашный Учиха, меня поразило. Но когда до меня дошло, что я должна находиться полуголой в обществе Саске, по моему телу прошла волна страха. Неужели ему одного раза не хватило? Ну пошел бы к Кибе или Наруто, но почему именно к Саю, особенно когда здесь я!
- Закон мирового свинства… - непроизвольно вырвался у меня шепот, я понадеялась, что его никто не услышит.
- Да, Хьюго. Тебе не везет, что тебя окружают такие поддонки, как я… - вдруг горячий шепот коснулся моего правого уха, и я залилась алой краской. Ну почему он такой ушастый?! Его негромкий смех раздался позади меня, и Саске отошел и присел в тот же темный угол, в котором сидел его брат. И почему-то я вновь почувствовала такие же потоки интереса и его неотрывный взгляд…
К моему великому удивлению, компания Саске оказалась не неприятной, а даже наоборот, очень интересной. Во-первых, когда Сай сам, потому что все его работницы уже разошлись по домам (был уже поздний вечер), делал мне прическу, Саске (!) давал ему советы, что мне будет лучше. Я сама немного офигела, когда Саске стал говорить, что мне лучше распустить свои волосы, чтобы они своей чернотой подчеркивали белизну моей кожи, когда он стал советовать, чтобы я одела белое платье вместо зеленого, и чтобы я накинула на плечи кроваво-красный шарф. Во-вторых, когда дело дошло до самой картины, Саске стал ехидничать и острить над моими позами, в которых я застывала, чтобы было красивее. Я безуспешно пыталась на него злиться и, заикаясь, пыталась ответить ему, но вместо этого у меня лишь вырывался несдерживаемый даже огромным усилием воли смех. А Сай так вообще хохотал за своим мольбертом, все время пытаясь сосредоточиться. Хоть он и называл некоторые позы «каракатицей на велосипеде», «лягушкой в миксере», «выдрой в брачный период», я все равно не обижалась, хоть и сильно пыталась, потому что понимала – он говорит всю правду, и я сама это прекрасно понимаю. И в-третьих, когда он сам встал рядом со мной в своем безупречном костюме и со своими великолепными волосами цвета вороньего крыла, я совсем расплылась и чуть не упала в обморок. Он осторожно приобнял меня за плечи, наклонился ко мне поближе и закинул мой красный шарф себе на плечо. Мне ничего не оставалось, как облокотиться на него и вскоре из-под мастерской руки Сая вышли наброски, которые я просто пожирала глазами, когда увидела.
О да, это было просто волшебно… Мы с Саске стояли на обыкновенном белом фоне, который только подчеркивал наши фигуры. Мой шарф и мои волосы оплели его, а он наклонился к моему уху, как будто что-то шепча. Я улыбалась одним уголком напомаженных ярко-красной краской губ и капельку смущалась. На мне было свободное белое платье до пола со шлейфом, юбка которого взлетела вверх, оголяя мои ножки в алых чулках. И алый кровавый шарф, одним концом как будто привязывающий к себе Саске, а другой конец взмывал ввысь. На моем белоснежном лице остро выделялись лишь кровавые губы, а на лице Саске – бездонные угольные глаза. У меня захватило дух, и я могла вечность разглядывать эту картину – ее плавные линии, ее философский смысл, ее воздушность и чудесность, но когда я увидела время на часах в углу мастерской, мне стало плохо.
- О Господи, час ночи! Не может быть! Неджи меня убьет! – быстро переодевшись и отказавшись от предложения Саске и Сая меня подвезти, я скрылась во тьме ночи… Которой до смерти боюсь…

0


Вы здесь » Аниме и Вокалоид♔Asian Lovers♔ » Наруто » Фанфики Саске и Хината


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC