Аниме и Вокалоид♔Asian Lovers♔

Объявление

Админы:Хио, Айри,Noriko,Elina, Лана***Модерация:,Kanoe,Nohiko,Иришка,Меg@ K@v@й,i
Печенька с предсказанием ******

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аниме и Вокалоид♔Asian Lovers♔ » 18+ » Яой по Attack on Titan(Атака Титанов)


Яой по Attack on Titan(Атака Титанов)

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

ну что ж,я вроде как новенькая:3
И первое что мне поручили это сделать парочку яойных темок на разные аниме,начнем с моего любимого
http://r.readmanga.ru/auto/08/81/42/0.jpg_res.jpg
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/8/101/47/101047842_5163620_0cover.jpg
http://cs425925.vk.me/v425925969/1814/8hYYlF5wtGY.jpg
http://cs409924.vk.me/v409924233/86f1/8B2McmQa2qc.jpg
http://cs314330.vk.me/v314330233/6d13/r2xG3kcccXk.jpg
http://cs311720.vk.me/v311720071/49d5/BKGAmVesT78.jpg
http://cs417528.vk.me/v417528094/6567/BulvAR1EwHI.jpg

Теги: Фанфики

0

2

Обучение

Автор: Vitce
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Эрен/Ривай
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), PWP
Предупреждения: Кинк
Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1

Описание:
Нестандартные методы капрала Ривая.

— Нет, это никуда не годится, — Ривай едва заметно стиснул тонкие губы. Он стоял в воздухе совсем рядом — прямой и твердый, как хлыст, его натянутые стальные тросы почти не раскачивались, только еле слышно пели. — Даже в мешке с картошкой больше ловкости и уравновешенности. Может, нам выпускать против титанов мешки с картошкой?

Эрен коротко оскалился и попытался слегка изменить положение. Ремни врезались в грудь, стиснули бедра. Воздух расступился, дернул за левую ногу, будто Эрен пытался ступать по болотной трясине. Мышцы сводило от непрерывного многочасового напряжения, казалось, они тоже сделались стальными тросами, растянутыми, дрожащими, ходящими ходуном.

— Ты всегда такой мудак? — Эрен ожидал на свой злой несдержанный вопрос какой угодно реакции. Но Ривай только холодно посмотрел в ответ.

— Если это спасет жизни моих людей, — щелкнули крепления, секундно вжикнули, втягиваясь, тросы, и Ривай мягко приземлился на деревянный настил. — Я готов стать хоть дьяволом во плоти.

Гибкий, хлесткий, он перекатился с носка на пятку, взметнув вокруг себя облако странноватой прохлады и чистых, душистых, почти женских запахов. Когда Ривай подошел ближе, Эрен ощутил эту ауру особенно четко.

— Почему же "стать", не надо прибедняться, — пробурчал он еле слышно, щурясь в густой темнеющий закат. Когда на спину легла узкая жесткая ладонь, он прикрыл глаза. Почему-то сделалось стыдно и смешно. Весь мир казался нелепым, а Эрен был его нелепейшей точкой — неловкий, напряженный, болтающийся тут в путанице веревок и ремней.

— Никуда не годится, — повторил Ривай, и его пальцы старательно ощупали линию спины Эрена, каждую его мышцу. — Такое ощущение, что ты на параде маршируешь или караул возле дворца несешь. Может, тебе лучше было бы отправиться в королевскую полицию.

— Что не так с моей спиной? — Эрену хотелось огрызнуться — да он просто обязан был вспылить! — но вместо того он просто замер, окаменев еще сильнее, боясь шевельнуться — только подрагивали сведенные икры и стопы.

Ривай медленно провел прохладными ладонями вдоль его тела — от плеч и лопаток, по бокам и бедрам. Краем глаза Эрен видел его хмурое отрешенное лицо с четкой неприязненной складкой возле губ.

— Ты действительно считаешь, что можно удержать равновесие, вообразив, будто твое тело — гранитная глыба? — Эрен едва дышал — тонко позвякивали пряжки и заклепки ремней, когда Ривай запускал под них пальцы, изучая каждый сантиметр его, Эрена, мускулатуры.

Почему-то невыносимо кружилась голова, да так сильно, что последние пятна закатного солнца рассыпались мазками под стиснутыми веками, а потом заполонили весь мир мерцающим алым маревом. Крошечные глотки воздуха обжигали глотку, легкие, ребра, стекали жаром ниже, в живот и в пах. Ривай надавил на живот Эрена — под его рукой по телу прошла короткая судорога.

Прикосновения были мягкими, осторожными, методичными, как на врачебном осмотре, и все же Эрен с ужасом понимал, что по телу расплывается медленная густая истома.

— Я хочу, чтобы ты перестал напрягаться. Расслабил все мышцы до единой, — сказал Ривай серьезно.

— Тогда я кувыркнусь отсюда. Я уже достаточно бился головой.

— Заметно. Не кувыркнешься, я придержу.

Он и правда подхватил Эрена с двух сторон, для такого невысокого легкокостного тела в его руках оказалось удивительно много силы. Ривай стоял совсем рядом, его дыхание касалось влажной от пота кожи над воротом. Эрен стиснул зубы под его твердым упрямым взглядом. И расслабился — растекся в воздухе. Тросы на секунду будто провисли, а потом неумолимая сила тяжести поволокла его тело, закручивая, переворачивая.

Падение не состоялось — Ривай удержал его. Эрен висел в его руках, чувствуя отзвуки напряжения, усталое гулкое гудение во всем теле.

— Хорошо. Теперь попробуй не напрягаться полностью. Задействуй только действительно необходимые тебе мышцы, — его ладони заскользили вниз, Эрен остро и четко чувствовал каждый миллиметр их продвижения. Слишком низко. Он снова окаменел — целиком и в один миг.

— Я способен держаться в воздухе и без всего этого.

— Поэтому тебя съели в первом же бою, — Ривай отступил на шаг. — Кажется, ты ничего не делаешь наполовину, да? Балансировка так не работает, — он помолчал секунду, а потом безо всякого перерыва спросил, — ты когда-нибудь занимался сексом?

— Что? Какое это имеет отношение?! — Эрен сбился с ритма, с привычного положения и движения, его повело, качнуло, и он неловко, кособоко выправился, заваливаясь на бок.

— Самое прямое, — отозвался Ривай и придвинулся вплотную, дернул его за ворот, провел ладонью по груди и животу, но уже не отстраненно — лаская.

— Какого хрена?!

— Еще слово, и тебе снова придется вспомнить, что я, помимо всего прочего, умею неплохо причинять боль, — невозмутимо заметил Ривай.

Эрен задыхался, вздрагивая от прикосновений, но и не имея возможности уйти от них. Легкая, свободная и максимально подвижная система ремней оказалась для него ловушкой — неосторожное движение могло стоить ему падения. Ривай гладил его спину, лопатки, прошелся по заднице и бедрам, и Эрен невольно приподнимался на месте в своей сбруе, слегка разводя ноги.

— Да лучше три раза избей меня, придурок. Ты на всю голову пришиблен! — сдавленно прохрипел он, глядя сверху вниз на невозмутимого, какого-то расслабленного Ривая. Тот не ответил, только каким-то быстрым безотчетным движением облизал губы и усмехнулся.

Его пальцы аккуратно методично расстегнули пуговицы на брюках Эрена и скользнули внутрь. Когда прохладная ладонь сжала раскаленный член, Эрен взвыл. Ривай придерживал его, не давая упасть. Расширенными глазами Эрен посмотрел вниз, туда, где бледные пальцы сдавливали головку его члена, вытягивая и размазывая капли смазки. Большой палец обводил, тянул крайнюю плоть, гладил влажную щель. Гладкая кожица вишнево глянцевито блестела, скрываясь в двигающемся кулаке и снова выныривая. Вечерний холодок обжигал разгоряченную кожу. Взгляд приклеился к этой картинке, казалось, даже если закрыть глаза, она отпечатается на обратной стороне век. Эрен часто-часто дышал приоткрытым ртом, чувствуя острую жаркую судорогу, то и дело скользящую от пяток до макушки. Не удержавшись, он вцепился в плечи Ривая, стиснул их, но тот ничего не сказал, только придвинулся еще ближе, почти зажимая свою руку между их телами. Его свободная ладонь накрыла задницу Эрена, сжала, разминая ягодицы.

Только в этот момент Эрен понял, что мышцы больше не напряжены — сокращения проходили по ним мягкой волной, вместе с движениями руки Ривая, вместе с ритмом его дыхания на шее. И все же тело находилось в идеальном равновесии, только размеренно пели тросы.

Эрен немного наклонился, склонился, ткнувшись в волосы Ривая, еще шире разводя ноги, чувствуя, как жар собирается в паху, течет, гулко вибрируя, будто он сам обратился в натянутый трос и теперь поет под чужими движениями.

— Эй, — он неловко хлебнул воздуха, выдохнул со стоном, — эй, стой! Я сейчас...

Ривай только резче задвигал рукой.

Эрен кончил посреди движения, неловко задергался, вцепившись в Ривая, едва не перевернулся вместе с ним, захлебываясь сдавленным криком. Мир трепетал и звенел, и Эрену казалось, что он парит безо всяких тросов.

***

Солоноватый привкус таял на языке, соскальзывал в горло и жег губы странным незнакомым жаром. Эрен снова лизнул сосок, потянул прижатую ремнями рубашку еще немного в сторону, опять лизнул. Ривай внимательно смотрел на него шальными посветлевшими глазами. Если приглядеться, можно было заметить, что зрачки-точки пульсируют, бьются и пляшут, как крошечные черные дыры.

— А ты-то сам также учился балансировке? — коротко выставив зубы в злом оскале, спросил Эрен. Он пытался представить Ривая беспомощно распятым на тросах, дрожащим от острого возбуждения.

— Нет, у меня просто врожденный талант, — хрипло отозвался он.

— Сукин сын, — Эрен дернул его за полы рубашки, прошелся ладонями по выставленным ребрам. Ривай поглядел серьезно и немного насмешливо, так, что немедленно захотелось встряхнуть его, приложить об резную спинку кровати. Ремешки сдавили светлую кожу там, где Эрен успел вытащить из-под них ткань, и выглядело это совершенно безумно.

Возбуждающе.

Он подался ближе, замирая на секунду, прежде чем торопливо и резковато поцеловать его. Многочисленные пряжки и заклепки цеплялись друг за друга, клацали, царапали кожу сквозь одежду.

— Ты начинаешь повторяться, — Ривай изогнулся, ловкий, текучий, как змея, прижался еще теснее, так что металлическая кайма ремня и твердый стоящий член вжались в бедро Эрена. Тот коротко нервно прикусил губу, сполз ниже, скользя языком по открытым мышцам живота. Под прохладным влажным касанием они судорожно сокращались. Бедра, плотно обтянутые форменными брюками, подрагивали.

Эрен торопливо зашарил по телу Ривая, ощупью расстегивая пряжки, растягивая и ослабляя ремни, просто чтобы забраться под них ладонями. Лямка съехала с плеча вместе с рубашкой, а те, которые плотными кольцами охватывали бедра, — сползли, когда Эрен потянул брюки к коленям, освобождая член. Налитая головка мягко и гипнотизирующе качнулась в обрамлении поясных и сползших к талии нагрудных постромков.

Ривай задергался, стягивая с себя одежду, ремни — все, что только можно. Его тело переливалось в руках, как вода, утекало, ускользало от прикосновений, а потом снова подавалось ближе. Когда прохладные руки принялись расстегивать пуговицы — аккуратно, последовательно, методично — у Эрена перехватило дыхание. Он тоже заерзал на месте, не отрывая расширенных глаз от согнутого колена Ривая, от тонких волосков вокруг его мошонки, выступающих костей и жестких сухих мышц. Для разведотряда, для работы с приводом вообще, у него было идеальное телосложение. Чем легче боец, тем он подвижнее, маневреннее, ловчее. Тем больше у него шансов выжить.

Сейчас Эрену было плевать на выживаемость, на нужды разведотряда, он просто наслаждался видом Ривая, сочетанием его легкости и жесткой хлесткой силы. Он смотрел с таким тяжелым отрешенным вниманием, что горло сводило белезненно-острым возбуждением. Наклонившись, Эрен торопливо поцеловал колено, нежную внутреннюю поверхность бедра. Пальцы путались в собственной сбруе. Ривай подался ближе, отстранил его руки с мрачным "хочешь-чтобы-было-сделано-сделай-сам" видом и расстегнул еще две пряжки. Мешанина упряжи съехала сама, легла змеиными кольцами вокруг бедер. Эрен приподнялся, позволяя стянуть ее вместе с брюками.

Было что-то чертовски уязвимое в том, чтобы сидеть вот так, совершенно голым и возбужденным до безумия, перед самым главным мудаком из всех мудаков, каких Эрен только встречал в своей жизни.

— И что, мы так и будем ничего не делать? Может, в шахматы сыграем? — Ривай на секунду презрительно скривился, уголки его губ прыгнули вниз, а в следующую секунду Эрен уже прижал его к постели, придавил всем весом, скользя ладонями, вылизывая, прикусывая и посасывая, оставляя мокрые, стынущие дорожки.

Их члены скользили вдоль друг друга, смазка смешивалась, и густой незнакомый запах обволакивал тела, подстегивая желание. Ривай приподнимал бедра, жмурясь, как-то болезненно и четко хмуря брови. От взгляда в его посветлевшее лицо у Эрена в животе образовалась гулкая пустота, будто кто-то наживил внутренности на крючок и рванул леску. То же ощущение преследовало его в первые разы, когда он несся над землей, полагаясь на тонкие металлические тросы. Сейчас мир набирал скорость далеко внизу, и Эрен уже не мог остановиться — даже если бы захотел.

Он торопливо терся бедрами о бедра, соскальзывал, никак не мог подстроиться, поймать ритм, задыхался, плыл в этом дрожащем, звенящем, летящем вокруг мареве. Каждая дрожь, каждый всплеск пульса, каждое движение Ривая отзывалось в теле Эрена.
Сжав пальцами напряженные бедра, он притиснулся, притерся еще ближе, скользя головкой между разведенных ягодиц, задевая его поджавшиеся яички.

Мир улетал назад все быстрее и быстрее — все дальше. Эрен вдавливал Ривая в матрас, вглядываясь в его искаженное яркое лицо, нес лихорадочным сбивчивым шепотом какой-то бред и смаргивал пелену. Земля все неслась и неслась навстречу, гудели ненадежные тросы — последняя опора. Оскальзываясь ладонью по мокрому от пота животу, Эрен стиснул член Ривая, медленно надавливая, разминая его задний проход, постепенно раскрывающийся навстречу проникновению.

Он кончил, едва успев войти хотя бы на пару сантиметров — так жарко стиснуло его. Тросы оборвались, жалко взвизгнув на прощание, и Эрен упал, но не вниз, а прямо в светлое раскаленное небо. А через секунду Ривай забился под ним, вскрикивая неожиданно громко и сорванно, теплая сперма испачкала пальцы, забрызгала живот.

Эрен отдернулся, подался назад, секунду посмотрел расширенными глазами, как вытекают белые капли из задницы Ривая, и упал рядом с ним, распластался, чувствуя густую смесь острого стыда и томительного жаркого удовольствия.

— Охренеть, — приглушенно пробормотал он, — я даже войти не успел.

Ривай молчал, его ребра часто вздымались, он то и дело облизывал губы, будто пытался что-то произнести, но не мог.

— Всему-то тебя приходится учить, — выдохнул он наконец, искоса поглядев на Эрена со странным, незнакомо-мягким выражением.

— Ну, зато энтузиазма и желания учиться у меня хоть отбавляй, — Эрен совершенно по-идиотски улыбнулся в потолок.

0

3

Слабость

Автор: Жёлтый клоун
Беты (редакторы): Billy Dietrich
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Райвель/Эрен, намеком Ирвин/Райвель
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Драма, Психология, Hurt/comfort
Предупреждения: Насилие, Секс с несовершеннолетними
Размер: Мини, 9 страниц
Кол-во частей: 3
Статус: закончен

Описание:
Он правда достал. Своими неосторожными взглядами, случайными касаниями… Навсегда отложившимися в памяти военного «Знаете, капрал, а вы мне нравитесь», «Может быть, я вас даже люблю, вы против?..» Своей вертлявой задницей, которая с недавних пор стала маячить перед лицом самого брезгливого человека в армии. Возможно, последнее было уже личными закидонами мужчины, он не только думал об этом – он был уверен. Его не шибко привлекали парни, но с образом жизни скаута выбирать не приходилось.

Примечания автора:
Старалась избежать ООС, честно.
Часть первая

Глупый мальчишка. Глупый, пустоголовый, наивный… Нет, не бесполезный, хотя это тоже спорный вопрос. Глупый.

- Знаешь, Эрен… - сильные руки удерживают запястья зеленоглазого парня, прочно и крепко перематывая и связывая их ремнем, не выпуская – несмотря на все попытки жертвы вырваться. – Когда люди признаются в любви, они открывают свои слабости. Когда люди начинают навязываться, они начинают нервировать. Если ты признался в любви, не стоит навязываться – потому что этот человек будет знать твою слабость. Я говорил ведь тебе это уже, да? Но ты не послушал.

Эрену страшно. Нет, капрал не выглядел более взбешенным, чем обычно, он был спокоен, холоден и расчетлив, как и всегда. Но парня пугали интонации в голосе мужчины, который в конце концов сорвался. Сорвался, как любой человек, схватил мальчишку и просто перетянул ему руки за спиной, грубо швырнув спиной на стол, от чего у Иегара заныли кости.

- Ты и правда идиот, - ухмыляется Райвель, видя, как парень пытается приподняться, и, сделав всего один шаг, вновь впечатывает его в стол. Достал. Он правда достал. Своими неосторожными взглядами, случайными касаниями, какой-то щенячьей преданностью… Своими навсегда отложившимися в памяти военного «Знаете, капрал, а вы мне нравитесь», «Может быть, я вас даже люблю, вы против?..». Своей вертлявой задницей, которая с недавних пор стала маячить перед лицом самого брезгливого человека в армии. Возможно, последнее было уже личными закидонами мужчины, он не только думал об этом – он был уверен. Нельзя сказать, что его шибко привлекали парни, но мальчишка был что надо, да и с образом жизни скаута выбирать особо не приходилось. Постепенные навязывания стали раздражать, и поэтому Райвель решил воспользоваться моментом. – Я – твоя слабость. Я об этом знаю, а еще… Ты никогда не причинишь мне боль без особой нужды. Даже сейчас, - грубая рука привычно проходит по мальчишескому бедру, и тот дергается, пытаясь увильнуть, - ты бы мог спокойно дать мне ногой в нос… При желании. Но не сопротивляешься, на помощь не зовешь. Почему, Иегар?

Зеленоглазый неловко ерзает, пытаясь отстраниться, не дать сильным рукам вновь сжать его бедра, распахнуть куртку, начать расстегивать рубашку… Не выходит.

- Почему ты просто пытаешься увильнуть? – приподнимает бровь капрал, с легкой улыбкой глядя на подопечного. – Я же тебя прямо здесь могу оприходовать, и никто не помешает ведь.

- Вы же заведомо сильнее, - наконец, подает голос Эрен, стараясь отвести глаза. – Начну орать – выбьете зубы. Начну сопротивляться – сломаете что-нибудь, вам же меня не жалко, я ведь регенерирую быстрее людей.

- А, вот оно что, - чуть удивленно протягивает Райвель, присвистывая, и замирает, прекращая раздевать парня. – Боишься?

- Нет, знаете, я просто от радости готов скакать при одной мысли, что Ваше Сиятельство собирается меня трахнуть! – зло шипит зеленоглазый, еле сдерживая слезы. Не больно, не страшно – обидно, что умудрился влюбиться в такую сволочь. Любимую, прекрасную, сильную, независимую сволочь.

- Я не о том, - сквозь зубы цедит капрал, пытаясь успокоиться. Он не особо любил избивать подопечных, но иногда этого требовало их воспитание. – Ты боишься, что я тебя изобью?

- Это немного неприятно может быть, знаете ли, - соглашается парень, закусывая губу и напрягаясь – слишком уж долго мужчина не предпринимает никаких действий. – Я не мазохист.

- Правда? А по тебе не скажешь, - вспоминая недавние нарывательства подчиненного, хмыкает военный. Он будто и правда напрашивался на его кулак.

- Нормальные люди боль не любят, - ухмыляется парень, про себя отмечая, что опасность изнасилования отодвигается на второй план, заменяясь светской беседой. – Вам же не нравится получать травмы?

- Мне за это платят, - нахмурившись, отвечает Райвель. Вздыхает, упираясь в столешницу руками, и наклоняется, заглядывая мальчишке, который уже успел облегченно вздохнуть, в глаза. – Ты зря расслабился, я все равно сделаю это. У здоровых мужчин есть потребности.

Серые глаза сужаются, и под пристальным взглядом капрала Иегар заметно краснеет, нервно озираясь, вздрагивает, когда холодные руки начинают задирать его форменную рубашку, скользя по теплому телу, и снова начинает ерзать.

- Ка… Капрал… - немного неловко бормочет он, но ему не удается отвлечь мужчину – тот уже, пробежав быстрым взглядом по худому телу, довольно ухмыляется и начинает нетерпеливо отстегивать форменные ремни, не дающие просто снять брюки. – Капрал… Я… Не буду сопротивляться…

- О чем я говорил, - подмечает Райвель, видя, как зрачки мальчишки сужаются, вполне себе представляя, что тот чувствует: сам когда-то оказался в подобной ситуации, и ему тоже хватило ума подчиниться более сильному – обошлось без травм, да и было в принципе это неплохо. Хотя, с тех пор мужчина ни под кого больше и не ложился, позволяя такое лишь тому белобрысому засранцу, да и то изредка.

- Поэтому… - нервно продолжает Эрен, пугливо отшатываясь, когда капрал наклоняется к нему, согревая теплым дыханием шею, и сглатывает, испуганно бегая взглядом по потолку комнаты. – Давайте… Пройдем в спальню, удобнее будет.

- Эм? – вновь удивленно переспрашивает Райвель, замирая – а ведь только хотел поставить метку. Неприятно признавать, но этот мальчишка обладал довольно неплохим телом, а значит, его вполне можно было использовать несколько раз – главное, чтобы никто больше не прикоснулся. Это чувство даже можно было назвать симпатией, породившей некое собственничество, но ни о какой любви, которую так упорно воспевал Иегар, тут речи, конечно, не шло.

- Просто… Тут из мебели только жесткий стол… - строгий взгляд серых глаз, и связанный икает, смущенно сводя колени, что упираются острыми голенищем сапога в бедра капралу, но тот не скидывает ноги парня, заинтересованно на него смотря. – Я никуда не денусь, а в случае чего, вы всегда меня догоните…

- Это все? – хмыкает мужчина, кладя голову набок – у него даже возникает какое-то чувство дежавю, от чего по телу пробегает какая-то сладостная тягучесть.

- И, как я уже говорил, я не хочу боли, - чуть тише добавляет зеленоглазый, глубоко вздыхая, и, чуть дрожа, поднимает взгляд на удобно устроившегося между его ног военного, который, помолчав пару секунд, кивает, отходя. Подбирает висящий на стоящем неподалеку стуле плащ и, понаблюдав пару секунд за безуспешными попытками парня приподняться, сам хватает его за руку, стараясь не вывернуть сустав, помогает принять сидячее положение, задумчиво развязывая ремень, стягивающий тонкие запястья Эрена.

Тот охает, чувствуя прилив крови в уже затекшие конечности, и начинает быстро их растирать, чтобы избавиться от неприятного покалывающего ощущения. Кидает немного испуганный взгляд на начальника, который уже задумчиво поправляет накрахмаленный белый воротничок, и начинает медленно застегивать пуговицы своей рубашки, чтобы не вызвать ни у кого подозрений. Да и вообще, идея ходить по штабу с оголенным торсом восторга у мальчишки не вызывает, как, в принципе, и то, что должно скоро произойти.

- Ты долго еще возиться собираешься, барышня? – словно выныривает из омута мыслей зеленоглазый и вздрагивает, как от удара хлыстом по спине, мгновенно выравниваясь. Кидает неловкий взгляд на стоящего рядом Райвеля, рвано вздыхает и нехотя кивает, спрыгивая со стола.
- Только…

- Что? – тут же прерывает его мужчина, вновь поправляя воротничок – это, наверное, его привычка, что, в принципе, только дополняет его образ аккуратного чистоплюя. – Решил отказаться? Так я тебя прямо здесь вырублю.

- Н-нет, - икает подчиненный, косясь взглядом на закрытую дверь. Все равно знает, что это бесполезно. – Я просто… Можете как-нибудь поосторожнее?.. – не заканчивает он мысль, но опускает взгляд.

Нельзя сказать, что никогда не думал о таком – здоровый парень, конечно, мысли о сексе возникали, но… Не так он себе это представлял. Не так. И уж конечно не мог подумать, что окажется снизу, но… Сейчас вариантов просто не было. И быть нежным капрал явно не собирался.

- Посмотрим, - снисходительно бросает Райвель, облизывая губы и, похоже, уже предвкушая предстоящее веселье. Размашистым шагом срывается с места, замирая в дверях, начиная возиться с замком, который предусмотрительно запер, и кидает вопросительный взгляд на подчиненного.

- Ты идешь, или как?

- Д-да, - робко отвечает тот, отправляясь вслед за мужчиной…
Часть вторая

В комнате капрала было чисто и светло, но совсем не уютно, и Эрен от этого почувствовал себя еще хуже. От одной мысли о предстоящем ему уже становилось не по себе, а тут еще эта стерильная чистота и…

Его мысли прервал легкий удар ниже пояса - хозяин комнаты мягко подтолкнул подчиненного внутрь, заходя следом и закрывая дверь.

- Обувь под стул, сам на постель. Давай, шевелись, - привычно пробормотал Райвель, размашистым шагом доходя до деревянного стула и сбрасывая на него плащ, правда, тут же начиная аккуратно расправлять образовавшиеся складки и, совсем не замечая, как парень на ватных ногах приближается к кровати, игнорируя слова товарища по оружию. – Эй, обувь!

- Д-да, - чуть дрожащим голосом отвечает Иегар, покорно кивая, и стягивает свои сапоги, осторожно ставя их рядом с прикроватной тумбочкой, залезает на постель и поджимает ноги, испуганно поднимая глаза на подошедшего мужчину.

Тот пару мгновений вглядывается в зеленые глаза, а потом чуть приподнимает подбородок подростка, все так же пристально изучая его, словно пытаясь запомнить каждый изгиб, каждую ямочку. Вздыхает и перехватывает запястья мальчишки, который дергается и подсознательно пытается вывернуться, правда, все так же безысходно глядя на капрала, который, цыкнув, закатывает глаза.

- Да я еще ничего не делаю…

- Но думаете ведь, - прикусывает губу тот, все же выворачивая руки из цепких, а сейчас ослабившихся захватов, а потом обнимает себя, понурив голову. – Пообещайте, что не навредите мне.

Мужчина скептически осматривает худого парня и, хмыкнув, складывает руки на груди, продолжая прожигать Эрена взглядом, а тот прямо чувствует его и вздрагивает, когда слышит следующие слова.

- Просто раздевайся, - и, видя, как мешкает подросток, сам вздыхает и наклоняется, начиная расстегивать многочисленные форменные ремни, правда, не заканчивает, поднимая взгляд на Иегара. – Что, перед девчонками тоже стесняешься?

- Я не стесняюсь, - чуть дрожащим голосом отвечает тот, вздрагивая, и уже сам заканчивает отстегивать ремни, внимательно глядя на капрала. – Я боюсь.

Мужчина задумчиво чешет нос и еле заметно улыбается, когда мальчишка трясущимися руками начинает расстегивать пуговицы хлопчатой рубашки, вздрагивая, когда холодные руки Райвеля проскальзывают под нее, вызывая мурашки.

- Ты девственник, - он утверждает, а не спрашивает, и Эрен кивает, пытаясь отстраниться, когда уверенные ладони капрала скользят чуть выше, щекоча ребра и подхватывая мальчишку под руки. Оголяют худые плечи, и парень вздрагивает от сквозняка, тут же удивленно косясь на мужчину, который тихо продолжает. – Мне даже не хочется причинять тебе боль.

- Я совсем не против этого вашего желания, - находит в себе силы улыбнуться Иегар, правда, отшатываясь, когда скаут пытается коснуться его лица кончиками пальцев. Видит, как взгляд капрала, только подобревший, снова изменяется, становясь холодным, и прикрывает глаза, совсем не ожидая аккуратного поцелуя в подрагивающее от холода плечо.

Райвель в душе смеется. Собирался изнасиловать, чтобы не лез больше, а теперь сам нежничает, чтобы не спугнуть мальчишку. Хотя, так и правда лучше – не придется удерживать, угрожать.

Холодные руки, наконец, стягивают белоснежную рубашку с Эрена, и капрал задумчиво начинает избавляться уже от своей одежды, внимательно наблюдая, как подросток уже сам, похоже, чуть осмелев, расстегивает свои брюки. Пока хозяин комнаты медленно развязывает свой любимый платок, жертва уже успевает раздеться до конца, начиная нагло пялиться на мужчину, который ухмыляется, приподнимая бровь.

- Проблемы?

Эрен отводит взгляд, начиная нервно ерзать на идеально чистых простынях, но шарахается в сторону, когда снова чувствует холодные руки на своих плечах, правда, это совершенно не мешает Райвелю удержать его, заглянув в зеленые глаза.

- Не сопротивляйся – тебе же лучше будет, - правда, капрал тут же вздрагивает, когда худые руки товарища по оружию обвивают его талию, а лохматая голова упирается уже в голую грудь, прижимая к себе. – Не понял?

- Ну, вы мне все-таки нравитесь, - тихо бормочет Иегар, прикусывая губу. Он сам не понимает, почему сейчас это делает, и, когда грубые пальцы мужчины хватают его за волосы, оттягивая и заставляя запрокинуть голову, подчиняется.

- Ты идиот? – крайне недовольно интересуется Райвель, но, увидев, как кусает губы парень, устало вздыхает, посильнее перехватывая запястья и опрокидывая несмышленыша на постель, откровенно наслаждаясь вновь появившимся в глазах мальчишки страхом. Правда, он тут же проходит, когда скаута, севшего на бедра Эрена, снова мягко обнимают, и на сей раз парень, сев, утыкается носом в плечо мужчине, и тот улыбается краешком рта.

– Иллюзия добровольности, да?

- Да, - тихо, с еле заметной грустью отвечает Иегар, еще сильнее прижимаясь к крепкой груди, и осторожно целует капрала за ухом, мягко касается теплыми губами тонкой шеи, но не отрывается, когда пальцы Райвеля осторожно зарываются в его волосы, а сам скаут прикрывает глаза, глубоко вздыхая. Все-таки, есть в этом какая-то прелесть, чувствовать, что тебя обнимают – даже для такого бесчувственного человека.

Долго это не продолжается – как бы ни были приятны скользящие по выпирающим позвонкам пальцы, инициативу Райвель перехватить не позволяет, оттягивая парнишку за ухо и строго грозя пальцем, как ребенку – в принципе, этого хватает, и Иегар дальше просто помогает капралу избавиться от нижних частей одежды и, кажется, даже немного успокаивается, не сопротивляясь, когда мужчина аккуратно укладывает его на постель.

- Капрал… - чуть сипло бормочет парень, наблюдая, как уже раздетый мужчина тянется к прикроватной тумбочке, и, нервно облизнув губы, тихо добавляет, глядя на покосившегося на него мужчину. – Хоть немного…

- Да успокойся ты, - устало отвечает тот, все же доставая из тумбочки небольшой тюбик и пакетик с чем-то шуршащим, кладя сверху деревянного покрытия. Снова бросает на Эрена тяжелый взгляд, задумчиво потирает оставшийся после мальчишки синяк на шее и, ухмыльнувшись, снова нависает над подростком. – Я не собираюсь сразу тебя иметь. Конечно, ты быстро регенерируешь, но все же видеть твое зареванное лицо я вовсе не хочу.

- Знаете, если бы не контекст, я вас даже поблагодарил бы, - пытается выползти из-под мужчины Иегар, но, увидев суровый взгляд, замирает, внимательно наблюдая за мужчиной, который тянется к тумбочке и развязывает пакетик, доставая оттуда резиновую перчатку и натягивая ее на руку. В другой ситуации можно было бы даже подколоть.

Дальше парень даже не смотрит, смущенно прикрывая глаза ладонями – просто чувствует, как его ноги подхватывают под колени, и вздрагивает, сжимая зубы.

- Может, расслабишься? – привычным тоном спрашивает капрал, задумчиво растирая смазку по резиновой перчатке, и, не услышав ответа, хмыкает. – Как хочешь.

Когда пара пальцев касаются того места, Эрен вздрагивает, зажмуриваясь. Страшно все-таки, но, несмотря на напряжение, он оказывается не готов, поэтому тихо вскрикивает, когда тонкие пальцы мужчины проникают внутрь, растягивая узкий вход, поглаживая и толкаясь, и дергается, приподнимаясь на локтях. Приоткрывает один глаз, смущенно сводя колени, и Райвель усмехается.

- Не так уж и больно, правда? – Иегар почти садится, запрокидывая голову, и с его губ срывается очередной тихий вскрик от нового грубого движения, но тут же стихает.

- Пока что… Да… - срывающимся голосом отвечает брюнет, снова сжимая зубы, когда вторая рука капрала осторожно касается его бедра, и удивленно распахивает глаза, чувствуя мягкое, почти нежное прикосновение холодных пальцев к выступающим косточкам таза. Ладонь Райвеля скользит наверх, вызывая мурашки, и, наконец, смыкается на горле мальчишки, а сам мужчина подается вперед, нависая над ним.

- Будет лучше, если расслабишься, - хмуро обнадеживает он, и Эрен слабо улыбается, вновь дергаясь от болезненного движения внутри.

- Да ну, правда? – пытается ерничать он, но Райвель не собирается особо церемониться – он просто сшибает руки парня, от чего тот с тихим вскриком падает на спину, и вжимает его свободной рукой в постель. Скользит взглядом по худому телу, и, вздохнув, осторожно припадает губами к темным соскам, проходясь по ним теплым язычком и слегка покусывая их, что вызывает у Иегара странный мурчащий звук. Подросток прикрывает глаза и – о чудо! – расслабляется, позволяя мужчине продолжить.

К двум пальцам добавляется третий, и Эрен вскрикивает, но тут же замолкает, чувствуя тяжелое дыхание капрала на своей шее, а потом и вовсе успокаивается, позволяя себя приобнять.

- Знаете, а вы холодный, - почти мечтательно произносит брюнет, тут же испуганно захлопывая рот ладонью, но с удивлением получает едва заметную, кривую улыбку, и скаут кивает.

- Знаю, - и, поймав слабую ухмылку в ответ, серьезнеет. – А теперь заткнись и переворачивайся на живот.

Примечание автора: да, я ленивая жопа, да, потрахушек в этой части не будет. Простите, какая есть *реверанс*
Часть третья

Все-таки, капрал не умеет быть нежным. Ласковый, добрый, сочувствующий и понимающий – все эти слова не про него. Да и вежливым его было не назвать.

Эрен сам прекрасно понимал, на что шел, осознавал, что другого выхода нет, но… В уголке его сознания все еще была жива надежда, что Райвель остановится, позволит уйти. Но, стоило парню услышать это «Переворачивайся на живот», сказанное привычным командным голосом, он понял, что… Все.

- Может, не надо? – нервно сглотнув, бормочет брюнет, но, встретив грозный взгляд начальника, тяжело вздыхает.

- Проблемы? – приподнимается бровь капрала, и Иегар отводит взгляд, обнимая себя руками – в комнате будто стало еще холоднее.

- Ну, позвольте мне хотя бы вас обнимать, - покорно поясняет мальчишка, физически ощущая, как Райвель прожигает в нем дыру взглядом. – Я в любом случае не буду сопротивляться.

- Можно подумать, я просто горю от желания видеть твое зареванное лицо, - повторяется мужчина, но, не услышав ничего в ответ, устало вздыхает, снимая с руки резиновую перчатку, и снова тянется к тумбочке. – Да и вообще, так больнее будет.

- Ну так закройте глаза, - почти обиженно бурчит жертва, чувствуя, что хуже уже не станет, и сама зажмуривается, – не хочется на это смотреть - но внимательно вслушивается в окружающие звуки, правда, вскоре бросает эту затею, и вовремя. Холодные руки капрала вновь сжимают его бедра, и Эрен пытается расслабиться, глубоко вздыхая…

И громко вскрикивая от первого толчка.

Больно.

Зеленые глаза распахиваются, и Иегар выгибается, прикусывая губу.

Так… Странно, чувствовать в себе что-то, особенно - другого мужчину.

Райвель не двигается, а наоборот, замирает, войдя до упора, лишь нагибается к мальчишке, и тот испуганно вздрагивает, чувствуя горячее дыхание мужчины в опасной близости от своей шеи. Дергается, пытаясь отстранится и шипя от порции новой боли внизу, возникшей из-за неловкого ерзания, но послушно застывает, слыша спокойный голос капрала.

- Успокойся и расслабься, - у Эрена в голове проскакивает надоедливое «и получай удовольствие», но он понимает, что самого удовольствия-то ему не светит. Правда, теплый язык скаута, скользящий по хрупкой шее, все же приятен, как и довольно грубый поцелуй туда же, оставивший, наверное, след. Даже щекотно немного.
Иегар вздыхает полной грудью и, расслабившись, откидывается на подушку, прикрывая глаза. Ничего уж тут не поделать, да и тянущее чувство внизу становится уже почти… Никаким. Привык или нет, но… Это странно, ощущать в себе кого-то.

Когда мужчина снова начинает двигаться, Эрен снова вскрикивает, но уже тише, и вцепляется руками в худые плечи капрала, который закатывает глаза, хмыкая, и еще сильнее вжимает мальчишку в постель.

Не жалко.

Нет, конечно, не хочется видеть слезы и слышать тихие всхлипы Иегара, но тут уж без вариантов. Сопляк. Потом привыкнет, и это уже Райвель мог судить по собственному опыту. А сейчас… Хватает и того, что не кричит и не матерится, не зовет на помощь – не хотелось бы портить вполне себе привлекательное лицо гематомами да разбитой губой, все-таки, им еще вместе титанов уничтожать.

- Ты же понимаешь… - прерывается капрал, останавливаясь, и пытается отдышаться. - Почему я это делаю?

- Явно не потому, что я вас привлекаю, - печально отвечает парень, все еще стараясь привыкнуть к необычным ощущениям, и поэтому его голос дрожит, правда, дыхание Эрена сбивается, когда он видит кривую улыбку мужчины, бормочущего «Ну конечно» в ответ, но тут же мрачнеет, когда при очередном толчке в его спину впиваются ногти подростка, оставляя широкие царапины.

- Еще раз поцарапаешь – яйца оторву, - угрюмо предупреждает подчиненного Райвель и, видя, как вздрагивает мальчишка, довольно ухмыляется, а Эрен просто убирает руки со спины мужчины и обнимает его за шею…

... Раньше Эрен отдал бы многое, чтобы просто вот так вот лежать рядом с капралом и смотреть, как тот устало потягивается, потирая шею, и выворачивает содержимое своей куртки в поисках зажигалки – сигареты уже лежали на прикроватной тумбочке, и сам факт того, что лучший скаут курит, был для подростка уже открытием. Да, многое отдал… Бы. Сейчас же все тело ныло так, что шевелиться не хотелось.

Взор серых глаз натыкается на ерзающего под простыней парня, и Райвель вздыхает, безразличным тоном, словно для формальности, интересуясь:

- Больно?
Видит короткий кивок и, осуждающе вздохнув, начинает рыться уже в тумбочке, ища там крем, который, помнится, клал сюда давным-давно, и, найдя заветный тюбик, протягивает мальчишке.

- В следующий раз будет лучше.

- Может, я вам не позволю, - мрачно отвечает Иегар, принимая помощь, и задумчиво отворачивает крышечку тюбика.

– Вы меня даже не поцеловали ни разу.
Тонкие губы капрала вновь искривляются в некоем подобии улыбки, и он хмыкает, отворачиваясь от Эрена. Глупый и наивный ребенок, похоже, сегодняшнего ему не хватило.

- Куда же ты денешься, - хмуро подмечает он и, покосившись на подростка, специально приоткрывает рот, проводя языком по обветренным губам, – так, чтобы парень это видел – и, ухмыльнувшись, вновь отворачивается, продолжая приводить себя в порядок…

0

4

Нет права на ошибку.

Автор: Тупой Ублюдок
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Эрен/Райвель
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), PWP
Предупреждения: Секс с несовершеннолетними
Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Второй раз Эрен проигрывает, когда спотыкается пятками об порог, пятясь от капрала прямо внутрь его комнаты, вылизанной дочиста. Успев среагировать и сохранить равновесие, парень выпрямляется, но отходить от надвигающегося мрачного Райвеля не перестает. Первый проигрыш – уже предоставленная возможность загнать себя в угол. Точнее, сначала прижать к сырой деревянной двери, а уже потом лишить права на отступ.

Примечания автора:
Я не писал эээ... Месяца три, наверно. Поэтому все понимаю. Не знаю, насколько вхарактерными получились персонажи, но я их сделал такими, какими вижу. Понимаете, то, что нам показывают в манге/аниме - это хорошо. Но всегда можно додумать немного глубже в плане мотивов, причин и прочего, касающегося персонажей. Конечно же, не меняя при этом их самих до неузнаваемости. Мне надоели Эрены трусы и робкие недотроги. Нет, вы серьезно? Он импульсивный, впечатлительный, буйный, но уж никак не робкий укеша и все такое. Капрала сложнее представить семе, чем Эрена представить уке. Но это лишь мое мнение.
Когда каждый день может оказаться последним, невольно перестаешь тратить время на ненужные переживания и долговременные размышления. Нужно решать все быстро, ориентироваться на месте и реагировать моментально. Любая секунда промедления – риск. И порой первоначальная задача в корне меняется, ведомая обстоятельствами. Поле боя, где преимущество над противником ограничено твоим мастерством, скоростью и проворностью, не прощает ошибок.
Поэтому второй раз Эрен проигрывает, когда спотыкается пятками об порог, пятясь от капрала прямо внутрь его комнаты, вылизанной дочиста. Успев среагировать и сохранить равновесие, парень выпрямляется, но отходить от надвигающегося мрачного Райвеля не перестает. Первый проигрыш – уже предоставленная возможность загнать себя в угол. Точнее, сначала прижать к сырой деревянной двери, а уже потом лишить права на отступ.

— С-сэр. — Вырывается почти против воли, ведь Эрен ни в коем случае не хочет, чтобы его голос звучал так, будто он боится своего вынужденного попечителя. Ведь то, что он испытывал – было вовсе не страхом.
Возможно, капрал и настораживал своим мрачным видом, но такого животного ужаса, как гиганты, не вызывал уж точно.

— Закрой рот и веди себя достойно. — Почти скучающе, уверенно шагнув внутрь своей обители, где замер парень, приказывает Райвель и пинает дверь ногой, с шумом закрывая их от посторонних глаз.

Чуть дерганным, но привычным движением ослабляет узел форменного жабо, оттягивает ткань и обнажает бледное горло. Вещица находит покой на спинке грубо сделанного из дерева стула.
Движения, властный взгляд из-под темных ресниц, руки, расстегивающие пуговицы пиджака – все в поведении капрала говорит о том, что все уже решено. Хочет того Эрен или нет.
В их мире кровопролитной бойни не остается времени и сил на чувства, и постепенно все эмоции становятся не столь острыми, как раньше. Они притупляются страхом, кровью и плотью убитых ужасными, ненавистными созданиями, людей, как заглаживаются острия камней ласковыми водами моря, о котором парню известно из книг.

И в миг, когда тело Эрена перестает пробивать нервная дрожь, он понимает, почему капрал поступает именно так. И дело даже не в агрессивности, таящейся за этой псевдо-равнодушной маской, о которой еще долго бы напоминали синяки и гематомы, если бы не обострившаяся регенерация.
Дело в том, что подобного шанса может больше не быть. Причем не только у капрала, но и у Эрена. Даже более вероятно у него, чем у признанного лучшего солдата человечества.

А потому он просто ровно выдыхает и смиряется, дает хорошенько рассмотреть свое лицо, когда пальцы Райвеля жестко сжимают его подбородок и чуть наклоняют голову туда-сюда. А капрал смотрит. Пристально так, без тени стеснения.

— Ну, хоть что-то. — Пренебрежительно фыркает мужчина, которого и называть-то так сложно из-за обманчивого внешнего вида. Дергает ворот пиджака Эрена и, не дожидаясь очередной неопытной реакции, вжимается губами в чуть приоткрытый рот парня. — Зубы разомкни. — Шипит почти без раздражения, но руки, грубо сжимающие ткань формы, говорят об ином.

Джаггер не закрывает стыдливо глаза и даже не краснеет, когда язык капрала скользит между его губ и прикасается кончиком к его собственному языку. Поцелуй оказывается жарким и волнующим, но именно это заставляет взять себя в руки. Как во время боя, когда ты становишься заложником обстоятельств. Уж кем-кем, а трусом Эрен не был.
И смотреть на то, как в легком изумлении приподнимаются брови капрала, когда Джаггер почти без заминки обнимает его за пояс, – одно удовольствие. И вдыхать запах его тела тоже удивительно приятно. Ты можешь быть уничтожен обстоятельствами или наоборот, выгодно воспользоваться ими.
Поцелуй разрывается, на чуть влажных губах застывает чужое дыхание.

Райвель резко хватает его за волосы на затылке, одаривая наказанием за вольность, – так думает парень.
Но он понимает свою неправоту, когда слышит:

— Неплохо, как для собравшегося притвориться бревном. — Снова ничего не выражающим тоном.
Эрен собирается что-то ответить, но лишь клацает несильно зубами, когда от не щадящего тычка оказывается лежащим на не шибко мягкой кровати.

Капрал нависает сверху, опираясь одной рукой выше плеча лежащего Эрена, а второй заправляет темные пряди за ухо, окидывая взглядом парня сверху вниз, пока не останавливается на обтянутом белыми тесными штанами паху.

А Джаггер, к своему удивлению, не может оторвать взгляд от темно-бежевой твердой бусинки соска, выглядывающего из-под полурасстегнутой рубашки капрала.
И еще больше поражается, когда цепляется пальцами за очередную пуговицу, освобождая ее из петли, а потом еще за одну. Это как смотреть на себя со стороны. Эрен вроде и осознает свои действия, но в то же время, будто это вовсе не он добровольно раздевает другого парня. Особенно четко эта грань чувствуется, когда рука замирает на поясе форменных штанов капрала, где кожа на ощупь совсем горячая, настолько, что он невольно сглатывает.

Райвель будто чувствует его смятение и накрывает своей ладонью руку парня, плотно прижимая к своему животу, смотрит в глаза и чуть приподнимает уголок губ в усмешке. Прижимается бедрами к паху Эрена, сжимая ногами его бока, выпрямляется в пояснице, склонив голову чуть набок, и проводит кончиком языка между своих губ. Джаггер, который почти забыл, как дышать, невольно повторяет движение языком, но только взволнованно, не осознавая, насколько жадным стал его взгляд, устремленный на капрала.
Медленно, но верно чужие сети оплели его, а жар подчинил себе.

Райвель не отрывал от лица парня пристального взгляда, и ему нравилось, что тот в ответ тоже не прячется. Он расстегнул быстро молнию на своих штанах, глядя на то, как Эрен невольно кивнул головой в такт, чуть приподнялся, отрываясь от такой желанной твердости члена парня. Кожаные ремешки натянулись, плотно пережимая бедра, и капрал наконец-то отстегивает такой привычный, но тесный атрибут формы. Обычно он все делает быстро и непоколебимо, и также беспроблемно забывает об этом, но с неопытным и щедрым на реакции Эреном торопиться было неинтересно.

— Нравится, да? — спрашивает мужчина, позволяя парню неторопливо, но уже более уверенно гладить себя по ногам от колена к косточкам бедер и обратно.

— Да. — Первое сладкое и осознанное.

Одновременно с коротким ответом Эрен цепляется большими пальцами за пояс штанов капрала и тянет их сначала медленно, а потом резко дернув, чем несказанно удивил Райвеля, стягивает дальше, касаясь пальцами теплой кожи. Позволить парню самостоятельно до конца снять с себя нижнюю часть одежды – достойная награда за подобное.
Оставшись в одной распахнутой рубашке и нижнем белье, на которое смелости у Джаггера не хватило, мужчина критично осмотрел все еще совершенно одетого парня.

— Снимай. — Приказывает он, кивком указав на помятую форму, а сам мучительно медленно и почти незаметно трется промежностью о пах Эрена через штаны, отчего у того моментально сбивается дыхание, но очередной сухой приказ не позволяет ему медлить.

—Не тормози. — Уже с нотками недовольства.

Подросток суетливо стягивает пиджак вместе с рубашкой, с усилием вытягивая руки из завернувшихся во внутрь рукавов, откидывает форму на пол, получая неодобрительный взгляд за такое невежество. Но возбуждение, волной хлынувшее от паха, заставляет его тихо зашипеть, сжав зубы.

Капралу нравится, и он снова хватает Эрена за повлажневшие волосы, натягивает их на кулак, заставляя парня закинуть голову, а сам склоняется ближе, не прерывая зрительный контакт ни на миг. И Джаггер тоже, хоть и морщится из-за тянущей боли в области затылка. У Райвеля глаза зеленые, холодные и блеклые. У Эрена тоже зеленые, но совершенно другие. Чистые и яркие, с почти синим отливом.
Такие схожие на первый взгляд, но такие разные по сути.
Глядя в эти глаза, прямо в самую душу, капрал почти бережно касается груди подростка, цепляет подушечкой безымянного пальца сосок и переводит ладонь на левую сторону, где под кожей и клеткой ребер бьется юное, горячее сердце. Прикрывает на миг глаза и трется кончиком носа о гладкую щеку, а потом резко откидывается назад, снова нещадно проезжаясь ягодицами по твердому члену, заставляя Эрена зашипеть и поддаться бедрами на встречу и, приподнявшись на колени, расстегивает молнию на штанах парня, тут же, не медля, щелкая застежкой на ремнях, потянул за пояс вниз вместе с нижним бельем, усмехнувшись, когда Джаггер засучил ногами, помогая снять их.

Довольствуясь видом прикрывающего пах Эрена, капрал наконец-то лишает и себя последних частей одежды. И вот теперь, когда нет никакой преграды друг перед другом, они равны.
Игнорируя слабое сопротивление, Райвель отталкивает ладонь парня и, облизнувшись, проводит пальцем по твердому члену, оглаживая вздувшиеся венки и головку, ухмыляется, глядя на то, как Джаггер задерживает дыхание и дергается, комкает меж пальцев простынь.

— Ты только сильно быстро не кончай. — Почти угрожающе предупреждает он и, прижав пальцы к своим губам, скользит между ними языком, смачивая слюной. Заводит руку за спину, прогнувшись и, пристально глядя на парня, касается влажными подушечками к сухому входу, обводит вокруг, едва заметно выдыхая, а бедный Эрен не знает, куда ему смотреть – в эти пленяющие глаза или на руку капрала, которой тот ласкает себя между упругими половинками. Парень сглатывает, прекращая метаться тогда, когда один из пальцев медленно протискивается в тугое отверстие.

И вот тот момент, когда маска невозмутимости дает мелкую трещину - Райвель закрывает глаза и приоткрывает влажные губы. Палец выскальзывает из покрасневшей дырочки только для того, чтобы после втиснуть уже два до второй фаланги. Джаггер от сжигающего, хрупкого нетерпения сжимает ладони на боках мужчины, чуть поднимая его выше, чтобы лучше было видно, и Райвель одаривает его одобряющим взглядом из-под ресниц, позволяя придерживать себя. Мышцы ног наливаются тяжестью, а пальцы покидают пульсирующее отверстие.

И Эрен еще сильнее вцепляется в чужое горячее тело, сминая кожу до белых пятен, закидывает голову и почти рычит сквозь зубы, когда его истекающий член сжимает горячее и тесное кольцо мышц. Это нельзя передать словами. Только ответным подаренным удовольствием. От жара и тесноты тела, что принимает его в себя, голова идет кругом и все вокруг плавится, растекается, и лишь силуэт человека, доставляющего ему такое удовольствие, видится четкой яркой картинкой.
Райвель не стонет. Он не издает ни звука, похожего на стон наслаждения или вскрик боли. Зато щедро ласкает слух Эрена множеством оттенков вдохов и выдохов, и дыханием, с сипом выходящим из раскаленных легких.

Несколько медленных, тягучих движений, и Джаггер выгибается, оставляя белые полосы от коротких ногтей на пояснице капрала и, глухо застонав, кончает в трепещущее нутро. Откидывается на подушки, тяжело дыша, как после самой тяжелой тренировки.

Райвель лишь вздрагивает, почувствовав, как кончает парень под ним. Пот стекает солеными каплями с волос на виски и щеки, а дальше скатывается по шее вниз. Он замирает, вплотную прижимаясь ягодицами к паху Эрена, чувствуя его все еще твердый горячий член внутри себя.
Но складка недовольства пролегает на лбу. С одной стороны, он знал, на что идет, связываясь с девственником, с другой стороны, именно потому он и выбрал его, ведомый своим чистоплюйством. И, пока он метается между желанием кончить, злостью на ранее такую заманчивую неопытность Эрена и пониманием своей собственной ошибки, парень, наблюдавший за сменой эмоций на обычно таком угрюмом лице, приподнимается, с силой сжимая пальцами упругие ягодицы Райвеля и, прижимая его к себе, резко подается вперед.
Да, вот так будет лучше. Когда страстный и растерянный капрал лежит под ним, раскинув ноги, а он, Эрен, вжимается до упора вновь твердым членом в его дырочку. Когда руки Райвеля, осознавшего перемену мест, упираются в его плечи, пытаясь оттолкнуть, но слабеют в локтях, стоило Джаггеру покинуть трепещущее тело и одним медленным тягучим толчком снова вжаться между его бедер. Вот так и должно быть.

—Эрен, с-сука… — шипит взбешено капрал, но ничего не может поделать. Он уже дал слабину.

Чтобы сильный и властный мужчина не мог и пальцем двинуть, вжимаемый чужим телом в кровать, и лишь мог сдерживать свой голос, предательски срывающийся в стоны. Да, пусть отчаянно вгрызается в плечо Эрена, пусть противится наслаждению, которое получает не сам, а которое с лихвой ему дает другой. Это стоит того, чтобы видеть перед плывущим взором лицо, искаженное гримасой острого удовольствия, заалевшие щеки и безумный, поддернутый дымкой взгляд. Ради этого стоит выкладываться на всю, компенсируя недостаток опыта страстью и рвением снести стены властности и контроля. Парень замирает, чтобы протиснуть руку между их телами. Обхватывает влажной ладонью член Райвеля, с нажимом проводит от основания по стволу вверх, зажимает пальцами чувствительную головку. Обводит большим пальцем уретру и одновременно снова входит до упора в тело капрала. И на этот раз Эрен видит, как прекрасен Райвель, плененный наслаждением.

***
Утром первое, что увидел Эрен, было не умиротворенное лицо спящего капрала, нет. Сначала он ознакомился с полом, а потом с начищенным сапогом Райвеля. Да и в общем мужчина по сравнению с заспанным и растрепанным Эреном выглядел даже более опрятно, чем обычно.
Нет, конечно же Джаггер не питал надежд, что с утра затрах… Смертельно уставший капрал смилостивится над ним, но и в глубине души надеялся, что все будет не слишком жестко.

— Я сказал подъем. Не заставляй меня повторять дважды.

Теперь уже сапог оставил отпечаток на груди парня.
Эрен решил, что уж лучше полежит чуток, пока Райвель не остынет, а уже потом будет что-то придумывать, и приготовился к избиению, за которое потом снова не будет чувствовать «большую неприязнь», но капрал лишь наступил ногой ему на грудь, прижав корпусом к полу. И одарил странным, непонятным взглядом, которому обычно не было места в дневном арсенале капрала.
Джаггер вскинул брови, когда в его голове возникло непонятное и властное «Ты – мое».
А после Райвель еще раз хорошенько пнул его под ребра и сказал, что впереди их ждет долгий, наполненный уборкой день.
И то, что у Эрена есть две минуты, чтобы привести себя в порядок.

0

5

Счастливые мгновения

Автор: ДоМиСоль
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Эрен/Райвель, фоном Ирвин
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор
Предупреждения: BDSM
Размер: Драббл, 7 страниц
Кол-во частей: 2
Статус: закончен

Описание:
Разные своевольные выходки просто так с рук не сходят.

Примечания автора:
Началом послужил вот этот арт:

http://24.media.tumblr.com/0a388b6bfa28e91cc567471eb380179e/tumblr_mlenkw8zlL1qzq61co1_500.jpg

Неправомерное действие

- Думаю, стоит дождаться более подходящего момента. Почему Ирвин решил выступить в открытую? - капрал озвучил свою мысль вслух, собираясь на военный совет. – На этот раз не всё так просто, и мы можем угодить в ловушку, которую сами себе создадим. А ты как думаешь, эй? – Райвель чуть скосил глаза в сторону Эрена, который стоял метрах в пяти от капрала. – Хотя мнение кого-то вроде тебя вряд ли будет хоть чего-то стоить, - тут же ответил он сам себе.

А парень даже не слышал, о чём тот бормотал под нос. Всё его внимание и мысли сейчас были сосредоточены на спине своего командира. Совсем недавно кое-что произошло, и теперь Эрен не мог разумно воспринимать всё, что было связано с капралом.

Вместо ответа юноша подошёл к Райвелю сзади и остановился прямо за его спиной. Капрал выпрямился, почувствовав парня позади себя. Он тут же насторожился и напрягся, будто готовясь отбить удар. Но действовать не спешил, решив узнать, что задумал этот пацан.

Неожиданно приятный запах заставил Эрена помедлить. Сделав несколько глубоких вдохов, он понял, что так пахнут волосы командира. Его голова была практически под носом Эрена, поэтому юноша так ясно ощущал этот аромат. Надо же…

Немного смутившись, Эрен поднял руки, чтобы сделать то, зачем пришёл – обнять неприступного капрала. Райвель шелохнулся, скрестив руки на груди. Весь его вид говорил о гневном недовольстве, а вокруг стояла тёмная аура. Стоит Эрену шевельнуться – и можно попрощаться с руками.

Парень так и застыл с протянутыми руками, которые оказались в паре сантиметров от пояса капрала. Его ладони начали мелко дрожать от нерешительности. Как же хочется его обнять! Но…

- Руки, - предупредительно прошипел Райвель таким голосом, что по спине у юноши пробежал холодок. Точно убьёт, если тот посмеет дотронуться. Эрен не видел его лица, но был уверен, что капрал мечет из глаз молнии.

Парень не шелохнулся, хотя угроза Райвеля пробрала его до костей. Но желание было сильнее. Руки ещё раз дрогнули, и Эрен порывисто сжал его в охапку.

«Я сделал это!» - пронеслась счастливая мысль в голове у юноши, когда он прижался к капралу и уткнулся носом в его затылок.

Продолжая наслаждаться счастливым мгновением, Эрен всё же понимал, что сейчас бомба замедленного действия взорвётся. Сейчас ему выпустят кишки, сломают ноги или выбьют все оставшиеся зубы. А руки завяжут бантиком на спине.

Парень даже зажмурил глаза в ожидании ответной реакции. Но, несмотря ни на что, продолжал сжимать капрала в объятьях.

Прошло несколько секунд, но ничего не случилось. Эрен даже глаза открыл. Райвель снова шевельнулся.

- Пора на собрание, - строго произнёс он, как ни в чём не бывало. Потом резким движением оторвал от себя руки Эрена и, не оглядываясь, двинулся вперёд.
- Да, сэр… - рассеянно произнёс парень и засеменил следом.

***
- Зайди ко мне. Надо поговорить, - Эрен услышал это, когда совещание подошло к концу, и все начали расходиться. Он знал, кто это сказал. Но когда развернулся и начал искать глазами Райвеля, нашёл лишь пустоту. Кажется, настал час расплаты. Набравшись духу, парень направился к капралу.

- И что это было с утра? – тут же спросил Райвель, едва только Эрен успел переступить порог его комнаты.
- Я просто… - тот вскинул невинные глаза, не зная, как объяснить свой порыв.

- Что ты себе позволяешь, а? – капрал подошёл к нему, и мрачно глянул исподлобья. Эрена затрясло от его взгляда.

- Но вы ведь сами меня поцеловали два дня назад! И я подумал, что… - парень вновь виновато опустил голову.

- Ты только вслушайся в свои слова, - Райвель начал ходить вокруг провинившегося. – Я – твой непосредственный командир, который обещал выпустить из тебя кишки, если что. В целях твоего «воспитания» я могу применять любые методы воздействия. Но подобные действия с твоей стороны в отношении меня неприемлемы, - Райвель всё же не выдержал и пнул несчастного в спину. Эрен прорыл носом землю.

- Простите, капрал! Виноват… - с обидой в голосе проскулил парень, поднимаясь на ноги. Почему капрал ведёт себя, как ни в чём не бывало? Просто пошутил над Эреном тогда? Жестокие же у него шутки!
Как только юноша выпрямился, ещё один удар в живот заставил его снова упасть. Правда, на этот раз не на пол.

- Садись, - одновременно произнёс Райвель, когда парень к своему изумлению приземлился на кровать.
- Да… - тот с недоумением смотрел, как командир снимает с себя шейный платок и расстёгивает ворот рубашки.

- Что? Ты чем-то удивлён? – спокойно спросил капрал.
- Н-немного… - заикнувшись, пробормотал Эрен, во все глаза таращась на него. – Что вы делаете?
- Как что? Воспитываю тебя.

Райвель расстегнул все ремни на своей форме и посмотрел на Эрена. На лице капрала мелькнула безумная улыбка. Он приблизился, а Эрен настороженно отполз на кровати в уголок.

- Капрал… - предупредительно произнёс парень, давая понять, что всё это ему не очень нравится. Тот лишь сузил глаза, а в следующее мгновение перевернул юношу на живот и ловко связал его руки за спиной кожаными ремнями.

- Что…? – Эрен перекатился на спину и испуганно посмотрел на командира.
- Вдруг сопротивляться будешь, - холодно ответил тот, обматывая ремнём ещё и его шею.

- Со-сопротивляться чему…? – севшим голосом прошептал юноша. Капрал медленно провёл языком по своим губам и сделал шаг назад.

- На колени, - мягко приказал он, насквозь пронизывая лютым взглядом.

Так получилось

- Ты не слышал? – в голосе капрала прозвучала угроза. Эрен так и застыл с выпученными глазами. Нахмурившись, Райвель резко рванул на себя ремень, который держал в руках. Эрен с тихим стоном упал на пол. Пролежав несколько секунд, он всё же поднялся на колени и с вызовом посмотрел на командира. Тот едва заметно улыбнулся, тоже отвечая острым взглядом.

- Не нравится? Быть маленьким щенком, – тихо спросил капрал, видя ярость в глазах юноши. Парень старательно держал себя в руках, понимая что сопротивления бесполезны. А нужны ли они вообще? Капрал... он ведь хочет этого?

- Смотря, сколько мне позволено, - осторожно ответил Эрен, раздумывая, так он всё понял, или нет. Потому что если нет, то всё закончится печально. Не спуская глаз с командира, он приблизился к нему вплотную и прижался лицом к его бедру. Капрал чуть шевельнулся, но с места не сдвинулся. Эрен легко укусил его сквозь белую ткань брюк, а потом осторожно двинулся выше. Медленно провёл языком по паху, внимательно смотря на капрала снизу вверх. Тот тоже смотрел на парня, но на его лице невозможно было прочитать ни одной эмоции. Нравится это ему, или он в ярости… Приходилось действовать на свой страх и риск.

Эрен мягко обхватывал губами, резко скользил языком. И осторожно сдавливал зубами, не оставляя это место в покое ни на минуту. Ткань уже намокла от его жадного рта, но старания не прошли даром - юноша чувствовал, как тот становится всё твёрже. Эти ощущения заводили парня, заставляя его всё меньше осторожничать и всё больше действовать. Забывшись, он довольно сильно сжал зубы. Капрал мгновенно вскинул руку вверх, и Эрен за свистом вдохнул, чувствуя удушение - ремень на его шее затянулся.

- Чёрт, так и откусить недолго, - тихо пробормотал Райвель, попеременно поднимая и опуская руку, тем самым затягивая и расслабляя ремень и наблюдая за тем, как бедняга пытается надышаться. Когда ему это надоело он швырнул Эрена на кровать. Парень зажмурился, пока падал, а когда открыл глаза, то увидел, что на месте, где стоял капрал, остались только сапоги со штанами, а сам он уже забирается на Эрена. Только юноша пришёл в норму, как на него снова напали.

- Новичкам никогда нельзя доверять, - расстёгивая брюки окаменевшего парня, произнёс он. – Напортачат в любом деле. И это – не исключение, - расправившись со штанами Эрена, капрал злорадно ухмыльнулся, повергая несчастного в несусветный стыд.

- Тебе и правда понравилось лизать, словно пёс? – довольно сильно сжимая его плоть, спросил он. Покрасневший парень отвёл глаза в сторону, кусая себе губы. Его ноги мелко дрожали, а тело быстро становилось влажным. А воздуха всё равно было мало.

- Ведь вам… тоже понравилось, - выдавил он из себя, покосившись на бёдра капрала. За краями рубашки не было видно, но он знал, что тот возбуждён не хуже его самого. Просто в маскировке командиру нет равных. Капрал снова смерил его спесивым взглядом, а затем опустился и провёл языком по низу живота парня. Эрен тихо охнул и вновь дёрнулся. Ему не хватало воздуха, приходилось вдыхать в два раза чаще, хотя его больше не душили. Связанные руки начали болеть – безумно хотелось их освободить и пустить в ход.

Кончик языка прошёлся от живота к левому бедру. Эрен снова заскулил, задёргал ногами и бросил вымаливающий взгляд на партнёра. Если бы он прикоснулся чуть правее…

- Думаешь, я возьму в рот? – Райвель тут же выпрямился, поймав его взгляд. Парень зажмурился, покачав головой. Да, он готов испытать все муки, что подготовил ему его повелитель…

На секунду в комнате воцарилась тишина. А потом тихие непонятные звуки наполнили её. Эрен открыл один глаз, а затем второй, не в силах отвести их от командира. Тот скользил одной рукой между своих ног. Заметив, что парень уставился на него изумлёнными глазами, Райвель тут же отдёрнул руку. Приблизившись, он вновь сжал пальцами член парня и медленно сел на него.

Юноша в упоении застонал и брыкнулся под капралом, словно необузданная лошадь. А Райвель откинул голову, с наслаждением выдохнув. По его телу пронеслась неуловимая дрожь, а щёки чуть-чуть залил румянец.

- Капрал… вы..вы… - Эрен находился в состоянии аффекта, не зная, что сказать. Тело вмиг стало будто не своим, налившись тягучей и приятной тяжестью. Голова немного закружилась, а горло пересохло. Глаза закатывались от удовольствия, но продолжали смотреть на прямо сидящего партнёра.
Эрен чувствует его. Ощущает каждый порыв, каждый импульс, будто это тело стало его собственным.

- Замолчи. Терпеть не могу, когда ты мычишь, - потянувшись в сторону, Райвель схватил свой шейный платок, который валялся на постели, и завязал им рот Эрена. Тот снова что-то обидчиво промычал, бросив на командира укоризненный взгляд. Ему и так дышать нечем, а тут...

- Вот так-то лучше, - ухмыльнулся капрал и, двинувшись, склонился над дрожавшим и раскрасневшимся парнем. Глаза Эрена остекленели, столкнувшись с его взглядом.

- Нравится? – сжав его бёдрами сильнее, выдохнул Райвель ему на ухо. Эрен отчаянно закивал головой, краснея ещё больше. Тело сковало судорогой, принося блаженство. Всё было потрясающе, кроме одного - ему хотелось обнимать и целовать капрала, а не лежать под ним бревном.

- Мне тоже. Когда ты такой послушный, - прикусив кожу на шее юноши, добавил он. На этот раз Эрен тихо взвыл и вновь брыкнулся, чуть ли не скидывая партнёра с себя. Райвель порывисто выдохнул, почувствовав сильный толчок. Горячий воздух его дыхания коснулся Эрена, который почти сходил с ума. Лицо капрала на секунду исказилось от всплеска наслаждения, а тело застыло. Но он пришёл в себя и, выпрямившись, сильнее прижал юношу к постели, сдавливая его ноги. Теперь Эрен был полностью обездвижен.
- Может, надо было привязать тебя к кровати? – сквозь зубы проговорил Райвель. – Я же сказал, что люблю, когда ты послушен…

Неожиданный стук в дверь заставил замереть их обоих. Капрал, остановившись, резко развернул голову, а Эрена затрясло, потому что он был уже на грани, и пара лишних движений ему сейчас не помешала бы.

- Райвель, ты здесь? Мне хотелось бы кое-что обсудить с тобой, - послышался из-за двери беспокойный голос.
- Чёрт, как же ты не вовремя, Ирвин, - с досадой прошипел капрал, сверля взглядом дверь. На его лице застыло такое выражение, будто он был готов выбить её, а заодно расплющить стоящего за ней капитана.

- Я сейчас немного занят. Подойду, как освобожусь, - крикнул он ровным голосом.
- Да? Хорошо, тогда я буду ждать… - в тоне Ирвина послышалась некоторое разочарование. Затем удаляющиеся шаги растворились в тишине.

- А я-то думал, что попался, - облегчённо произнёс Райвель, переводя взгляд на Эрена. И замер в изумлении – его рот был свободен, а руки не связаны.
- Когда ты…

- Простите, капрал! – Эрен рывком поднялся и перевернул командира на спину. Потом крепко обхватил его бёдра, раздвигая их шире, и сделал глубокий толчок. Райвель оцепенел, а его тело погрузилось в приятную дрожь. Бёдра сильнее сжали партнёра. Но потом он воспротивился своему положению. Ладонями уперся в плечи Эрена, пытаясь скинуть его с себя. Но не тут-то было. Похоже, юноша был настроен решительно. Он двигался быстро и резко, заставляя капрала теряться в жестоком удовольствии.

Дойдя до предельной точки, Райвель против воли перестал сопротивляться. Его руки уже не отталкивали Эрена, а пытались прижать к себе. Чувствуя это, парень совсем обезумел от счастья и схватил его, сжимая в объятьях. А когда почувствовал, как тело капрала задергалось в конвульсиях, тоже не сдержался и… кончил в него.

Пару минут в комнате висела тишина, пока оба приходили в себя. Счастье, наполнившее Эрена, постепенно уступало место разуму. Он понимал, что это затишье перед бурей.

Стоило Райвелю чуть шевельнуться, как парень мгновенно, будто используя привод, вскочил с кровати и отлетел на другой конец комнаты.

- Капрал… - вытаращив глаза, пробормотал он. На лице Райвеля застыло убийственное выражение, будто он сейчас был в пылу схватки с титаном, а не занимался любовью. Командир медленно поднялся с кровати и, сверля взглядом свою цель, неспеша подошёл к ней.
- Капрал! Я не виноват! Так получилось!! – выставив руки вперёд, заверещал Эрен, двигаясь по стеночке к двери.

- Так получилось, говоришь? – Райвель подобрал с пола один из мечей и приблизился к юноше вплотную. – Случайно, да?

В следующее мгновение послышался свист. Эрен, скорее инстинктивно, чем разумно, резко сел вниз, закрывая голову руками. Потом поднял глаза, и стало ещё страшнее – там, где была его голова, сейчас торчала рукоять меча.

- Рука дёрнулась. Случайно, - сквозь зубы процедил Райвель, склоняясь над юношей. Тот снова попытался отползти. Сев на него и прижав барахтающегося Эрена к полу, капрал сжал правую руку в кулак и замахнулся. Понимая, что его сейчас ожидает, Эрен на свой страх и риск стиснул командира в объятьях и со всей силы прижался к губам, зажмуривая глаза. Они оба замерли в ожидании.

Как ни странно, это, похоже, сработало. Полминуты губы Райвеля были напряжены, потом немного расслабились. Юноша почувствовал, что может по-настоящему поцеловать его. Но только он чуть-чуть протолкнул свой язык сквозь его зубы, как капрал уверенно отстранил его от себя. Чуть опечалившись, Эрен не выпускал его из объятий, сжимая сильнее.

- Капрал, почему вы всё время бьёте меня? Хоть я и не совсем человек, но мне больно… Особенно, когда вы это делаете, а не кто-то другой… - уткнувшись ему в плечо, шмыгнул носом Эрен.

Райвель только тихо усмехнулся и прижал парня к полу. Огонь ярости внутри него быстро погас.

- Ещё раз попробуешь забраться на меня сверху и кончить в меня без моего разрешения – я тебе не только руки и ноги отрежу, когда ты будешь гигантом. Я тебе глаза выколю. И вырву язык. И заставлю всё это проглотить. Понял? – сжимая его челюсти, спокойно произнёс Райвель.
Но Эрен смог усвоить лишь первую часть из его угрозы.

- Капрал, а будет ещё раз? Когда? – с горящими глазами спросил он, когда Райвель поднялся на ноги.

- Когда уничтожишь всех гигантов, - протянул тот, вытираясь и надевая брюки. Лицо юноши погрустнело.

Однако, сложная задача ему предстоит.

0

6

Капкан для титана

Автор: Mr Unpredictability
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Райвель/Эрен
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), PWP
Предупреждения: Нецензурная лексика, Кинк
Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Примечания автора:
Маты - не маты, но все же не литературные выражения и их мало, так что "нецензурная лексика" не особо выражена.

Еще хочу сказать отдельное спасибо Тайлеру за помощь в безвыходных ситуациях. Реально, чувак, без тебя ничего бы не получилось.

- Капрал, с вами все в порядке? - из сладкой полудремы его вырвал чей-то взволнованный голос. - Капрал, все хорошо? Вам не нужна помощь?
Кажется, Райвель задремал на диване. Рядом на столе стояли полупустые стеклянные бутылки, на улице была уже непроглядная темень, ветер из приоткрытых окон легко трепал занавески. Хейчо в этот вечер позволил себе немного вольности и чуть-чуть ослабил ворот, ничего не расстегивая. Все так же аккуратен и безупречен. Начальству тоже нужно иногда расслабляться. Сердобольный Эрен склонился над ним непозволительно близко, сам того не замечая. Он озабочено заглядывал капралу в глаза, после сна немного мутные, и пытался поймать расфокусированный взгляд. Он явно не понимал, что сейчас ему лучше засунуть свое беспокойство себе куда поглубже, и по-тихому свалить спать, пока капрал действительно не решит воспользоваться его помощью. Алкоголь расслабил мышцы и затуманил разум, ко всему прочему у Райвеля нещадно стояло и тело требовало разрядки. Поздно теперь бежать, парень. Раньше надо было думать.
- Знаешь, нужна, - резко хватая Эрена за волосы и вдавливая его лицом в диван.
Быстрым точным движением он отстегнул ремни на бедрах Джагера и перетянул одним запястья за его спиной. Солдат что-то нечленораздельно бухтел и мычал в обивку дивана, видимо, пытаясь дышать. Капрал скинул Эрена на пол, дернул того за волосы, чтобы он стал на колени, широко развел ноги и ткнул его носом в свой пах.
- Капрал, вы с ума сошли!..
- Захлопнись.
- Но!..
- Я сказал, молчать. Кричать бесполезно, никого сейчас нет. Если будешь брыкаться - все кости переломаю и к чертям тебя прирежу. Давай, лучше займи свой болтливый рот чем-то полезным, - откидываясь на спинку дивана. - Хотел помочь - помогай.
В лучистых зеленых глазах плескались страх и непонимание. Ничего, будет знать, как лезть к подвыпившему руководству. Эрен тяжело дышал и давил затылком в ладонь капрала, пытаясь отстраниться, но его только сильнее сжали за волосы и ткнули еще раз.
- Даже не надейся теперь сбежать. Ну?
Джагер замялся. Он стыдливо отвел взгляд и пытался смотреть куда угодно, только не на недвусмысленно выпирающий и внушающий уважение бугорок прямо перед собой. Выбора у него не было. Ладони вспотели, во рту пересохло, ремень больно врезался в запястья.
- А каким образом?.. – все-таки решившись, глядя на застегнутые ремни и штаны капрала, как бы намекая, что в таком случае их неплохо бы снять. Райвель совсем не ожидал, что Эрен, при всем своем характере, сдастся так быстро. Но виду не подал.
- Сам. Зубами.
Эрен рвано выдохнул и потянулся к первой пряжке. Поддел зубами ремешок, сильнее сжал челюсти и вытянул его конец. Потом перехватил шлею за плоскую часть, кусая, оскалился и сильно потянул, вынимая железку из дырочки. Капрал облизал пересохшие губы, с интересом наблюдая за Джагером. Тот усиленно пыхтел, но покорно проделывал все то же и с другими ремнями. На краях оставались влажные, неглубокие полукруглые следы. Потом Эрен привстал немного и потянулся к следующей застежке чуть выше на бедре.
- Ты как будто этим всю жизнь занимался, - насмешливо.
Расстегивая ремни, Эрен упирался и елозил подбородком по внутренним сторонам бедер капрала и жмурился. Знал бы он, чего стоит Райвелю держать себя в руках, при таком раскладе, и не завалить его прямо на ковре. Закончив с ремнями, Джагер отстранился и вопросительно посмотрел исподлобья, быстро облизываясь юрким розовым язычком. Сука. Издевается что ли? Штаны между ног и так уже почти трещат. А потом Райвель опустил глаза. У Эрена тоже стояло.
- Джагер, ты маленькая похотливая шлюха.
Эрен густо покраснел и попытался закрыться, сдвинув колени, но капрал ему не позволил, вклинившись сапогом между его ног.
- Не смей прятать, я хочу видеть твое унижение.
Эрен кусал губы и громко сопел, но подчинился.
Отстегивать ремни сверху и на груди Райвель взялся все же сам, попутно вынимая воротник. Так же капрал расстегнул пуговицу на штанах - Эрен бы ее только с корнем выдрал. Все это время Джагер вполне мог заехать ему ногой и сбежать, но почему-то послушно оставался на месте и даже не пикнул, когда его снова взяли за волосы. Кончиком языка Эрен поддел язычок молнии, аккуратно сжал зубы и потянул вниз. Вытягивая рубашку из штанов капрала, он неосознанно терся грудью о его промежность.
- Развратный ты ребенок, я смотрю, - он сдавил коленями его бока и почти скрипел зубами, сдерживаясь, чтобы не двинуть бедрами. Это возымело эффект и Джагер быстрее справился с задачей, краснея еще сильнее. Наконец, Эрен зацепил резинку трусов и попытался высвободить плоть, но щеки неприятно царапало о металлическую застежку, тонкая натянутая ткань выскальзывала изо рта, так что получилось это далеко не сразу.
Эрен молча уставился на стоящий колом почти каменно твердый член.
- Что, никогда член не видел? Или наоборот так часто представлял его в своих грязных фантазиях по ночам?
Джагер замотал головой. Он снова нервно облизнулся и случайно задел кончиком языка крайнюю плоть, тут же отшатываясь, но Райвель крепко держал его за волосы.
- Не терпится? Тогда приступай, - Райвель хмыкнул и надавил на затылок сильнее, заставляя Эрена буквально уткнуться лицом в пах.
Эрен, конечно, никогда бы не признался, но где-то в глубине подсознания ему и правда хотелось. Он неуверенно лизнул головку, открыл рот и зажмурился на секунду от непонятного ощущения. То ли страшно, то ли волнительно. Райвель не выдержал и снова дернул его:
- Что ты медлишь? - Райвель почувствовал, как головка его члена медленно погрузилась в горячую и влажную полость рта. Эрен сомкнул губы на стволе и осторожно двинул головой. Капрал еле сдержал блаженный выдох. - Расслабь глотку и бери глубже, - сжимая пряди между пальцев. - Используй язык и соси сильнее. Только попробуй укусить, зубы быстро поредеют.
Эрен промычал что-то в ответ и честно попытался сделать так, как ему велят, но он только сильно закашлялся и выпустил член изо рта. Джагер всегда отличался завидным упорством, и он пробовал снова и снова, действуя осторожнее, пока не вобрал член полностью. Не сказать, что капралу поначалу было так уж хорошо - наблюдать за потугами Эрена было скорее смешно, чем приятно, особенно с таким сосредоточенным лицом - поэтому он порядком удивился, когда тот заглотил его член, и даже умело повел языком.
- Неплохо, как для первого раза. Ты, что, все время мечтал мне отсосать? Или это не первый твой раз?
Джагер толкнулся языком в уретру и снова двинул головой. Эрен действовал уже куда смелее и увереннее. Он собирал губами выступавшие капли смазки, оттягивал кожу и плотно сдавливал член губами. Краснел, сопел, кривился, морщился, но сосал. "Быстро учится", - запоздало спохватился разомлевший Райвель, когда заметил, что стал толкаться бедрами.
Эрен покорно позволил насаживать свою голову на член, глаза слезились от неприятно-саднящего чувства в горле. Дышать было крайне трудно, он постоянно сбивался с ритма, но молчал и шумно сопел, продолжая сосать. И вот уже, когда легкие Джагера просто горели от недостатка кислорода, капрал резко дернул его за волосы, отстраняя голову. Эрен зажмурился, ожидая удара, потому что думал, что определенно сделал что-то не так, и вздрогнул от неожиданности, почувствовав горячие капли на лице.
- Прелестно выглядишь, - капрал скривил губы в усмешке. Правда, его невозмутимый вид несколько портило тяжелое дыхание. - Или ты хотел глотать?
Эрен приоткрыл глаза, осторожно слизывая над верхней губой сперму Райвеля, который кончил ему на лицо. Белесая жидкость вязкими каплями стекала с подбородка. Джагеру было до одури стыдно, но почему-то совсем не противно.
Райвель вздернул Эрена за рубашку на диван, толкнул его на колени рядом с собой и развернул к себе задом. Одним ловким движением Райвель стянул ремень с тонких запястий и откинулся спиной на подлокотник, сгибая ногу в колене и расслаблено прикрывая глаза.
- Вытри лицо, ты похож на шлюху.
Эрен бездумно нащупал на диване первый попавшийся под руку кусок материи. Капрал не обратил на него внимания, но, когда заметил, тут же пожалел об этом. Это оказался его собственный воротник. Поздно. Ткань уже бесповоротно испорчена - Эрен усиленно елозил ею по лицу.
- Идиот, ты хоть смотри, что хватаешь, - зло зашипел Райвель, выдирая воротник у него из рук. Эрен тихо ойкнул, виновато опустив глаза. Капрал посмотрел на тот помятый, грязный, белый лоскуток, который еще минуту назад был его воротником, и брезгливо скривился. - За такое тебя убить мало, - он швырнул его обратно Джагеру. - Чтоб завтра утром выстиранный и выглаженный принес. Все, свободен, - снова откинувшись на диван.
Эрен уходить не торопился. И пока не мог поверить, что убивать его никто не собирается. Заслужил, наверное. Он потер красные полосы на затекших запястьях и вопросительно обернулся.
- Что? Вали давай, - хмуро и лениво.
- Капрал, а как же... я?
- А что ты?
- Ну... - парень замялся. - Я как бы тоже...
Райвель смотрел на Джагера тяжелым взглядом. Эрену даже показалось, что воздух давит на него невидимым грузом. Он стыдливо опустил глаза. То, что он сказал... просто не успел вовремя закрыть рот и удержать мысли в узде. Капрал внимательно рассмотрел Эрена, на долю секунды дольше задержавшись на его оттопыренной ширинке. Он иронично изогнул бровь, уголок рта дернулся в глумливой усмешке. Потом приподнялся к нему, положил обе ладони на его круглую подтянутую задницу и грубо ее смял. Эрен не смог сдержать предательский стон, немного выгибаясь. Райвель быстро расстегнул его ширинку, приспустил трусы и вытянул налитый кровью вымазанный смазкой член. Капрал усмехнулся и проговорил тихим утробным голосом, почти касаясь губами уха Эрена:
- Да ты еще развратнее, чем я полагал. Я только сжал тебя сзади, а ты уже мокрый и весь течешь. Или это тебе так сосать понравилось? Что, спишь и видишь, как засадишь кому-нибудь по самые гланды или сам возьмешь в заглот? Или же ты мечтаешь, чтобы тебя жестоко и грубо имели, широко раздвигая тебе ноги и вдавливая в кровать? Или этим кто-то обязательно должен быть я? - Эрена нещадно трясло. Слова капрала разгоняли кровь в жилах и учащали дыхание. И Райвель это видел. - Об этом ты мечтаешь, когда втихаря дрочишь? И особенно бурно кончаешь, видя перед глазами мой образ? Маленькая похотливая сучка.
Джагер не знал, куда себя деть, но чувствовал, что яйца сейчас лопнут, если он что-нибудь не предпримет. Ему оставалось только рассеянно отвести взгляд и неуверенно потереться задницей о выпуклую промежность капрала. Еще сильнее его уже вряд ли унизят, но, черт возьми, все это так заводило. Эрен прогнулся в спине, оттопыривая задницу, и двумя руками плавно приспустил штаны с ягодиц вместе с трусами. Он знал, что капрал смотрит. За спиной одобрительно хмыкнули.
- Растягивай себя сам. Я туда руками не полезу.
Хотелось еще подержаться за соблазнительный зад Эрена, и Райвель не стал себе в этом отказывать. Он снова обхватил половинки пальцами, раздвигая и сжимая вместе с тканью. Эрен охнул, склонившись вперед и двинув плечами. Капрал не удержался тронул губами выпирающие позвонки между лопаток, продолжая бесцеремонно мять ягодицы.
- Быстрее давай или я передумаю, - от этого насмешливо-самодовольного тона хотелось удавиться. Но еще сильнее хотелось наконец-то кончить и, желательно, не в одиночку.
Эрен никогда раньше такого не делал, поэтому даже не догадался смочить пальцы, а попытался протолкнуть их на сухую. Естественно, у него ничего не получилось.
- Используй свой пошлый язычок и оближи пальцы, балбес.
Эрен послушался и медленно ввел один влажный палец на две фаланги. Потом неуверенно двинул им и чуть погодя протолкнул второй. Он жмурился и морщился, растягивая девственный проход, осторожно гладил стеночки и старался расслабиться. Горячие ладони на бедрах немного отвлекали от неприятных ощущений.
- Просовывай глубже или ничего не получится, - капрал перехватил его руку и втолкнул пальцы до упора. Эрен распахнул глаза, протяжно застонал, то ли от боли, то ли от неожиданности, и упал лбом на согнутый локоть. Райвель безжалостно трахал Джагера его же рукой, направлял и заставлял напрягать пальцы. Было жарко и стыдно. Жарко - оттого, что стыдно. Стыдно - оттого, что жарко. Было немного больно, неудобно, но можно было кончить уже от одной мысли, насколько развратно они сейчас смотрятся со стороны.
- Можешь попытаться нащупать небольшой бугорок и надавить на него.
Эрена со вскриком выгнуло почти до хруста костей. Нащупал. Тогда Райвель снова начал говорить:
- Нравится трахать себя пальцами? А представь, что в твой проход проталкивается горячий шершавый язык, вьется и гладит стенки. Влажно, пошло... - капрал сильнее двинул рукой, целясь в то же место. - Представь, что это мой язык и мои пальцы, - вторую руку он опустил на истекающий смазкой ноющий член и начал медленно почти невесомо надрачивать. - Судя по тому, как ты долбишь себя, ты предпочитаешь роль чьей-нибудь подстилки.
Джагер глухо всхлипывал в кулак, беспомощно скулил и подмахивал бедрами.
- Думаю, с тебя хватит.
Райвель отстранился и лег на спину. Эрен было подался назад со вздохом разочарования, но его бесцеремонно развернули и усадили себе на бедра.
- Садиться тоже будешь сам.
Эрен вперил в него жалобный взгляд. Но быстро вспомнил, что это почти то же самое, что пытаться разжалобить кирпич. Оставалось только сжать зубы и попытаться вынудить капрала взять инициативу на себя. Черт его тогда за язык дернул.
Джагер неуклюже стянул штаны полностью и подполз на коленях чуть выше. Он закусил тыльную сторону ладони и направил член Райвеля в себя, медленно опускаясь и принимая. Шумно втянул воздух сквозь зубы и осторожно поднялся.
- Ты меня так сжимаешь, настолько нравится?
Эрен глубоко дышал, он оперся руками о подлокотник по обе стороны от головы капрала и двинулся еще раз.
- Что, неужели твой первый раз? Ты берег свою задницу специально для меня?
Эрен поджимал напряженные пальцы ног, но терпел.
- Правда, трахаться с кем-то - совсем не то, что одиноко мастурбировать в душе, чтоб никто не увидел? Наверняка ты развратно стонешь, - капрал не сильно, но резко подбросил бедра.
Эрен вскрикнул и дернулся, жмурясь, но двигаться упорно не переставал. Он не знал, что отвечать на подобное, он напрочь не понимал, почему капрал все это говорит. Сейчас Джагеру, кажется, снова сносило крышу.
Райвель видел, как слова действуют на Эрена, как он мечется и изнывает, как сильно хочет и почти скулит от бессилия. От этого хотелось говорить еще и еще, не замолкая, чтоб пацану вышибло все пробки, чтоб он просил и стонал, выгибался и царапался, кричал и плакал, умоляя заткнуться.
- Как оно, чувствовать, когда тебя распирает изнутри? Никогда не думал, что можно одновременно иметь кого-то, пока имеют тебя? Как тебе групповой секс? Кто-то четвертый сует тебе свой член в рот, а пятый ласкает твои соски. Представляешь, как это было бы приятно? Или для тебя важно, чтобы вас было только двое? Интимно, горячо, тесно, после долгих прелюдий выцеловывать, вылизывать, оставлять длинные красные полосы на коже и следы от зубов, как собственнические метки "моё"? Или наоборот сильно, резко, размашисто, чтоб перед глазами пятна пошли? Может, ты любишь...
- Капрал, чтоб у вас язык отсох! - не выдержав, взвыл Эрен, резко насаживаясь на член и с гортанным стоном запрокидывая голову.
Хейчо хмыкнул, хватая его за задницу, чуть поменял угол проникновения и мстительно подался бедрами вверх. Эрен изогнулся дугой, сминая побелевшими пальцами рубашку на груди капрала, и издал такой умопомрачительно пошлый стон, что Райвель не выдержал. Рывком опрокинул Джагера и грубо подмял под себя, раздвигая длинные тощие ноги. Он вдавил Эрена в диван и буквально засадил ему. Эрен почти орал, цеплялся за спину и плечи капрала, извивался под ним, просил еще и еще. Сердце, казалось, вот-вот пробьет ребра и вырвется наружу, внутренности скручивались в один тугой горячий комок, между ног было жарко и мокро. Перед глазами все плыло, голос сорвался на сухие хрипы, Джагер задыхался, но все равно просил не останавливаться. Как будто разорвались все цепи, сковывающие чувства и эмоции, и с оглушительным звоном попадали на пол. Как будто с треском и грохотом развалилась каменная стена страха и отчуждения, за ней стена обиды и недопонимания, и за ней последняя, самая толстая и высокая, стена боли и ненависти. Жутко хотелось целоваться. Было так хорошо, что невозможно было терпеть больше. Эрен замер с глупо открытым ртом, чувствуя, как по телу проходят дикие судороги и острые разряды тока, исходящие от низа живота. Он слишком долго терпел, и не было сил остановить себя, поэтому Эрен сделал точно обратное - полностью отпустил себя, хватаясь за напряженную шею капрала и кончая себе на грудь и живот. Эрену тогда показалось, что он увидел бескрайнее море.
- Эй, солдат, кажется, у вас трубы потекли, - между ритмичными вздохами выдал Райвель, смотря на искаженное мукой удовольствия лицо Эрена.
Спустя несколько толчков капрал что-то тихо промычал, вгрызаясь в шею парня, и кончил следом глубоко внутри него. Джагер вскрикнул, крепче стиснул руки, но не вырывался.
Оба тяжело дышали. Эрен снова не знал, что ответить.

***

- Парень вчера так кричал, он ходить-то теперь может? - перелистывая страницу очередного отчета. Ирвин сидел за столом в своем личном кабинете и перебирал бумаги. Капрал беспардонно развалился на его диване, закинув ногу на ногу.
- Регенерация титана, не забывай.
- Диван хоть не сломали? От кого угодно ожидал, только не от тебя. Как вообще можно было так нажраться, чтобы трахнуть курсанта?
- Нажраться? Я не пил больше двух стаканов. К тому же он сам ко мне полез.
- Не понял, - поворачиваясь к Райвелю. - Ты же мог его прогнать.
- Мог.
- Но не прогнал.
- Не прогнал.
- Почему?
- Кто знает.
- Ты меня пугаешь, Райвель. Только не говори, что ты это сделал намеренно.
- Кто знает.

0

7

Преодолевая гордость

Автор: Candai
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Ривай/Эрен.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Драма, Фэнтези, POV
Предупреждения: OOC, Насилие, Секс с несовершеннолетними
Размер: Миди, 30 страниц
Кол-во частей: 11

Описание:
"А насколько велика ваша гордость? Сможете ли вы простить жестокое предательство, или ненависть скует ваш разум? Возможно, не так все и плохо..."

После стольких лет спокойствия почему именно сегодня? Почему сейчас?
Почему наша жизнь так жестока? Ненавижу, ненавижу этих тварей. Уничтожу каждого!
Ненавижу себя...
С такими мыслями Йегер и вступил в свою новую жизнь . Три года нескончаемых тренировок, бесконечное чувство вины и ярые попытки стать лучшим. И, наконец, вот она, почти главная цель всей жизни достигнута. Наконец - то я смогу, смогу воплотить свою мечту в реальность. Но радоваться вечно мне явно не суждено.
Титаны…
Еще не зажившие от нелегких воспоминаний раны вновь жгут сердце. Сейчас, именно сейчас все, к чему я стремился на протяжении стольких лет, может осуществиться. Недолго думая бросаюсь на гиганта, взмываю ввысь в надежде перерезать ему глотку. Промах. Еще попытка, ну же, это последняя возможность… Глаза застилает пелена дыма, пытаюсь ударить наугад, но…
Снова, снова промах.
Ксо, у меня же был такой шанс, он был так близко, совсем рядом. Не смог. Как и пять лет назад, этот титан просто испарился.
Через огромную дыру в стене уже начали пробираться эти гады. В городе медленно нарастает атмосфера хаоса, начинается паника. Люди бездумно цепляются за жизнь, не видя ничего кроме собственной цели. Люди пытаются выжить...
Докладываем обо всем начальству. Все напуганы, но стараются не подавать виду, хотя многие и не скрывают своего отчаяния и уверенности в поражении. Как вы можете, как можете смириться с тем, что вас просто сожрут? Почему не боретесь? Я не понимаю это, не понимаю, и не хочу понимать.
Нас с Армином определили в один отряд. Уже радует, смогу защищать этого неженку. Неожиданно прямо перед нами возникает морда титана, все срываются с мест в надежде отскочить подальше. Твою мать, неужели кто-то попался? Я убью их, убью их всех!! В бешенстве бросаюсь на титана, стараясь сразу отсечь его голову. Не рассчитав промахиваюсь и, меня впечатывает в крышу соседнего здания. Больно, как же больно. Только не закрывай глаза, слышишь? И в то же мгновенье меня уносит в темную пропасть...
POV Армин
Нашего товарища разрывает на части, а я не могу даже пошевелиться. Что со мной? Ну же, давай, вытащи лезвие, не стой как истукан! Йегер с молниеносной скоростью кидается на титана.
-Стой, Эрен! Это опасно! - кричит мое подсознание, но вымолвить не могу ни слова. Я просто стою, стою и смотрю, как моих товарищей заживо пожирают и раздирают на куски. По щекам катятся слезы, от бессилия, от осознания собственной никчемности. Вдруг, титан резко махнув рукой, отшвыривает Эрена к соседней постройке. Его тело с характерным стуком ударяется о крышу, и перестает подавать хоть какие либо признаки жизни. Из моего горла вырывается дикий, наполненный болью полу-крик. Вне себя от переполняющих меня эмоций бросаюсь на титана, не осознавая, что делаю. Меня тут же захватывают в плен огромные цепкие пальцы и медленно, но верно подносят к широко раскрытой пасти. Хах, смешно, и почему то, совсем не страшно. А ведь буквально пару минут назад впал в оцепенение от одного только его вида. Ничего не чувствую, совсем... Однажды кто - то сказал что в последние минуты, перед тобой проносятся вся твоя жизнь. Странно, но я ничего не вижу. Видимо, даже такого я не достоин. Пальцы титана разжимаются, и я падаю прямиком в его распахнутую глотку. Эрен.....
Это последнее что я видел.
Конец POV

Открыв глаза первым, что я заметил, был Армин нависающий прямо над глоткой титана. Быстро придя в себя, я в то же мгновение оказываюсь рядом, пытаясь вытащить его из уже закрывающейся пасти этого монстра. Схватив его за руку, со всей силы тяну его на себя и отшвыриваю как можно дальше от титана. Господи, какое облегчение, Армин в порядке. Перед моими глазами внезапно появляются разноцветные круги, ноги подкашиваются, и, я исчезаю в глотке столь ненавистной мне твари.
Короткая встреча

Жарко… Как же жарко. Где я? Ничего не видно, перед глазами лишь белая пелена. Все тело будто увязло в чем то, не могу даже пошевелиться. Давай же, открывай глаза, открывай. Солнечный свет режет глаза заставляя зажмуриться на секунду. Медленно приоткрываю один глаз и от увиденного резко распахиваю их. Что? Почему я вижу все будто сверху, почему дома такие маленькие? Черт, голова просто раскалывается на части, я ничего не понимаю. Но все мои вопросы тут же отпадают, когда недалеко от себя я вижу титана, огромную тварь, медленно проходящего меж домов. Незамедлительно в моем сердце буквально разгорается пожар, дрожа от ярости, стремительно приближаюсь к этому чудовищу и буквально вгрызаюсь в его глотку. Титан ничком падает на землю, поднимая за собой столп пыли. Что… что это было? Как я сделал это?
Что-то заставляет меня обернуться. Там,на красном от крови асфальте, сидит Микаса, и смотрит на меня пронзительным взглядом. В ее глаза ни тени страха, а лишь огромное удивление. Ее глаза будто кричат: «Что ты? Зачем ты только что сделал это? Для чего?» И тут же, под моим взглядом эмоции в ее глазах резко меняются. В ее глаза сквозит… облегчение? Почему?
« - Прости меня, Микаса », - пытаюсь прошептать, но не издаю ни звука, и, не повинуясь своим действиям, разворачиваюсь и ухожу прочь. Голова начинает болеть сильнее, меня снова окутывает пелена и мое сознание уносит куда-то далеко…

Воздух врывается в легкие, и я резко прихожу в себя. Перед глазами все плывет, голова все еще болит и от чего-то накатывает просто дикая усталость. Наконец-таки, сфокусировав зрение и окончательно очнувшись, понимаю, что лежу на земле, ощущение того, что я стал куда выше, пропало. Что же это было? Ничего не помню, словно какие-то провалы в памяти. Замечаю, что я здесь не один, пытаюсь приподняться, но тело сразу отзывается сильной болью. Шипя, еле-еле приподнимаюсь на локтях и вижу перед собой Микасу и Армина взволнованно уставившихся на меня. Пытаюсь улыбнуться им, но выходит только жалкая пародия улыбки. Почему же они так взволнованны? В их глазах … страх? Предо мной? Неожиданно Микаса срывается с места и заслоняет мою жалкую тушку своим телом. Армин оторвав от меня взгляд, встает и куда-то уходит. - Что здесь твориться? Где я? Что происходит? - эти вопросы роем снуют у меня в голове. Поднимается какой-то шум, я слышу лязганье оружия, и невольно втягиваю голову в плечи. Вдруг над головой раздается выстрел. Да что же это, нас же сейчас всех тут размажет. Во мне в сие мгновенье перемешивается буря эмоций. Я, пытаясь, защитить ребят, выставляю вперед руки, и это действие разносится фейерверком боли в моем теле. Поднимается пыль, и я перестаю различать что-либо, почти отчаявшись, пытаюсь бежать, но рука будто бы увязла в чем то.
- Эрен, Эреен, быстрее, нужно уходить отсюда, - кричит Микаса, и меня хватают за руку. Вырвавшись из этого плена, мы собираемся бежать, но пыль оседает, и я с ужасом замечаю, что на нас наставлена уйма оружия. О чем они там говорят? Я появился прямо из титана? Разве... разве это был не сон? Я… гигант? Невозможно, а я не могу сказать ни слова. Ляпну что не так и нам крышка. Огромное количество лиц, перекошенные гримасой ужаса окружают меня, командир поднимает руку вверх для отдачи последнего приказа, я закрываю глаза лишь бы не видеть этого ужаса. И к моему удивлению не слышу выстрелов. Понемногу приоткрываю глаза и вижу капитана Пиксиса, останавливающего боевые действия. Вздохнув от облегчения, пытаюсь прислушаться к разговору и понимаю, что он пытается убедить всех в непредставлении мной какой-либо опасности опасности. И у него это получается. Дальнейшие события проносились мимо меня как страшный сон. Использование моей силы для завала дыры в стене, невозможность контролировать себя, ранение Микасы, вызов на собрание в верховном суде, все это проходит мимо меня. Вынырнул из этого состояния я в какой то каморке, скованный кандалами и привязанный к кровати. Что?
- Где я? - спросил, сам не зная у кого.
Не ожидавший ответа я подпрыгнул от громкого мужского голоса.
- «Если ты еще не заметил, то мы взяли тебя под стражу, - прояснил ситуацию человек, по форме явно относящийся к отряду разведчиков, и показал мне ключ, доставшийся от отца, который всегда висел у меня на шее.
- Твой ведь? - я подался вперед и сухо кивнул, уставившись на него во все глаза.
- Да у него амнезия, как он с такой точностью может отвечать? - раздался голос из тени.
И в тот же миг на свет вышел небольшого роста мужчина, с хрупким телосложением и стальным, прожигающим будто насквозь взглядом.
- Леви, ему нет смысла нас обманывать,- осуждающе ответил ему капитан,- но все же, мы должны спросить у тебя, что ты намерен делать дальше? - обратился он уже ко мне.
После этих слов во мне мгновенно закипела ярость, захотелось крушить и ломать все подряд, но, сжав простыни до хруста костяшек, я прокричал уже почти заученным текстом: «Я собираюсь присоединиться к легиону, изничтожить всех этих тварей, всех до единого!!!»
После моих слов глаза Капрала недобро сверкнули. Он подошел к разделяющей нас решетке и глядя мне в глаза процедил:
- О.. серьезная заява. Командир, я беру этого молокососа под свою опеку, доложи начальству, что если он начнет буйствовать, собственными руками придушу. Я не доверяю этому шкету. Договорив, Капрал, развернувшись на небольших каблуках, ушел прочь.
После этого разговора меня оставили в покое, но я очень долго думал над словами капрала. Снова и снова вспоминал его пронзительно-холодный взгляд. Так я впервые встретился с Риваем.
Незаслуженная благодарность

В моей камере было холодно, сыро и дико неуютно. Хотя, чего еще можно ожидать от камеры заключения для «опасных» преступников? Последние дни я просто умирал от одиночества. Меня преследовало ощущение того, что про меня все забыли, и я буду всю жизнь гнить здесь. Я не мог поговорить даже с охраной, они… боялись меня. А я… боялся, боялся того, что люди не примут меня, и вскоре я сам себя начну ненавидеть. Я чудовище? Я что, единственный, кто не осознавал этого? Мои тяжелые мысли были прерваны неожиданным появлением Капрала. Сказать, что я был вне себя от радости, это ничего не сказать. Наконец-то ко мне хоть кто-то пришел, но я тщетно пытался скрыть свои эмоции. Как бы сложно не было признаться в этом хотя бы самому себе, но… я ждал его. Надеялся, что именно он спустится ко мне, окинет своим непробиваемым взглядом, в котором сквозит лишь холод и отчуждение, и, наконец, вытащит меня отсюда. Да, и чего таить, в мыслях я уже назвал его просто Леви. Я миллионы раз прокручивал в голове нашу первую встречу, он казался мне идеальным солдатом, хотелось быть похожим на него.
- Ей, шкет, чего застыл, бегом за мной, - бросил Ривай, вырывая меня из раздумий. От неожиданности я подскочил с кровати, и, хотел было уже выполнить его приказ, но цепи резко оттянули меня назад.

Жалостливо взглянув на Капрала, я выразительно посмотрел на цепи. Бросив на меня уничтожающий взгляд, Леви попросил охрану открыть дверь. После чего подошел к кровати и, особо не церемонясь, буквально сорвал с меня оковы. Я зашипел от неожиданной боли в запястьях, за что на меня снова был брошен испепеляющий взгляд. Руки сильно затекли, и я ощутил приятное покалывание, пытаясь вернуть им чувствительность.
- Не отставай, - было брошено мне, после чего Ривай быстрым шагом направился в сторону, не удостоверяясь, иду ли я следом. После непродолжительного шествия, Капрал резко остановился перед одной из дверей, из-за чего я тут же уткнулся носом в его затылок. "Неужели он такого маленького роста?"- пронеслось в моей голове прежде, чем меня буквально попытались убить взглядом.
- Вытяни руки,- было приказано мне, и я не посмел не повиноваться. На меня снова были одеты уже ставшие ненавистными мне наручники. После чего двери распахнулись, и капитан толкнул меня в спину как бы приглашая войти, благодаря чему я, прилагая уйму усилий, смог устоять и не растянуться на полу зала суда. Вот было бы весело.

Меня поставили на колени и закрепили руки за спиной так, что я даже не смог бы ими пошевелить. Зал суда представлял собой довольно пугающее место. Огромная фреска во весь потолок с определенной тематикой навевала на меня ужас, большое количество людей смотрящих на меня с ненавистью, неприязнью, страхом…
Никогда в жизни я не чувствовал себя так, как под этими тяжелыми взглядами, никогда меня не ненавидело такое количество людей. Это угнетало меня и я, сконфуженно сидел на полу не смея поднять взгляд. Через пару минут в зал вошел главнокомандующий и сел напротив меня. Понеслись стандартные вопросы, задаваемые в начале суда, а я все никак не мог понять, что им всем от меня нужно. Из всего его монолога я уловил лишь последнюю фразу.
-« Ну что ж, по окончанию суда, я приму решение, отдать ли тебя в руки отряду охотников или же королевской гвардии, слово представляется последним»,- закончил он, махнув рукой в сторону отвечающего. Вперед вышел человек с нашивкой единорога на всю спину и, взглянув на меня, начал толкать свою речь:
- « Мы предлагаем использовать тело этого мальчишки, для проведения опытов и выявления его силы, после чего уничтожить. Его действия были крайне опасны, поэтому мы предлагаем принести его в жертву науки, тем самым действуя во благо всему человечеству»,- протараторил он, после чего с поклоном отошел в сторону. По толпе пробежал шепот, многие в знак согласия утвердительно кивали и бросали на меня насмешливые взгляды. Я же в то время, просто потерял связь с реальностью.
-« Отлично, теперь слово предоставляется отряду охотников»,- провозгласил судья, записывая что-то в своей книге.
Вперед вышел Смит и уверенно начал свой доклад.
- « Мы, развед отряд, предлагаем использовать Йегера и его силу титана для возвращения земель за стенами Марии, и сделать его частью специального отряда разведки. На этом все», - закончил командир.
Гул в толпе начал все больше нарастать, стали слышны уже отчетливые выкрики, которые нельзя было отнести в мою пользу. Люди негодовали, считали, что достаточно укрепить стены, и они снова будут жить припеваючи. В зале заседания начался настоящий хаос. Выкрики людей, заботящихся лишь о собственной выгоде, завывания священника об изгнании из меня дьявола и неуважения к стенам, все это сливалось в единый гул.
Меня поразили слова этих людей и все оцепенение,весь страх, все это улетучилось,дав волю моим настоящим чувствам

-« НЕТ! Люди, да вы себя-то слышите? Ваш естественный страх за свою жизнь перерастает в какую-то паранойю. Вы титанов то никогда вживую не видели, - черт, дело плохо, что же я несу, будет только хуже, но,остановись я сейчас, никогда уже этого не скажу,- если вам так страшно, то и сидите в тылу. Зачем вы мешаетесь под ногами? Если не я со своей силой титана, то кто? Кто сможет защитить вас, и, наконец, прекратить эту, уж слишком затянувшуюся войну? Неужели вам нравится чувствовать себя скотом, который в любой момент могут пустить на расход? Если вы столь трусливы, так дайте же мне сражаться за вас!»- после столь пылкой речи в зале воцарилась мертвая тишина.

-« Целься!»- выкрикнул командир королевской армии, и на меня в ту же секунду была наставлена уйма оружия.
Я ошарашенно озираюсь по сторонам, в надежде найти хоть один понимающий взгляд, направленный в мою сторону. Неожиданно мое тело откидывается назад, будто от удара. Поднимаю голову, и мои глаза сталкиваются с полным ненависти взглядом Леви. Мгновенно на меня обрушивается целый шквал ударов. Во время небольшой передышки я вновь пытаюсь посмотреть на Ривая.
-« Таким как ты нужно научиться правильно себя вести»,- говорит Капрал, после чего я теряюсь сознание от слишком болезненного удара по голове.
Черт, голова раскалывается, свет непривычно режет глаза. Где я? Сквозь шум в голове, до меня доносятся чьи-то отдаленные голоса. Распахиваю глаза и вижу, что нахожусь в какой-то комнате, а вокруг меня стоят ребята из отряда охотников
-« Прости Эрен, это была вынужденная мера, - сочувственно смотрит на меня Смит, - зато, нам удалось вытащить тебя из-под трибунала».
-«Ничего, я понимаю»,- отвечаю, осматривая комнату в поисках Леви. Он, заметив мой взгляд, подходит и вальяжно располагается рядом.
-« Ну что, Эрен, ты ненавидишь меня?»,- спрашивает с ухмылкой.
-«А? Нет, сэр. Спасибо вам»,- добавляю так, чтобы лишь он смог меня услышать.
В его глазах промелькнуло удивление, всего на секунду, но я готов поклясться, что он был удивлен.
-« Ну, вот и хорошо»,- удовлетворенно отвечает Капрал откинув назад голову.
-« Ты мог бы быть и полегче, Леви, - встревает в разговор Зои, - не оставил на мальчишке и живого места».
Ривай резко вскидывает голову и пристально осматривает меня с ног до головы. Настолько пристально, что меня даже смущает его взгляд. После, убедившись, что ничего моему здоровью не угрожает, снова расслабляется и произносит, так тихо, будто самому себе:
-« Да что с ним могло случится, ведь я специально выбирал места для ударов с минимальным болевым порогом»,- после чего, облегченно вздохнув, поднимается и уходит, провожаемый моим не верящим взглядом. Что… что это только что было? Мне послышалось, или Капрал сказал, что пытался причинить мне как можно меньше боли? Черт, о чем я? Показалось, конечно, он все же слишком сильно приложил меня головой.

Показалось ли?
Неопределенные чувства

После произошедшего инцидента, Зое наказала мне целый день пролежать в кровати.
Однако, спустя буквально пару часов мое тело полностью регенерировало, и мне, наскучивши лежать без дела, захотелось прогуляться. Потихоньку встав с кровати и прокравшись к двери, я открыл для себя новую проблему. Снаружи дверь была заперта на ключ.

- "Черт, ну кто додумался?" - подумал я, ударив кулаком по двери. Неужели и вправду целый день сидеть в комнате? Но я был бы не я, если бы смирился с таким положением вещей.
Не долго думая, я подбежал к окну и с радостью для себя отметил, что выше названное находится прямо таки над карнизом. Распахнув окно, я аккуратно свесил ноги и, нащупав твердую поверхность, вылез из окна. Эх, мне бы сейчас трос маневры, давно бы вылез безо всяких проблем. Тяжело вздохнув, я присел, и, что было силы, оттолкнулся от крыши. Приземлившись на четвереньки, я пошатнулся, и всем своим немаленьким весом рухнул на землю.

Резкая судорога, прошедшая по ноге, заставила меня зашипеть от боли. В очередной раз за день усмехнувшись своей «удаче» я, было, уже собирался подняться, но пинок под зад заставил меня пропахать носом землю на пару метров вперед.
В бешенстве вскочив на ноги, попутно вытирая грязь с лица, я уже было, хотел навалять тому, кто посмел своим действием в прямом смысле этого слова втоптать меня в грязь, но занесенный над головой кулак был перехвачен, и я в ту же секунду был опрокинут на землю, прижатый чьим то телом.
- Ты чего вытворяешь, молокосос?! - прогремел над моим ухом знакомый до боли голос. Шестеренки в моей голове энергично заработали, и я с ужасом осознал на кого только что посмел поднять руку.
- Сэр, не могли бы вы слезть с меня, дав тем самым возможность объяснить ситуацию? – промямлил я, обливаясь холодным потом. К моему удивлению, меня тут же перевернули на спину, и вальяжно уселись на мой живот.
- Теперь можешь объясняться глядя мне в глаза, Йегер. Начинай, – приказал Ривай, с полу ухмылкой взирая на меня сверху. Похоже, его ничуть не смущала наша поза и удивленные взгляды в нашу сторону
- Это была случайность, Капрал. Всего лишь не вовремя сработавший рефлекс. Прошу простить меня. И все же, могу ли я поинтересоваться, за что я был столь жестоким способом отправлен в нокаут? - с ехидной гримасой уставился я на капитана.
- Лицо попроще сделай, шкет. Можешь не сомневаться, пинок под зад был вполне заслужен. Кому как не тебе было приказано не высовывать сегодня свою тощую задницу наружу? Решил ослушаться моего приказа? Неужели не уяснил еще мои методы наказания?
- Так это вы приказали запереть меня в комнате на весь день? - не обращая внимания на угрозу, вопросительно уставился я на Ривая.
- Приказы не обсуждаются - ответил Капрал, поднимаясь с меня.- Если здоров, то вставай и марш на тренировку.
- Будет сделано, сээр, - слегка насмешливо протянул я, пытаясь подняться, но тут же ойкнув, вновь опустился на землю.
Ривай обернулся и посмотрел на меня, иронично приподнимая брови. Я, состроив милую моську перевел взгляд на уже начавшую опухать ногу.
- Здоров, да? - скептически заметил капитан. - Ползи за мной, мальчишка,- и бросив на меня последний испепеляющий взгляд, он развернулся и пошел в сторону лазарета.
Поднявшись, и кое-как, охая и ахая я поковылял вслед за Капралом, попутно пытаясь понять, чем же меня так смутила произошедшая ситуация.
- Всего лишь в очередной раз опозорился перед командиром, чего тут стесняться, - уверял себя я, и в итоге, удовлетворившись такой мыслью и выбросив из головы произошедший инцидент, приложил все силы на то, чтобы догнать Ривая.

К моему огромному облегчению лазарет был совсем недалеко, и мне не пришлось долго утруждать пораненную ногу. Немного задержавшись на входе, я поскакал вслед за Капралом ушедшим далеко вперед. Искомый оказался в самой дальней санитарной комнате. Войдя в помещение, я отыскал глазами кушетку и, с приглушенным стоном плюхнулся на нее.
- Что застыл? - недовольно уставился на меня Ривай, перебирая какие-то тюбики с мазями.- Давай штаны снимай, придурок. -
Не ожидавший подобной просьбы, я поперхнулся, и ошалело уставился на капитана.
Закатив глаза, тот подошел ко мне и попросту разорвал штанину, отбросив лоскуты в сторону, и с видом мученика начал размазывать по опухшему месту какую-то мазь, сильно пахнущую травами.
- Ну вот за что мне все это? - вслух начал размышлять Капрал. - Почему в лазарете ни одного санитара? Почему я, капитан, черт возьми, должен оказывать первую помощь какому-то сопляку. Бросил бы тебя там и не вспоминал бы, так нет, Ирвину приспичило посмотреть в окно. С меня и так хватит осуждающих взглядов, - закончил он свой монолог, и, еще раз проверив ногу, отошел к столу, чтобы вытереть руки.
- Свободен, Йегер. И чтобы сегодня я больше тебя не видел, завтра же приступаешь к тренировкам,- зло бросил Капрал собираясь выйти из комнаты, но мой тихи оклик остановил его.
- Спасибо вам за все, Ривай, - начал было я, но меня довольно грубо заткнули сильной пощечиной. Щека мгновенно запылала, и я недоумевающе взглянул на Капрала.
- Не смей делать из меня мать Терезу, - прошипел он, одарив меня ненавистным взглядом, после чего резко развернулся и направился прочь, а я еще долго стоял посреди комнаты, прижимая руку к щеке, и прислушивался к его отдаляющимся шагам. После чего понурив голову нехотя поплелся в свою комнату.

Весь остаток дня, Ривай провел в глубокой задумчивости, уставившись в окно…
Вторая попытка

В назначенное время, я в нерешительности топтался возле двери Ирвина. Подняв руку, я, пытаясь избавиться от неприятного тянущего внутри чувства, уверенно постучал в дверь.
-Войдите,- послышалось по другую сторону, и я, трясущимися руками отпустил ручку и буквально влетел в комнату. К своему огромному облегчению я отметил, что капрала в комнате не наблюдалось. После вчерашней сцены, мне совершенно не хотелось попадаться ему на глаза. Счастливо вздохнув, я в приподнятом настроении подошел к столу капитана, который с удивлением отметил столь резкую перемену моего настроения.
- Вызывали? - бодро спросил я, расплываясь в счастливой улыбке.
-Прости, Эрен, я вижу, как хочется тебе сегодня приступить к тренировкам, но сегодня ты нужен мне для других целей - как всегда, серьезно ответил Смит. Ничего не поняв, я вопросительно уставился на своего капитана.
- Мы не можем допустить тебя к тренировкам, пока не разузнаем все способности твоего тела - пояснил он.
- Сегодня тобой займется Зои. Она задаст пару вопросов, и проведет череду небольших опытов.-
Все уяснив, я, хотел было уже откланяться, но его последняя фраза выбила меня из колеи.
- Не волнуйся, если потеряешь самообладание, тебя в ту же секунду нейтрализуют. Ривай будет наблюдать за вами, - закончил Ирвин и махнул рукой, отпуская меня.

- Поздравляю тебя, Эрен, день начался как никогда лучше - саркастично подумал я, направляясь в заданном направлении.

Спокойно пройти в лабораторию я не смог, уже на пол – пути меня поймала взбудораженная Зое и с маньячной улыбкой поволокла меня в помещение. По прибытию на место меня усадили на стул и начали допрос.
- Ну, давай начнем,- взяв в руки блокнотик, и с горящими в предвкушении глазами начала Зое.
-Что, ты знаешь о своей силе?
-Эээ,да ничего почти,- ответил я, глупо улыбаясь.
-Эээ нет, Эрен, не разочаровывай меня, давай хоть что-то,- надула губки эта сумасшедшая и жалостливо уставилась на меня.
-Хмм, дайте подумать, - начал я свое повествование,- Как мы все уже поняли, я могу превратиться в титана лишь при сильной вспышке эмоций, к тому - же причиняя себе боль. Еще, я не помню ничего, что делал, пребывая в теле гиганта. И, к сожалению, я не всегда могу контролировать себя в этом состоянии. Это все,- закончил я, покачиваясь на стуле и беззаботно качая ногами.
Записав все это в свой блокнот, Зое подошла к столу, вытащила из его недр сантиметровую ленту и какие-то неведомые мне инструменты, и со всем этим арсеналом с безумной улыбкой направилась в мою сторону.
-Ну что, Эрен. Пора нам узнать о строении твоего тела, - пропела она, подбираясь все ближе.
По моему телу пробежали мурашки, волосы встали дыбом, и в легких катастрофически не хватало воздуха. Но, понимая всю безвыходность положения, я закрыл глаза и отдался в руки сумасшедшей ученой.
По истечению пары минут, я с удивлением почувствовал чужие руки на своей груди, пытающиеся расстегнуть мою рубашку.
Мгновенно распахнув глаза и вскочив с места, я с недоумением уставился на Зое.
-Эй, ты чего вскочил, Йегер, - возмутился «доктор» пытаясь закончить начатое.
-Зачем вы меня раздеваете?
- А как, по-твоему, я узнаю твое телосложение?
- Ноо… это как-то… Вы же девушка! - пролепетал я, непонимающе хлопая ресницами.
-Ох, так ты стесняешься того, что я увижу тебя обнаженным? – её глаза угрожающе сверкнули. - не переживай по этому поводу, у врачей, как говорится, пола нет,- пробормотала она, и все же стянула с меня рубашку.
Испугавшись такого напора, я отпрыгнул от этой, по моему мнению, « обезумевшей» женщины, и ретировался в другой конец комнаты.
- Ну, куда же ты мой сладенький, мы только ремешки расстегнем, штанишки снимем, и всее, – пропела Зое, медленно подходя ко мне.
-Может быть, все же не стоит, мэм?- прошептал я жалобным голосом, уже почти не надеясь на положительный исход событий.
Вместо ответа, Зое накинулась на меня в попытках стянуть с меня штаны. Пытаясь сопротивляться, я уже полулежал на столе, придавленный весом тела «доктора».
Неожиданно, дверь в лабораторию распахнулась, отвлекая нас обоих от столь интересного занятия.

Ривай стоял в дверях, облокотившись о косяк, и смотрел на нас немигающим взглядом.
- Так вот как теперь опыты проходят, неплохо продуманно, Зое,- после минутной паузы холодно промолвил Капрал, проходя внутрь и вальяжно располагаясь на кресле.
-Эх, если бы, но мы еще и не приступали к опытам,- разочарованно ответила она, но тут же радостным голосом поправляясь,- Но как только я изучу его анатомическое строение, мы к ним вернемся.
-Капрал,- почти беззвучно позвал я, не зная как объяснить ситуацию, после чего был одарен лишь насмешливым взглядом.
Черт, как же стыдно. Я уже было смирился с тем, что мне придется увидеться с ним сегодня, но, заставши нас в такой позе, я уверен, еще ниже опустился в его глазах. Почему же мне так не везет? – сокрушался я, пока эти двое обменивались приветствиями и парочкой дежурных фраз.
-Кстати, Ривай, ты не мог бы мне помочь?- повысив голос спросила Зое, уставившись на Капрала.
-Зачем мне это ?- недружелюбно отозвался он.
-Этот несносный мальчишка не дает мне закончить осмотр, он, видите - ли стесняется,- не обращая внимания на недовольство собеседника спросила Зое,- не закончишь за меня?-
- Мне приказано просто наблюдать за вами,- смотря мне в глаза, в привычном для него тоне ответил капитан.
-Ну, Риваай, не останавливаться же мне на пол – пути?- Умоляюще посмотрела на него ученая.
-Хорошо,- недолго думая ответил Капрал,- но, Зое, ты же знаешь, я ничего не делаю просто так.
-Услуга за услугу как понимаю? Хорошо, я согласна. Удачи вам ребятки,- и, помахав на прощанье ручкой, Зое выбежала из комнаты.
- Ты все слышал, Эрен,- после минутного молчания огласил Капрал,- снимай штаны, живее.
Подобная фраза снова ввела меня в ступор.
- Ты оглох, мальчишка?- с раздражением в голосе, повторил Ривай,- ты же понимаешь, что будет, если не выполнишь приказ.
Будто очнувшись от о сна, я вздрогнул, и трясущимися руками начал расстёгивать ремни. Спустя пару попыток, мне все же удалось раздеться, и я предстал перед Капралом «во всей красе». Беглым взглядом пробежавшись по моему телу, он начал делать соответствующие записи в блокноте, велев мне одеваться.
Вздохнув с облегчением, я, не медля натянул на себя одежду и отошел к окну, благо командир все еще делал какие то пометки.
Ничего не произошло. Он поднял взгляд всего лишь на секунду. А что вообще могло бы случиться? Черт, и почему я второй раз так отреагировал на его просьбу? Почему смущаюсь? Чей-то раздраженный оклик вытащил меня из внутреннего монолога.
-Чего застыл, марш отсюда, Зое ждет тебя на поле для тренировок,- бросил мне Ривай, стоя в дверях.
Коротко ответив, я, спохватившись выбежал из комнаты, провожаемый его пристальным взглядом.
Невыполненный приказ

Проходя по длинным коридорам я ощущал, как в моей спине буквально прожигаю дырку.
Ривай, идущий следом за мной, не проронил ни слова во время нашего пути и лишь сверлил взглядом мою спину.
Выйдя наконец, на открытое пространство, я, вздохнув полной грудь, ускорил шаг. Добравшись до поля, я заметил Зое, уверенно раздающую приказы. Поспешив к ней, первым делом я отдал честь, после чего затравленно обернулся, чтобы узнать, идет ли Капрал следом. К сожалению, моим мечтам не суждено было сбыться, он расположился недалеко от нас, и его взгляд, устремленный на мою скромную персону, мне совсем не понравился.
Тем временем, Ханджи, отчаянно жестикулируя, объясняла мне суть проведения первого опыта.
- Слушай внимательно, Йегер, повторять не буду. После окончания этого опыта мы узнаем, обязательны ли тебе сильные эмоции для перевоплощения и сколько времени оно занимает,- просветила меня она, важно поправляя очки и утаскивая меня в не известном направлении.
Недалеко от тренировочного поля находился колодец, к которому меня и приволокла ученая.
-Чтобы не рисковать лишний раз и обезопасить окружающих, ты полезешь в колодец и постараешься превратиться в титана,- пояснила она, вглядываясь в дно колодца.
-Удачи тебе, Эрен. Не разнеси все здесь, а то виноватой меня сделают,- тепло улыбнулась мне капитан Ханджи, и, махнув рукой в знак начала операции отошла на безопасное расстояние, начав активно излагать что-то Капралу, стоявшему рядом.

После чего меня спустили на дно колодца,и объяснили, что сигналом к началу превращения будет выпущенная в небо зеленая ракета.
Коротко кивнув, я облокотился об стену колодца, в ожидании сигнала. В нем было жутко холодно, сыро,и пахло плесенью . Колодец был сделан из грубо отесанного камня, который приятно холодил кожу. Проведя рукой по шероховатой поверхности, я чуть было не засмеялся, так это было щекотно, но вовремя одернул себя, понимая какую важную роль в жизни человечества я сейчас выполняю. Совсем не к месту, я вспомнил, как Ривай помогал мне обрабатывать ногу. От его прикосновений было также щекотно, но, посмейся я тогда, возможно не стоял бы уже здесь сейчас. От подобных мыслей меня отвлек зеленый дым, поднявшийся в небо. Что-то слишком часто я стал уходить в себя, ну да ладно, сейчас есть проблемы и поважнее.
Сосредоточившись, я постарался выкинуть все мысли из головы, и думать только о превращении. Давай же, Эрен у тебя получится, ну же…
Я укусил себя за руку, но… ничего не почувствовал. Да что же это такое?! Я же должен был превратиться! Так, нужно сосредоточиться. Еще раз. Я снова вонзил зубы в ладонь, уже сильнее, но опять ничего. Капельки крови выступили из раны, а во рту появился солоноватый привкус. Никаких изменений. На руках начали появляться все новые раны, а из уголков рта уже стекали струйки крови. Я опустил руки, первый опыт провален.

Через пару минут, в колодец свесилась голова Ханджи, которая раздраженно поинтересовалась, какого черта я делаю.
- Простите мэм, кажется, ничего не выйдет,- оповестил я ее.
-Эх, ничего не поделаешь, - разочарованно вздохнула она, - вылезай из колодца, там посмотри что дальше делать.
Как только меня вытащили из колодца, Ривай смерил меня презрительным взглядом,- А что вы хотели от столь бездарного мальчишки?- едко спросил он, и, не дожидаясь ответа пошел вперед.
Его слова задели меня как никогда ранее, и я понурив голову поплёлся следом.
-Не переживай так, Йегер,- сочувственно посмотрела на меня капитан Ханджи, положив руку мне на плечо,- ты же знаешь, он всегда слишком эм… резкий, не принимай близко к сердцу, давай постараемся на следующих опытах, хорошо?- я кивнул, благодарно улыбнувшись.

Следующие опыты прошли как никогда лучше. Окрыленная своей удачей, Зое, носилась по полю, придумывая все более изощренные опыты. В ее глазах сквозилась толика безумия. И тут, она выдала, такое предложение, из-за которого мои глаза буквально вылетели из орбит.

-Ривай, сломай ему руку. Ты же можешь это сделать?- видимо обрадовавшись своей идее воскликнула «безумная ученая»
Я хотел было уже возмутиться, но Капрал опередил меня.
-Зое, а ты не перегнула палку? - равнодушно, но все же поинтересовался капитан.
- Это необходимость. Мне нужно знать, за какое время происходит регенерация особо сильных повреждений. Это очень важно,- почти прокричала Зое, в предвкушении переминаясь с ноги на ногу.
- Ну, как скажешь,- недолго подумав, согласился Ривай, переводя на меня взгляд,- но, Эрен, так как ты в опасной близости от поселения,тебе запрещено превращаться в титана, это приказ. Уяснил?!- рявкнул он.
Я впал в ступор, а Капрал все приближался ко мне, не разрывая зрительного контакта.

В мгновение ока мое сердце забилось сильнее, намереваясь выпрыгнуть из груди, пот градом стекал по вискам, а глаза не веряще следили за каждым движением Капрала. Меня охватила такая паника, каковой я еще никогда не испытывал в своей жизни . Он что, серьезно?! Нет, он же сам сказал, что это перебор! О чем думает капитан Ханджи, я не один из ее подопытных титанов. Неужели…неужели даже она считает меня таковым? Нет, неет, это невозможно... Я невольно отступил на шаг назад. Капрал все приближался, медленно, как будто оттягивал момент. НЕЕЕТ!!- прокричал мой внутренний голос. Сдавленный хрип вырвался из моего горла, и я, защищаясь, выставил вперед руки. Перед глазами появилась пелена, и я совершенно потерявшись в пространстве, попытался сдвинуться с места, но моя рука будто увязла в чем то. Неожиданно голову пронзила сильная боль, перед моими глазами замелькали какие-то картинки, голова буквально раскалывалась на части, и я, провалился в беспросветную темноту…

Раздался взрыв, и вспышка озарила поле. От яркого света Ханджи закрылась руками, и вдруг почувствовала такой знакомый ей горячий пар. Она слегка приоткрыла глаза, и восторженно вскрикнула, увидев столь желанную ей картину .Сквозь пар прорисовывались едва заметные очертания предметов. В нескольких метрах от нее под деревом, держась за голову, облокотившись о ствол и слегка покачиваясь, стоял Ривай. По его лицу тонкой струйкой стекала кровь, методично капая на землю. Благодаря хорошей реакции он вовремя сгруппировался, и не получил никаких более серьезных ранений. За секунды анализируя всю ситуацию, Капрал поднимает полный бешенства взгляд, пытаясь рассмотреть что-то в еще не полностью рассеявшихся клубах пара. Наконец, подтвердив свою догадку, он, не медля направляется в сторону Эрена, не церемонясь, вырывает его уже из начавшей разлагаться руки титана, и швыряет на землю. Хватает Йегера за волосы, и, не рассчитывая силы, бьет коленом по лицу, отчего тот снова теряет сознание.
Быстро придя в себя, взгляд Эрена сталкивается с уже почти обезумевшим от ярости взглядом капрала.
-Как посмел ты, молокосос, ослушаться моего приказа??!- рявкнул Капрал прямо ему в лицо, и, схватив за шкирку, потащил в казармы, временами останавливаясь, чтобы нанести еще пару ударов…

Дорогие читатели,возможно,со следующей главы я поменяю рейтинг фанфа, и в ней появится н-ца.
Хочу посоветоваться,нужно ли это делать?
С уважением,ваш автор.
Предательство

Ривай пинком распахнул первую попавшуюся дверь, волоча за собой полубессознательного Эрена.
Обернувшись, чтобы удостовериться, что никто не видел эту сцену, он отметил кровавую дорожку, тянувшуюся от самого входа. Пообещав себе разобраться с этим позднее, капрал закрыл дверь на щеколду и подошел к валявшемуся на полу мальчишке. Присев на корточки, и приподняв за волосы голову Йегера, он осмотрел уже проделанную собой работу. Все тело Эрена было в синяках и кровоподтеках, разодранные в клочья губы, и полностью пропитавшаяся кровью одежда. Глаза Эрена мгновенно распахнулись, когда Капрал собирался в последний раз нанести удар и уже занес кулак над его лицом. Слегка затуманенным взглядом он уставился на Капрала, пытаясь осознать, что происходит. Воспоминания ударили в голову, и пелена, застилающая глаза, испарилась. Йегер тут же поднял взгляд, и посмотрел прямо в глаза Ривая. В них не было ни толики страха, ненависти или же мольбы о пощаде. В место этого в глазах Эрена читалась решимость, согласие понести любое наказание и осознание своей ошибки. Этот полный решимости взгляд еще больше вывел из себя капрала, и тот, схватив мальчишку за грудки, с силой впечатал его лицом в стену. Вцепившись в его подбородок, он приподнял голову Йегера, снова заглянув ему в глаза. Все тот же спокойный взгляд и непоколебимая решимость. Хорошенько приложив мальчонку об пол, капрал перевернул его на живот, и, оседлав, продолжал наносить удары.
Ривай уже не понимал что творит, им двигали лишь животные инстинкты, а в глазах полыхало безумие.
Остановившись всего на секунду, он, снова взглянул на Эрена, надеясь увидеть ужас в его глазах, который заставил бы его остановиться. Но тот продолжал смотреть на него покорным взглядом. Новая волна бешенства окутала Ривая, и последние частички здравого смысла выскользнули из его головы.
- Согласен? На все согласен? Все вытерпишь? Ну что ж, я заставлю тебя пожалеть, сопляк, - прошипел капрал на ухо Эрену.
После этих слов глаза Йегера расширились, ужас сковал все его тело, но Ривая было уже не остановить. Приподнявшись, он вцепился в пряжку ремня, и с силой рванул на себя, после второй попытки ремень поддался, и разорвался на две части. После чего Ривай попросту одним рывком стянул штаны вместе с нижним бельем.
В следующее мгновение Эрена приподняли за бедра и с силой вжали в пол. Во взгляде Капрала уже не осталось ничего человечного. Не церемонясь, Ривай надавил на плотно сжатое колечко мышц, и тут же вставил сразу два пальца. Йегер заорал от столь неожиданно нахлынувшей боли, выгнувшись до хруста костей и уже не пытаясь сдерживать брызнувшие из глаз слезы. Не замечая происходящего вокруг, Ривай ввел третий палец, пытаясь как можно быстрее растянуть столь неподатливое тело. Чертыхнувшись, и решив, что этого более чем достаточно, Ривай вынул пальцы и резко вошел во всю длину. Из глотки Эрена вырвался душераздирающий крик, слезы уже ручьями скатывались по его щекам. Не дожидаясь, пока парень под ним привыкнет, он начал двигаться, все сильнее вколачиваясь в изможденное тело.
Прикусив кожу на руке, в надежде остановить невольно вырывающиеся всхлипы, Йегер ни на секунду не отрывал от Ривая взгляд. В его глаза разразилась настоящая буря эмоций. Боль, унижение, ненависть, но отчетливее всего читалось непонимание. Прямо на его глазах, Капрал из его идеала, превращался в чудовище, в существо, похуже самих титанов. Сильнее физической боли была только душевная. Эрен не мог поверить, что Капрал, его Капрал, как уже в мыслях называл Йегер Ривая, сейчас делает с ним такое. Больше Эрен не издавал ни звука, из прокушенной руки тонкими струйками сбегала кровь, а он лишь смотрел, смотрел в теперь уже ненавистные глаза этого человека. Капрал последний раз до упора вошел в Эрена, после чего последний резко потерял сознание, а Капрал, кончив, навалился на парнишку, пытаясь отдышаться. Пролежав на нем какое-то время, и восстановив дыхание, Ривай встал с мальчишки, оглядываясь по сторонам, и, не веря в увиденное. Руки Ривая затряслись, и он закрыл ладонями лицо, но, почти моментально придя в себя, он, поднявшись, осмотрелся в поисках своей одежды. Надев то, что осталось более-менее целым, он кинул последний взгляд на Йерега и вышел из комнаты.

-Ненавижу, ненавижу до потери пульса. Я отомщу тебе, тварь. Ты никогда не получишь моего прощения. Я заставлю тебя пожалеть о том, что ты только что сделал!- Пронеслось в голове Эрена перед тем, как окончательно погрузиться в спасительную тьму.
Принятое решение

Из распахнутых штор пробивался свет, заставивший меня, жмурясь, приоткрыть глаза. Голова чертовски болела, все мышцы ныли, но тело успело полностью регенерировать и не осталось ни царапинки. Приподнявшись на локтях, я огляделся и отметил, что лежу в собственной комнате, полностью раздетый и укрытый одеялом. В комнате царил стерильный порядок. Мое движение отдалось новой вспышкой боли в голове, и я со стоном откинулся на подушку. В это мгновение в моей голове буквально произошел взрыв, воспоминания о вчерашнем дне волной накрыли меня, руки непроизвольно сжали простыни, а рот приоткрылся в беззвучном крике. Обхватив руками колени, я вжал голову в плечи, и позволил себе заплакать от отчаянья. После, убедив себя, что пролежи я так хоть целую вечность, ничего не изменится. Я встал и, найдя на столе новую форму, стал не торопясь одеваться. Когда я собирался уже выйти из комнаты, воспоминания окончательно вернулись ко мне. Я вспомнил, о чем думал в последний момент перед тем, как потерял сознание. Во мне мгновенно закипела ярость, руки непроизвольно сжались в кулаки, и я, вцепившись в ручку, распахнул дверь, тут же столкнувшись с кем-то лбами. Сморщившись и потерев лоб, я настороженно приподнял голову, и с облегчением обнаружил перед собой виновато улыбающуюся Ханджи.

- Прости Эрен, ты очень неожиданно вышел,- привычно улыбаясь, ответила Зое,- а я тут за тобой. Эрвин хочет обсудить план наступления, который скоро будет воспроизведен в действие.
- Меня пригласили на обсуждение столь важных вещей? С чего бы? - недоуменно спросил я.
- Я не знаю деталей, просто пойдем за мной,- ответила Капитан Ханджи, и, схватив меня за руку, поволокла в указанном направлении.
Пока мы шли до кабинета Смита, Зое удалось уговорить меня на последующие опыты, и с маньячной улыбкой придумывала все новые варианты. Я откровенно смеялся, и плохие воспоминания уже почти не мелькали перед глазами.
Не мелькали ровно до тех пор, пока двери в помещение не распахнулись, и я тут же не встретился взглядом с пронзающим, хладнокровным взглядом Ривая.
Он выжидающе смотрел на меня, а мне, в свою очередь, хотелось убежать, спрятаться, сделать что угодно, лишь бы не видеть этого человека. В этот момент во мне будто что-то переломилось, страх,пронзающий до глубины души, испарился. Я вовремя вспомнил все свои намеченные цели, и, насмешливо улыбнувшись, прошел на свое место, не сводя с него взгляда. Отметив на себе его недоумевающий взгляд, я, хмыкнув,включился в разговор страших. Во время собрания я не сказал ему ни слова, лишь продолжая кидать на него косые, полные ненависти взгляды. После окончания обсуждения я хотел было уже ретироваться в свою комнату, как меня тихо окрикнули. Этот голос я бы узнал из тысячи. По коже пронеслись мурашки. Я отозвался на оклик, но голос предательски задрожал. Обернувшись, я увидел Ривая, жестами указывающего идти за ним. Идя по коридору следом за Капралом, я сверлил его спину взглядом и отчаянно пытался взять себя в руки.
-Ну, давай же, Эрен, соберись, слышишь ?! Ни за что он не должен увидеть страх в твоих глазах. Ты пообещал самому себе отомстить, капрал должен лишиться единственного, чем он дорожит, звания, уважения и дела, на которое он угробил полжизни,- эти мысли привели меня в чувство, и, сделав безразличное лицо, я уже спокойно шел следом.
Наконец, остановившись в каком-то пустом коридоре, капрал резко развернулся и притянул меня за грудки.

- Ты что себе позволяешь, молокосос? Что за дерзкие взгляды?- прошипел он мне прямо в лицо,- неужели не усвоил наказание?- после этой фразы Капрал осекся, и, отпустив меня, отступил на шаг назад и продолжил:- Послушай, то, что произошло вчера, это...
-Капитан,- перебил его я,- неужели вам не хватило вчерашнего наказания? Знаете, оно было довольно жестким, вы хотите повторить?- насмешливым тоном, ухмыляясь, поинтересовался я.
Капрал в удивлении приподнял брови, и, отведя взгляд в сторону, невнятно буркнул:
- Не попадайся мне на глаза,- развернулся на каблуках и быстрым шагом удалился.

С минуту простояв в оцепенении, я, прокрутив в голове наш диалог, обрадовался своей маленькой победе.

- А эта ситуация задела его даже больше, чем я думал,- злорадно ухмыляясь подумал я, направляясь в свою комнату,- просто подождите Капрал, я не так жалок, как вам кажется.-
Очутившись в своей комнате, я устало упал на кровать, и отвернулся к стене. Радость тут же сползла с моего лица, уступая место гримасе боли. Черт, улыбаться, когда в душе твориться такое, сложнее, чем мне казалось.

0

8

Предательство, это так больно...
Другая сторона

Принятие плана утвердилось, и нам был дан всего один день на подготовку. Все это время я провел в своей комнате, пытаясь настроить себя на хороший исход боя. По плану, я находился в самом безопасном месте построения. Но опасался я отнюдь не за свою жизнь. Бесчисленное количество моих товарищей погибнет... погибнет, защищая одного лишь меня. На мои плечи мгновенно опустился такой груз, и, если я вдруг сделаю что-то не так...
Нет, нет! Я не подведу, я оправдаю надежды стольких людей. Успокоив свое бешено бьющееся сердце, я натянул на лицо привычную окружающим улыбку и отправился на прогулку по корпусу. Вскоре, в одном из коридоров, я встретил Микасу и Армина. Весь оставшийся день мы провели вместе, вспоминая детство, и подбадривая друг друга перед завтрашним боем. Уже совсем поздно вечером я вернулся в свою комнату, заметив, что покрывало примято, будто на нем сидели.
-Неужели кто-то заходил?- вслух сказал я, пытаясь прикинуть, кто же мог зайти в гости, но, вскоре, оставил эту идею.
Раздевшись, и со стоном наслаждения падая на кровать, я начал засыпать, пытаясь выкинуть из головы мысли об одном единственном человеке.

Солнце только появилось над горизонтом, а Ирвин уже дал приказ о выходе за стену. Как ни странно, между отрядами царила полная тишина. Не слышалось даже перешептывания, и столь раннее утро не было тому виной. Вся толпа была буквально пропитана страхом. Даже самые сильные сердца дрогнули под таким давлением. Я еще раз пообещал себе, что буду делать все от меня зависящее. В этот момент ворота открылись, и мы двинулись. Сразу по пересечению стены все наши силы были рассредоточены и выставлены по плану. Вокруг нас все было спокойно, видимо, отряды отлично работали. Прямо передо мной, буквально в паре метров, скакал Капрал, величаво сидящий на лошади. Черт, ну почему мы в одном отряде?
О чем мне сейчас нужно думать меньше всего, так это об этом подонке, но попробуй тут, когда он мелькает перед глазами. Вскоре мы в небольшом количестве вошли в лес. Меня это сильно удивило, но остальные не выглядели взволнованными, поэтому я, не подавая виду, просто следовал за ними. Вдруг у нас за спиной раздался душераздирающий человеческий крик. Я машинально обернулся, увидев женскую особь, бегущую поодаль от нас. Вот она подняла руку, замахнулась, и еще один товарищ замертво упал на землю. В это мгновенье меня пробил холодный пот, в душе заклокотала ярость, захотелось голыми руками оторвать титанше голову.
Она приближается слишком быстро. Мы не успеем оторваться от нее. Так почему же мы все еще скачем вперед, почему мне нельзя вступать в бой? Я больше не могу смотреть, как из-за меня погибают мои товарищи, но нарушать приказ… Я должен довериться ребятам, которые скачут бок обок со мной. Они уверены в своем капитане, уверены в плане, и не хотят ничего менять. Вот отдан приказ, они должны остановить титаншу, а я лишь бежать, бежать, не имея возможности помочь им. Не задавая лишних вопросов, они тут же перешли на приводы. Какая слаженная работа команды, четкие, отточенные движения. Невольно любуюсь, как хрупкая девушка, наравне с мужчинами, стремиться убивать. А ради чего? Ради меня? Почему они готовы жертвовать кем угодно, но не мной? Отвлекшись всего на пару секунд, не замечаю, как женская особь, отгоняя их, будто назойливых мух, парой движений убивает лучший отряд легиона. Вскрикнув от резкой, разрывающей на части боли в груди, снова оборачиваюсь и не могу поверить. Как?! Так легко… Умереть так легко? Умереть вот так из-за меня. Нет, не только я в этом виноват, ты пожалеешь, ты, человек, сидящий внутри этой твари, я заставлю тебя пожалеть. Сдохни, тварь!
Не раздумывая, Эрен резко дернул узду, тем самым разворачивая лошадь. Кобыла встала на дыбы, но, все же послушав хозяина, повернула в обратном направлении, прямиком в руки титанши. Эрена била дрожь, слезы горечи, отчаяния скапливались в уголках глаз, стекая по щекам кривыми дорожками. Руки то и дело сжимались в кулаки, а сердце полыхало от гнева.

Как только Йегер приблизился к женской особи, она тут же остановилась и потянулась рукой, намереваясь схватить парнишку. Эрен спрыгнул с лошади, и до ушей титанши долетел его крик, идущий прямо из глубины души:
-Вот он я!! Так за что, за что ты убила стольких людей? Для чего? - последние слова растворились в воздухе, небольшую поляну начал застилать белый дым, и, спустя мгновенье, из толщи пара вынырнул титан, набрасываясь на женскую особь. Повалив ее на землю, Эрен посмотрел ей в глаза, занес кулак для удара, но его неожиданно скинули на землю, придавив сверху. Отшвырнув от себя титаншу, Йегер моментально сориентировался и вновь бросился на титана. Она, не ожидавшая настолько быстрых движений, не успела увернуться и отлетела к дереву от сильного удара. Обезумевший Эрен вновь ринулся в бой, но его поспешность обернулась против него. В ту же минуту он мощным ударом был отброшен в сторону, а следующий буквально раздробил его руки. Не обращая на это внимание, Йегер из последних сил бросился на титаншу, но его жалкая попытка была остановлена еще одним сильным, поставленным ударом. Он буквально вывернул шею и снес голову с плеч. Эрен ничком упал на землю, мгновенно погрузившись в темноту. После того как пыль улеглась, титанша подошла к уже испаряющимся останкам и вытащила оттуда бессознательного Эрена, после чего, по шире открыла пасть и заглотнула тело.

POV Ривая
Отдав приказ о задержании титанши, я, почти не беспокоясь о товарищах, в которых был полностью уверен, скакал вперед. Спустя пару секунд, позади меня послышался довольно громкий взрыв, не предвещавший ничего хорошего. Я обернулся и заметил недалеко от себя двух бьющихся титанов.
- Так вот какой выбор ты сделал, Эрен. Что и ожидалось, впрочем,- пронеслось у меня в голове, прежде чем я развернулся и поскакал в обратном направлении. Спрыгнув с лошади я, с помощью трос маневров, запрыгнул на ближайшее дерево, решив пока не вмешиваться в происходящее. Вдруг раздался громкий звук, оказавшийся мощным ударом титанши. Чудовище, подчинявшееся Эрену, вдруг замерло и упало на землю, буквально развалившись на части. Мои руки дрогнули, когда я заметил, что этим ударом была снесена голова с плеч, но я тут же расслабился, разглядев в облаках пара целое тело Эрена. Собираясь уже вмешаться в положение дел, я с ужасом заметил, как рука женской особи потянулась к телу Эрена, она, широко открыла рот и... проглотила его.
Моментально я вскипел от ярости, глаза неверяще распахнулись, а сердце от увиденного пропустило удар. Не помня себя, я подался вперед, намереваясь разорвать на части эту тварь. Мгновенно оказавшись около титанши, я накинулся на нее в попытке ударить по шее сзади, но она прикрыла ее руками. Тогда я одним резким движением отсек ей челюсть, тут же подхватив на руки Эрена, вывалившегося оттуда. После этого я сразу отлетел на максимально возможное расстояние и пустился в бега. Мельком глянув на Эрена, я увидел, что его лицо искаженно гримасой боли, что заставило меня прибавить темп.
- Подожди еще немного, Эрен,я не хочу снова заставлять тебя испытывать боль, не хочу,- единственная мысль засевшая в моем подсознании.
Оторвавшись от Эрена и повернув голову вбок, я заметил безжизненные тела моих товарищей, задержав взгляд на Петре. Я понял, уже давно понял, что раз Йегер превратился, они мертвы, но старался не думать об этом, предаваясь глупым надеждам. Стиснув зубы, я заставил себя отвернуться и продолжить путь. Важнее всего сейчас отправить Эрена в безопасное место...

конец POV

Я очнулся от едва заметной тряски. Голова раскалывалась, а глаза просто не хотели открываться. Все же, приложив огромные усилия, я слегка приоткрыл их. Первое, что я увидел, была Микаса. Она ехала на лошади рядом с повозкой, в которой я почему-то оказался. Слава богу, с ней все в порядке. Может и Армин где-то рядом. Она посмотрела на меня, и на ее лице тут же отразилось огромное облегчение.
-Ты очнулся, слава богу... Ты пробыл без сознания несколько часов, я начала волноваться.
-Я… Черт, ничего не понимаю, где титанша, куда мы едем?
-План провалился, Эрен. Мы едем домой,- с сожалением ответила Микаса.
-Как, почему? Что случилось? Я помню лишь как ребята...
Я увидел, как это чудовище убило наших товарищей, вышел из себя, набросился на титаншу, а потом... Потом темнота.
-А потом она бы сожрала тебя заживо, если бы не Ривай. Уж не знаю, что там случилось, но он приволок тебя к медикам, и отдал приказ в срочном порядке оказать первую помощь. Кстати, как ты? Раны начали заживать? - обеспокоенно поинтересовалась Акерман.
- Вот оно что,- пробормотал я, игнорируя вопрос и погружаясь в собственные мысли.
- Ах, спас он меня, значит. Как благородно с его стороны- с сарказмом подумал я, устало прикрывая глаза. Хотя сейчас было совершенно не до шуток. Мы проиграли. Полное поражение, а каковы результаты? Сколько же наших погибло? Ведь мы не успели уйти далеко от стены. Черт, как же болит голова, в горле пересохло, все тело неимоверно напряженно, и раны, как ни странно еще не затянулись. От подобных мыслей меня отвлек громкий крик. Голос был мне не знаком, но в нем свозилось такое отчаяние, такая обида и боль что, я заставил себя приподняться на локтях и прислушаться к едва доносившемуся до меня разговору. Приглядевшись, я увидел светловолосого парня, который кричал и размахивал руками. Его лицо было полно злобы, а по щекам текли слезы. Но самое удивительное, что весь его гнев был направлен на Капрала, стоящего напротив. Ривай стоял, скрестив руки на груди, и с привычным выражением лица слушал собеседника. Но что-то в его поведении было не так, он не пытался заткнуть мальчишку, избить его за такое отношение к его персоне или же просто не став слушать, развернуться и уйти. До меня долетали обрывки фраз: «…они мертвы…как вы посмели сделать такое с их телами?!..», «…в вас нет ничего человеческого!..», «…это вы, вы виноваты в их смертях, послав нас на верную погибель..». Ого, как он загнул.
Но неужели он только сейчас понял, что человеческого в капитане ровно столько же, сколько в гигантах. Лицо Ривая потемнело. О, вот и дождались, сейчас Капрал покажет свою истинную натуру. Интересно, он просто сбросит его с лошади, или же еще и испинает до смерти? Но Ривай не сделал ничего, что мог бы я предположить. Он,слегка замедляя движения, потянулся к нагрудному карману, и резко вытащил что-то из его недр. Приглядевшись, я увидел, что это… нашивка? Крылья свободы, к которым я так стремился когда-то, сейчас заляпанные кровью, и вырванные явно уже не с живых тел. Моя повозка была далеко, но я все же смог расслышать тихие, но уверенные слова Капрала.
- А для чего вам их трупы? Почему вы так беспокоитесь о теле, которое уже покинула душа? О близком тебе человеке должны остаться воспоминания, а не просто куски плоти. Вот, это нашивка твоего друга. И ты, и я, не забудем о нем,- проговорил Ривай ровным тоном, после чего развернулся и ускакал прочь.
-Спасибо, Капрал,- искренне крикнул ему в вдогонку растроганный парень.
-Что?! Да что это было, как можно его благодарить! Почему Ривай сейчас сказал это, как он может так говорить? Он... он не такой. В противном случае поступил бы он со мной так! А может, он лишь со мной так безжалостен и жесток? Неужели ему так ненавистна моя сущность, неужели и он уже не считает меня человеком? Боже, этого не может быть, каким бы уродом он не был, никогда не называл меня чудовищем. Он ведь не думает обо мне так, правда? Не из-за своей ли ненависти к титанам он поступал со мной так? Нет! Кем бы он меня не считал, я человек, и не заслуживаю такого, и я докажу это.
Я все же ненавижу вас, Ривай...
Последний разговор

Мое состояние после пробуждения следующим утром оставляло желать лучшего. Я смутно помнил, как дошел до кровати, возможно даже не своими ногами. Голова все еще болела, но уже не так сильно как накануне. А вот раны все еще ныли и напоминали о себе. Странно, что регенерация длится так долго. Насколько же сильно женская особь меня приложила?
Кое-как поднявшись с кровати, я стал наскоро собираться, подгоняемый громким урчанием в животе. А ведь и правда, я не ел со вчерашнего утра, если конечно тот перекус считается за еду. Слегка прихрамывая, я шел по коридору, задумавшись и глядя под ноги. Естественно, буквально через пару шагов я наткнулся на кого-то и, пробубнив невнятные извинения, собирался двигаться дальше, но меня неожиданно крепко схватили за руку. Медленно подняв глаза, я встретился с ледяным взглядом Капрала. Простояв так в секундном замешательстве, я с ужасом осознал, кто держит меня за руку. Я попытался вырвать ее, но чужие пальцы на моем запястье сжались только сильнее.
- Эй, шкет, что с твоей ногой? Ты хромаешь. Неужели твоя регенерация затянулась? Срочно сообщи об этом Зое,- негромко проговорил Ривай, прожигая меня пристальным взглядом.
- Не знаю,- зло бросил я,- разве вам я должен отчитываться о состоянии своего здоровья? И с каких пор вы интересуетесь опытами капитана Ханджи?-
- Я не опытов ради интересуюсь,- спокойно ответил Ривай и, осекшись, продолжил,- Пойдем, нам нужно поговорить.
- Поговорить? Мне не о чем с вами разговаривать. Или говоря это, вы имели ввиду что-то другое?- с издевкой спросил я, но меня тут же заткнули взглядом, и вновь схватив за руку, потащили в неизвестном направлении.
Остановившись в уже знакомом мне закоулке, Ривай остановился и отпустил мою руку. Потирая саднящее запястье, я, облокотившись о стенку, выжидающе уставился на него.
-Слушай, то что произошло между нами, я хочу сказать…,- начал он, предостерегающе зыркнув на меня, как бы заранее предупреждая, что будет, если я его перебью.
-Я не знаю что ты об этом думаешь, да мне и не особо это интересно, но… я не хотел этого. Я признаю, что в тот момент перегнул палку. Слышишь? Признаю,- громче добавил он, смотря прямо мне в глаза.

- Боже мой, что же я сейчас делаю? - сказал Капрал, немного запрокинув вверх голову,- я не могу даже себе объяснить причину, просто, впервые в жизни я чувствую за собой вину. Она угнетает меня,заставляет снова и снова вспоминать тот случай. Это чувство мне явно не нравится, а я привык как можно быстрее решать свои проблемы. Надеюсь, ты понимаешь, что извиняться я не собираюсь, иначе ты даже наивнее, чем я думал. Давай просто рассчитаемся. Что я могу сделать, чтобы это душащее чувство вины исчезло? Ответь мне, Эрен, что мне сделать, чтобы это больше не мучило меня? И тебя…,- совсем тихо добавил он. Подойдя ко мне вплотную, он буквально вжал меня в стену и уставился на меня немигающим взглядом.
Опешив от его слов, я, стушевался и отвел взгляд, пытаясь все плотнее прижаться к стенке.
Ледяные пальцы коснулись моего подбородка и вцепились стальной хваткой, заставляя снова заглянуть в глаза.
- Что же мне сделать,- повторил Капрал,- чтобы это щемящее в груди чувство исчезло? Думай хорошенько, ведь даже после того, как я спас твою жизнь, оно никуда не делось.-
Немного осмелев, я дернул головой, и, постаравшись придать взгляду большую уверенность, ответил:
- Вы уже не сможете ничего изменить. Единственным моим желанием было бы забыть этот инцидент, стереть его из памяти и никогда не видеть и не слышать о том, что напоминало бы о нем. Увы, это невозможно.
Живите с этим чувством вины, как и я, буду жить с этими воспоминаниями в своем сердце,- без доли издевки закончил я.
- Нет, мне и так есть за что корить себя, а это станет последней каплей. Прости, я не могу стереть твою память, но могу помочь забыть.-
- Можно ли мне поинтересоваться, как вы это сделаете?- ехидно спросил я, ни на секунду не разрывая зрительного контакта.
- Вскоре сам все поймешь,- едва слышно проговорил Ривай, опуская голову, но я успеваю заметить его неожиданно грустный взгляд.

Простояв так пару секунд, он исподлобья взглянул на меня, и вдруг положив руки мне на плечи, с силой нажал на них, опуская вниз. От неожиданности мои ноги подкашиваются, и я слегка сползаю по стене. Впервые вижу лицо Капрала так близко. Он слегка подается вперед, так что между нашими лицами остается пара миллиметров, и замирает, будто останавливая сам себя.
В этот момент я забыл, как дышать, сердце в груди выбивало бешеный ритм, а липкий, окутывающий страх, сковал все тело. Я не мог сдвинуться с места, хотя в голове крутилась лишь одна мысль: «Бежать, нужно срочно бежать отсюда, Эрен. Что же ты стоишь как истукан? Еще одного избиения твой организм может и не выдержать». Глаза бегали в разные стороны, лишь бы не встретится с этим ледяным, пронзающим взглядом, а по виску скатывалась капли пота. Избежать его взгляда мне так и не удалось, и я столкнулся с его безразличными глазами, которые будто пытались что-то разглядеть в моих. Не успев ничего сообразить, я уже был всем телом прижат к холодной, обжигающей сквозь рубашку стенке. Ривай медлил, напряженно сощурив глаза. Вдруг, как будто что-то решив, он преодолел небольшое расстояние и жадно впился в мои губы, прикрывая свои вмиг потемневшие глаза. Вздрогнув, он резко отстранился, и низко опустив голову, отступил на шаг назад. Приоткрывая рот, будто пытаясь сказать что-то, но, передумав, разворачивается и быстрым шагом уходит прочь. Как только меня отпустили я, как тряпичная кукла, осел на пол, непонимающе глядя перед собой. В голове было пусто, глаза застлала пелена, а руки дрожали. «Что… это было? Он что,поцеловал меня? Нет, и поцелуем это не назовешь. Ривай будто сорвался… Почему, ну почему ты просто не можешь оставить меня в покое? Почему не можешь исчезнуть из моей жизни?»
Из глаз непроизвольно брызнули слезы, и я, сжав руку в кулак, с силой ударил по стене. На костяшках проступила кровь, но я не почувствовал боли. Вытерев слезы рукавом, я поднялся, и пустым взглядом смотря перед собой, шатаясь, направился в свою комнату. Не встретившись ни с кем по дороге, я, с трудом добравшись до собственной двери, прошел в комнату, и, не раздеваясь, рухнул на кровать. Свернувшись в комочек, я прижал руки к груди и позволил себе выплеснуть эмоции. Меня будто разрывало на части от непонимания происходящего, от боли засевшей глубоко в душе и вот-вот вырвавшейся наружу. Слегка успокоившись, я ни о чем не думая, зажмурил закрыл глаза и провалился в долгожданный и спасительный сон.

Проснулся я оттого, что кто-то яростно тряс меня за плечи. Перевернувшись на другой бок, я с ненавистью уставился на человека, потревожившего мой сон. Микаса все продолжала трясти, взволнованно смотря на меня. Сдавленно простонав, я приподнялся на локтях и посмотрел в окно. Лучи солнца уже пробивались в комнату. «Неплохо я поспал», пронеслось в моей голове прежде, чем Микаса завалила меня вопросами.
Коротко ответив ей, я поинтересовался, зачем она пришла и пыталась так яростно разбудить меня. На что она, потупив взгляд, отвернулась в сторону, и, промолчав пару минут, выдавила:
- Пока ты спал, был созван совет. У отряда разведчиков теперь новый капитан.
- Чтоо?- воскликнул я, вскакивая с кровати,- неужели Ривая уволили, не выдержав его колкого характера? - насмешливо произнес я, хотя, думаю, Микаса, заметила беспокойство, отразившееся в моих глазах.
- Не совсем, Эрен,- прошептала она,- Капрал, он… он без объяснения причины перевелся в другой легион! – выпалила она на одном дыхании.- Никто не знает, почему он так резко и неоправданно сделал это, я думала, тебе хоть что-то известно, разве нет? - обеспокоенно спросила Акерман, но я уже не слышал ее вопросов.
В голове, будто заевшая пластинка прокручивались последние слова Ривая:
«- … моим желанием является забыть этот инцидент, стереть его из памяти и никогда не видеть и не слышать о том, что напоминало бы о нем.
- Прости, я не могу стереть твою память, но могу помочь забыть...»
Преодолевая гордость

Спустя 5 лет.

Солнце уже начало клониться к горизонту, но припекало все так же нещадно. Уже неделю все страдали от невыносимой жары. На этом фоне собрание прошло особенно тяжело. От этой духоты кружилась голова и никто попросту не хотел слушать нудный голос Ирвина. Он, конечно пытался вдолбить в наши головы о каких то там новобранцах, усовершенствовании привода и новых лошадях, но жара сказывалась и на нем. А после того как Ханджи начала складывать из листов плана веер, и вовсе взбесился и послал нас на все четыре стороны. Кстати говоря, вот уже два года, как я посещаю подобные собрания на правах командира спецотряда. Я все еще отчетливо помню, как тряслись мои руки, когда Ирвин назначал меня капитаном . Очень редко люди в моем возрасте получали такой высокий чин, и эта новость мгновенно облетела все легионы. Впервые за столькие годы никому не приходилось меня защищать. После моего назначения Микаса и все остальные ребята были очень рады за меня. А какую вечеринку закатили они тогда, даже и вспоминать стыдно...
Основной задачей спецотряда являлся поиск подобных мне людей, способных превращаться в титанов и готовых сотрудничать с нами. Но, пока, наши старания не увенчались успехом.
За эти пять с небольшим лет, я сильно вырос, окреп и набрался опыта. А сегодня, после столь неудачно прошедшего собрания, я иду в свой любимый трактир, чтобы хоть немного остудить голову. В предвкушении я непроизвольно расплылся в счастливой улыбке и опомнился лишь тогда, когда заметил на себе недоуменные взгляды прохожих. Стерев глупую улыбку с лица, я попытался переключиться на более важные мысли, но они постоянно ускользали от меня, а в голове воцарила зияющая пустота. Неожиданно кто-то уткнулся мне носом в бок, и я еле успел удержать от падения маленького парнишку, врезавшегося в меня. Он повис у меня на руках, но опомнившись, отскочил в сторону, отводя глаза. Потом перевел на меня раздраженный взгляд, будто я был виновником нашего столкновения, невнятно пробубнил извинения и исчез в толпе. Я улыбнулся, провожая маленького наглеца взглядом, и поймал себя на мысли, что кого-то он мне напоминает. Подумав пару минут, я вспомнил того, кого совсем не хотелось вспоминать. Перед глазами предстал Ривай, с таким же, вечно рассерженным на меня и весь мир взглядом.. Уголки губ тут же поползли вниз, а такой солнечный день в момент потерял все краски.
Почему? Ну почему именно сейчас? Я так старательно пытался его забыть, выкинуть из своей жизни, раз появилась такая возможность, и на некоторое время у меня это получилось, не спорю, но воспоминания вдруг снова всплыли в памяти. Черт! Итак, цель посещения трактира сменилась, теперь нужно просто забыться.

А вот интересно, он сожалеет, о том, что совершил? Судя по тому, что он сказал в последний день, возможно… Хотя о чем это я, это же Ривай, он не совершает поступков достойных сожаления. А о том, кем я стал, ему известно? Вполне вероятно, новости касательно меня многих интересовали, особенно Королевскую полицию. Забавно, но они до сих пор думают, что я опасен для человечества и хотят меня изолировать. Так, ладно, если я и дальше буду думать о нем, то только растравлю себя.

Погруженный в свои мысли я не заметил, как народа на улице стало меньше. Действительно, в это время люди предпочитали скрываться от солнца дома и отдыхать после тяжелого дня. Тут же я заметил впереди себя, метрах в пятидесяти, эмблему с единорогом.
О, Королевская полиция, этого еще не хватало. Этим-то что здесь надо? И так настроение не к черту. Блин! Не замечая за собой, я стал внимательно разглядывать человека впереди меня. Парень. Сразу же бросается в глаза его низкий рост. Ха, неужели в полицию уже таких недоростков берут. Хотя знал я одного такого… Ну вот, опять, сколько можно? Не каждому же человеку маленького роста быть Риваем. А вдруг…
Да нет, быть не может. Капрал бы никогда не пошел к этим выскочкам. Я надеюсь, этот паренек не идет в тот же трактир что и я, иначе чую, разобью я с пьяни чью-то наглую морду…

Я решил немного прибавить шагу, чтобы обогнать этого человека, но прямо на повороте он неожиданно остановился и полуобернулся ко мне лицом. Сердце пропустило удар, и я в оцепенении остановился посередине улицы, узнав этот профиль.

- Неужели боишься?- прошептали его губы, после чего Капрал, не взглянув на меня, продолжил путь.
Спустя полминуты, до меня все же дошел смысл его фразы, ярость заклокотала внутри меня и, стиснув зубы, я кинулся за ним. Ривай не успел далеко уйти, будто нарочно не прибавляя шагу, и я, без труда догнав, встал у него на пути.
- Чего мне бояться?- прорычал я, едва сдерживая эмоции.
Капрал приподнял голову, чтобы посмотреть в мои глаза, и долго вглядывался в них, пытаясь что-то увидеть.
Хмыкнув, он прошел вперед, слегка задев меня плечом, намереваясь сесть на скамейку стоявшую поодаль. Такая наглость еще больше разозлила меня, и я, сорвавшись с места, обогнал его, и вальяжно устроился на скамейке, насмешливо взглянув в его глаза.
Ривай в недоумении вскинул брови, но, быстро справившись с удивлением, аккуратно опустился рядом. Только после этого я осознал, как по-детски выглядел мой поступок.Теперь он подумает, что я все тот же ребенок, каким и был прежде.
Наступила минутная пауза, и, оглядевшись по сторонам, я отметил, что скамья расположена в тени деревьев, скрывая нас от посторонних глаз.
- Ходили слухи, что тебя приняли на новую должность. Это правда? – прервал мои мысли Капрал.
- Аа, эээ, да. Это правда,- промямлил я, но, опомнившись, уже уверенно добавил,- два года назад Ирвин посчитал меня достойным стать командиром спецотряда.
- Хах, какая ирония, занял-таки мое место, мальчишка,- слегка скривившись в подобии улыбки, ответил Ривай,- поздравляю, Эрен. Надеюсь, ты был назначен не просто так, и Ирвин не снизил планку.
- Можете не беспокоится, я заслужил свое назначение,- прошипел я сквозь зубы,- но что же все обо мне, расскажите лучше как вас занесло в королевскую полицию, Капрал?- с издевкой спросил я.
- Не твое дело,- резко ответил Ривай, мельком глянув на мою нашивку.

Этот ответ вывел меня из себя. Я вскочил с места, и, уставившись на Капрала, уже приготовился произносить свою пламенную речь.
- Ривай, как ты можешь так спокойно об этом говорить. Тебе самому-то не противно носить эту форму. Как же твои собственные слова? Сейчас, ты позоришь собственное бывшее звание. А ведь ты считался самым сильным воином. Ты же презирал королевскую полицию! Чтобы ни случилось, как ты мог податься туда?- проговорил я на одном дыхании, ни на минуту не отводя взгляда.

- А что теперь мешает мне ненавидеть себя?- почти прошептал Капрал, опуская голову,- об этом ты не подумал, верно? Понимаю, ты думаешь, что живу я сейчас себе припеваючи, не волнуясь ни о чем, и не вспоминая о прошлой жизни. Но… ты ошибаешься. Не думай, что я забыл тот случай. Я, так же как и ты, всегда буду помнить об этом. Черт, Эрен, ты не представляешь, какого это, когда чувство вины не отпускает тебя ни на минуту. Когда ты понимаешь, что кто-то на свете ненавидит тебя так сильно, что хотел бы твоей смерти, и его ненависть оправданна. Я все время прокручиваю эту сцену и корю, корю себя… Это второй в моей жизни случай, заставивший меня кардинально поменять свою жизнь. Но… я не уверен, что смогу избавиться от этого чувства. Что же мне делать Йегер?- тихо прибавил, Ривай, и горько усмехнувшись, продолжил,- ты посмотри на меня, докатился.Боже, это я сейчас говорю??! Я..я самый сильный представитель человечества, унижаюсь перед каким-то мальчишкой,- закончил он, упершись локтями в колени, и опустив голову на руки.

В его позе сквозилось такое отчаяние, такая безысходность, что захотелось тут же взять все свои слова обратно. Но прошлого не изменишь… Гробовое молчание воцарилось между нами, я не мог сказать ни слова, так поразила меня речь Капрал. Неужели?! Неужели он чувствует себя виноватым?Почему? Неужели я все же значил для него что-то. Почему он просто не забыл, не выкинул этот инцидент из памяти? Неужели все это Ривай держал в себе на протяжении всех этих лет? Так вот почему он выговорился сейчас. Видимо, он давно уже хотел рассказать кому-то…

-Как ты уже и сказал, я никогда не забуду то происшествие,- не громко начал я,- Тогда… ты не просто унизил меня физически, я буквально умирал морально…. И дело вовсе не в том, что была задета моя гордость. Я… я доверял тебе, ты был моим идеалом. Но все рухнуло в один миг, ты предал меня! Вот что убивало меня изнутри. Я не мог в это поверить, не мог понять причину твоих действий.
Но в одном ты сильно ошибаешься… Сколько бы я не убеждал себя, я не смог тебя возненавидеть. Сколько бы ни думал об этом, никогда не смог бы тебя убить.Я мог бы покончить с тобой еще до того, как ты успел мне что-нибудь сделать, у меня был выбор, и я сделал его…

Ривай резко вскинул голову и вопросительно посмотрел на меня. Впервые за сегодняшний день я увидел, что глаза Капрала хоть что-то выражают. С минуту смотрев на меня своим удивленным взглядом, он вновь поник головой и прошептал тихое, едва различимое: « Прости… Прости меня, Эрен…»
Не осознавая, что делаю, я поднял руку и дрожащими пальцами провел по волосам Ривая, будто успокаивая. У него такие красивые волосы, гладкие и густые. Они блестят под редкими лучами солнца, пробивающимися сквозь листву. . Пропустив через пальцы одну прядь, я опустил руку на его плечо. Сейчас так хотелось его успокоить. Я мягко сжал пальцы, отчего Ривай резко вздрогнул.

А ведь… я тогда укусил себя за руку. Так сильно, что даже кровь брызнула. Но почему-то не превратился. Я и прежде размышлял над этим, почему так случилось. Я был недостаточно зол? Нет, конечно, нет. Я его настолько сильно боялся? Нет,тогда я лишь любой ценой хотел защитить себя. Хотя, может все дело в чем-то большем, чем страх перед сильнейшим воином человечества,большем чем уважение, временами доходящее до восхищения, чем собственная ненависть, готовая вот-вот вырваться наружу. Может, я пойму это со временем, а может и нет, но одно я теперь знаю точно - человека, с которым я вот так просто сижу рядом, который который излил мне душу и снял с себя тяжкий груз, я никогда не ненавидел . Я уже давно простил его, и простил бы,останься он рядом.

POV Автора
Солнце садится за стену. В небольшом парке бегают детишки, еще не загнанные домой родителями на ужин. Косые лучи делают тени и так больших деревьев просто огромными. Из-за большого количества тени к вечеру это место наполняется людьми, гуляющими парочками и детским смехом. Но сегодня людей было мало. Пожилая пара, медленно идущая под руку, негромко разговаривая о чем-то. Возможно, они вспоминали молодость, ведь это так похоже на стариков. Вот молодая девушка читает сидя на скамейке. Скоро станет темнеть, и она уйдет домой. А там, в дальнем углу парка, под раскидистым дубом, скрытые от посторонних глаз сидят на скамейке двое мужчин. Их можно видеть только с боковой дорожки, ведущей вглубь парка. Случайный свидетель, оказавшийся там, увидел бы двух уставших бойцов враждующих отрядов, а ведь именно так они и выглядели со стороны. Он бы прошел мимо, не замечая,что эти двое сидят слишком близко друг к другу, а вокруг них витает атмосфера спокойствия и умиротворенности. Ему не нужно знать, что между ними произошло, не нужно знать, что они были всего лишь в шаге от всеразрушающей ненависти.
Любовь и все хорошее в этом мире рождается из светлого, доброго и искреннего. И только ненависть подпитывается отовсюду. Она поглощает все, что встречается ей на пути и уничтожает, оставляя в человеческой душе только руины, останки прежнего равновесия. Поддавшийся ненависти человек становится похож на загнанного в угол дикого зверя, а существование давит и становится невыносимым. Но эти двое смогли с этим справиться. Справиться, преодолевая гордость.


Ну, вот и конец моей незамысловатой истории. Огромное спасибо всем тем читателям, кто поддерживал меня с самого начала. Это мой первый фанф, так что уверенности в правильности описаний не было и нет никакой) Отдельное спасибо моей бете, которая помогала мне писать особенно "тяжелые" моменты. Без тебя бы я, наверное, сгорела от стыда, из-за пары сцен. Надеюсь, моя история получилась не такой заядлой и приевшейся, как многие другие. Спасибо вам ~
The ehd.

0

9

То, чего не хватало

Автор: Mary-M
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Ирвин/Ривай
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), PWP
Предупреждения: BDSM, Нецензурная лексика
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1

Описание:
Ирвин благоразумен. Однако если разделить в нем командора и мужчину, окажется, что все благоразумие осталось у первого. А такого разделения не избежать, когда Ривай изводит и нарывается изо дня в день, пусть и сам того не замечая.

Посвящение:
Крошечная идея вдруг превращается в конкретные планы и задумки благодаря общению с сэмпаем. Он снова подтолкнул меня к написанию и наверное сделает это еще не раз.

Приятного прочтения.
В разведотряде, каким бы странным это ни казалось, служили тоже живые (до поры до времени) люди. Факт оставался фактом, несмотря на то, что лучший боец человечества пытался опровергнуть это самим существованием своей персоны. Он не составлял исключения в своих потребностях, так же как и все нуждался во сне, пище и даже общении. И пусть последнее не всегда проходило удачно, уже простая возможность высказывать свои мысли, которой капрал не пренебрегал, снимала часть тяжести и помогала не свихнуться от внутреннего одиночества. А одиночество неизбежно, когда в каждом из окружающих видишь потенциального мреца и только о единицах думаешь, что они еще могут пережить тебя.
Кроме морального удовлетворения от контактов с другими людьми неизбежно требовалось и физическое, хоть оно казалось совершенно лишним и относилось скорее к разряду блажи, чем необходимости. Тело настойчиво заявляло о своих нуждах, игнорируя собственную выносливость и аскетичный настрой ума.
Во время вылазок отряда все это замолкало и отступало. Вид несущегося на тебя гиганта - не самая возбуждающая картина, а растерзанные останки товарищей лишали нормального сна и аппетита на ближайшую неделю.
Душа у капрала была и болела так же, как у всех.
Но в то же время постоянное преследование смерти и ее холодное дыхание в самый затылок поднимало из подсознания стремление жить. В относительно спокойные времена, когда из походов за стену возвращалось большинство, когда до следующей вылазки протягивалась череда монотонных дней, когда можно было предаваться безделью (что в понимании Ривая – анализ ошибок и разработка новых стратегий, посвящение в курс дел новобранцев и постоянное добавление нагрузок в свои тренировки), то самое стремление жить вдруг давало о себе знать в виде крепкого утреннего стояка, который одним только усилием воли не опустишь.
Недостатка в женщинах солдаты, сильные и оттого мужественно красивые, не испытывали. В любом пабе можно было познакомиться с девушкой, которая выпрыгивала из одежды при одной лишь мысли о том, чтобы переспать с народным героем. Для нее это был бы отличный повод похвастаться перед подругами и поверить в собственную важность и в некотором роде избранность. Однако такие бляди не прельщали.
Был и другой вариант, которым волей неволей пользовалось большинство. Благодаря тому, что в ряды борцов с титанами принимали без оглядки на половую принадлежность, подругу можно было найти, не выходя из штаба. Но и здесь взыскательный капрал находил минусы еще более весомые, чем брезгливость перед девицами на одну ночь - отношения. Когда и так все время находишься рядом, еще большая физическая близость непременно повлечет за собой привязанность, хотя бы с одной стороны. Даже если нет опасений влюбиться в кого-нибудь по уши (а их действительно не было), от чувства ответственности, подкрепленного совестью, никуда не деться. Далеко не оптимистичная перспектива лишнего беспокойства красным стоп-сигналом обрывала любые пути к сближению. Ривай всю жизнь вынужденно и насильно прощался со своими слабостями, и приобретать одну осознанно и добровольно не собирался.
А женщина в его понимании была априори слаба. Сколько бы титанов ни уложила она собственными руками и как бы умело ни обращалась с мечами. Стоит увидеть в одном из членов отряда не бойца, а женщину, как о ней придется заботиться и защищать ее больше прежнего. А куда еще больше, капрал, который в любой битве выкладывался за каждую человеческую жизнь, уже не знал.

Что делать при таком раскладе? Вывод напрашивался однозначный и очевидный для каждого, кроме, кажется, самого вопрошающего. Тем не менее, отсутствие точной формулировки ответа и его осознания, не мешало тянуться к источнику силы и решительности, к тому, кто не дает в себе сомневаться. Неудовлетворенность души и тела накапливалась и на свое усмотрение исподтишка правила балом. Ривай только чертыхался сквозь стиснутые зубы, обнаруживая себя в кабинете командора. Третий раз за день. По какому-то пустяковому делу. Осознавая, что даже не слушает о чем тот говорит, а просто пялится на большие грубые руки, Ривай уходил без единого слова и нервно хлопал дверью.
Ирвин привык к своенравному подчиненному, но даже для него это было слишком. Слишком странно и непонятно. Чем старательней он искал объяснения, тем сильней увязал в его мыслях этот парень, тем привычней становилось думать о нем. Он время от времени отрывался от изучения карт внешней территории и бросал беглый взгляд на часы – посетитель давно не являлся.
А капрал в этот момент уверенными шагами направлялся по коридору штаба к хорошо знакомой двери и так же уверенно миновал ее, на ходу придумывая новый пункт назначения и упрекая себя за то, что черт знает как снова оказался здесь.
Такие отклонения хоть и казались проблемой, на самом деле были для обоих спасением, ведь думать все время лишь о титанах нельзя, а отвлечься вокруг, по сути, не на что.
Ирвин первый разобрался в своих чувствах. Всегда считая, что приятно вести за утренним чаем отвлеченную беседу, теперь он еще и признал, что ноги у собеседника хоть и короткие, но шикарные, и видеть их хочется по возможности на некотором расстоянии одна от другой. Это еще не достаточно веский повод, чтобы класть подчиненного в постель, однако чай в глотку уже не лезет, когда темноволосый парень вальяжно раскидывается в кресле, оставив куртку с эмблемой отряда висеть на спинке и позволив себе быть чуть расслабленней, чем на глазах у всех других. Он будто снимал твердую оболочку, и хотя под ней еще не одна такая же, выглядело это добрым знаком. Командор снова и снова спрашивал себя, можно ли судить по такому поведению о каком-то особом отношении к себе. Если бы он знал, то мог бы решить, как быть дальше.
Ривай со временем тоже замечает и не может больше игнорировать некоторые перемены. В себе и не только. Ловит продолжительные, хоть и ни о чем не говорящие взгляды и не отводит глаз, отвечает тем же и не желает уступать. Можно было бы предупредить последствия и вовремя удержать дистанцию, постепенно сводя внезапное помешательство на нет.
Но нет.
Капрал не позволил бы себе лишнего и упрятал бы его под каменной плитой самообладания, если бы только не получил отклик, выразительный и безусловно положительный. Несмотря на уверенность, что пора завязывать с этим, провокаторская натура требовала продолжения и жаждала узнать, во что все это выльется. Он нарочно привлекал к себе все больше внимания, избегая всяких объяснений перед самим собой, не пытаясь понять, на что в действительности надеется, и успешно скармливал голодной совести веру в то, что командор не сорвется и, более того, совсем ничего не предпримет. По крайней мере верилось в это до того дня, когда Ирвин сообщил о планировании нового похода, отчего-то вызвав для этого одного только капрала, и вручил ему элегантного вида бювар из черной кожи.
- Здесь все, что нужно: списки, карты и прочее, как обычно.
- Обычно документы не выдают в таких дорогих папках. Наверное, из самой имперской столицы доставили, - Ривай вертел вещицу в руке и прожигал старшего по званию прямым и острым взглядом. – Это для всех такой изыск положен, или специально для меня?
- Просто чернила еще не просохли. Но ты можешь оставить его себе, если нравится.
Блондин прокашлялся, обдирая пересохшее горло, и, кажется, наконец-то осознал, какую дурацкую ситуацию создал, но сказанного не вернуть. Внешне он не сдавал позиций и оставался невозмутим, но мысленно уже проклинал себя за только что сделанное и спрашивал, где собственно прохлаждались его мозги во время принятия столь идиотского решения.
Ривай хмыкнул и враз помрачнел.
- Я не шлюха. И ты не кретин же.
А после паузы, уже направляясь к двери, добавил, вконец смешивая карты:
- Но за подарок спасибо, беру.
Цели задобрить или подкупить, разумеется, не было, и на то, чтобы сделать приятное, ставки не делались. Ирвин просто ощутил необходимость сдвинуться с мертвой точки и рассчитывал хоть что-нибудь прочесть в реакции на этот его шаг, получить знак в ответ на знак. Однако расчет оказался неверным, и теперь он еще глубже увяз в замешательстве.
Событие, пусть и из ряда вон выходящее, не повлекло никаких изменений – один не стал настойчивей, другой и не подумал быть осмотрительней. Разве что кое-кто теперь на каждом собрании щеголял новеньким прециозным бюваром, который дополнял его выдержанный образ, а на вопросы бросал небрежное «Близкий друг подарил».

Вечно так продолжаться не могло, и переломный момент настал, заставая Ривая врасплох и преграждая ему путь одним из безымянных рядовых, который с весьма встревоженным видом сообщил, что главнокомандующий просил – нет, даже велел – к нему зайти.
Вечер был поздний и штаб снаружи и внутри освещался незатейливыми кенкетами, выделяясь во мраке тусклым мерцанием. За дверью кабинета сумрак сгущался и казался гораздо более плотным, чем в коридорах. По всем чувствам сразу же ударил терпкий запах вина. Початая бутылка стояла на столе, а рядом в кресле расположился одетый в цивильное хозяин кабинета, покачивая в стакане бордовую, а при столь слабом освещении выглядящую почти черной, жидкость. В таком виде застать его доводилось не часто, если вообще доводилось.
- Что за дела? – Ривай недовольно поморщил нос и закрыл за собой дверь.
- Присоединишься?
Рука в приглашающем жесте указала на свободное кресло, а после скрылась под столом, выуживая оттуда второй стакан.
- Пьянствуй сам. И что за повод? – он не двигался с места, будто не желая далеко отходить от выхода, намереваясь покинуть помещение после первой же неудовлетворительной для него фразы и предчувствуя, что оставаться ему здесь еще не долго.
- Я был у женщины, - Ирвин склонил стакан и медленными глотками опустошил его.
По плечам брюнета пробежало неприятное чувство похожее на легкий спазм, вызывая желание передернуть ими. Слушать о чужих похождениях было неинтересно. Зато теперь становилось понятно к чему эта бутылка пойла. Хотя с другой стороны, зачем после свидания догоняться еще и в штабе оставалось вопросом, поиск ответа на который напрасно был отложен. Но главное, ему таким образом сообщали, что найден выход, самый простой и обыкновенный. До тошноты скучный. Ривай с некоторым облегчением и одновременно сожалением прощался с так и не развившейся толком интрижкой и прикидывал, не стоит ли ему последовать такому же примеру и побыть все-таки с женщиной. Все эти мысли промелькнули буквально за мгновение и тут же испарились, более не возвращаясь после услышанного дальше.
- Весь вечер на нее убил, а как только она согласилась и пригласила к себе, - герой-любовник развел руками, - я оставил ее и вернулся сюда. Потому что хочу не кого-попало, а именно тебя.
Хотя речь оставалась предельно четкой, алкоголь явно сыграл свою роль. Это та самая худшая степень опьянения, когда крепкое тело все еще остается послушным и справляется со всеми приказами разума, однако приказы поступают безумные и неограниченные, без разбору проходя через усыпленные цензоры сознания.
Капрал взвешивал возможные варианты исхода этого вечера, понимал, что и от его собственного поведения еще немало зависит, и выбирал между «правильно» и «хочется», но уже по привычке, ставшей второй натурой, отвечал резким тоном:
- И что, удовлетворять теперь тебя? Не помню, чтобы это было в перечне моих обязанностей.
Увенчать сказанное усмешкой, как и определиться с собственным выбором он не успел, потому что Ирвин, который в это время неспешно поднялся на ноги и подошел ближе, вдруг крепко сжал его плечи и едва ли не поволок к столу, пользуясь скорее разницей в размерах, чем в силе.
Когда Ривай неслабо приложился спиной о столешницу, он понял, что дело набирает нешуточный оборот. Машинально выбросил руки вперед, упираясь в твердую грудную клетку, но они тут же оказались зажаты в чужих ладонях. Ощущение потери свободы и невозможности проявления собственной воли, так давно забытое, вызывало неистовый протест, но к нему примешивалось иное чувство, и вовсе незнакомое, - влекущий напор силы, первой силы на его пути, которой не страшно было сдаться, переложить на нее всю ответственность за происходящее и довериться кому-то кроме себя. Это затемняло рассудок и опьяняло не хуже вина.
Смит не сбавлял оборотов и не замечал, что сопротивление слабеет. Для него это было словно шагом в бездну, и действовать дальше можно было лишь отбросив сомнения, не оглядываясь и не останавливаясь. Он своим весом прижимал к краю стола ноги, как ему тогда казалось, жертвы своего безрассудства, и словно в тисках держал запястья, лишая всякой подвижности и шанса освободиться. Он на мгновение заглянул в черные глаза, и хотя не обнаружил там согласия, но к своему облегчению не отметил и страха. Возможно дело лишь в их непроницаемости, а значит едва ли можно судить о чем-то таким способом, но даже мнимого успокоения было достаточно.
И когда в голове промелькнуло осознание, что это все не что иное, как изнасилование, Ирвин на удивление хладнокровно взглянул на ситуацию и решил, что в таком случае стоит для начала заткнуть чем-нибудь рот. Он сомневался, что капрал станет звать на помощь, но вот град оскорблений казался неминуемым. Лучший способ заставить замолчать – не крепкий кляп, для него еще будет время, а собственные губы. Он склонился, вплотную приближаясь к побледневшему лицу и сразу же не церемонясь пустил в ход язык, провел им по ровному ряду гладких зубов и, почувствовав как те разомкнулись, проник между ними, кончиком скользя по нёбу.
Удерживать руки более не было необходимости, они безвольно опустились, не находя себе места. Пальцы все еще напряженно сжимались в кулак, затылок неприятно вдавливался в твердую столешницу, в икры впивался острый угол. Но все это терялось и хранило молчание, оставляя на первом плане лишь жар от мягких и влажных прикосновений губ. Кровь ускоряла свой бег, и в ушах звенело, не позволяя отличить лязг железной пряжки. Глаза сами открылись, когда поцелуй прервался, и поле зрения пересеклось натянутой полосой ремня во внезапной близости от лица. Ривай открыл было рот, чтобы выругаться, но не успел произнести и слова, все сказанное смешалось в неразборчивые звуки, когда ремень затянулся вокруг головы, перетягивая рот, не давая ему разомкнуться. Он не осознавая качал головой, не желая признавать происходящее, судорожно вдыхал пропитанный парами алкоголя воздух через нос, все еще находясь на взводе от внезапных перепадов ласки и грубости, почти на грани жестокости.
У виска кольнуло, когда к нему прикоснулись губы Ирвина, смягчая очередную его нападку. Командор протиснул руку под поясницей, заставляя приподняться, стянул форменную куртку с плеч, которые дергались, то ли чтобы помешать, то ли, наоборот, помогая, расстегнул ремешки на груди и пуговицы белой пахнущей мылом рубашки. Он не распрямлял собственной спины, нависая над постепенно оголяющимся телом и покрывая кожу поцелуями. Пульсирующая вена на шее, выпирающие ключицы, чувствительные затвердевшие соски. Хотелось оставить незримый, а может даже видимый и заметный отпечаток на каждой части, насладиться живым теплом, все еще свежим, несмотря на поздний вечер, запахом. Он обводил языком выступающие линии мышц на животе, очерчивал шероховатыми подушечками пальцев алеющие полосы – отпечатки слишком сильно затянутых креплений для привода.
Прикосновения спускались все ниже, не давая опомниться, и горячее дыхание остановилось у паха, проникая даже сквозь плотную ткань, накаляя чувствительность. Ноги, не ощущая уже на себе давления, сами собой разошлись чуть шире. Ирвин мазнул языком по ширинке, оставляя на поверхности влагу, которая не проникала глубоко, но сам жест встретил мгновенный отклик, выраженный в тихом стоне, несдержанно вырвавшемся из груди. Слыша это, блондин не мог сдержать удовлетворенной улыбки, но все еще не был уверен в окончательной победе. Он один за другим стянул с лежащего парня высокие сапоги, небрежно бросая их на пол, где уже нашла себе место куртка, отсоединил нижние концы ремешков, протянувшихся от бедра до ступни, овивая подтянутые ноги. Повел каждый из концов к деревянным опорам стола и поочередно закрепил, затягивая максимально сильно, отчего колени широко развелись без возможности сдвинуться хоть на сантиметр.
Ривай плохо понимал, что с ним происходит, наблюдал будто со стороны и одновременно ни на миг не расставался с ощущениями своего тела. Он мог бы уже не раз подняться и хорошенько вмазать по наглой роже, ослабить все узлы, снять проклятую повязку с лица, которая мешала вдохнуть полной грудью. Но мышцы отказывались подчиняться, широкие доски под спиной будто вдруг зарядились неимоверной силой притяжения, а мысли бесконечно сходились к прерванным ласкам. Он бездейственно наблюдал за происходящим и, казалось, готов был принять все, любую затею и выходку, лишь бы эти руки снова прикоснулись к нему. Он только сейчас осознавал, как долго этого ждал и как на самом деле хотел, хотел именно так, грубо и властно, именно с этим человеком.
Его бедра приподняли и одним движением сдернули вниз одежду, через головокружительное мгновение послышался треск ткани рвущейся по шву и через цельное полотно, вдоль и поперек, оставляя лишь лоскутки прижатые к телу ремнями, которые теперь выступали в роли бондажа, стали оружием обернувшимся против своего же владельца. Следом Ирвин обнажил собственную плоть нетерпеливо подводя ее ко входу.
Внезапный рывок капрала заставил его остановиться. Тот пытался приподняться на локте, другой рукой одновременно стягивая импровизированный кляп. Смешанные, рваные, раскоординированные движения приносили ничтожный результат, непослушные пальцы изловчились только на то, чтобы перегнуть ремень пополам, и Ривай тут же сжал его зубами, не достигнув желаемого, но хотя бы облегчая свое дыхание. Он смотрел в упор, исподлобья, почти звериным взглядом, и столь же по-звериному стискивал зубы. В противовес этой неистовой дикости его губы выглядели нежными и субтильными, припухшие и налившиеся кровью от трения с грубым материалом. В уголках собралась слюна и стекала тонкими прозрачными струйками к подбородку.
Смит не двигался, ошарашенный беспричинной на первый взгляд паникой и завороженный видом лежащего под ним парня. Он потянулся к его лицу и собрал пальцем вязкую каплю слюны. Делая это, он осознал, в чем ошибся, и едва сдержался, чтобы не посмеяться над самим собой. Он просто забыл что-то важное и едва не причинил лишнюю боль. Но главное вовремя все исправить. Поднес пальцы ко рту и аккуратно лизнул, будто желая получше распробовать, а после уже уверенней провел языком, обильно смачивая. Брюнет заметно расслабился и снова опустился на спину, переводя дыхание. Свободная рука гладила его живот и бока, не давая забыть о приятных ощущениях, снова взывая к едва не потерянному возбуждению и делая проникновение пальцев почти безболезненным. Мимолетный дискомфорт уступал тягучему наслаждению, которое прокатывалось снизу вверх, ударяя по голосовым связкам и вырывая невнятные постанывания, похожие пока еще на шумные вздохи. Но они стали развязней и неконтролируемей, когда пальцы сменились гораздо большим по размеру, входящим уже не так легко, но приятно заполняющим изнутри членом. С каждым толчком он входил глубже, растягивал мышцы с острой болью и тут же глушил ее вспышкой наслаждения. Томительно, жарко, все еще слишком мало и слишком медленно. Ривай давился слюной, стонами и лихорадочной дрожью, сильнее впивался зубами в спасительный кляп, который остался последней преградой к полной откровенности, пока и она не исчезла, сорванная одним движением чужой руки, и он уже не успевал остановить полноголосый крик сладостной агонии.
Эти моменты хотелось растянуть надолго, не на минуты, а на целую вечность, чтобы не возвращаться к повседневной жизни. Цепляясь за этот бессмысленный мираж, он сдерживался и отгонял неотвратимо подступающий оргазм, но ощущение горячего потока спермы заполняющего изнутри, лишило последних сил останавливать себя.

Окружающая действительность постепенно собиралась в целостную картину, гул потока собственной крови не утихал, но уже не отпугивал связные мысли. Давление ремней на ногах ослабло, позволяя почувствовать, насколько они занемели. Тело казалось отяжелевшим и непослушным, и двигаться не хотелось вовсе. Но посчитав это своим долгом, Ривай собрался с силами и пнул стоящего рядом в живот. Получилось скорее прислониться к нему ступней, чем ударить, но и этого было достаточно, чтобы почувствовать себя отмщенным. Он приподнялся, опираясь на руки, и осмотрел собственное тело, будто оценивая нанесенный ущерб.
Ирвин не двигался с места и ожидал, что следующее услышанное будет его приговором. Он не жалел о том, что сделал, хоть и признавал, что едва ли имел на это право.
- Можно было и не связывать, - неоднозначная фраза расколола тишину. – А теперь принеси мне новую форму, иначе я никогда отсюда не выйду.
Ирвин не сдержался, чтобы не запечатлеть на строгом лице еще один поцелуй, прежде чем выйти из кабинета. Оставшись один, капрал лениво перебрался в кресло и закрыл глаза, вслушиваясь в томительные пульсации еще не остывшего тела. Он наконец-то чувствовал абсолютное довольство, давно искомую наполненность, когда не остается ничего из того, чего еще не хватало бы.

0

10

Моя мания

Автор: Hitori Risu
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Ривай/Эрен
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Даркфик
Предупреждения: BDSM, Насилие, Изнасилование, Секс с несовершеннолетними, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 1

Описание:
"Запомни раз и навсегда, Эрен: ты принадлежишь только мне."

У каждого человека своё, иногда извращенное, понятие любви.

Публикация на других ресурсах:
Где угодно, но только с указанием ссылки на автора.

Примечания автора:
Наконец-то я добралась до этого замечательного пейринга.
Я думаю, что в отношениях этой пары главное место занимает страсть, нежели романтика. По крайней мере, для меня Ривай - всегда инициатор отношений, доминирующий над Эреном, в силу своего характера. В этом фанфике я представила его в образе садиста.
Желаю приятного прочтения!~
— Скажи, Эрен, ты ведь ненавидишь меня? — самодовольным тоном спросил капрал, дернув за цепь, тянущуюся к своеобразному ошейнику, сковывающему горло Эрена. Его шею неприятно сдавило, отчего он закашлял. Его руки, все в синяках, тоже были прикованы цепями прямо к стене. Капрал снова потянул за «поводок», заставив Эрена вскрикнуть. — Просто скажи, как сильно ты меня презираешь, Эрен, — прошептал Ривай, притянув к себе его лицо.

Эрен тяжело дышал. На его лице застыла запекшаяся кровь, из приоткрытого рта доносился еле слышный хрип.
Единственным источником освещения в этом холодном подземелье был тусклый факел на стене. Эрен находился здесь уже несколько часов, скованный тяжелыми цепями. На нем была некогда белая рубашка, точнее, то, что от неё осталось: она была вся в крови и разодрана в клочья. Все его тело дрожало, будучи сильно избитым. Он чувствовал металлический привкус крови во рту. Его сердце билось, как сумасшедшее, вот-вот готовое выпрыгнуть из груди. Запястья ныли от оков, а все тело отзывалось невыносимой болью из-за многочисленных синяков.

Ривай резко ударил Эрена ногой, отчего тот простонал. С трудом глотая воздух, Эрен закашлялся, выплюнув в сторону сгусток крови. Капрал, подойдя к нему, силой поставил его на колени перед собой и начал расстегивать свои брюки.

— Сделай мне минет, — сказал он, схватив Эрена за волосы и направив свой член к его губам. Эрен покорно начал облизывать его яйца, издавая причмокивающие звуки. После этого он стал нежно ласкать ствол члена своими губами, проводя по нему языком снизу вверх. Закрыв глаза, Эрен принялся сосать розовую головку члена капрала, покрывая её частыми поцелуями. Ривай внимательно наблюдал за его действиями с неизменным выражением лица.

— И долго ты собираешься делать это? — вдруг рассерженно спросил он, — Прекращай и начинай сосать, как подобает! — С этими словами Ривай снова вцепился в волосы Эрена, засадив свой член в его глотку до основания. От неожиданности Эрен всхлипнул, широко открыв глаза. Он начал задыхаться, из глаз мгновенно брызнули слезы. Колени Эрена задрожали, а из-за тумана в голове он едва не терял сознание. Его горло сдавило в рвотном позыве, когда член капрала дотронулся до его неба. Эрен держался из последних сил. На секунду вытащив член, Ривай снова вогнал его обратно, вызвав громкий стон Эрена. Слюна стекала по его подбородку, перемешиваясь с кровью. Капрал продолжал двигаться все быстрее, сильнее прижимая голову Эрена, глубже зарываясь пальцами в его волосы. Он то отстранялся, то снова засовывал пульсирующий член в его рот, наслаждаясь развратной картиной и стонами парня. Эрен уже ничего не чувствовал; позволив обстоятельствам взять верх над собой, он терпеливо ждал, когда все это закончится.

— Эй, Эрен, — сказал Ривай командным тоном, — Сейчас проглотишь всё, до последней капли, понял?

Его слова звучали для Эрена, как во сне. Через несколько секунд, сильно сжав волосы Эрена и запрокинув ему голову, Ривай обильно кончил в его рот. Эрен простонал, не имея возможности освободиться.

— Глотай, — повторил Ривай повелительным тоном. Эрен послушно проглотил сперму, громко закашляв. Ривай развернул его лицо к себе, пальцами разжимая его губы.

— Открой рот, я хочу удостовериться, что ты проглотил всё, — сказал капрал. Эрен сделал, как он просил, а Ривай засунул пальцы в его рот. Судя по всему, увиденные им остатки спермы на языке вперемешку со слюной полностью удовлетворили его. Часть этой массы вытекала изо рта Эрена, оставляя следы на губах и капая на каменный пол.

— Хороший мальчик, — улыбнулся Ривай, вынув пальцы из его рта.

Изнеможденный Эрен устало упал вниз, не в силах пошевелиться. В его голове эхом отзывались какие-то звуки, постепенно заглушаемые звоном в ушах. Перед глазами все плыло, и каждая клеточка тела испытывала колющую боль. Вскоре Эрен потерял сознание.

… Очнувшись, он не сразу смог вспомнить, что происходит. Эрен не понимал, сколько времени он был в отключке. Это мог быть промежуток от нескольких секунд до пары часов. Он всё ещё чувствовал сильную усталость и с трудом воспринимал реальность. Осмотревшись, Эрен понял, что его руки все еще были прикованы к стене. Но теперь на нем не было штанов, а его член был перевязан веревкой у самого основания. Судя по всему, это постарался капрал, пока тот был без сознания.

— Проснулся, наконец. — Эрен услышал голос Ривая, вошедшего в помещение. Подойдя к нему, капрал остановился. Несмотря на плохое освещение, парень смог увидеть странный продолговатый предмет цилиндрической формы у него в руках, напоминающий нечто вроде сломанной рукоятки меча. Приблизившись к Эрену, Ривай не стал церемониться, раздвинув ему ноги и резко вставив этот предмет в его анус. Эрен закричал от боли, попытавшись вырваться, но цепи мешали ему сделать это. Недолго подвигав им внутри, Ривай медленно вытащил предмет, наблюдая, как Эрен тяжело дышит. Подождав, когда тот успокоится, Ривай ввел эту штуку почти до конца, вызвав громкий стон парня. Снова вытащив предмет, он так же грубо вставил его опять, продолжая эти движения раз за разом. Тело Эрена содрогалось. Он громко стонал каждый раз, когда Ривай двигал этим внутри него.

— Нет… Капрал Ривай… — повторял Эрен, — Пожалуйста… Прекратите…

Но Ривай игнорировал его мольбы, продолжая насиловать его. Член Эрена уже давно встал, ужасно набухнув от возбуждения, но злополучная веревка на нем мешала ему кончить. Когда это желание стало невыносимым, Эрен снова начал терять сознание от боли.

— Какая же ты шлюха, Эрен, — недовольно произнес Ривай, глубже вставляя в него предмет, — Готов кончить только от одной жалкой палки.

— Это не так, — прошептал Эрен, глотая слезы, — Капрал… Я хочу чувствовать… только Вас внутри себя!..

Ривай еще больше злился, продолжая с жестокостью вставлять предмет в Эрена. Казалось, что член парня вот-вот лопнет. Ему срочно нужна была разрядка, но Ривай не хотел замечать этого. У Эрена потемнело в глазах.
— Капрал, пожалуйста, — молил он, — Прошу, хватит…

Ривай не слушал его, продолжая двигать предметом внутри его тела, только ускоряясь от отчаянных стонов Эрена. Он выл от ужасной боли, от которой был не в силах избавиться. Извиваясь в судорогах, Эрен снова терял связь с реальностью. Его голос становился все тише с каждым разом, от болевого шока ему становилось трудно даже кричать. Видя, что Эрен уже почти не сопротивляется, Ривай потерял всякий интерес к этому занятию.

— Надоело, — вздохнул он, вытащив предмет из Эрена и отбросив его в сторону, — А за то, что у тебя встал, — сказал капрал, кончиками пальцев дотронувшись до головки его члена, — Я лично накажу тебя, Эрен.

Ривай осторожно развязал веревки с его пульсирующего члена, наконец-то освободив его. Эрен облегченно вздохнул. Но это блаженство длилось недолго. Вскоре он снова испытал сильнейшую боль, когда капрал рывком вошел в него. Ривай насиловал его грубее прежнего, до крови прокусывая его шею и сильно сжимая ягодицы парня. Эрен стонал, не сдерживая себя. Его член наконец-то был готов излить семя. Еще мгновение – и тонкий фонтанчик липкой жидкости выстрельнул вверх, сопровождаясь сладострастным стоном Эрена.

— Идиот, — озлобленно произнес Ривай, с отвращением вытирая платком частицы спермы со своей формы, — Кто разрешил тебе кончить раньше меня?

— Извините, капрал… — сбивчиво дыша, с трудом ответил Эрен. Ривай недовольно цокнул языком, схватив Эрена за плечи и прижав его к каменной стене. Эрен испуганно смотрел ему в глаза.

— Я заставлю тебя пожалеть об этом, — сказал капрал, сверля его взглядом. Эрен нервно сглотнул. Широко раздвинув ему ноги, Ривай снова вошел в него. С каждым новым толчком тело Эрена все острее реагировало на происходящее. Протяжные стоны вновь и вновь слетали с его обкусанных в кровь губ. Невыносимая боль, пронизывающая все его тело, становилась пьяняще-сладкой.

— Капрал… Капрал Ривай… — шептал он, прогибаясь под каждым его движением.

— Ты ведь ненавидишь меня, Эрен, — задыхаясь, произнес Ривай, глубже проникая в него своим членом, — Давай же, скажи, как сильно ты меня ненавидишь, — повысив голос, повторил он.

— Капрал… — не унимался Эрен, чем сильнее раздражал Ривая.

Слезы не переставая лились из глаз Эрена. Его одновременно переполняли чувства боли и наслаждения. Ему нравилось ощущать тепло тела Ривая, и эта ненавистная боль постепенно перерастала в своеобразное наслаждение. Двойственные ощущения запретной неги переполняли Эрена. Похоть взяла верх над его чувствами, заставляя получать от изнасилования мазохистское удовольствие. Ривай со всей силы вдалбливался в него, не жалея его тела. Его член с хлюпающими звуками проникал в нутро парня, раздирая его вход до крови. Громкие всхлипы захлебывающегося в слезах Эрена еще сильнее подстегивали капрала. Парень сильнее сжимался от его движений. Внутри Эрена было невыносимо жарко. От резких движений цепи сильнее впивались в его запястья, сдирая с них кожу и оставляя красные отметины. Капрал с силой сжимал его бедра, продолжая хладнокровно насиловать.

Ривай тяжело дышал, не останавливаясь ни на секунду. Головка его члена сильно набухла, готовая вот-вот излиться. Эрен тоже был на пределе, громкие стоны все чаще срывались с его губ. Еще пара рывков, и Эрен кончил, содрогнувшись в ярком и насыщенном оргазме. Ривай обильно кончил одновременно с ним, наполнив его тело горячим семенем.

… Эрен лежал без сил, пытаясь выровнять неспокойное дыхание. Он был полностью вымотан и едва держался, чтобы снова не потерять сознание. Все его тело ныло. Из покрасневшего ануса вытекала сперма. Его руки и грудь были расцарапаны и покрыты бесчисленными синяками. Пальцы дрожали. Засохшие губы были покрыты корочкой. Насквозь мокрая рубашка была полностью пропитана кровью и спермой.

Придя в себя, Ривай притянул Эрена к себе и страстно впился в его губы. Углубляя поцелуй, капрал скользнул влажным языком ему в рот, резко двигая им внутри. Эрен издал тихий стон. Оторвавшись от его губ, Ривай прижал парня к себе.

— Запомни раз и навсегда, Эрен, — приказным тоном произнес он, — Ты принадлежишь только мне. Каждая частичка твоего тела теперь навсегда в полном моем распоряжении. Ты – моя собственность. — Прикусив кожу на его шее, капрал жадно слизал выступившие капли крови, прошептав: — Ты только мой, Эрен.

0

11

Сделка

Автор: ДоМиСоль
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Ирвин, Эрен, Ривай
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Драма, Психология, AU
Предупреждения: Изнасилование
Размер: Макси, 78 страниц
Кол-во частей: 28

Описание:
Успешный предприниматель Ирвин Смит вместе со своим помощником путешествует по восточным странам, заключая торговые сделки. В одном из таких путешествий он случайно встречает пленённого раба, который производит на него неизгладимое впечатление.

Примечания автора:
Хотелось сделать адаптацию своего ориджа, но получилась совсем другая история. Похоже только начало.

- Долго ещё? – тяжело вздохнув, спросил Ирвин, смотря на бесконечные пески.
- Нет. Совсем немного, капитан! Потерпите, - звонко отозвался позади ехавший Эрен, щурясь от яркого света.
- Прекрати называть меня капитаном. Я уже года два как в отставке, - посетовал мужчина.
- Хорошо, капитан…
- Тц.

Жаркое солнце нещадно палило, готовое сжечь всё, что находится на земле. Ни единого деревца, где можно укрыться. В этом городе, состоящим из одних богатых шатров, не было ничего. Кроме денег.

Собственно, Ирвин здесь очутился именно из-за прибыли. Бывший военный, а по совместительству успешный предприниматель, собирался заключить очень выгодную сделку с одним состоятельным падишахом, который пригласил его сюда. Поэтому и оказался здесь – стране гор, пустынь и солнца. Чувствуя на себе опаляющие лучи, Ирвин скучал по своему родному дому, который почти всегда окутывала прохлада.

Небольшой караван верблюдов попался им на пути. Оказалось, что бедуины направляются туда же, поэтому Ирвину со своим единственным помощником посчастливилось присоединиться. Их лошади уже измотались от долгой ходьбы и палящего солнца.

Верблюды медленно и горделиво шли, нагруженные всевозможными тюками. Видимо, караван возвращался с рынка, судя по тому, что животные были основательно навьючены.

Осматривая вереницу, торговец заметил, что через одного из верблюдов было перекинуто человеческое тело. Руки и ноги были крепко связаны верёвками. На голове - мешок. Судя по очертаниям тела – это был невысокий парень или подросток. Похоже, он находился без сознания. Ирвин недовольно покачал головой – на Востоке работорговля оставалась вполне естественной вещью, с которой он никак не мог примириться. И уж тем более никак не мог этому противостоять. Тут любой закон бессилен.

Неожиданно лошадь Ирвина всхрапнула и подалась назад. Мужчина натянул поводья, уверенно держась в седле. Караван остановился, все вокруг засуетились. Пленённый раб упал с верблюда прямо под ноги лошади торговца. И не просто упал! Судя по его телодвижениям он отчаянно пытался освободиться. Мешок сполз с его головы, и Ирвин увидел разъярённые глаза затравленного зверя.

Бедуины тут же окружили парня, хватая за волосы и забивая своими орудиями. Вскоре его тело перестало двигаться и обмякло на песке. Видимо, он снова потерял сознание. На его голову вновь надели мешок, проверили путы и взвалили на верблюда. Повсюду слышались грубые выкрики: похоже, торговцы вымещали всю злость на этого своевольного раба.

- Капитан, нужно двигаться дальше, - грустно смотря на эту картину, Эрен осторожно тронул плечо Ирвина. Тот вздрогнул, поняв, что караван снова зашевелился. А перед ним до сих пор так и стояли эти дикие глаза, полные отчаяния, ненависти и жажды свободы.

Лошади уже спотыкались, когда они, наконец, достигли своего конечного пункта. Предпринимателя встретил молодой человек, сносно говоривший на его языке.

- Добро пожаловать, господин Смит. Мы Вас ждём с самого утра. Падишах велел приготовить Вам отдельный шатёр. Прошу, - он проводил их в палатку, где было всё необходимое, чтобы умыться и отдохнуть с дороги.

- Падишах готов принять Вас вечером, после чего состоится праздничный ужин, - встречающий поклонился и ушёл. Ирвин с Эреном устало растянулись на коврах.

Когда начало смеркаться, гостей проводили в главный шатёр, где восседал падишах со своим окружением. Обменявшись приветствиями, мужчины принялись обсуждать деловые вопросы.

Ирвину было не впервой заключать подобные сделки. Получив травму на одном из сражений, он вышел в отставку, и всё своё состояние вложил в торговое дело. Мужчина любил путешествовать по опасным странам, а дальновидность и тонкий расчёт быстро привели его к успеху. Дикарей с востока он не боялся – благодаря точным продуманным планам Ирвин практически всегда избегал конфликтов. А на крайний случай у него имелся отдельный план.

После переговоров и заключения контракта настал праздничный ужин. На небольшой площадке, прямо на улице разместились ковры с приготовленными угощениями. Вокруг были разбросаны многочисленные подушки. Народу было достаточно много, поэтому большинство мест было занято.
Ирвин со своим помощником-слугой заняли непривычные места. И с удовольствием окунулись в празднование. Еда была отменной и необычной, но для состоятельного мужчины вполне привычной. А вот Эрен засовывал себе в рот всё, что попадалось ему под руки.

- Как будто я тебя дома не кормлю, - вздохнул торговец, спокойно смотря на помощника.
- Простите… - парень тут же освободил руки и виновато опустил голову. – Просто тут много всего, чего я не пробовал, - грустно добавил он.
- Ладно уж, ешь, - усмехнулся Ирвин, поднимаясь на ноги. – А я пока прогуляюсь перед сном.
- Да! – глаза юноши тут же загорелись, и он, словно по команде, вновь начал атаковать яства.
- Молодость… - выдохнул мужчина. На его лице проскользнула чуть печальная улыбка.

Вдыхая прохладный вечерний воздух, наполненный вкусом свежего жареного мяса, Ирвин услышал недалеко от своего шатра странные звуки. Пройдя несколько метров, он увидел разъярённого человека, обмотанного с ног до головы в тёмные одежды. На его поясе висел кинжал, а в руках был лошадиный хлыст. Этот человек метался вокруг какого-то столба и кричал на своём языке:

- Да угомонишься ты когда-нибудь, демонское отродье?!

В следующую секунду послышался глухой удар. Подойдя ближе, Ирвин с удивлением обнаружил сегодняшнего раба, который упал с верблюда (и про которого он уже забыл). Стоя на коленях, парень был намертво прикован к столбу. Корпус, руки, ноги и рот были перетянуты какими-то особыми тёмными верёвками, напрочь лишая возможности двинуться в какую-либо сторону. Но его взгляд выводил охранника из себя, заставляя усмирять непокорного вновь и вновь.

Лоб парня был рассечён, по вискам стекала кровь, а вокруг глаз виднелись заметные синяки и порезы. Охранник хотел ударить снова, но Ирвин перехватил его руку.

- Хватит. Так ты лишишь его глаз, - холодно произнёс он, смотря на надзирателя сверху вниз. Тот что-то прорычал на своём языке, выдернул руку и отошёл в сторону, чтобы сменить хлыст.

Искоса посмотрев на него, Ирвин достал из нагрудного кармана жилета белый носовой платок и присел рядом с рабом.

- Ты белый. Полагаю, должен понимать меня, - он попытался вытереть его кровь, но пленный разко отвернул голову. Его глаза продолжали источать ненависть. Ирвину даже показалось, что её стало ещё больше.

- Зачем провоцируешь его своим взглядом? – мужчина кивком головы указал на надсмотрщика. А потом всё же коснулся рассечённого лба невольника. – Не проще бы смириться со своей участью? Белые люди, не имеющие положения, в этой стране обречены стать рабами. Разве ты не знал?

- Хозяин! – позади Ирвина громко прозвучал голос Эрена. – Завтра нам отправляться на рассвете. Лучше лечь сейчас, - боязливо смотря на привязанного к столбу, пробормотал сытый парень. – Что Вы делаете? Хотите и его купить? – без задней мысли спросил юноша. Пленник неожиданно сильно дёрнулся по направлению к Эрену, будто пытался растерзать его, и прорычал сквозь завязанный рот. Парень испугался его взгляда и отскочил на пять шагов, как от бешеного пса.

- Какой страшный… - прошептал юноша, всё ещё пятясь назад.
- Ты совершенно не понимаешь, кому что нужно говорить, Йегер. Мы столько стран объездили, и ты до сих пор не можешь отличить хищника от жертвы? – Ирвин косо посмотрел на слугу. – Иди спать. Я сейчас подойду.
- Да, сэр… - вновь провинившийся Эрен поклонился и убежал к шатру, раздумывая, почему же он всё время делает всё не так. А что ещё можно было подумать? Богатый торговец сидит рядом с рабом. Очевидно же…

- Даже пойманный зверь остаётся зверем, - продолжая говорить с невольников, Ирвин сложил окровавленный платок. – Тебе не повезло. Но помогать я тебе не буду – мне не особо хочется получить нож в спину от этих варваров. Хотя… мы можем заключить сделку, - он многозначительно посмотрел на пленника. – Я куплю тебя, и ты станешь моим рабом. Послушным рабом. И будешь жить в чистоте и порядке. Нет? Не хочешь? – заметив, как налились кровью его глаза, тут же отступил купец.
- Ладно, дело твоё. Я никогда не принуждаю к сделкам, - Ирвин поднялся на ноги. К столбу вернулся охранник с новым хлыстом. Покачав головой, торговец отправился спать.

Решение

Но отдохнуть предпринимателю как следует не удалось. Едва Ирвин успел расслабиться и заснуть, как над его головой раздался взволнованный голос Эрена, который, как безумный, тряс его за плечо.
- Господин Смит! Просыпайтесь! Беда!!
- Что..? – мужчина распахнул глаза и резко сел. В нос тут же ударил запах дыма, а глаза начали слезиться.
- Мы горим! – выпалил Эрен, хватая мешок и набивая его чем попало. – Собирайтесь скорее, а то нам конец! Я подготовлю лошадей! – схватив мешок, парень выскочил из шатра, который уже начал обваливаться. Ирвин, быстро одевшись, тоже вылетел из шатра, поражаясь обстановке.

Вся праздновавшая компания во главе с шахом была перебита. Шатры подожжены. Некоторые уже полностью сгорели. Почти везде слышался звук металла – оставшиеся в живых вели борьбу. Повсюду валялись десятки окровавленных трупов. То, чего мужчина так опасался, произошло – вот он, способ решить проблемы на востоке.

Нужно бежать отсюда, пока его никто не заметил. Шатёр Ирвина тоже начал гореть. Он на свой страх и риск проник в него, чтобы взять хоть какие-нибудь деньги и документы. Выйти еле успел – шатёр рухнул почти ему на голову. Несколько местных тоже бегали, пытаясь спасти имущество и крича, что шах мёртв.

- Хозяин! Сюда!! – где-то раздался голос Эрена, но Ирвин не мог разглядеть парня из-за густого дыма, а крики и шум дезориентировали его в пространстве. Но Смит был не простым торговцем, и к трупам и панике давно привык. Логически вычислив местоположение стойла, он направился туда, но по дороге остановился. Его внимание вновь привлёк пленник.

Брошенный на произвол судьбы раб был до сих пор привязан к столбу, который уже начал гореть. Парень отчаянно пытался освободиться, но почему-то не мог. Его одежда ужа начала тлеть, а верёвки до сих пор плотно обхватывали всё тело. На его лице был страх, и невольник сам понимал, что обречён сгореть заживо.

- Господин Смит, скорее! – уже ближе прозвучал голос Эрена, который едва сдерживал двух лошадей.
Сжав зубы, Ирвин быстро подлетел к пленнику и осмотрел путы. Темная ткань была переплетена с тонкими, но многочисленными металлическими нитями.
- Так вот почему верёвки не горят… - протянул он, пытаясь развязать их. Но так просто ему это не далось. Вдобавок, рубашка на пленнике начала полыхать во всю, и парень издал душераздирающий, но сдавленный крик.

- Подожди… - Ирвин в некоторой панике осмотрелся, ища хоть какое-нибудь оружие. Увы, вокруг столба не было ни одного живого либо мертвого. Невольник судорожно бился – огонь уже начал сжигать его кожу. Ирвин сорвал с себя плотный жилет и попытался погасить им огонь.
- Что Вы делаете? – Эрен, не выдержав, подбежал к нему. В его распахнутых изумрудных глазах читался ужас и страх. – Нужно бежать!
- Быстро найди какое-нибудь оружие! – крикнул торговец Эрену. Парень подскочил, но без лишних вопросов выполнил приказ и достал откуда-то охотничий нож. Ирвин перерезал путы, приковывающие пленника к столбу. Эрен хотел освободить его полностью, но мужчина остановил его.

- Не развязывай. Он ещё нам устроит проблем, - предупредил торговец, перекидывая тело через лошадь. – Садись, - приказал он, а сам забрался на другого коня. Пленник едва шевелился – похоже, он надышался дыма.
- Что? Я поеду с ним? – воскликнул Эрен.
- Лошади легче будет нести вас двоих, чем меня с ним! Быстрее! – Ирвин натянул поводья, разворачивая коня в нужную сторону.
- Да! – Эрен решительно забрался на лошадь, пытаясь одновременно удержать пленника. Тот неожиданно шевельнулся и замычал, смотря куда-то назад.

- Что? – испуганно прокричал растерянный юноша, пытаясь как-то успокоить раба. Тот перестал издавать звуки. А потом изловчился и скинул с лошади и себя и Эрена. Падая на землю, парень увидел, как над его головой пролетает горящая стрела. А затем ещё одна, едва задевая ухо животного. На этом месте как раз был его затылок.

- Чёрт! – Ирвин, услышав шум, развернулся. Лучник стоял метрах в десяти от них и быстро зажигал наконечники новых стрел. Бывший военный ловко метнул в него охотничий нож, раскроив голову.
- Хватит валяться, Эрен! – прикрикнул он, пока парень поднимался на ноги и обхватывал невольника.
- Он спас меня, хозяин! – с восторгом ответил юноша, перекидывая тело и вновь забираясь на лошадь. – Если бы не он, эта стрела уже была бы посреди моей головы! Я даже не заметил врага!
- Потом скажешь ему спасибо! Поехали! – Ирвин пришпорил коня и понёсся вперёд.
- Да! – счастливый парень последовал за ним.

Предостережение

- За нами нет погони? – как только они выехали из шатрового города, спросил Ирвин.
- Нет. Похоже, все они остались там. Я так и не понял, что произошло, капитан, - сбивчиво произнёс Эрен, поровняв лошадь с ним.

- Видимо, кто-то кому-то очень сильно насолил. Ты же знаешь, что они предпочитают всё решать оружием, а не словами, - спокойно ответил Ирвин, немного сбавляя темп.
- Это было страшно… - тряся головой, пробормотал парень. – Я с того случая в такие переделки не попадал.
- А я частенько в них участвую, - ухмыльнулся тот, вновь пуская лошадь галопом. – Скорее. Нужно успеть до пристани до полудня, а то испечёмся!

- Хозяин, давайте развяжем его! Нам будет легче ехать! – через какое-то время попросил Эрен. Пленник совсем отключился и так и норовил упасть с лошади.
- Нет, - покачал головой торговец. – Таких как он нельзя освобождать. Мы его не довезём, Эрен, - мягко произнёс мужчина, поглядывая на перекинутое через лошадь тело.

- Зачем же Вы тогда его вообще взяли? – удивился парень.
- Он произвёл на меня впечатление. А такое редко происходит, - заметил Смит.
- И… Вы возьмёте его к себе в дом? – удивился парень.
- Посмотрим, - уклончиво ответил Ирвин.

Но как они ни гнали своих лошадей, добраться до порта до полудня всё же не успели. Когда перевалило за двенадцать дня, Ирвин понял, какую ошибку совершил. Они уже проскакали несколько километров галопом. Лошади начали задыхаться. А до порта ещё как минимум час пути. Но это не главное. Воды, он не взял воды! Температура уже почти под сорок, а кругом один песок. Горло начинает пересыхать. Эрен за последние два часа ни слова не проронил, пытаясь не потерять сознания. А пленник так и вообще перестал подавать признаки жизни.

- Ещё немного… - пересохшими губами шепчет Ирвин, смотря на двоих полумёртвых спутников.
- Лошади тяжело нести нас двоих… - отвечает обессиленный Эрен.
- Предлагаешь бросить его?
- Нет! Просто боюсь, что он уже мёртв… - Эрен со страхом посмотрел на невольника.
- Проверь, - спокойно приказал Ирвин. – Если мёртв, то сбрасывай тело. Незачем тащить лишний груз.
- Д-да… - дрожащей рукой юноша коснулся пылающей шеи, и тут же отдёрнул руку. – Ещё жив…
- Так и думал, - усмехнулся Ирвин, пуская несчастную лошадь ещё быстрее. Меньше чем через час он с помощником всё же достиг порта. И вовремя – корабль как раз готовился к отплытию.

- Капитан… - Эрен боязливо оглядывался по сторонам. – А как же мы его перевезём? Связанного?
- Не волнуйся. Здесь это в порядке вещей, - спокойно ответил тот. - Отсюда свободно можно увозить любой товар – хоть живой, хоть мёртвый, - отдавая деньги проводнику, тихо ответил мужчина. После этого они спокойно взошли на борт судна.

- Мне кажется, с ним что-то не то, - кое-как держа тело на своём плече, пробормотал юноша.
- Его как минимум два дня не кормили и избивали. Он чуть не сгорел, а в его организме осталось предельное количество жидкости. Ты думаешь, в таком состоянии он должен прыгать? – с сарказмом спросил мужчина.
- Нет, но… - когда они зашли в каюту, Эрен с облегчением положил невольника на кровать. – Можно его развязать?
- Только рот. Пои его каждые полчаса, - распорядился торговец, занимая соседнюю каюту. – Если что-то случится – разбудишь меня.
- Хорошо… - вздохнул Эрен, освобождая его рот.

Их путешествие длилось около трёх дней. За это время Ирвин несколько раз заходил в каюту, проверяя пленника. Тот ещё не пришёл в себя от жара и обезвоживания. Но однозначно был жив. Ирвин лично пару раз перевязал его руки и ноги, продолжая ограничивать свободу.

Невольник окончательно пришёл в себя только в особняке Ирвина – большом, но скромном доме с большой территорией, прилегающей к лесу. Доме, в котором всегда топились камины, потому что его окутывал холод.

Сидя в кровати, со связанными за спиной руками, пленник спокойно-убийственно смотрел на Ирвина, полностью придя в себя. Казалось, он хотел уничтожить мужчину одним лишь взглядом или силой мысли. Предприниматель буквально ощущал на своей коже его ярость. И это доставляло определенное удовольствие.

- Тебе нечего сказать? – тихо спросил он, прислонившись к стене и скрестив руки на груди.
- А что мне говорить? Поблагодарить тебя за то, что ты мне платочком голову вытер? – сдержанно, но с ненавистью прошелестел парень.

- Ха-ха. А ты не лишён чувства юмора, - ухмыльнувшись, ответил тот. – Как тебя зовут?
- С какой стати я должен хоть что-то говорить тебе? – огрызнулся невольник. Ирвин перестал улыбаться. Только подошёл и резко вздёрнул его голову за волосы.

- Потому что ты – ничтожество, которое по счастливой случайности оказалось в моём доме. Только благодаря мне ты лежишь в этой чистой кровати, а не гниёшь в груде угольков. Или ты бы предпочёл второе? – прошептал он на ухо парню. Тот заметно скрипнул зубами, вновь отдёрнув голову и оставив в руке мужчины несколько тёмных волосков.

- Не собираюсь плясать под твою дудку, - прошипел связанный, слегка покраснев.
- В этом доме тебе больше ничего не остаётся делать. Я здесь хозяин, а ты раб. Пожалуй, дам тебе ещё пару дней, чтобы успокоиться и принять верное решение. Потом уже не буду спрашивать, - произнёс Ирвин, подходя к двери. – Эрен!

- Да! – бодрый парень тут же вырос из-под земли.
- Глаз с него не спускать. Если что-нибудь выкинет – поднимай тревогу на весь дом. Я отойду ненадолго, - распорядился мужчина.
- Есть! – чуть ли не подпрыгнув, выпалил тот.
- И не подходи к нему ближе, чем на три метра. Если сделаешь это - тебе конец, - шепнул он на ухо парню и вышел, прикрывая за собой дверь. Эрен, опустив глаза в пол, так и жался возле неё. На самом деле юноша не понимал смысла в предостережении хозяина: что этот человек может ему сделать? Он же связан... Парень чувствовал, как раб смотрит на него и поэтому боялся поднять глаза. У него сложилось такое ощущение, что если бы тот не был связан, то перегрыз бы ему горло.

- Эй, ты, - резко произнёс пленник. Эрен вздрогнул, боязливо посмотрев на него. Тот агрессивно глядел исподлобья.
– Подойди сюда.

- Зачем? – парень не двинулся с места, памятуя о предупреждении – Мне и тут хорошо…
- Я сказал – подойди, - в сдержанном голосе послышался сильный приказ. Эрен, удивившись такому, сделал несколько шагов в сторону кровати. Что он, такой слабак? Невольник больше ничего не сказал, просто продолжал сверлить его неприветливым взглядом.

- Сп-спасибо, что спасли мне жизнь, - когда гнетущая тишина стала невыносимой, с запинкой пробормотал Эрен. Пленник, поморщившись, внезапно упал на подушки. Его лицо побледнело, а губы исказились словно от боли.
- Что случилось? – Эрен взволнованно подбежал к нему, пытаясь посмотреть в глаза. – Вам плохо?

- Олух, - тихо прозвучало издевательство в адрес юноши. Резко выпрямившись, невольник со всей силы ударил его в лоб своей головой. В глазах парня потемнело, он оступился и сделал шаг назад. Раб, развернувшись, мощным пинком ногами выбил из Эрена весь воздух. Покачнувшись, юноша согнулся пополам, а потом упал на колени. А после ещё одного удара сверху по спине, отключился.

- И как только таких идиотов мир держит, - поднимаясь на ноги и освобождая руки, пленник открыл окно и выпрыгнул на улицу.

Охота

- Эрен? – удивлённо воскликнул Ирвин, поднимая разбитого юношу с пола. – Эй, очнись, Йегер! – тот никак не приходил в себя, и Смиту пришлось ударить его несколько раз по щекам.

- А? – Эрен непонимающе распахнул глаза. Потом, посмотрев на кровать, опомнился. – Простите, капитан! – он вскочил на ноги. – Я упустил его…

- Я уже понял. Этот парень мне нравится всё больше, - поднимая с пола разрезанные верёвки, пробормотал Ирвин. – И как это произошло?

- Я сглупил, когда подошёл к нему. Мне показалось, что ему стало нехорошо, а он ударил меня головой, потом ногами, и ещё чем-то… - схватившись за голову, объяснял парень. – Затем не помню, что было…

- У тебя кровь из носа идёт. И губа разбита. Иди обработай рану и собирайся, - приказал ему Ирвин.
- Куда? – изумился тот. В глазах Смита зажёгся огонь.
- Ловить его. Он не мог далеко уйти. И подготовь гончую, - добавил Смит.
- Что? – Эрен поразился ещё больше. – Мы пойдём на него с собакой?
- Да, и моё ружьё тоже, - вспомнил Ирвин.
- И с оружием? – воскликнул Эрен. - Но зачем? Неужели…
- Я давно не охотился, - на лице мужчины расцвела азартная улыбка. – Очень давно.

Через полчаса, надев охотничьи ботфорты и накинув тёмно-зелёные плащи, Ирвин и Эрен, оседлав лошадей и пустив вперёд гончую, отправились прочёсывать окрестности.

- А не слишком ли это… жестоко? – через некоторое время всё же решился спросить Эрен, поглядывая на собаку и на ружьё. – Мы ведь не на волка охотимся, а на человека…

- Для тебя – возможно. Но для него – самое то, - Ирвин просматривал местность через прицел. – В лес он вряд ли пошёл. Стоит поискать в городе. Вперёд, - Смит тронул коня, Эрен тоже. Достигнув города, они оставили лошадей и двинулись пешком. Гончая уверенно бежала впереди по следу и вскоре привела их к цели.

- Это он, - прячась за стеной дома и толкая за собой Эрена, прошептал охотник. Парень, прищурив глаза, внимательно осмотрелся. Действительно – их пленник стоял возле торгового прилавка с хлебом. Среди окружающего его народа он казался незаметным: невысокий, с опущенной головой, в поношенной одежде. Видимо, именно это помогло ему в суматохе украсть две булки.

Не меняясь в лице, воришка вынырнул из толпы и отправился в тихий переулок, чтобы поесть. И вдруг исчез. Настолько быстро, что Эрен даже не понял, как. Осмотрев улицу, он не увидел никого, кроме двух человек из военной полиции.

- За ним, - Ирвин мгновенно двинулся с места.
- Вы видели, куда он пошёл? – зашептал Эрен, следуя за капитаном трусцой.
- Да. Он забрался на крышу. Буквально взлетел. Сейчас наверняка на другой улице. У него занимательные способности и снаряжение для обычного воришки, - пробормотал Ирвин себе под нос.
- А…

- Тсс… - блондин приложил палец к губам и пригнулся к земле. Эрен сделал тоже самое, затаив дыхание. Они пробежали несколько кварталов, прежде чем остановиться.
– Вот он, радуется своей добыче, - мужчина указал в сторону. Выглянув из-за ящика, Эрен увидел, что их цель спокойно сидит на уступке дома и быстро поедает булки. Наверное, он очень голоден.

- Эрен, ты знаешь, как охотиться на дичь? – Ирвин осторожно вытащил из-под плаща ружьё и нацелился на парня. – Главное, её не спугнуть. И не выдать себя. А затем загнать в ловушку…

- В-вы же не убьёте его? – мелко дрожа, спросил помощник. Ирвин улыбнулся и, как следует прицелившись, выстрелил.

От громкого звука Эрен зажал себя уши, но не отрывал глаз от жертвы. Воришка, выронив остатки хлеба из руки, мгновенно сорвался с места и вновь попытался скрыться на крыше. Эрен успел заметить в его руках тонкий трос с необычным крюком на конце. Тот ловко закинул его на крышу и вновь буквально взлетел вверх.

- Уйдёт! – выкрикнул Эрен, заворожено смотря на его полёт.
- От меня нет.

Прозвучал ещё один выстрел. Трос разорвался, а невольник со сдавленным криком упал на землю, ударившись затылком. Его лицо исказилось от боли. Одновременно Ирвин, отбросив ружьё в сторону, перепрыгнул через ящики и оказался рядом с жертвой, перетягивая остатками разорванного троса его руки.

- А ты хорош. Даже лучше, чем я думал, - взбудораженным голосом проговорил мужчина, не скрывая своего восторга. Стиснув зубы, невольник отбивался от него ногами, ударив пару раз по лицу. Ему удалось вырваться, но не успел он пробежать пару метров, как на его пути вырос Эрен.

- С дороги, сопляк! – прорычала жертва, несясь на юношу тараном. Тот, сжав кулаки и зубы, стоял насмерть. Они оба упали на землю, а Эрен так и проехал на своей спине несколько метров. Пленник, чувствуя долгожданную свободу, собрался подняться на ноги и бежать дальше, но его стремительно схватили за лодыжки, и он опять повалился на Эрена.

В следующую секунду невольник почувствовал, как Ирвин, стаскивая его со своего помощника, быстро обездвиживает и связывает его руки и ноги. Очень профессионально.

- Хватит, Ривай. Больше тебе не убежать от меня, - преодолевая его сопротивление, проговорил Смит. Парень замер, изумлённо смотря на него.

- Откуда ты знаешь моё имя?
- Между руганью торговцев оно проскальзывало, - вытирая пот со лба и кровь с подбородка, ответил тот. – Хотел, чтобы ты сам его назвал, но… не вышло. Пойдём домой, - его голос резко смягчился.

- У меня нет дома! – ощетинился тот, извиваясь на земле.
- Разве ты хочешь продолжать жить на улице? В этой грязи, холоде и нищете? – удивился торговец.
- Я лучше буду нищим и свободным, чем твоим рабом, - не сдаваясь, продолжал Ривай.

- И валяться в этой грязи, - Ирвин зачерпнул воды из ближайшей лужи и вылил её парню на голову. Судя по лицу, того чуть не стошнило от этого. Ривай весь позеленел, а его глаза выпучились, как при болезни. Ирвин достал платок и с равнодушным видом вытер испачканную руку.

- Эрен, с каким ароматом будет сегодняшняя ванна? – обыденно спросил он у своего слуги. Тот вздрогнул, в ошеломлённом состоянии наблюдая за происходящим.

- Шалфей, смешанный с пихтой и корицей, - выпалил юноша, не понимая смысл вопроса.
- Отлично, - они оба посмотрели на Ривая, который неожиданно затих. Он часто дышал, а его глаза были каким-то пустыми. Ирвин присел возле него на корточки.

- У меня к тебе предложение. Вновь советую тебе заключить сделку. Я деловой человек, привожу с востока очень редкие масла, которые здесь стоят целые состояния. И полные телеги мыла, которого в этом городе не сыщешь. Хочу предложить тебе один раз воспользоваться этими ценностями. А потом решишь: если понравится, то можешь остаться и пользоваться ими всё время. А если нет – то иди на все четыре стороны и не мойся по полгода. А может, и больше. Похоже, твой самый злейший враг это не человек, - тонко подметил предприниматель. Ривай в бессилии закрыл глаза. Сейчас он был готов отдать всё, чтобы только очистить себя от грязи.

- Развяжи его, - обратился Ирвин к Эрену.
- Но ведь он ещё не дал согласия!
- Разве ты не видишь? – улыбнулся тот, смотря на загнанного зверя. – Чего сейчас он хочет больше всего?

Покачав головой, Эрен осторожно освободил Ривая от пут, опасаясь, что ему снова достанется. Но на этот раз буйный немного присмирел. Он молча поднялся на ноги, мрачно смотря на Ирвина. С тёмных волос по шее стекала мутная жижа.

- Всего один раз. Просто так. Что ты теряешь? – снимая с себя зелёный плащ и накидывая на узкие плечи, в недоумении спросил торговец.

- Ты действительно хороший охотник, - выдавил из себя Ривай, зашагав вперёд.

Ловушки

- Эрен, подогрей воду как можно быстрее. А то его вывернет наизнанку, - когда они втроём зашли домой, распорядился Ирвин. Поклонившись, юноша тот час побежал исполнять приказ.

- Он у тебя мальчик на побегушках? – смотря Эрену вслед, спросил Ривай.
- Нет. Он мой помощник. Этот парень хоть порой и бестолков, но очень полезен, - налив в стакан какой-то ликёр, Ирвин протянул его гостю. Тот залпом осушил бокал, даже не поморщившись. Пойло мгновенно обожгло горло, заставляя покачнуться.

- Что это? – сжимая рубашку на груди, спросил скривившийся Ривай.
- Особая настойка на травах. Надо было пить небольшими глотками. Она жгучая, - опомнился Ирвин.
- Налей чего-нибудь нормального, - парень поставил бокал на стол. – У тебя ведь наверняка есть?

- Да… - протянул Ирвин, наполняя другой стакан. На этот раз Ривай пил медленно, не сводя глаз с мужчины. Ружьё было прислонено к креслу и находилось рядом с охотником. Ирвин тоже смотрел на парня, едва заметно улыбаясь. Они воевали взглядами до тех пор, пока в гостиную не вбежал Эрен.
- Всё готово, - отрапортовал он.

- Проводи его и принеси сменную одежду. Твоя лучше подойдёт, - распорядился торговец, на этот раз наливая выпить себе. Ривай поставил недопитый стакан и отправился за Эреном, который привёл его в небольшую комнату, отделанную деревом. Её наполнял пар с густым ароматом хвои. Посреди комнатки стояла деревянная ванна, которая источала ещё более изумительный запах. У невольника даже голова закружилась от такой потрясающей картины. Он почувствовал себя в раю.

- Ничего лучше в жизни я не видел, - молниеносно снимая грязную одежду, он запрыгнул в горячую воду. Эрен, поклонившись, оставил одежду и ушёл.

Ривай наслаждался ванной не меньше часа, пока вода полностью не остыла, а он не отмыл на себе каждый миллиметр несколькими кусками разноцветного мыла (ему хотелось протестировать каждый цвет). Умиротворённый и приободрённый после ванны, невольник бесшумно выскользнул из комнаты и осмотрелся.

Ни Ирвина, ни Эрена на горизонте видно не было. Замечательная возможность осмотреть и обчистить этот дом. Судя по размерам, здесь много чего можно добыть. Свой осмотр воришка начал с первого этажа, где обнаружил Эрена и ещё каких-то слуг на кухне. Утащив пожевать, Ривай переместился на второй этаж. И зашвырялся по всем комнатам и кладовкам.

- Ненужное барахло, - выворачивая очередной шкаф, пробормотал он. Ценностей на самом деле было мало. Либо они были очень большие, и утащить оказалось невозможным.

- А это ещё что такое? – заметив в шкафу какой-то блеск, Ривай раздвинул остальную одежду и уставился на один костюм. Блестящими предметами оказались медали, которыми была усыпана передняя часть. А на плечах виднелись погоны.

- Что? Военный? – поняв, что это за форма, Ривай отшатнулся от шкафа, будто заметил ядовитую змею. Его лицо тут же побледнело, а губы дрогнули.

- Кажется, у тебя с ними какие-то проблемы? – Ирвин неожиданно вырос из-под земли и оказался за его спиной. Воришка резко развернулся и хотел убежать, но мужчина порывисто схватил его за руку и притянул к себе.

- Сейчас я как следует рассмотрел твой пояс с остатками снаряжения. Материалы вполне обычные, да и сделано кустарным способом. Но вот что интересно, - зашептал он парню на ухо. - Такими тросами пользуется особое подразделение лазутчиков, для того, чтобы сбежать в любом направлении. Их секрет в особых наконечниках и приёме захвата. Полагаю, ты не случайно знаком с подобной методикой? У тебя техника доведена до совершенства, - тихо произнёс Смит, смотря в непроницаемое лицо. – Ты служил в подобном отряде. Я ведь прав? – глаза бывшего капитана победно сверкнули. Ривай не проронил ни слова, так и продолжая смотреть на мужчину.

- Что? Хочешь сказать «нет»? А что ж тогда так испугался, когда понял, что я военный? И сегодня сбежал, лишь заметив военную полицию. Ты дезертировал? Поэтому так боишься нас?

- Я не дезертир! – невольник со злостью выдернул руку.
- Но явно не простой рядовой, - Ирвин заинтересованно смотрел на парня. – Кто же ты такой, Ривай? – надвигаясь на него, спросил торговец. Невольник согнул колени и принял оборонительную позицию.

- Не приближайся. Я знаю, как усмирить крупного хищника, - прошипел он, словно змея.
- А я – как маленького, но дерзкого, - Ирвин попытался схватить Ривая за плечо, но тот ловко нырнул вниз и оказался за спиной у Смита на другой стороне комнаты.

- Неповоротливый боров, - прошипел Ривай, выравнивая дыхание. Ирвин, улыбаясь про себя, не шевелился. Его голова быстро просчитывала и планировала варианты действий.

- Твоя сила в ловкости и скорости, - тихо произнёс он, чуть развернувшись. – А моя – в расстановке ловушек. В одну ты уже угодил, - достав из кармана ключ, Смит закрыл дверь, возле которой стоял. И Ривай только после этого осознал, что он оказался в противоположной стороне от выхода. Но ещё есть окно…

Только парень успел рвануться к нему, как прямо перед носом вырос Ирвин, перерезая ему дорогу и мощным ударом в грудь отталкивая в сторону. Ривай покачнулся, а потом почувствовал, как его сжали в кольцо и повалили на кровать. Пленнику казалось, что на него набросился медведь, настолько сильным был бывший военный.

- Я… тебя… недооценил, - с трудом вдыхая воздух, выдавил из себя Ривай. От рук Ирвина его рёбра прогнулись по максимуму. Сдави тот чуть сильнее – и будет не один перелом.
- Ты хочешь раздавить меня? – задыхаясь, спросил он.

Ирвин разжал руки, но Ривая не отпустил, стиснув его плечи и прижав к постели. Глаза торговца горели, как во время охоты, а светлые волосы растрепались, портя уложенную причёску.

- Нет, я… - начал капитан, а потом вдруг замолчал, уставившись на Ривая, будто впервые его увидел. Тёмные пряди парня разлетелись на белой простыне, а грудь часто вздымалась, наполняя тело кислородом. Он безотрывно смотрел на Ирвина удивлённо-недоверчивыми глазами, но не боялся. Лицо Смита изменило выражение, а брови сдвинулись. Риваю это совсем не понравилось. Тот явно что-то задумал.

- Что ты собираешься со мной делать? – подозрительно спросил невольник, перестав шевелиться. Вместо ответа Ирвин перевернул его на спину, срывая рубашку и штаны.
- Эй, ты… чего? – ошеломлённо просипел Ривай, вновь отбиваясь от него ногами.

- Я так и думал, - Ирвин не обращал внимания на болезненные удары, скользя взглядом по многочисленным шрамам на корпусе и ногах невольника. Когда Ривай перевёл дух, Смит вцепился в его бёдра, буквально вонзая пальцы в кожу. Торговец рванул парня на себя, ставя на колени, и навис сверху. У Ривая перехватило дыхание, когда он почувствовал, как тот прижался к нему.

- А я-то думал, в чём подвох, - пытаясь пустить в ход зубы, прорычал он. Ирвин легко обездвижил его, используя свои габариты и давя весом сверху. Парень был вынужден прижаться грудью к постели, чтобы не сломать себе позвоночник.

- Только посмей… - когда пальцы заскользили у него между ног, процедил Ривай, пробуя выползти из-под медведя, используя лишь руки. Но вместо этого он только скомкал простынь. Невольник чувствовал, как Ирвин тяжело дышит над ним, а его руки пылают на сопротивляющемся теле, скользя от груди к животу и проводя по бёдрам. Очень мягким и гладким после помывки.

- Тебе понравилась ванна? Твоё тело впитало все ароматы, - вдыхая запах тёмных волос, сбивчиво проговорил мужчина. От его голоса по спине Ривая пробежали мурашки. Он дрогнул, сжимая бёдра, в то время как Ирвин наоборот пытался раздвинуть их шире.

- Сволочь! Ты сказал, что один раз я могу попробовать бесплатно! – чувствуя, как чужие пальцы блуждают по потаённым участкам тела, вскричал Ривай. Подушечки задели соски, и в его теле что-то сжалось. И вовсе не от отвращения. Неужели… тот пытается его возбудить?

- Односторонние сделки не в моих правилах, - голос Ирвина дрожал всё больше, а прикосновения становились резче и порывистее, будто он торопился. Ривай снова попробовал выбраться из-под него, но тело полыхнуло жаром. Боль заставила его замереть на месте и пропустить удар сердца, чтобы не закричать. Таз и бёдра на некоторое время онемели, блокируя острые ощущения, а вот низ живота охватило что-то другое. Невольник сначала даже и не понял, что именно произошло. И только когда Ирвин двинулся, он почувствовал, насколько глубоко тот проник в него. Скорее от осознания, чем от боли, Ривай зарычал как настоящий зверь. Ещё никто и никогда не смел унижать его таким образом.

Ирвин, потеряв бдительность из-за сильного удовольствия, ослабил напор, и парень, резко подавшись вперёд, всё же выполз из-под него.

- Ублюдок… ты… - он с ужасом посмотрел на свои ноги, по которым сочилась кровь. Потом на возбуждённого Ирвина со спущенными штанами. На лице мужчины так и застыла хищная улыбка. Он был готов сожрать с потрохами. И не подавиться.

Видя, что всё серьёзно, Ривай хотел спрыгнуть с кровати, но онемевшие ноги его не слушались. Секундное замешательство стоило ещё одного пленения. Ирвин напал на него снова, на этот раз не щадя парня. Ударив по лицу, он вонзил зубы в шею, а потом резким толчком в грудь прижал к кровати. Ривай едва успел прийти в себя, как тот снова вошёл, забрасывая одну ногу жертвы к себе на плечо. Невольник тихо захрипел от вновь нахлынувшей боли. Но сопротивляться силе Ирвина он не мог. Ни физически, ни морально. Мало того, что они до сих пор были хозяином и рабом, так ещё Смит, находясь сверху и прижимая парня к кровати, мысленно возвышался над ним, подчиняя его волю себе. Подавлял и властвовал. Ривай чувствовал эту власть не только в том, что его брали силой. Он читал её в горящих голубых глазах, резких выдохах и порывистых вздохах, в уверенных движениях. Эта власть подчиняла тело и пыталась внушить, как нужно поступать.

Чем больше Ривай сопротивлялся и напрягался, тем больнее ему становилось. А когда он расслаблялся и отпускал себя, то насилие сменялось едва ощутимыми уколами похоти, от которых парень приходил в ужас. И продолжал сопротивляться, заглушая их болью. Допустить подобного он никак не мог, в отличие от Ирвина, который не стал держать себя в руках и закончил прямо в него.

Даже когда это случилось, и Смит отпустил его, Ривай продолжал пребывать в некотором ступоре. Чтобы подобное произошло с ним? Да ещё он не смог дать отпор?

- Когда ты был в рабстве, тебя не использовали для этого? – выводя парня из оцепенения, спросил Ирвин.
- На таких психов, как ты, ещё не нарывался, - Ривай заблуждал глазами по комнате, ища что-нибудь острое, чтобы перерезать извращенцу горло.

- Ты для этого меня спас и притащил сюда? – чтобы протянуть время, спросил парень.
- Нет, я даже не думал, хотя ты однозначно произвёл на меня впечатление с первых же секунд… но сейчас почему-то… я… - Ирвин вновь склонился над Риваем и, не став ждать его реакцию, сразу же прижал запястья к кровати.

- Чёрт! Почему бы тебе не насиловать того щенка? – прорычал парень, борясь с торговцем. – Он тебе в рот смотрит! Наверняка был бы на седьмом небе от счастья!

- Он мне нужен для другого. У каждого человека свои способности, - Ирвину вновь пришлось ударить Ривая, чтобы успокоить. Но на этот раз парень увернулся и освободил себе руки.

- У меня тоже другие способности, - изловчившись и схватив подушку, Ривай набросился на мужчину и начал его душить. Ему удалось повалить Ирвина на спину, а для лучшего эффекта он целиком сел на подушку, используя и руки, и ноги, и весь свой вес.

- Если ты думаешь, что я на это не способен, то ты ошибаешься, - преодолевая сопротивление, шипел парень, сверкая глазами. Через минуту Ирвин перестал шевелиться. Выждав ещё полминуты, Ривай слез и убрал подушку. Сам он тяжело дышал – ему тоже не хватало воздуха. Парень осторожно заглянул в лицо Ирвину – тот не проявлял никаких признаков жизни.

- Думаешь, обманешь меня? – с издёвкой спросил невольник, однако его руки всё же похолодели. Обычный человек и минуты не протянет, а он продержал Ирвина…

Смит продолжал лежать, словно труп. Начав волноваться, Ривай вытянул руку и едва успел коснуться его шеи. Ирвин резко оторвал спину от кровати и рывком перевернул парня на спину. Его лицо буквально на глазах покраснело, будто кровь, которую он сдерживал, разом разлилась по телу.

- Меня так просто не убить, Ривай, - глубоко и часто дыша, сбивчиво проронил мужчина. Парень испытывал противоречивые чувства – он вновь ненавидел, но ощущал облегчение от того, что не убил. Снова.

- Я тебе сделал больно... - печально смотря на размазанную кровь на ногах невольника, произнёс торговец. Ривай презрительно фыркнул.
- Бывало и побольнее...
- Я исправлю это, - сняв с себя белую рубашку, Ирвин разорвал её на куски и принялся убирать ими кровь с кожи. Очень бережно и осторожно. От этого Ривай пришёл в большее смятение, чем от всего предыдущего вместе взятого. К его щекам даже краска прилила, чего раньше практически не случалось.

- Эй, ты... ммм!
Резкий горячий порыв перекрыл его губы, заставляя их двигаться по-другому. Ривай предпочёл вообще не шевелиться, но мягкие касания языка дразнили его, заставляя непроизвольно отвечать. Тело охватил приятный трепет и не менее приятное оцепенение. Совсем не такое, как прежде.

Когда Ирвин отпустил его губы, то прочитал на лице парня лишь рассеянность и непонимание. И не преминул этим воспользоваться.

- Чёрт… Я опять попался в твою ловушку, как безмозглый кролик, - усмехаясь самому себе, пробормотал Ривай, когда вновь почувствовал на себе вес и жар другого тела.

Дважды

- Эй, ты, сопляк! – разъярённый голос заставил Эрена выронить из рук цветочный горшок, который он переносил с одного окна на другое. Земля рассыпалась по полу, смешавшись с осколками.

- Ч-что? – прижимаясь спиной к подоконнику, Эрен замер, уставившись на странный вид ворвавшегося в гостиную Ривая. Тот был в мятой рубашке большого размера и кое-как надетых брюках, которые возились по полу. Волосы были спутаны и торчали во все стороны. Глаза метали молнии. Хорошо, что в руках не было ничего колюще-режущего.

- Где эта сволочь? – прошипел Ривай, подходя ближе к юноше и загоняя его в угол.
- Какая сволочь? – переспросил тот, двигаясь к двери.
- Сволочь, которая притащила меня сюда! – хлопнув ладонью по стене в сантиметре от головы Эрена, прорычал Ривай.

- Вы имеете в виду хозяина? – севшим голосом пробормотал юноша.
- Ты прикидываешься идиотом, или на самом деле такой? – на полном серьёзе спросил невольник. Эрен обиделся и покраснел.
- Я не идиот, а хозяин ушёл по делам. Он очень ответственный человек, - прохладно ответил помощник, затаив каплю ярости.

- Хм…? – Ривай с интересом склонил голову. Почему-то он начал резко успокаиваться.
- Ты ведь слуга в этом доме? – высокомерно спросил он.

- Я помощник господина Смита, - гордо ответил Эрен. Краска с его щёк никак не могла сойти, а зубы были плотно сжаты.
- Значит, слуга, - подтвердил свои слова Ривай. Потом рухнул на ближайшее кресло и положил ногу на ногу. Эрен, стараясь не смотреть на него, начал убирать разбитый горшок.

- Ты тоже извращенец, как он? – обыденным тоном спросил невольник, наблюдая за его движениями. От такого вопроса Эрен вновь просыпал землю.
- Что Вы такое говорите? – защебетал он.

- Ты знаешь, что он со мной сделал? – поднял брови Ривай. Юноша лишь невинно хлопал глазами, не понимая, о чём идёт речь. Тот усмехнулся, повернув голову. Мальчишка совсем ещё птенец.

- Чёрт, ну и нарвался я, - прогибая спину и слыша хруст позвонков, пробормотал Ривай. Его тело ныло и стонало, а кости будто заржавели. А ещё он чувствовал себя таким грязным, будто искупался в луже жидкого навоза.
- Не то, чтобы это меня так сильно волновало, но эту сволочь я всё же убью, - на полном серьёзе произнёс он, чувствуя, как до сих пор напряжены мышцы бёдер. А ведь последние два раза… Он тоже кончил. Ривай поджал губы, прогоняя воспоминания.

- Вы не сможете убить хозяина, - возразил Эрен, собрав-таки землю с пола. – Во-первых, он сильнее Вас, а во-вторых, он спас Вам жизнь, рискуя своей.
- Ты думаешь, это меня остановит? – удивился Ривай.
- Я не думаю, что вы последний негодяй, - возразил парнишка. – Тем более, Вы и меня спасли. А могли бы этого не делать.

- Хоо… - вновь протянул тот. – Наивный ребёнок. Ты ничего обо мне не знаешь.
- Может и не знаю, - пожал плечами Эрен, быстро протерев влажной тряпкой пол. Ривай уставился на паркет, мысленно негодуя всё больше.

- Ты совсем дурак? – он встал и подошёл к юноше, с таким видом, будто пытался его придушить. Тот вытаращил на гостя глаза.
- Что опять не так?

- Ты не видишь, что не до конца вытер грязь? – указывая на пол, спросил Ривай.
- Всё чисто! – возразил юноша.
- Да в каком месте чисто? – невольник не выдержал и вырвал из рук парня тряпку. Чувствуя боль в спине, он всё же опустился и вытер грязное место. Эрен в недоумении так и смотрел на него.

- Вот теперь чисто, - медленно выпрямившись, Ривай кинул тряпку обратно юноше. Потом чуть покачнулся, ощущая, как по ногам что-то потекло. Он похолодел от одной мысли, а Эрен заметил, как побледнело его лицо.

- Сделай мне ванну, - не двигаясь с места, прошептал Ривай не своим голосом. Юноша нахмурился.
- Вы же только вчера её принимали. Ванна, знаете ли, дорогое удовольствие. Дрова нуж…

Договорить Эрен не смог, потому что ему с размаху заехали ногой по лицу. Юноша упал на колени и, тихо взвыв, зажал нос ладонями. На губах тут же почувствовался солоноватый вкус крови.
- Не заставляй меня повторять дважды, - тяжело дыша, прошипел Ривай, смотря на парня, как на врага. – Через полчаса я вернусь. Постарайся уложиться за это время.

0

12

Условия

- Что, ты это понимаешь лучше, чем слова? – смотря на разбитый нос юноши, спросил Ривай, погружаясь в горячую ванну. Эрен обидчиво отвернул голову, понимая, что не может дать сдачи в ответ, потому что видел, как над этим человеком издевались на востоке.
Оставив полотенце и махровый халат, парень вышел.

- Эй… - Ривай негромко крикнул ему вслед. – Ты обиделся?
Но тот уже ушёл, не слыша его тихих слов.

- Сам нарвался, - тут же успокоил себя невольник, с удовольствием расслабляясь в горячей воде и чуя приятный лёгкий аромат. Эрен вновь что-то добавил? Запах успокаивал, расслаблял и одновременно придавал сил.

Закрыв глаза Ривай на холодную голову начал размышлять о том, что с ним произошло в этом доме. Да, он был благодарен Ирвину за то, что тот буквально вырвал парня из лап смерти. На его коже до сих пор виднелись следы ожогов, а глаза болели от ударов хлыстом. Ладно то, что Смит стрелял в него и перерезал трос. Но то, что сделал этой ночью…

- Как он вообще додумался до такого? От безысходности что ли? Или от воздержания? – усмехнулся парень, с головой уходя под воду.

Повалявшись в ванной около часа и поразмыслив обо всём, что произошло, Ривай, закутавшись в мягкий пушистый халат, вышел в гостиную. В которой обнаружился Ирвин. При одном его виде в успокоившемся парне вновь вспыхнула ярость.

- Как ты себя чувствуешь, Ривай? – мягко спросил хозяин дома, приближаясь к нему.
- Ирвин! – невольник зарычал, собираясь наброситься на мужчину. Тот перехватил его атаку и прижал к себе. Ривай ударил двумя кулаками ему в грудь, но тот даже не шелохнулся.
- Что с тобой? Кровать была не мягкой? - сострил Смит.
- Я убью тебя, Ирвин, – продолжал бушевать Ривай, хотя внешне сильных эмоций не проявлял.

- Если у тебя получится, то ты станешь хозяином этого особняка. Заключим сделку? – предложил торговец.
- Ты во всех ситуациях заключаешь сделку? – скривился невольник.
- Это помогает избежать конфликтов в большинстве случаев и приводит к компромиссам, - ответил предприниматель.

- Тебе не повезло – это не тот случай, - прошипел парень, зверем смотря на мужчину. Сейчас, стоя так близко к нему, Ривай хорошо понимал, насколько он проигрывает Ирвину в габаритах. Силой он его не сможет победить. Если только хитростью или продуманным планом. Но планы никогда не были коньком Ривая. Чего не скажешь о Смите.

- Чего ты желаешь? Просто скажи, Ривай. У тебя есть какая-нибудь цель? - продолжая крепко держать его, спросил Ирвин. Парень перестал вырываться, задумавшись.
- Нет, но… Я сам устанавливаю себе правила, по которым играю, - Ривай вырвался из его рук, расправляя плечи.
- Тебе есть куда пойти? Семья, друзья?
- Нет. У меня никого нет. Да и не было никогда, - угрюмо ответил невольник. – А чего хочешь ты, Ирвин?

Мужчина сузил глаза, вглядываясь в немного успокоившегося парня.
- Хочешь заключить сделку? – предложил он деловым тоном.
- Опять? У меня уже понос от твоих сделок, - с отвращением ответил Ривай.
- Ты знаешь, я поражаюсь твоему поведению, - спокойно произнёс Ирвин. – Я должен был посадить тебя на цепь и заставлять делать самую грязную работу, как раба. Потому что ты таковым и являешься. А ты ведёшь себя так, будто ты господин. Даже если ты был графом или герцогом с рождения, сейчас ты должен знать своё место.

- О… - Ривай ядовито улыбнулся. – Попробуй посадить меня на цепь. И увидишь, что будет. Буквально на следующую ночь ты перестанешь спокойно спать. А потом будешь находить свежий труп в своём доме. Каждое утро. Ты хочешь этого?

- Нет. Поэтому и предлагаю сделку, - безотрывно смотря на парня, повторил торговец. Ривай тяжело вздохнул.

- Ну и какую?
Ирвин тихо усмехнулся.

- Я тут заметил, что ты недолюбливаешь военную полицию, которая патрулирует город. Пока не знаю, почему, но я предлагаю тебе безопасность. Ты можешь спокойно жить в этом доме, не боясь, что тебя кто-нибудь найдёт.

- А что взамен? – без особого интереса спросил Ривай. Ирвин резко схватил его за пояс и прижал к себе.
- А взамен… - его рука скользнула вдоль спины парня вниз. Глаза Ривая расширились. Он слегка скривил губы и отвёл одну ногу назад, сгибая в коленях.

- Ох… - Ирвин согнулся и выпустил его от сильного удара в пах.

- Думаю, мой ответ ясен, - презрительно смотря на побледневшего торговца, сказал невольник. Тот никак не мог прийти в себя. Парень развернулся и собрался уходить, как его схватили за руку и остановили.

- Подожди, - Ирвин, наконец, выпрямился и немного печально улыбнулся. – Хорошо, я не буду тебе этого предлагать. Просто позволь попробовать.
- Что ты собрался пробовать? – процедил Ривай, вырывая руку.
- Попробуй пожить здесь. И немного открыться мне, - добавил хозяин. Невольник надменно усмехнулся. Потом надолго замолчал и застыл на месте. Его лицо приняло бесстрастное выражение. Он будто окаменел.

- Ривай? – когда прошло пять минут, Ирвин с беспокойством тронул его за плечо.
- Я останусь с одним условием, - парень, как ни в чём не бывало, развернулся к Смиту. Тот был весь во внимание.

- Буду принимать ванну когда захочу, - озвучил своё условие Ривай.

Колебания

- Эй, сопляк. Принеси мне кофе, - вернувшись с утренней прогулки по городу, приказал Ривай. Эрен поначалу даже не понял, что за человек пришёл к ним домой. Аккуратный, подстриженный и причёсанный, в тёмных строгих брюках и белой рубашке. На плечи был накинут небольшой чёрный пиджак, а шею обхватывал белый воротник-жабо. В таком виде Ривай действительно был похож на господина, а не на раба. Эрен понял это сразу.
- Что? Почему я должен…

- С сегодняшнего дня я живу в этом доме. И не в качестве слуги, как ты догадался. Так что давай, шевелись, гарсон, - Ривай удобно сел в кресло и закинул ногу на ногу. Эрен, насупившись, поклонился и отправился на кухню. Неужели бывший раб теперь станет ещё одним хозяином? С таким характером… Придётся несладко.

- Что с тобой, Эрен? – по дороге юноша врезался в Ирвина. – Ты обычно не такой задумчивый.
- Капитан! – встрепенулся тот. Потом опять замолчал. Как бы поудобнее спросить? – Скажите, этот человек… он теперь правда будет жить тут?
- Он сам так сказал? – спросил торговец. Парень кивнул.

- Значит, да, - вздохнул тот. – Мы заключили сделку. Он теперь полноправный жилец в этом доме, - подтвердил мужчина. - Если не хочешь, можешь не прислуживать ему. Ты не обязан этого делать. Ты не слуга, а мой помощник в делах.
- Нет, всё в порядке. Мне несложно, - улыбнулся Эрен. Поклонившись, он отправился на кухню за кофе.

- Чёрт. Почему ты так долго? – недовольно спросил Ривай, когда юноша поставил перед ним чашку на стол.
- Потому что, - вздёрнул нос Эрен. – Кофе не за секунду делается.

Ривай неожиданно резко поставил чашку на стол, забрызгав всё вокруг. А потом набросился на парня, прижав его к полу. Эрен даже пискнуть не успел, как колено нового хозяина чуть ли не проломило ему грудь.

- Ещё раз посмеешь дерзить мне – сломаю челюсть, - прошептал тот, выкручивая несчастному запястья. – Теперь я твой хозяин, так же, как Ирвин. Понял?

- Понял! – зарычал Эрен, стискивая зубы. Что это за обращение такое? И почему он не может ответить? От обиды на глаза начали наворачиваться слёзы. Неужели он ошибся в этом человеке?

Видя его заблестевшие глаза, Ривай ослабил напор и поднялся на ноги. Эрен, едва слышно шмыгая носом, тоже встал. Его лицо было до того по-детски обиженное, что Ривай даже нахмурился от подступивших признаков совести. Будто он поиздевался над ребёнком.

- Тебе больно? – пока Эрен вытирал на столе лужицу от кофе, спросил он.
- Немного, - надувшись, ответил юноша. – Господин Ирвин со мной так никогда не обращался.
- Что ж, мои методы отличаются от его. Запомни это.
- Хозяин сказал, что я не обязан прислуживать Вам, - с опаской высказался парень. Ривай усмехнулся и хрустнул костяшками пальцев.
- Попробуй это сделать, - вкрадчиво проговорил он, пристально смотря на юношу. – Увидишь, что будет.

Но угрозы Ривая, как показало время, были лишь для устрашения. На самом деле он вёл себя с Эреном достаточно сдержанно. Мог пару раз обозвать в своей манере, использовал как мальчика на побегушках, но не более. Чем больше проходило времени, тем меньше боялся его Эрен. В глазах Ривая юноша больше не видел той ярости и ненависти. Они были холодны и спокойны.

С Ирвином отношения развивались ещё интереснее. После того раза мужчина стал более обходителен с парнем. Будто на самом деле пытался завоевать его: выводил на светские рауты, званные обеды. Дал полностью почувствовать вкус элитной жизни. Смит больше не прикасался к Риваю, но его острый, пронзительный взгляд скрывал многое. Порой, когда они оставались наедине, бывший невольник ощущал на своём затылке его горячее и частое дыхание. Он чувствовал, как тот пытается сдержать себя и не набросится вновь. И от этого парня бросало в жар, ноги подгибались, и хотелось схватиться за что-нибудь, чтобы не упасть и не показать слабость. С каких пор он стал слабым перед ним? С тех пор, как Ирвин спас его? Или после той ночи?

- Если ты думаешь, что у тебя хоть что-нибудь получится, то ты ошибаешься, - как-то вечером сказал Ривай за бокалом вина.

- Если ничего не выйдет, тогда я снова сделаю это силой, - прямолинейно ответил торговец, прожигая парня настойчивым взглядом. Риваю вновь стало не по себе. Он даже расслабил воротник, потому что ему было нечем дышать.

- Тогда я больше не появлюсь здесь. Никогда, - тихо ответил парень, чувствуя, что уже совсем не хочет возвращаться в сырость, грязь, холод и нищету.
- А почему ты до сих пор здесь? Понравилось хорошо жить? – тоже потягивая вино, угадал Ирвин.
- А если и так? – Ривай не стал скрывать, что это правда.
- За хорошую жизнь всегда приходится платить. Ты знаешь, сколько мне пришлось работать, чтобы достичь такой жизни? Когда я был в твоём возрасте, у меня не было ничего.

- А когда мне было столько, сколько Эрену, меня лишили всего. И как бы я ни пытался, не смог вернуть хоть что-то за все эти годы… - глухо отозвался Ривай.

- Когда я встретил тебя, ты мне напомнил бродячего кота, которого хотелось приютить и сделать домашним, - улыбнулся Ирвин.
- Ты же хотел бросить меня на произвол судьбы? Если бы не пожар, я бы так и остался там! – возмутился парень.

- Нет, ты бы сбежал, - покачал головой Ирвин. – А я бы пожалел, что не взял тебя с собой. Или… - он поставил бокал в сторону и посерьёзнел. – Или я бы тебя всё равно забрал. Купил, либо украл…Когда я говорил тебе те слова, что не буду помогать, я врал. Потому что уже хотел, чтобы ты был со мной.

- Ирвин, ещё раз говорю – я не буду твоим рабом, - Ривай поднялся на ноги и поставил пустой фужер на столик. – Но это не значит, что я не буду доверять тебе, - неоднозначно произнёс он на прощание.

- Это вселяет надежду, - улыбнулся Ирвин, чувствуя, что парень начал колебаться. Его первая стена была сломана.

Развлечения

- Тц, - недовольное прищёлкивание слетело с губ Ривая. Он рассматривал рубашку, которую ему подал Эрен. Сам Эрен стоял в углу – поближе к двери и подальше от Ривая. Когда он услышал этот звук, то весь сжался, ожидая схода лавины.

- Здесь пятно, - мрачно заключил Ривай, осмотрев каждый миллиметр белой ткани. Потом кинул рубашку обратно Эрену. Парень поймал её и тоже проверил, но ничего не нашёл.

- Она же чистая… - пролепетал он, ничего не понимая. Ривай, угрюмо глянув на юношу, подошёл к нему, вырвал рубашку и указал на маленькую точку на внутренней стороне воротничка.
- Но ведь тут же не видно! И пятнышко такое маленькое…
- Эрен, - Ривай не стал дослушивать. – Она грязная. Это факт. Принеси другую.

- Хорошо, - вздохнул парень, не понимая подобных придирок. И вообще он иногда не понимал Ривая. Этот человек… был немного странным. Он довольно сильно изменился за четыре месяца жизни в особняке. Либо показал свою истинную сущность. Бывший невольник практически не проявлял агрессии ни к Эрену, ни к Ирвину. Он утих и стал холоднее. И мрачнее. Его будто что-то начало беспокоить. Он часто думал об этом, гуляя возле дома. Территория была обширная, повсюду стояли лавочки. Сады сменялись клумбами, зелёную траву кое-где пересекали ручейки. Вокруг не были ни души (если не считать садовников), так что для размышлений это было самое подходящее место.

А в последнее время у Ривая появилось новое увлечение. Видимо устав от прогулок и изучив территорию, он решил вычистить весь дом. Не без помощи Эрена. Теперь от рассвета до заката они только и делали, что убирали весь особняк. Весь! Начиная от глубинных сырых подвалов, от которых веяло ужасом, и заканчивая утопающим в пыли чердаком. И чем больше было пыли и грязи в одном месте, тем напористее и подвижнее становился Ривай, не давая прохлаждаться Эрену ни секунды.

Однажды он запер юношу в самом глубоком подвале за то, что тот пропустил один сантиметр пыли. Бедняга просидел там до самого вечера, вздрагивая от каждого шороха. Когда Ривай выпустил его, то вновь почувствовал уколы совести – Эрен от обиды перестал с ним разговаривать. В качестве извинений пришлось дать парню выходной день и позволить выспаться.

Но надо отдать должное, что большую часть работы делал сам Ривай. Он получал от уборок какое-то странное удовольствие (если не удовлетворение), а после них становился невероятно шёлковым и покладистым. Однажды даже потрепал Эрена по голове, говоря, что тот хорошо поработал. Это произвело на юношу странный эффект: он встал, как вкопанный, раскраснелся, что-то пробормотал и убежал со всех ног.

Ещё Ривай заставлял делать ему пенные ванны с различными маслами. Тоже довольно часто. Наверное, он бы и спал в них, если бы Эрен не приходил и не вытаскивал его оттуда.

Постепенно юноша начал замечать, что Ривай позволяет ему всё больше. Раньше они практически не разговаривали. Теперь же могли несколько часов проводить за беседой. Говорил в основном Эрен, но Ривай выслушивал всё, вставляя пару острых комментариев, от которых парнишка говорил ещё больше, чтобы сгладить колючки. Юноша больше не тяготился его молчанием, тяжёлым взглядом и словами. Он к ним привык. И постепенно начал замечать, что сам ищет встреч с Риваем. Ему стало будто чего-то не хватать.

- Ах… – после утреннего случая с рубашкой, через час Эрен с удивлением встретил Ривая в конюшне. После грандиозной уборки особняка тот обычно спал до обеда, а тут встал с утра пораньше. Парень менял сено, а бывший невольник уже седлал коня. Сегодня он был одет будто для верховой езды: помимо белой рубашки на нём были белые брюки, высокие чёрные сапоги и короткий тёмно-бежевый жакет.

- Вы куда-то уезжаете? – спросил юноша. Это было необычно: Ривай предпочитал не выезжать в город, а спокойно проводить время в особняке.
- Просто прогуляюсь, - скупо ответил тот, легко забравшись в седло.
- А… можно с Вами? – на свой страх и риск спросил Эрен, заинтересовавшись его прогулкой.
- Как хочешь, - пожал плечами тот и тронул коня.

- Да! – Эрен ухнул охапку сена прямо себе под ноги, схватил седло и бегом заседлал лошадь, а потом буквально на ходу забрался на неё. Выскочив из конюшни, он огляделся вокруг – Ривая нигде не было видно. Его лошадь стояла около высокого дерева и спокойно щипала траву. А где он сам?

- Эм… Господин Ривай? – неловко выкрикнул Эрен, подъезжая к его лошади. Внезапно над головой юноши что-то засвистело, а потом он почувствовал, как позади него кто-то опустился на седло.

- Чего тебе? – недовольный голос прозвучал прямо у уха. Эрен вздрогнул и чуть не упал с коня, но Ривай вовремя перехватил поводья.

- Как… как Вы здесь оказались? – развернув голову, спросил парень.
- Спрыгнул с дерева, - ответил тот.
- А как забрались? Неужели взлетели, как в тот раз? – взволновано пролепетал юноша.
- Взлетел? – усмехнулся Ривай.
- Да… - Эрен слегка смутился. – Это было очень красиво…

- Да. А потом из-за этого мерзавца я чуть не расшиб себе голову, как куриное яйцо всмятку, - свистнув, Ривай подозвал свою лошадь и пересел на неё. Теперь Эрен мог его хорошо разглядеть. На наезднике был какой-то странный пояс, из которого выглядывали два крепких троса с крюками на концах. Бросив на Эрена пытливый взгляд, Ривай сжал ногами лошадь. Та пустилась лёгким галопом. Когда он проезжал мимо дерева, то быстрым движением прижал локти к поясу, выпуская тросы, а потом исчез, мгновенно скрывшись в листве.

- Ах… - Эрен с замиранием сердца наблюдал за теми секундами полёта. Ривай уже стоял на толстой ветке, смотря на юношу с высоты птичьего полёта.
- Как здорово, господин! – парень счастливо размахивал руками. – Как у Вас так получается? Наверное, нужно долго тренироваться!
- Не особо, - Ривай снова спустился. На этот раз на землю. – Либо ты можешь это делать, либо нет.

Он отстегнул пояс и протянул его Эрену. Тот чуть не свалился с лошади от счастья.

- Неужели… - он подбежал, протянул руку, но потом пугливо отдёрнул её. Ривай вновь прищёлкнул языком и сам надел амуницию на парня.

- Вообще-то он не совершенен. Пришлось сделать из того, что я нашёл в этом доме во время уборки. Но это лучше, чем тот, что был на мне последний раз. Тут я хотя бы пружины спуска и натяжения встроил…
Эрен раскраснелся, пока тот застёгивал ремни. А когда всё было готово, даже пошевелиться не мог – все силы куда-то испарились.

- Этим регулируешь длину выпускаемого троса, - Ривай указал на какое-то крепление, - спусковой механизм находится по бокам. Нужно всего лишь нажать на него, и они взлетят вверх. В идеале ещё можно регулировать угол наклона и поворот. Но не на этой модели, - он с досадой вздохнул. – Выбираешь цель, - Ривай показал на толстый сук. – Старайся, чтобы взлетело на метр выше, чтобы был как минимум один обхват. Когда крюк зафиксируется, ты расслабляешь руки, в поясе сработает пружина, и ты сможешь легко подняться, - объяснил он. Потом отошёл назад. А Эрен так и стоял столбом, прослушав абсолютно всё, о чём говорил «учитель». В его голове стояла каша.

- Вперёд. Сам же хотел попробовать! – когда тишина затянулась, не выдержал Ривай.
- Да! – вздрогнув, Эрен попытался сделать это, но у него ничего не получилось. Крюки даже не достигли ближайшей ветви.
- Идиот. Ты совсем не рассчитываешь расстояние, - разозлился Ривай и подошёл к парню. Встав позади юноши, он просунул свои руки под его. И положил ладони на пояс. Эрен затаил дыхание, растеряв остатки мыслей

- Вот так надо делать, - Ривай резко нажал с двух сторон, и тросы с крюками взмыли вверх. От перевозбуждения Эрен покачнулся, и крюки сменили траекторию. Один пролетел мимо, запутавшись в листве, другой зацепился, но не за ту ветку. А пружина сработала. Оба парня ненадолго оторвались на пару метров от земли. Эрен напряжённо дрыгал ногами, не чувствуя под ними опоры. От их веса сучок треснул пополам, и оба с шумом упали на землю.

- Тебе явно этого не дано… - не своим голосом прошептал Ривай, оказавшись снизу. Мало того, что его спине и затылку снова не посчастливилось, так ещё и Эрен давил на него, не позволяя двинуться. Его ноги запутались в тросах, и бедняга совсем растерялся, не зная что ему делать.

- Простите… - взволнованно выпалил он, поднимаясь на руки и избавляя Ривая от своей тяжести. Тот сделал глубокий вдох: в груди со стороны лопаток что-то болезненно сжалось.

- Первый блин всегда комом, - ровным успокаивающим голосом ответил Ривай, наслаждаясь свежим запахом сочной зелёной травы на лужайке. Он хотел подняться на ноги, но Эрен так и не шелохнулся, очень внимательно смотря в его лицо. Ривай тоже испытывающее посмотрел на него. Юноша был напряжён и делал неровные короткие вздохи. Кажется, он хотел что-то сказать, но никак не мог решиться. Его губы то напрягались, то расслаблялись, а щеки попеременно краснели и бледнели.

- Я довольно терпелив, но твоя нерешительность порой действует мне на нервы, - надеясь, что тот быстрее заговорит, произнёс Ривай. Но Эрен поступил совсем наоборот. Его глаза распахнулись шире, щёки окончательно стали пунцовыми, а дыхание будто остановилось. Юноша уверенно склонился вниз и коснулся его губ. Поцелуй был очень осторожным и невинным, но сам его факт заставил Ривая войти в ступор. Ему в голову даже не пришла мысль оттолкнуть Эрена. Он лишь следовал за его губами, пытаясь понять мотивы подобного поведения. И одновременно осознавая, что что-то подобное с ним не так давно происходило.

Чувствуя, что господин совсем не сопротивляется, Эрен усилил наступление и, обхватив его запястья, прижал предплечья Ривая к земле. Губы стали настойчивее, а язык попытался проникнуть сквозь разжатые зубы. Но как только парень коснулся заветного мягкого кончика, то тут же отпрянул, будто его ужалили, или он опомнился. На некоторое время воцарилась тишина, нарушаемая лишь колыханием травы. Оба с изумлением смотрели друг на друга.

- И зачем ты это сделал? – в конце концов, спросил Ривай, тоже немного покраснев, но всё же выглядя намного спокойнее, чем Эрен. Тот, зажав себе рот рукой, покачал головой.
- Почему-то… мне так захотелось это сделать… Я даже остановить себя не смог, - в оправдание пролепетал юноша. – Вы сейчас были таким красивым, - тише добавил он. – Мне кажется, Вы мне нравитесь…

- А мне так не кажется, - Ривай, оторвавшись от земли, ловко скинул с себя немного неадекватного Эрена. Парень, лёжа на траве с беспокойством смотрел на Ривая, пока тот снимал с него пояс и вновь надевал на себя. Потом он спокойно подошёл к лошади и забрался на неё.
- А… - Эрен поднялся на колени, смотря ему в след.

- Не волнуйся, раскрасить тебя я не забыл. Просто не то настроение, - бросил ему Ривай. – Я в лес. Вернусь только к вечеру, - он пустил лошадь мощным галопом и вмиг скрылся из вида.

Просьба

- А где Эрен? – не найдя парня в доме, спросил Ривай, застав Ирвина за вечерней газетой и чашкой чая.
- Отправился в город. Сказал, что ему что-то нужно купить. Даже денег у меня выпросил. Такое с ним впервые, - ухмыльнулся хозяин дома. – А зачем он тебе?

- Да так… - странно бросил тот, собираясь уходить. Но Ирвин успел его перехватить.
- Подожди, - он подтянул парня к себе. Ривай тут же нацепил оборонительный взгляд.
- Не бойся, я не собираюсь ничего делать, - мягко произнёс Смит, заметив, что тот готов уже кусаться.
- С чего бы мне бояться, - Ривай передёрнул плечами и повернулся к нему спиной.

- Сегодня я тебя не видел весь день, - Ирвин провёл пальцами по его поясу, - стараешься не потерять форму?
- Я просто развлекался, - ухмыльнулся Ривай. – Здесь больше нечем заняться. Тебя, кажется, тоже не было с самого утра, - подозрительно косясь на мужчину, произнёс он. – А я встал довольно рано.

- Да, я… Сегодня я кое-что узнал о тебе, - тихо начал торговец. Ривай вздрогнул и затаил дыхание.
- Два года назад немногочисленный отряд лазутчиков из восьми человек был послан на границу. И возглавлял его ты, капрал Ривай, - Ирвин кинул быстрый взгляд на собеседника, но тот даже не шелохнулся. Смит продолжил.

- Вашим заданием было захватить некий объект, который помог бы одержать победу в столкновении сторон. Что это было за оружие, я не выяснил, но зато узнал, что из твоего отряда всех перебили, а тебя, как главного, захватили в плен. Объект был утерян, но мне почему-то кажется, что ты его хорошо припрятал. Полагаю, противники думали так же, поэтому пытками пытались выудить из тебя правду. Всё это происходило на корабле, тебе было некуда бежать. Но в море живут другие охотники. Вражеский корабль захватили пираты. Тебя, полуживого, продали в рабство, потому что другой ценности ты для них не представлял. В свою страну ты не мог вернуться, понимая, что тебе за всё это светит смертная казнь. Так и скитался на востоке, переходя от одного владельца к другому, и каждый раз сбегая от них.

- Поздравляю, Ирвин. Ты как всегда видишь больше, чем другие, - с сарказмом произнёс Ривай, когда тот закончил свой монолог. – И что теперь? Сдашь меня войскам?

- Я сам уже не военный, хотя мог бы получить хорошую выгоду из твоего ареста, - вздохнул Смит.
- Прогнивший торгаш, - прошипел Ривай. Ирвин довольно улыбнулся и прижался к его спине.
- Ты же знаешь, что я этого не сделаю, - тихо прошептал он, обвивая корпус парня руками. Тот не двигался, решая – уступить, или напасть.

- Сегодня ты какой-то необычный. Даже пахнешь по-другому… - мужчина аккуратно развернул его голову и застыл, смотря в распахнутые глаза под тяжёлыми веками.
- Не могу понять, о чём ты всё время думаешь… - прошептал он. – Не знаю, как действовать. Вдруг опять ошибусь? Или нет?

Он решительно прижался к губам, чтобы Ривай не успел дать ход назад. Тихо промычав, парень вцепился в его руки, пытаясь разомкнуть пальцы. Но ему это не удалось. Ирвин крепко сжимал его, а целовал всё настойчивее. Он не ослаблял напор до тех пор, пока задыхающийся Ривай не уступил, позволив бурному поцелую не прекращаться ещё длительное время.

- Ты до сих пор ненавидишь меня за тот случай? – позволяя отдышаться и себе и Риваю, спросил Ирвин. Тот усмехнулся, чувствуя, что его до сих пор не выпускают из тёплых объятий.

- Ненавижу или нет… Моя ненависть принесёт вред только мне, а не тебе. Не знаю, что тебя подвигло на это, но ты должен ответить. Каждый может совершить ошибку. Просто исправь её… Пока ты и я живы, это можно сделать. А вот мёртвым это будет уже ни к чему… - бесстрастно произнёс он, смотря куда-то вдаль.
- Это не было ошибкой, - улыбнулся Ирвин. – Это была твоя благодарность за то, что я спас тебя.

- Я знаю, - Ривай передёрнул плечами и поморщился. - Поэтому ты до сих пор жив, а я нахожусь здесь, - он помедлил, а потом продолжил:
- Ирвин, я не буду перечить тебе – может, в своих рассуждениях ты и был прав. Со стороны, как ни посмотри, я тебе должен, - скривил губы Ривай. – Один раз, может, я и прощу. Но только посмей сделать это снова, - его голос заледенел, - тогда меня больше ничего не остановит.

- Ривай, - а вот в голосе Ирвина наоборот появилась теплота. Он вновь развернул безэмоциональное лицо парня к себе и склонился. Капрал задержал дыхание и застыл в напряжении, готовый дать отпор, если поцелуй снова повторится.
- Спокойных снов, - нежно поцеловав его в лоб, Смит провёл по тёмным волосам и отправился спать. Ривай так и остался стоять на месте, постепенно ощущая, как кровь приливает к лицу. В особенности к щекам и лбу.
- Ирвин, почему и ты тоже… - в замешательстве прошептал он, прикладывая ладонь к горячей коже.
В этом положении его и застал Эрен.

- Добрый вечер… - парень робко стоял у входа, переминаясь с ноги на ногу и не отрывая глаз от пола. Ривай отнял ладонь ото лба и посмотрел на юношу. Тот только зашёл с улицы – его щёки были розоватыми от холодного воздуха.

- Где ты пропадал? Ты был мне нужен, - хмуро произнёс капрал. Эрен сжался в напряжении. Скользнув по нему взглядом, Ривай заметил, что тот что-то держит за спиной. Парень неожиданно выпрямился и решительно подошёл к капралу. Тот поднял глаза, читая на лице Эрена отвагу.
Юноша вытащил из-за спины большой бумажный пакет и вытряхнул содержимое. На пол упали стальные тросы и крюки, пружины, кожаные ремешки, винты гайки…

- Что это? – сумрачно спросил Ривай. Эрен резко опустился вниз, вставая на колени, и сильно склонил голову, почти касаясь лбом пола.

- Пожалуйста, научите меня! – выпалил он.
- Научить чему? – в замешательстве переспросил Ривай.
- Научите летать… - уже тише попросил Эрен. Капрал переступил с ноги на ногу, смотря на затылок Эрена. Потом согнулся и поднял с пола тросы, проверяя их на прочность.

- Зачем тебе это нужно? – поджав губы, спросил он. – Это мастерство для мирного времени совсем не подходит. В нём нет нужды в обыденности.

- Мне очень хочется! Для себя! Пожалуйста, научите! – снова звонко прокричал Эрен. Ривай поморщился, будто на него свалилась неразрешённая проблема.
- Ладно, сопляк. Завтра начнём. Сейчас мне…

Не успел он договорить, как Эрен вскочил на ноги и на мгновение крепко стиснул его в объятьях. Потом забрал снаряжение и, поклонившись, убежал к себе в комнату.

- И почему они начали наступать на меня одновременно? – задумчиво пробормотал Ривай, оставшись наедине с собой.

0

13

Первые трудности

- И долго ты так висишь? – с отсутствующим выражением спросил Ривай, когда на следующий день застал Эрена, висящего вверх ногами на дереве. Тот дёргался, словно муха в паутине, но не отцепиться, не перевернуться не мог.

- Д-добрый день… - кое-как выдавил он, шевельнув потяжелевшим языком. – Хотел подготовиться до Вашего прихода…

- Болван, - Ривай легонько пнул его ногой, и паренёк закачался, словно на качелях. – На одних тросах можно лишь подняться. Но никак не маневрировать. Для этого нужно кое-что ещё.

Подобрав камни с земли, он швырнул в наконечники тросов. Те отцепились от ветки дерева, и Эрен со стоном повалился на траву. Его лицо было почти такого же зелёного цвета, а голова жутко кружилась.
- Что нужно? Я всё найду… - он кое-как поднялся на ноги, но покачнулся. Ривай придержал его за плечо.

- Такого ты здесь не найдёшь, хотя… - он посмотрел на ноги юноши, потом соизмерил ширину плеч. – Крепкие кожаные ремни могли бы подойти. Или лучше лошадиные поводья, - сделал заключение капрал. Эрен, отцепив пояс, тут же умчался в конюшню. А вернулся с целой связкой ремней.

- А где Вы сами этому научились? – с интересом спросил юноша, когда Ривай по-особому заковывал его ноги и корпус кожаными путами.
- Я раньше служил в одном отряде, где использовали подобную технику, - глухо ответил он. – Ногу подними.
- Так Вы военный? Как капитан Смит? А в каком звании? – быстро начал задавать вопросы Эрен.

- Капрала. Слишком много пустой болтовни, - закончив с ним, Ривай нацепил оставшиеся ремни на себя и закрепил пояс. Потом схватил тросы Эрена и взмыл с ними на дерево, надёжно прикрепляя к толстой ветви. Спустившись, он что-то сделал с поясом, и парень поднялся на полметра. Его горизонтальное положение зафиксировалось – ни выше, ни ниже он сдвинуться не мог. И болтался в разные стороны как листок на ветру.

- Для начала повиси часов пятнадцать и почувствуй опору в воздухе. Тогда и продолжим, - спокойно произнёс капрал и забрался на дерево. Потом перелетел на другое, на третье…
- До самой ночи?? – испуганно смотря ему вслед, прокричал Эрен.

Вдоволь налетавшись и накувыркавшись в воздухе, Ривай окольным путём к ужину добрался домой. Он был голоден, как никогда, а настроение не испортил даже Ирвин за столом.

- Какого чёрта ты здесь? Разве ты не должен заключать очередную сделку? – садясь за стол и тут же принимаясь за еду, спросил Ривай.
- Сегодня вечером состоится банкет. Там и поработаю. Не хочешь пойти? – предложил торговец.
- Терпеть не могу смотреть в довольные жирные хари, - поморщился Ривай. – Надуй их как следует, Ирвин. Может, тогда ты вырастешь в моих глазах, - ухмыльнулся он.

- А у тебя сегодня хорошее настроение, - мужчина скользнул взглядом по его груди, перетянутой ремнём. – Продолжаешь вспоминать о прошлом?
- Просто сопляк попросил научить его, - угрюмо ответил парень. А потом вспомнил про Эрена.
- Только не убей его, пожалуйста. Этот парень дорогого стоит, - поднимаясь из-за стола, произнёс Ирвин.

- А почему ты держишь его при себе? По мне, так он болван.
- Как-нибудь расскажу, - надевая смокинг, ответил Смит. Потом приблизился к Риваю и на мгновение сжал его плечи. Сердце парня чуть сбило темп, но он и вида не подал.
- Удачно повеселиться, - буркнул капрал, смотря перед собой.
- Я приду поздно. Ты уже будешь спать. Так что, доброй ночи, - Ирвин склонился, и Ривай почувствовал на своей макушке тёплое и мягкое прикосновение. Такое же, как вчера.

- Зачем ты так делаешь? – недовольно воскликнул он, когда Ирвин уже ушёл. Вновь чувствуя некоторый жар на лице, Ривай поднялся из-за стола и быстрым шагом вышел из дома. На улице уже стемнело, а на небе появилась неяркая луна. Остудив себя, он неторопливо направился к дереву, которое находилось в полукилометре от поместья, и на котором висел Эрен.

Бедного юношу Ривай застал на грани сознания. Тот согнулся пополам и висел, как мешок. Наставник был отчасти удивлен, что парень не бросил всё и не сдался.

- Эй, только семь часов прошло. Тебе ещё восемь висеть, - толкнув его в грудь, Ривай прислонился к мощному стволу дерева.

- Я… я справлюсь… - умирающим голосом пролепетал парень, раскачиваясь, как маятник. Капрал разочарованно выдохнул и, вспорхнув вверх, освободил его. В который раз юноша обнимался с землёй.

- Завтра продолжим, - сухо отметил Ривай и отправился обратно домой, слыша, как Эрен ползёт за его спиной.

Занятие по душе

- Что? Ты забираешь Эрена с собой? – с некоторым недовольством спросил Ривай, когда Ирвин на следующий день сообщил, что отправляется по делам вместе с помощником.

- Да, сегодня один я не справлюсь. Вчера ночь была длинной… - рассеянно ответил тот, собираясь на очередную встречу. После банкета Ирвин был не в лучшей форме.

- А ты не можешь взять кого-нибудь другого? Какая разница, кто за тобой шляпу с перчатками носит, - сердито произнёс Ривай. Только он нашёл себе занятие по душе - и тут его буквально из-под носа уводят.

- А что, у тебя на него были какие-то планы? – вскинул брови Ирвин.
- Да так… - Ривай прокрутил в голове все изощрённые методы обучения, которые принесли бы максимум измождения Эрену. Капрал старательно придумывал их ночью.

- В принципе, я могу найти ему замену. Просто хотел, чтобы парень чему-нибудь научился… - задумчиво проговорил хозяин.
- Я его тоже кое-чему учу, - между прочим бросил Ривай.
- Что ж, ладно, - улыбнулся Смит и как обычно оставил на прощанье трепетный поцелуй.
- Когда ты уже прекратишь? – С каждый разом кипятясь всё больше, ворчал Ривай. А потом остывал чуть ли не целую минуту, не двигаясь с места. Волнения в его теле становилось всё больше. А поцелуи Ирвина всё мягче.

- Где этот… - опомнившись, капрал бросился на поиски Эрена, чтобы не думать о каждодневных знаках внимания. Нашёл он юношу в спальне.

- Эй, птенец! Ты что, до сих пор дрыхнешь? – пнув сладко спящего парня, рассвирепел Ривай. Тот подавился воздухом и мгновенно распахнул глаза. Потом вскочил с кровати и встал по стойке смирно.

- Ты с шести утра должен висеть на дереве! А ты до сих пор спишь?! – обходя его вокруг, грозно шипел Ривай. – Бегом на улицу! – он пнул его ещё раз по направлению к выходу и отправился следом, прихватив себе завтрак.

В этот раз энтузиазмом был переполнен Ривай, а Эрен, казалось, уже пожалел, что затеял всё это. Парень молча бежал за своим наставником, надевая пояс и готовясь к тому, что снова придётся висеть целый день без еды и воды. Но ему пришлось не просто висеть.

Сначала испытанию подвергся его желудок: капрал, разложившись на зелёной лужайке прямо перед ним, уплетал за обе щёки свежие булочки, запивая их не менее свежим молоком. Эрен жадно сглатывал, пытаясь смотреть в другую сторону и прекратить урчание своего живота. Через час «обучения» Риваю стало скучно просто стоять и смотреть на юношу. Тяжело вздохнув, он забрался парню на шею и свесил ноги с его плеч. Эрен чуть не кувыркнулся от такой неожиданности. Висеть стало раз в пять тяжелее.

- Спину держи! – рявкнул Ривай, когда Эрен попытался хотя бы немного расслабиться. С тяжким стоном парень вновь выпрямился, напрягая все мышцы и обливаясь потом.
- Зачем Вы… - попытался спросить он.

- Висеть просто так – слишком легко. С этим даже идиот справится, - смотря в небо, ответил наставник. Как Эрен ни старался, на долго его не хватило. Чувствуя, что тот вот-вот перевернётся, Ривай в последнее мгновение взмыл вверх, а юноша прорыл носом землю.

- Через час повторим снова, - сверху крикнул Ривай и куда-то исчез. Эрен страдальчески простонал, обхватив руками несчастную голову. И ведь сам попросил…

На следующий день вместо Ривая Эрену пришлось держать в обеих руках вёдра с водой. Капрал пригрозил ему: если хоть капля выплеснется, то парню придётся выпить всю эту воду. И тогда ему придётся висеть не с вёдрами, а со своим мочевым пузырём. Эрен перестал дышать и моргать глазами.

Через пару дней, когда бедняга терпеливо вынес все испытания и муки, капрал немного смягчился. От статики они перешли к динамике.

- Полагаю, за все предыдущие дни ты отлично запомнил, как нужно держать равновесие, - поправляя свой пояс, сказал Ривай. – Сегодня перейдём к движениям.

Понурый, замученный Эрен тут же воспрял духом. И изменился в лице.
- Так точно! Я всё запомнил, капрал! – выпалил он, просветлев. Ривай нахмурился, когда услышал своё звание, но промолчал.

- Хорошо, - лениво протянул он и посмотрел наверх. – Тогда попробуй сегодня догнать меня, - проговорив, наставник мгновенно взмыл ввысь.
- Аа! Подождите, капрал! – Эрен запутался в своём поясе и поднялся лишь через минуту. Но наставника на дереве уже не обнаружил.
- Где же Вы, господин Ривай? – взбираясь всё выше при помощи тросов, с некоторым отчаянием пробормотал юноша, не находя того. Недовольное лицо обнаружилось лишь на соседнем дубе.

- Ты что там, кленовым листом подтираешься? Быстро сюда! – приказал капрал.
- Мне перебраться на другое дерево? – Эрен со страхом смерил расстояние и посмотрел вниз: он был уже очень высоко.
- Да, остолоп. Пояс тебе на что, - процедил Ривай, вновь скрываясь в листве.

- Подождите! Я сделаю это! Сделаю! – набравшись смелости, Эрен выпустил оба троса одновременно, целясь в верхние ветки. Крюки надёжно зацепились, и юноша с криком взмыл вверх. Но как только он понял, что летит, страх мгновенно испарился. Необычные ощущения лёгкости и свободы наполнили его разум и придали сил телу. Он ловко сманеврировал и не врезался в ствол, а точно приземлился куда планировал.

- Ну наконец-то хоть что-то начал показывать, - Ривай выглянул с другого конца ствола и посмотрел в его счастливое лицо. Глаза Эрена ярко горели, а губы так и изгибались в счастливой улыбке.
- Я правда могу… - шептал он, смотря на свои руки и чувствуя лёгкую дрожь в ногах.
- Эрен, - Ривай заставил его посмотреть на себя, а юноша затрепетал, когда тот назвал его по имени (такое редко случалось). – Догоняй, - слабо улыбнувшись, он вновь перелетел на следующее дерево. А потом ещё дальше.
- Да, - на лице парня тоже пробежала улыбка. Больше не боясь, он ринулся вслед за наставником, наслаждаясь незабываемыми минутами полёта.
Похвала

- У меня… у меня ведь получилось? – на последнем дереве они висели на тросах и покачивались, словно на качелях, давая отдых рукам и ногам. У Эрена, казалось, открылось второе дыхание, потому что в отличие от Ривая он вновь был полон энтузиазма.
- Да, неплохо, - скупо отметил тот, слегка раскачиваясь и подставляя лицо слабому ветру. Парень чуть погрустнел.

- Я… очень старался, - чего-то добиваясь, продолжил он. – Думал, это будет страшно. Но когда летел, то понял, что это прекрасно. И ещё прекрасней было смотреть на Вас… - смутившись, пробормотал он. – Каждое движение отточенное и чёткое. Ничего лишнего. Это совершенно…

Что-то просвистело рядом с капралом. Ривай поднял голову и увидел, что Эрен подлетел к нему очень близко. Сейчас он был похож на щенка, который выполнил все команды и ждал угощения за свои правильные поступки. Но одновременно в глазах Эрена была не только щенячья преданность. Было что-то полностью её противоположное. Такое, от чего Ривай не мог, да и не хотел отводить взгляда.

- Я… - Эрен шевельнулся. Тросы поднесли его к капралу вплотную. Когда они соприкоснулись, парень крепко обхватил того за пояс, обнимая прямо в воздухе.
- …хотел бы от Вас большей похвалы, - переступая через страх, зашептал юноша. Ривай инстинктивно уперся ладонями ему в плечи. Он мог бы с лёгкостью оттолкнуть парня, но не стал этого делать, так и вглядываясь в доверчивые зелёные глаза. Такие честные и бескорыстные…

Юноша стиснул его ещё сильнее и робко, как и в прошлый раз, прильнул к губам. Ривай не ответил на поцелуй, но и не сопротивлялся. Он лишь слабо шелохнулся, пытаясь принять верное решение. Но когда Эрен попытался вновь, тот резко отшвырнул его, отчего парень врезался в толстую ветвь. Пока юноша охал и ахал, Ривай спустился на землю.

- Пора домой, - не смотря на Эрена, проговорил капрал, подзывая лошадь. Парень молча спустился следом, потирая ушибленное место, и тоже забрался на коня. Пока они добирались до дома, он не проронил ни слова. Ривай ехал впереди, тоже не открывая рта. Но он чувствовал, как Эрен напряжён, как он шумно дышит и пытается не пустить лошадь бешеным галопом. Он чувствовал, насколько тому сейчас не хватает скорости и страсти.

Стоило им войти в дом, как молчаливый Эрен прижал капрала к ближайшей стене и зажал собой, не выпуская. На его красном лице читалась досада, мучительная решимость и непокорность.

- Эй, Эрен, - Ривай предостерегающе взглянул на него. Но парень всё же склонил голову и задышал ему в шею. Капрал на мгновение окаменел, чувствуя в себе необычное тепло, но потом быстро взял себя в руки.

- Эрен, тебе лучше послушаться, пока я не перешёл от слов к делу, - ещё раз предупредил Ривай, сдерживая в голосе и руках напряжение. Но юноша лишь сильнее зажал его между стеной и собой. А потом коротко и жадно поцеловал.

- Просто оттолкните меня… - сквозь поцелуй прошептал он. – Или ударьте. Вы ведь сильнее меня… - скользя ладонями по пояснице капрала, продолжил он. – Только боль может заставить меня остановиться…

От следующего поцелуя Ривай откинул голову назад, касаясь затылком стены. Это действительно просто. Оттолкнуть его. Сломать нос, выбить зубы, размазать кровь по лицу… Вот только почему не хочется этого делать? Ему удобно и комфортно, когда Эрен сжимает в объятьях. Ему приятно чувствовать это тепло и ощущать неловкость поцелуя. От осторожности юноши хочется не оттолкнуть, а наоборот притянуть его ещё ближе. Чтобы он был его. Принадлежал ему и никому больше. Наверняка Ирвин так же жаждет заполучить себе Ривая. Как же он хорошо держится… Может, Риваю следует поступать так же, как хозяину? Давать Эрену маленькую толику надежды и всё время держать подле себя? Или поддаться этому странному теплу и превратить его в пламя?

- Капрал… - Эрен с волнением взглянул на него. Несмотря на свой беспрерывный и буйный поток мыслей, Ривай выглядел так, будто его оглушили дубинкой по голове. Его лицо было бесстрастным, а глаза смотрели сквозь пространство. И только щёки чуть-чуть порозовели.

Видя в нём лишь равнодушие, Эрен печально опустил глаза и отошёл.
- Я всё понял, - дрогнувшим голосом произнёс он. – Простите меня…

Ривай тут же пришёл в чувство. Бездушие на его лице окрасилось яростью. Он порывисто схватил парня за ворот и рванул на себя.

- Нет, ты ничего не понял, - прошипел он, сверкая глазами. Юноша ошеломлённо застыл на месте, в то время как капрал напористо захватил его губы, не давая продохнуть. Теперь в ступор вошёл Эрен, не понимая странного поведения Ривая.

- Если ты не видишь на моём лице эмоций, то это не значит, что их нет, - произнося слова прямо ему в рот, говорил капрал. – Не все люди такие, как ты. Не все могут смеяться от любой идиотской шутки и плакать при виде маленьких голодных котят. Не все могут бросаться словами и признаниями при первом же удобном случае, - договорив, он несильно ударил Эрена под дых. Тот отстранился, закашлявшись и согнувшись.

- Так Вы… не против? – вымолвил юноша, часто дыша и приходя в себя.
- Против, - вытирая влажные губы, ответил капрал. Эрен снова был в недоумении.

- Мне нужно принять ванну. Я уже четыре дня не мылся, - мрачно озвучил неприятный факт Ривай.
- Четыре дня? – усмехнулся Эрен. – Я не мылся уже две недели. И ничего, молчу, - с упрёком сказал он.
- Что? – Ривай вытаращил глаза. – Две недели?
- А что такого? Мне, как простому смертному, не позволительна такая роскошь. Это Вы шикуете. Не понимаю, почему господин Смит разрешает Вам это делать… Скоро дров в камин не положишь – все на ванны уйдут…
- Чёрт, - Ривай скривился и отвернулся от Эрена. Потом скрестил руки на груди. – Я жду.
- Хорошо, сейчас сделаю… - понуро ответил юноша и поплёлся исполнять приказ.

Повод для радости

- Что ты сегодня добавил? – принюхиваясь к воде, спросил Ривай.
- Сандал, мускат и корицу…
- Как-то слишком сладко, - сморщил нос капрал. Однако как обычно, не успел Эрен и глазом моргнуть, как тот уже сидел в ванной.
- За эти ванны я даже готов быть собачкой Ирвина… - пробормотал он, вдыхая сладкий запах.

- Приятно провести время, - пробурчал Эрен, развернувшись к выходу.
- Стоять.

Парень даже покачнулся – настолько резко он замер. Затем скосил глаза.
- Сюда, - Ривай указал на ванну.
- А? – Эрен захлопал глазами.

- Ты же сказал, что ванна для тебя – непозволительная роскошь. Зачем попусту тратить воду? – безмятежно протянул Ривай. Глаза Эрена тут же загорелись, губы сами собой растянулись в улыбке. Он шустро разделся и осторожно забрался в ванну, тем не менее расплескав воду на пол.

Ривай прижался к противоположной стороне, кривя рот от попадающих на голову брызг.
- Поаккуратней! Воды и так мало, - смотря на лужи на полу, прошипел он. Юноша тут же замер, прижавшись к другому бортику.
- Да… – он продолжил сдерживать улыбку. Ривая его довольная мордашка раздражала. Не выдержав, он схватил его голову и начал топить.

- Мбм! – из воды пошли пузыри, а руки забили по бортикам. Продержав несколько секунд, капрал вытащил его за волосы.

- За что?! – закричал парень, отплевываясь и убирая мокрые волосы с глаз.
- Ты выглядишь слишком довольным, - процедил Ривай.
- И за это нужно наказывать? – надул губы Эрен. – Почему бы Вам не порадоваться вместе со мной? Сами же позвали…

- Тоже мне, повод для радости, - усмехнулся капрал, поворачиваясь к юноше спиной. – Разомни плечи, - приказал он. Парень сначала удивился, потом робко прикоснулся. Ривай закрыл глаза и положил подбородок на бортик. Аромат, горячая вода и массаж расслабили и разморили его донельзя.

- Сильнее нажимай… - пробормотал он сонным голосом.
- А если будет больно? – обеспокоился Эрен.
- Мне и будет больно? – удивился Ривай.
- Столько шрамов на спине… - грустно заметил юноша, проводя пальцами по коже. А потом склонился и поцеловал капрала в плечо. Ривай открыл глаза, но не шелохнулся. Запахи вокруг него стали ещё насыщеннее. И ещё слаще.

- Вы так ничего не рассказали мне о своей службе, - чтобы отвлечь его, произнёс парнишка.
- Я не хочу об этом говорить, - Ривай поднялся на ноги, а затем кинул Эрену мочалку и два куска мыла. Тот едва успел поймать одно.

- Работай, - скупо бросил капрал, вновь подставляя ему свою спину. Парень со вздохом принялся намыливать мочалку. После получаса оттираний, пены в ванной стало больше, чем воды. И Ривай и Эрен буквально утопали в ней, а капралу всё было мало.

- Лучше перемыть, чем не домыть, - заметил чистюля, выливая на себя последнее ведро воды и выходя из ванной. Ступая на прохладный пол, он выпрямился и с наслаждением ещё раз вдохнул терпкий аромат этого места. Самый приятный во всём доме. Эрен тоже выполз из воды и подбежал к Риваю, накрывая его плечи огромным полотенцем.

- Теперь капрал стал как большое мыло, - внюхиваясь в его кожу, хихикнул парень. За что и получил очередную оплеуху.
- Вытирай, - натянуто произнёс тот, не поворачивая головы. Откашлявшись, Эрен начал мягко обтирать его тело. Ривай прикрыл глаза. Ему нравились эти неторопливые движения и касания ткани. После ванной они особенно приятны и успокаивающи. А ещё наполнены заботой. Этот парень, он…

Через минуту прикосновения прекратились, хотя Эрен не совсем закончил своё дело. Ривай так и стоял с закрытыми глазами в ожидании одежды. Но его слуга не торопился.
- Эй, ты хочешь, чтобы я так и стоял, как не наряженная ёлка? – недовольно спросил хозяин. И резко распахнул глаза от того, что горячие руки обвили его тело, а сам юноша прижался к спине и опустил голову на плечо.

- Что ты делаешь? – в замешательстве спросил Ривай, скосив на него глаза. Эрен только крепче стиснул его в объятьях и заскользил ладонями по груди и животу.

- Хочу ощутить капрала, - тихо пробормотал он, сквозь улыбку. – Побыть так близко с ним, как сейчас… Почувствовать, как его кожа касается моей, вдохнуть его запах, пропитанный мылом и ароматом ванны… Услышать, как бьётся его сердце. Быстрее, или медленнее моего? А может, так же?

- Эрен… - Ривай попытался расцепить его руки. В голосе звучало некое осуждение. Так взрослый вздыхает над глупой идеей ребёнка.

- Нет, пожалуйста… - Эрен сжал его ещё сильнее. - Просто постойте так немного. Я ведь не прошу о большем… - уткнувшись носом в его плечо, прошептал он. Через секунду Ривай почувствовал горячие капли на своей коже.

- Ты что? – он развернулся в его объятьях и, обхватив голову юноши двумя ладонями, заглянул в покрасневшие глаза. Эрен виновато отводил их в сторону и часто моргал, пытаясь скрыть слёзы.

- Глупый ребёнок. Нашёл из-за чего плакать, - покачал головой Ривай, а потом приподнялся на носочки и смахнул языком влажные дорожки. Юноша распахнул глаза и начал улыбаться.

- Дурак, - ещё раз хмуро бросил Ривай, так и обхватывая его лицо ладонями.
- Я знаю, - Эрен теперь в открытую улыбался и не скрывал своих слёз.
- И я тоже дурак. Только старый, - еле слышно добавил капрал и, обхватив парня за шею и склонив его голову вниз, поцеловал.

0

14

Первые трудности

- И долго ты так висишь? – с отсутствующим выражением спросил Ривай, когда на следующий день застал Эрена, висящего вверх ногами на дереве. Тот дёргался, словно муха в паутине, но не отцепиться, не перевернуться не мог.

- Д-добрый день… - кое-как выдавил он, шевельнув потяжелевшим языком. – Хотел подготовиться до Вашего прихода…

- Болван, - Ривай легонько пнул его ногой, и паренёк закачался, словно на качелях. – На одних тросах можно лишь подняться. Но никак не маневрировать. Для этого нужно кое-что ещё.

Подобрав камни с земли, он швырнул в наконечники тросов. Те отцепились от ветки дерева, и Эрен со стоном повалился на траву. Его лицо было почти такого же зелёного цвета, а голова жутко кружилась.
- Что нужно? Я всё найду… - он кое-как поднялся на ноги, но покачнулся. Ривай придержал его за плечо.

- Такого ты здесь не найдёшь, хотя… - он посмотрел на ноги юноши, потом соизмерил ширину плеч. – Крепкие кожаные ремни могли бы подойти. Или лучше лошадиные поводья, - сделал заключение капрал. Эрен, отцепив пояс, тут же умчался в конюшню. А вернулся с целой связкой ремней.

- А где Вы сами этому научились? – с интересом спросил юноша, когда Ривай по-особому заковывал его ноги и корпус кожаными путами.
- Я раньше служил в одном отряде, где использовали подобную технику, - глухо ответил он. – Ногу подними.
- Так Вы военный? Как капитан Смит? А в каком звании? – быстро начал задавать вопросы Эрен.

- Капрала. Слишком много пустой болтовни, - закончив с ним, Ривай нацепил оставшиеся ремни на себя и закрепил пояс. Потом схватил тросы Эрена и взмыл с ними на дерево, надёжно прикрепляя к толстой ветви. Спустившись, он что-то сделал с поясом, и парень поднялся на полметра. Его горизонтальное положение зафиксировалось – ни выше, ни ниже он сдвинуться не мог. И болтался в разные стороны как листок на ветру.

- Для начала повиси часов пятнадцать и почувствуй опору в воздухе. Тогда и продолжим, - спокойно произнёс капрал и забрался на дерево. Потом перелетел на другое, на третье…
- До самой ночи?? – испуганно смотря ему вслед, прокричал Эрен.

Вдоволь налетавшись и накувыркавшись в воздухе, Ривай окольным путём к ужину добрался домой. Он был голоден, как никогда, а настроение не испортил даже Ирвин за столом.

- Какого чёрта ты здесь? Разве ты не должен заключать очередную сделку? – садясь за стол и тут же принимаясь за еду, спросил Ривай.
- Сегодня вечером состоится банкет. Там и поработаю. Не хочешь пойти? – предложил торговец.
- Терпеть не могу смотреть в довольные жирные хари, - поморщился Ривай. – Надуй их как следует, Ирвин. Может, тогда ты вырастешь в моих глазах, - ухмыльнулся он.

- А у тебя сегодня хорошее настроение, - мужчина скользнул взглядом по его груди, перетянутой ремнём. – Продолжаешь вспоминать о прошлом?
- Просто сопляк попросил научить его, - угрюмо ответил парень. А потом вспомнил про Эрена.
- Только не убей его, пожалуйста. Этот парень дорогого стоит, - поднимаясь из-за стола, произнёс Ирвин.

- А почему ты держишь его при себе? По мне, так он болван.
- Как-нибудь расскажу, - надевая смокинг, ответил Смит. Потом приблизился к Риваю и на мгновение сжал его плечи. Сердце парня чуть сбило темп, но он и вида не подал.
- Удачно повеселиться, - буркнул капрал, смотря перед собой.
- Я приду поздно. Ты уже будешь спать. Так что, доброй ночи, - Ирвин склонился, и Ривай почувствовал на своей макушке тёплое и мягкое прикосновение. Такое же, как вчера.

- Зачем ты так делаешь? – недовольно воскликнул он, когда Ирвин уже ушёл. Вновь чувствуя некоторый жар на лице, Ривай поднялся из-за стола и быстрым шагом вышел из дома. На улице уже стемнело, а на небе появилась неяркая луна. Остудив себя, он неторопливо направился к дереву, которое находилось в полукилометре от поместья, и на котором висел Эрен.

Бедного юношу Ривай застал на грани сознания. Тот согнулся пополам и висел, как мешок. Наставник был отчасти удивлен, что парень не бросил всё и не сдался.

- Эй, только семь часов прошло. Тебе ещё восемь висеть, - толкнув его в грудь, Ривай прислонился к мощному стволу дерева.

- Я… я справлюсь… - умирающим голосом пролепетал парень, раскачиваясь, как маятник. Капрал разочарованно выдохнул и, вспорхнув вверх, освободил его. В который раз юноша обнимался с землёй.

- Завтра продолжим, - сухо отметил Ривай и отправился обратно домой, слыша, как Эрен ползёт за его спиной.

Занятие по душе

- Что? Ты забираешь Эрена с собой? – с некоторым недовольством спросил Ривай, когда Ирвин на следующий день сообщил, что отправляется по делам вместе с помощником.

- Да, сегодня один я не справлюсь. Вчера ночь была длинной… - рассеянно ответил тот, собираясь на очередную встречу. После банкета Ирвин был не в лучшей форме.

- А ты не можешь взять кого-нибудь другого? Какая разница, кто за тобой шляпу с перчатками носит, - сердито произнёс Ривай. Только он нашёл себе занятие по душе - и тут его буквально из-под носа уводят.

- А что, у тебя на него были какие-то планы? – вскинул брови Ирвин.
- Да так… - Ривай прокрутил в голове все изощрённые методы обучения, которые принесли бы максимум измождения Эрену. Капрал старательно придумывал их ночью.

- В принципе, я могу найти ему замену. Просто хотел, чтобы парень чему-нибудь научился… - задумчиво проговорил хозяин.
- Я его тоже кое-чему учу, - между прочим бросил Ривай.
- Что ж, ладно, - улыбнулся Смит и как обычно оставил на прощанье трепетный поцелуй.
- Когда ты уже прекратишь? – С каждый разом кипятясь всё больше, ворчал Ривай. А потом остывал чуть ли не целую минуту, не двигаясь с места. Волнения в его теле становилось всё больше. А поцелуи Ирвина всё мягче.

- Где этот… - опомнившись, капрал бросился на поиски Эрена, чтобы не думать о каждодневных знаках внимания. Нашёл он юношу в спальне.

- Эй, птенец! Ты что, до сих пор дрыхнешь? – пнув сладко спящего парня, рассвирепел Ривай. Тот подавился воздухом и мгновенно распахнул глаза. Потом вскочил с кровати и встал по стойке смирно.

- Ты с шести утра должен висеть на дереве! А ты до сих пор спишь?! – обходя его вокруг, грозно шипел Ривай. – Бегом на улицу! – он пнул его ещё раз по направлению к выходу и отправился следом, прихватив себе завтрак.

В этот раз энтузиазмом был переполнен Ривай, а Эрен, казалось, уже пожалел, что затеял всё это. Парень молча бежал за своим наставником, надевая пояс и готовясь к тому, что снова придётся висеть целый день без еды и воды. Но ему пришлось не просто висеть.

Сначала испытанию подвергся его желудок: капрал, разложившись на зелёной лужайке прямо перед ним, уплетал за обе щёки свежие булочки, запивая их не менее свежим молоком. Эрен жадно сглатывал, пытаясь смотреть в другую сторону и прекратить урчание своего живота. Через час «обучения» Риваю стало скучно просто стоять и смотреть на юношу. Тяжело вздохнув, он забрался парню на шею и свесил ноги с его плеч. Эрен чуть не кувыркнулся от такой неожиданности. Висеть стало раз в пять тяжелее.

- Спину держи! – рявкнул Ривай, когда Эрен попытался хотя бы немного расслабиться. С тяжким стоном парень вновь выпрямился, напрягая все мышцы и обливаясь потом.
- Зачем Вы… - попытался спросить он.

- Висеть просто так – слишком легко. С этим даже идиот справится, - смотря в небо, ответил наставник. Как Эрен ни старался, на долго его не хватило. Чувствуя, что тот вот-вот перевернётся, Ривай в последнее мгновение взмыл вверх, а юноша прорыл носом землю.

- Через час повторим снова, - сверху крикнул Ривай и куда-то исчез. Эрен страдальчески простонал, обхватив руками несчастную голову. И ведь сам попросил…

На следующий день вместо Ривая Эрену пришлось держать в обеих руках вёдра с водой. Капрал пригрозил ему: если хоть капля выплеснется, то парню придётся выпить всю эту воду. И тогда ему придётся висеть не с вёдрами, а со своим мочевым пузырём. Эрен перестал дышать и моргать глазами.

Через пару дней, когда бедняга терпеливо вынес все испытания и муки, капрал немного смягчился. От статики они перешли к динамике.

- Полагаю, за все предыдущие дни ты отлично запомнил, как нужно держать равновесие, - поправляя свой пояс, сказал Ривай. – Сегодня перейдём к движениям.

Понурый, замученный Эрен тут же воспрял духом. И изменился в лице.
- Так точно! Я всё запомнил, капрал! – выпалил он, просветлев. Ривай нахмурился, когда услышал своё звание, но промолчал.

- Хорошо, - лениво протянул он и посмотрел наверх. – Тогда попробуй сегодня догнать меня, - проговорив, наставник мгновенно взмыл ввысь.
- Аа! Подождите, капрал! – Эрен запутался в своём поясе и поднялся лишь через минуту. Но наставника на дереве уже не обнаружил.
- Где же Вы, господин Ривай? – взбираясь всё выше при помощи тросов, с некоторым отчаянием пробормотал юноша, не находя того. Недовольное лицо обнаружилось лишь на соседнем дубе.

- Ты что там, кленовым листом подтираешься? Быстро сюда! – приказал капрал.
- Мне перебраться на другое дерево? – Эрен со страхом смерил расстояние и посмотрел вниз: он был уже очень высоко.
- Да, остолоп. Пояс тебе на что, - процедил Ривай, вновь скрываясь в листве.

- Подождите! Я сделаю это! Сделаю! – набравшись смелости, Эрен выпустил оба троса одновременно, целясь в верхние ветки. Крюки надёжно зацепились, и юноша с криком взмыл вверх. Но как только он понял, что летит, страх мгновенно испарился. Необычные ощущения лёгкости и свободы наполнили его разум и придали сил телу. Он ловко сманеврировал и не врезался в ствол, а точно приземлился куда планировал.

- Ну наконец-то хоть что-то начал показывать, - Ривай выглянул с другого конца ствола и посмотрел в его счастливое лицо. Глаза Эрена ярко горели, а губы так и изгибались в счастливой улыбке.
- Я правда могу… - шептал он, смотря на свои руки и чувствуя лёгкую дрожь в ногах.
- Эрен, - Ривай заставил его посмотреть на себя, а юноша затрепетал, когда тот назвал его по имени (такое редко случалось). – Догоняй, - слабо улыбнувшись, он вновь перелетел на следующее дерево. А потом ещё дальше.
- Да, - на лице парня тоже пробежала улыбка. Больше не боясь, он ринулся вслед за наставником, наслаждаясь незабываемыми минутами полёта.
Похвала

- У меня… у меня ведь получилось? – на последнем дереве они висели на тросах и покачивались, словно на качелях, давая отдых рукам и ногам. У Эрена, казалось, открылось второе дыхание, потому что в отличие от Ривая он вновь был полон энтузиазма.
- Да, неплохо, - скупо отметил тот, слегка раскачиваясь и подставляя лицо слабому ветру. Парень чуть погрустнел.

- Я… очень старался, - чего-то добиваясь, продолжил он. – Думал, это будет страшно. Но когда летел, то понял, что это прекрасно. И ещё прекрасней было смотреть на Вас… - смутившись, пробормотал он. – Каждое движение отточенное и чёткое. Ничего лишнего. Это совершенно…

Что-то просвистело рядом с капралом. Ривай поднял голову и увидел, что Эрен подлетел к нему очень близко. Сейчас он был похож на щенка, который выполнил все команды и ждал угощения за свои правильные поступки. Но одновременно в глазах Эрена была не только щенячья преданность. Было что-то полностью её противоположное. Такое, от чего Ривай не мог, да и не хотел отводить взгляда.

- Я… - Эрен шевельнулся. Тросы поднесли его к капралу вплотную. Когда они соприкоснулись, парень крепко обхватил того за пояс, обнимая прямо в воздухе.
- …хотел бы от Вас большей похвалы, - переступая через страх, зашептал юноша. Ривай инстинктивно уперся ладонями ему в плечи. Он мог бы с лёгкостью оттолкнуть парня, но не стал этого делать, так и вглядываясь в доверчивые зелёные глаза. Такие честные и бескорыстные…

Юноша стиснул его ещё сильнее и робко, как и в прошлый раз, прильнул к губам. Ривай не ответил на поцелуй, но и не сопротивлялся. Он лишь слабо шелохнулся, пытаясь принять верное решение. Но когда Эрен попытался вновь, тот резко отшвырнул его, отчего парень врезался в толстую ветвь. Пока юноша охал и ахал, Ривай спустился на землю.

- Пора домой, - не смотря на Эрена, проговорил капрал, подзывая лошадь. Парень молча спустился следом, потирая ушибленное место, и тоже забрался на коня. Пока они добирались до дома, он не проронил ни слова. Ривай ехал впереди, тоже не открывая рта. Но он чувствовал, как Эрен напряжён, как он шумно дышит и пытается не пустить лошадь бешеным галопом. Он чувствовал, насколько тому сейчас не хватает скорости и страсти.

Стоило им войти в дом, как молчаливый Эрен прижал капрала к ближайшей стене и зажал собой, не выпуская. На его красном лице читалась досада, мучительная решимость и непокорность.

- Эй, Эрен, - Ривай предостерегающе взглянул на него. Но парень всё же склонил голову и задышал ему в шею. Капрал на мгновение окаменел, чувствуя в себе необычное тепло, но потом быстро взял себя в руки.

- Эрен, тебе лучше послушаться, пока я не перешёл от слов к делу, - ещё раз предупредил Ривай, сдерживая в голосе и руках напряжение. Но юноша лишь сильнее зажал его между стеной и собой. А потом коротко и жадно поцеловал.

- Просто оттолкните меня… - сквозь поцелуй прошептал он. – Или ударьте. Вы ведь сильнее меня… - скользя ладонями по пояснице капрала, продолжил он. – Только боль может заставить меня остановиться…

От следующего поцелуя Ривай откинул голову назад, касаясь затылком стены. Это действительно просто. Оттолкнуть его. Сломать нос, выбить зубы, размазать кровь по лицу… Вот только почему не хочется этого делать? Ему удобно и комфортно, когда Эрен сжимает в объятьях. Ему приятно чувствовать это тепло и ощущать неловкость поцелуя. От осторожности юноши хочется не оттолкнуть, а наоборот притянуть его ещё ближе. Чтобы он был его. Принадлежал ему и никому больше. Наверняка Ирвин так же жаждет заполучить себе Ривая. Как же он хорошо держится… Может, Риваю следует поступать так же, как хозяину? Давать Эрену маленькую толику надежды и всё время держать подле себя? Или поддаться этому странному теплу и превратить его в пламя?

- Капрал… - Эрен с волнением взглянул на него. Несмотря на свой беспрерывный и буйный поток мыслей, Ривай выглядел так, будто его оглушили дубинкой по голове. Его лицо было бесстрастным, а глаза смотрели сквозь пространство. И только щёки чуть-чуть порозовели.

Видя в нём лишь равнодушие, Эрен печально опустил глаза и отошёл.
- Я всё понял, - дрогнувшим голосом произнёс он. – Простите меня…

Ривай тут же пришёл в чувство. Бездушие на его лице окрасилось яростью. Он порывисто схватил парня за ворот и рванул на себя.

- Нет, ты ничего не понял, - прошипел он, сверкая глазами. Юноша ошеломлённо застыл на месте, в то время как капрал напористо захватил его губы, не давая продохнуть. Теперь в ступор вошёл Эрен, не понимая странного поведения Ривая.

- Если ты не видишь на моём лице эмоций, то это не значит, что их нет, - произнося слова прямо ему в рот, говорил капрал. – Не все люди такие, как ты. Не все могут смеяться от любой идиотской шутки и плакать при виде маленьких голодных котят. Не все могут бросаться словами и признаниями при первом же удобном случае, - договорив, он несильно ударил Эрена под дых. Тот отстранился, закашлявшись и согнувшись.

- Так Вы… не против? – вымолвил юноша, часто дыша и приходя в себя.
- Против, - вытирая влажные губы, ответил капрал. Эрен снова был в недоумении.

- Мне нужно принять ванну. Я уже четыре дня не мылся, - мрачно озвучил неприятный факт Ривай.
- Четыре дня? – усмехнулся Эрен. – Я не мылся уже две недели. И ничего, молчу, - с упрёком сказал он.
- Что? – Ривай вытаращил глаза. – Две недели?
- А что такого? Мне, как простому смертному, не позволительна такая роскошь. Это Вы шикуете. Не понимаю, почему господин Смит разрешает Вам это делать… Скоро дров в камин не положишь – все на ванны уйдут…
- Чёрт, - Ривай скривился и отвернулся от Эрена. Потом скрестил руки на груди. – Я жду.
- Хорошо, сейчас сделаю… - понуро ответил юноша и поплёлся исполнять приказ.

Повод для радости

- Что ты сегодня добавил? – принюхиваясь к воде, спросил Ривай.
- Сандал, мускат и корицу…
- Как-то слишком сладко, - сморщил нос капрал. Однако как обычно, не успел Эрен и глазом моргнуть, как тот уже сидел в ванной.
- За эти ванны я даже готов быть собачкой Ирвина… - пробормотал он, вдыхая сладкий запах.

- Приятно провести время, - пробурчал Эрен, развернувшись к выходу.
- Стоять.

Парень даже покачнулся – настолько резко он замер. Затем скосил глаза.
- Сюда, - Ривай указал на ванну.
- А? – Эрен захлопал глазами.

- Ты же сказал, что ванна для тебя – непозволительная роскошь. Зачем попусту тратить воду? – безмятежно протянул Ривай. Глаза Эрена тут же загорелись, губы сами собой растянулись в улыбке. Он шустро разделся и осторожно забрался в ванну, тем не менее расплескав воду на пол.

Ривай прижался к противоположной стороне, кривя рот от попадающих на голову брызг.
- Поаккуратней! Воды и так мало, - смотря на лужи на полу, прошипел он. Юноша тут же замер, прижавшись к другому бортику.
- Да… – он продолжил сдерживать улыбку. Ривая его довольная мордашка раздражала. Не выдержав, он схватил его голову и начал топить.

- Мбм! – из воды пошли пузыри, а руки забили по бортикам. Продержав несколько секунд, капрал вытащил его за волосы.

- За что?! – закричал парень, отплевываясь и убирая мокрые волосы с глаз.
- Ты выглядишь слишком довольным, - процедил Ривай.
- И за это нужно наказывать? – надул губы Эрен. – Почему бы Вам не порадоваться вместе со мной? Сами же позвали…

- Тоже мне, повод для радости, - усмехнулся капрал, поворачиваясь к юноше спиной. – Разомни плечи, - приказал он. Парень сначала удивился, потом робко прикоснулся. Ривай закрыл глаза и положил подбородок на бортик. Аромат, горячая вода и массаж расслабили и разморили его донельзя.

- Сильнее нажимай… - пробормотал он сонным голосом.
- А если будет больно? – обеспокоился Эрен.
- Мне и будет больно? – удивился Ривай.
- Столько шрамов на спине… - грустно заметил юноша, проводя пальцами по коже. А потом склонился и поцеловал капрала в плечо. Ривай открыл глаза, но не шелохнулся. Запахи вокруг него стали ещё насыщеннее. И ещё слаще.

- Вы так ничего не рассказали мне о своей службе, - чтобы отвлечь его, произнёс парнишка.
- Я не хочу об этом говорить, - Ривай поднялся на ноги, а затем кинул Эрену мочалку и два куска мыла. Тот едва успел поймать одно.

- Работай, - скупо бросил капрал, вновь подставляя ему свою спину. Парень со вздохом принялся намыливать мочалку. После получаса оттираний, пены в ванной стало больше, чем воды. И Ривай и Эрен буквально утопали в ней, а капралу всё было мало.

- Лучше перемыть, чем не домыть, - заметил чистюля, выливая на себя последнее ведро воды и выходя из ванной. Ступая на прохладный пол, он выпрямился и с наслаждением ещё раз вдохнул терпкий аромат этого места. Самый приятный во всём доме. Эрен тоже выполз из воды и подбежал к Риваю, накрывая его плечи огромным полотенцем.

- Теперь капрал стал как большое мыло, - внюхиваясь в его кожу, хихикнул парень. За что и получил очередную оплеуху.
- Вытирай, - натянуто произнёс тот, не поворачивая головы. Откашлявшись, Эрен начал мягко обтирать его тело. Ривай прикрыл глаза. Ему нравились эти неторопливые движения и касания ткани. После ванной они особенно приятны и успокаивающи. А ещё наполнены заботой. Этот парень, он…

Через минуту прикосновения прекратились, хотя Эрен не совсем закончил своё дело. Ривай так и стоял с закрытыми глазами в ожидании одежды. Но его слуга не торопился.
- Эй, ты хочешь, чтобы я так и стоял, как не наряженная ёлка? – недовольно спросил хозяин. И резко распахнул глаза от того, что горячие руки обвили его тело, а сам юноша прижался к спине и опустил голову на плечо.

- Что ты делаешь? – в замешательстве спросил Ривай, скосив на него глаза. Эрен только крепче стиснул его в объятьях и заскользил ладонями по груди и животу.

- Хочу ощутить капрала, - тихо пробормотал он, сквозь улыбку. – Побыть так близко с ним, как сейчас… Почувствовать, как его кожа касается моей, вдохнуть его запах, пропитанный мылом и ароматом ванны… Услышать, как бьётся его сердце. Быстрее, или медленнее моего? А может, так же?

- Эрен… - Ривай попытался расцепить его руки. В голосе звучало некое осуждение. Так взрослый вздыхает над глупой идеей ребёнка.

- Нет, пожалуйста… - Эрен сжал его ещё сильнее. - Просто постойте так немного. Я ведь не прошу о большем… - уткнувшись носом в его плечо, прошептал он. Через секунду Ривай почувствовал горячие капли на своей коже.

- Ты что? – он развернулся в его объятьях и, обхватив голову юноши двумя ладонями, заглянул в покрасневшие глаза. Эрен виновато отводил их в сторону и часто моргал, пытаясь скрыть слёзы.

- Глупый ребёнок. Нашёл из-за чего плакать, - покачал головой Ривай, а потом приподнялся на носочки и смахнул языком влажные дорожки. Юноша распахнул глаза и начал улыбаться.

- Дурак, - ещё раз хмуро бросил Ривай, так и обхватывая его лицо ладонями.
- Я знаю, - Эрен теперь в открытую улыбался и не скрывал своих слёз.
- И я тоже дурак. Только старый, - еле слышно добавил капрал и, обхватив парня за шею и склонив его голову вниз, поцеловал.

Не просто так

- Капрал… - когда они добрались до спальни, Эрен осторожно, но настойчиво прижал Ривая к постели. Тот со свойственным равнодушием наблюдал за тем, как юноша забирается на него сверху. Господин совершенно не сопротивлялся, позволяя Эрену то, о чём тот даже не догадывался.
Ривай едва ощутимо дрогнул и прикрыл глаза, чувствуя горячие, жадные и неловкие прикосновения. Сначала ими были объяты шея и плечи. Потом они спустились и заскользили по груди, становясь влажными.

- Кожа капрала так вкусно пахнет. Такая мягкая после ванной. И сладкая… - мягко облизывая его соски, прошептал Эрен. Ривай прерывисто выдохнул, как бы усмехаясь. Парень, боясь, что любовнику может надоесть однообразное действие, спустился ещё ниже, проводя щекой по животу. А потом застыл, отстранившись. Капрал открыл глаза и мрачно посмотрел на Эрена, который был озадачен и смущён.

- Что? Дальше тебе не хочется касаться? – насмешливо спросил он. Юноша поджал губы, вспыхнул и помотал головой из стороны в сторону. Потом нерешительно сжал колени партнёра и развёл его ноги. Ривай чуть прогнул спину, когда его плоть осторожно обхватили нежные губы. Но Эрен тут же отстранился и с интересом посмотрел на его состояние. Любовник метнул на парня разгневанный взгляд и сжал его голову бёдрами. А ладонью надавил на затылок. Вытащив язык, юноша начал уверенно скользить им по его члену.

От его движений сознание Ривая постепенно уплывало, будто перемещалось в другое место. Он был один и медленно утопал в густом удовольствии. Хоть какой-то толк есть от этого болвана. Волны жара с каждым прикосновением становились всё ярче и захватывали всё больше частей его тела. Ноги едва цепенели, а ладони постепенно становились влажными, как и всё тело. Не так уж и плохо. Совсем неплохо…

Капрал так бы и продолжил тонуть до конца, но кое-что заставило выплыть его на поверхность и вернуться в реальность. Эрен, проводя руками по его неспокойным бёдрам, сделал неоднозначное движение пальцами, пытался скользнуть внутрь.

Ривай мгновенно сжался, распахнул глаза и оторвал спину от кровати. А голову Эрена стиснул ногами до такой степени, что у того посыпались искры из глаз. Не успел парень и слова проронить, как уже лежал на спине, а любовник восседал сверху.

- Я сделал что-то не так? – испуганно зашевелил влажными губами Эрен.
- Да, не так, - проронил Ривай, склоняясь над ним и оставляя на шее юноши красный след от зубов. Эрен мелко задрожал и тихо заскулил. Капрал довольно облизнул губы, смотря на его дёргающееся тело. Затем резко провёл языком вдоль всего корпуса, от груди до паха, а потом задумчиво выпрямился, будто осмысливая что-то.

- Действительно интересный вкус получился после ванны. Но слишком сладкий. Надо его разбавить.
Он неожиданно опустился и куснул парня чуть выше груди. На этот раз Эрен застонал и задергал ногами. Ривай облизнул окрасившиеся в алый цвет губы и собрал остатки крови на его теле языком.

- Больно? – чувствуя, как подрагивает Эрен, спросил он, касаясь тёплым дыханием его ключиц.
- Немного, но… когда проводите языком, становится хорошо… - шёпотом ответил покрасневший юноша.

- Хм… Какой странный, - капрал опустил глаза вниз и провёл указательным пальцем по его влажному члену. Эрен зажмурился, вновь сильно вздрогнув. Его щёки стыдливо запылали, одновременно говоря о приливе возбуждения.
- Мылся, а опять грязный, как свинья, - смотря на свои повлажневшие пальцы, поморщился Ривай.
- Простите… - парень виновато отвёл глаза в сторону. – Вы не могли бы…

- Ты захватил из ванной масла? – поднимая с пола полотенце и вытирая им руку, спросил капрал.
- Д-да… Они там… – Эрен указал на столик в углу комнаты. Ривай живо принёс их и разместился между ног затихшего парня. Сначала он посмотрел на свою руку, потом на пузырёк с маслом, потом на удивлённого Эрена, который хлопал глазами, смотря на него снизу вверх. Потом скривил губы. Затем, открыв пузырёк, опрокинул его. Вязкая прохладная жидкость заструилась между ног Эрена. Почувствовав её, парень замер и перестал моргать глазами. Ривай тоже. Они уставились друг на друга не дыша.

- Что? Ты против? – первым нарушил тишину капрал, через силу шевеля губами. Он вылил всё масло, и теперь под Эреном была лужица.
- Нет, просто я думал…
- Тебе надо меньше думать, - Ривай отбросил пустой пузырёк. - Расслабься, - вцепляясь в согнутые ноги парня, добавил он.

- Да… - юноша покорно закрыл глаза, а потом широко распахнул их, почувствовав толчок. Капрал тяжело выдохнул, покрываясь жаром и чувствуя, как внутри всё расшевелилось, запульсировало и ожило. Эрен крупно дрожал, цепляясь за подушку.

- Больно… - прошептал он, непроизвольно напрягаясь и пытаясь избавиться от вторжения.
- Ты ещё не знаешь, как на самом деле больно, - вспоминая свой первый раз снизу, усмехнулся Ривай. Потом довольно резко двинулся, чувствуя нетерпение. Эрен мученически застонал, сжавшись настолько, что любовник побледнел.

- Эй… расслабь мышцы… Ты хочешь мне всё раздавить? – прохрипел он, сам намертво вцепившись в бёдра юноши и напрягая того ещё больше.
- Не… не могу, - прошептал Эрен, боясь даже шевельнуться. Внутри него всё горело и пылало, пальцы партнёра будто иглы вонзились в кожу, что-то удушающее подступало к горлу.

- Дурак. Я на тебя целый пузырёк масла вылил! Как это ты не можешь? – разозлился Ривай, чувствуя дурноту.
- Простите!! – Эрен закрыл ладонями лицо и практически зарыдал. От боли у бедняги даже посинели губы.

- Чёрт… - видя, что так ничего не выйдёт, капрал отстранился и медленно вышел из него, с облегчением делая глубокий вдох. Только после этого Эрен немного успокоился и пришёл в себя. Мрачно смотря на него, Ривай поднялся на колени.

- Нет! Только не уходите! – юноша испуганно вцепился в его руку. – Я постараюсь! Давайте попробуем ещё раз…
- Я никуда не ухожу, дурень, - Ривай взял ещё один флакон и вылил масло себе на ладонь. Заводя эту руку за спину, он одновременно перебросил ногу через корпус парня и оперся другой рукой ему в грудь. Через пару мгновений Эрен перестал дышать, когда тот начал опускаться, принимая внутрь.

- Это… как хорошо… - закатывая глаза, пролепетал парень, содрогаясь от прилива наслаждения. После боли он был гораздо ощутимее.
- Да ну. А кто тут только что заливался слезами? Слабак, - презрительно бросил Ривай, расслабляясь и принимая удобное положение. Его тело тоже дрожало, но в отличие от Эрена он уже знал, что нужно делать.

Юноша устыдился его колких слов, но не надолго. Даже применяя усилие, он не мог оторвать взгляд от немного растрёпанного капрала, один вид которого поднимал всё в нём. Тот упорно смотрел куда-то в сторону, пытаясь согнать краску со своего лица.

- Чего уставился? – не выдержав, всё же процедил Ривай в адрес Эрена. Тот вздрогнул и закрыл одной ладонью глаза, а другую положил на его бедро.

- Между прочим мне тоже больно. Но я не стону и не плачу, как ребёнок, - выровняв дыхание, произнёс капрал и двинул бёдрами. Эрен прикусил язык, чтобы вновь не простонать от удовольствия. Ривай оторвал его ладонь от лица и накрыл ею свой пах. Пунцовый Эрен выглядел так, будто готов был разорваться от счастья.

- Чёрт. Делай что-нибудь, а не лежи бревном, - вновь злясь на его счастливый вид, прошипел Ривай.
- Ах… я… - боясь шевельнуться, Эрен заметался глазами по комнате. Вообще у него была мысль, но он не решался её осуществить.

- Ты во всём бесполезен? – грозно смотря на него сверху вниз, спросил властный любовник. Эрен, ответив на его взгляд, сдвинул брови.
- Хорошо. Если Вы так хотите… - он оторвался от кровати и обхватил одной рукой капрала за пояс, а другой придержал бедро. И перевернул того на спину.
- Эй, я должен был остаться сверху, - не меняясь в лице, произнёс Ривай. Юноша выпрямился, подхватив его ноги под колено.

- Не волнуйтесь. Так Вам будет удобнее, - теперь сверху вниз смотрел Эрен, довольно кривя губы в каверзной улыбке.

Подлец

Открыв глаза, Ривай первым делом хотел продолжить борьбу, которую начал вчера ночью для разнообразия. Но к своему сожалению увидел, что Эрена ни рядом, ни в комнате нет.

- Сбежал, щенок, - просипел капрал, спуская ноги с кровати. Посмотрев на себя в зеркало, он отметил, что тело чистое, хотя ночью они порядком испачкали друг друга. Несмотря на то, что Ривай запретил кончать в себя, Эрен всё же умудрился перепачкать его с ног до головы, отчего капрал и затеял драку.

- Задобрить решил, - усмехнулся он, одеваясь. Во всём теле чувствовалась странная лёгкость и спокойствие. Даже злиться не хотелось, несмотря на старания.

Полностью одевшись, он спустился вниз на запах аппетитного завтрака.

- Доброе утро. Ты сегодня припозднился, - тепло поприветствовал его Ирвин. Внутри Ривая что-то неприятно шевельнулось, когда он столкнулся с лучезарными глазами.
- Устал вчера, - коротко ответил капрал, отводя взгляд в сторону и садясь за стол.

- Вижу, ты больше не скучаешь. Я рад, что тебе здесь, наконец, понравилось, - улыбнулся хозяин дома.
- Да, - мрачно произнёс Ривай, чувствуя всё более гнетущую атмосферу вокруг себя. Ему неприятно. Очень неприятно сейчас находиться рядом с Ирвином и говорить с ним. И вовсе не из-за него. А из-за себя.

- Я скоро уезжаю за границу. Послал Эрена купить кое-что для поездки, - заканчивая завтрак, сказал предприниматель.
- Он едет с тобой?
- Нет, я недалеко и ненадолго. Тем более, здесь тоже нужно выполнить кое-какую работу в моё отсутствие. А знаком с ней только Эрен, - добавил торговец.
- Он справится? - усомнился Ривай.
- Да, он смышлёный паренёк, я в него верю, - твёрдо произнёс Ирвин.

- Ты как-то обещал мне рассказать, почему Эрен живёт у тебя, - смотря куда-то на стены, попросил Ривай. – Если это не тайна.
Ирвин поставил чашку на стол и промокнул салфеткой рот.

- Нет, в этом нет никакой тайны. Просто навевает печальные воспоминания… - тихо проговорил торговец. Потом нахмурился. Ривай перевёл на него глаза.

- Всё произошло больше двух лет назад, когда я ещё нёс службу. Тогда военные действия проходили далеко на западе. Одна небольшая деревушка стала полем боя. Причём, не по плану. Я рассчитывал вести бой в километрах трёх от этого места, но не вышло. В итоге вся деревня была уничтожена. И в этом были виноваты не только враги. Я сам лично отдавал приказы, которые привели к смерти мирных жителей, - шевеля одними губами, говорил капитан. Капрал тоже не менялся в лице, но его веки чуть опустились.

- Мы полностью уничтожили вражескую сторону. Но ценой каких усилий… И вот, когда уже остатки нашего отряда собирались для возвращения, я случайно услышал под обломками одного из разрушенных домов какие-то звуки. А потом увидел его. Темноволосая макушка торчала из-под обломков, а сам он был практически заживо погребён под обрушенную крышу. Печальное зрелище. Парень бы умер, если не от кровопотери, так от жажды или голода. Я стольких убил, а его пошёл спасать. Мне хотелось спасти хоть кого-то…
- Ты пытался искупить свою вину? – тихо прокомментировал Ривай.

- Да, наверное. Но это слишком мало. Пока я доставал его, повредил себе руку, - Смит сжал правое предплечье. – Но этого тоже было мало. Слишком мало, - он помедлил. – Когда я его откопал, то увидел, что мальчик лежит на трупах своих родителей. Он не понимал, что происходит. Просто цеплялся за них и не хотел отпускать. Мне еле удалось оторвать его от земли. Я взял его с собой, понимая, что ему больше некуда идти. Пока он приходил в себя в моём доме, я всё время думал о том, что возможно, я тот, кто убил его семью. Ни он, ни я этого не знаем. Если я расскажу ему сейчас, он возненавидит меня?

- Сейчас уже нет, - произнёс Ривай. – Если бы ты сказал ему это с самого начала, то возможно он бы попытался отомстить. Но прошло время. Он узнал твою доброту. Да и доказательств, что ты убийца нет.

- Наверное, я на это и рассчитывал, - горько усмехнулся Ирвин. – Война была окончена. Я больше не хотел оставаться в армии. Я и так забрал слишком много жизней. Под предлогом ранения вышел в отставку. Переехал в родительское поместье… И решил заняться торговлей. Ну а дальше ты знаешь.

- Всё же странно, что Эрен превозносит тебя. Для него ты герой, - протянул Ривай, шевельнувшись в кресле. – Называет и тебя и меня по званию, хотя мы уже давно не связаны с армией. Похоже, сам рвётся служить?

- Да, ему нравится военное дело, - кивнул головой Смит. - Он думает, что я спас его и дал хорошую жизнь. Поэтому он мне благодарен. А я, пока буду смотреть на него, не забуду, что было раньше. И при каких обстоятельствах я его спас.

- Ты… не хочешь забыть? – удивился капрал.
- Нет, - покачал головой Смит. – Это было бы подло по отношению к ним.
- Хм… - Ривай откинул голову, смотря в потолок. – Ты, оказывается, лучше, чем я думал. Но даже здесь всё просчитал.

- А когда ты расскажешь о себе? – с интересом спросил торговец. Капрал снова выпрямился и нахмурился.
- Ты и так всё знаешь, - пробурчал он.
- Это были всего лишь мои догадки, - улыбнулся мужчина.
- Они оказались верными, - Ривай развернулся на диване и, положив подбородок на спинку, начал смотреть в другую сторону. Ирвин рассмеялся.

- Хорошо, хорошо. Не буду тебя пытать. Сам расскажешь, когда захочешь, - он поднялся на ноги и зашвырялся по карманам. – Я совсем забыл… - достав оттуда небольшую коробочку, предприниматель подошёл к парню. Тот вновь сел нормально, подозрительно косясь на вещицу.

- Недавно я заключил очень выгодную сделку, - Ирвин опустился на колено и открыл коробку. В ней что-то заблестело, но капрал не успел разобрать. Смит прикрепил цепочку к его жилету, и что-то тяжёлое скользнуло во внутренний карман.
Потом Ирвин поднялся на ноги и, продолжая улыбаться, отошёл. Ривай, не сводя с него глаз, запустил пальцы в карман и вытащил круглый холодный предмет.

- Часы… - пробормотал он, открывая крышку и любуясь на бегущую секундную стрелку. – Они, наверное, дорогие… - предчувствуя, что корпус явно не просто позолочен, добавил капрал.

- Зато очень подходят тебе, - у Ирвина даже глаза улыбались. Похоже, он был очень счастлив. Просто от того, что сделал подарок… Неожиданно, Ривай почувствовал, как дыхание перехватило, а сердце болезненно сжалось в груди. Он ведь не знает, ни о чём не знает! И сейчас, одним лишь словом, капрал разрушит счастье Ирвина. И в его глазах больше не будет этой светлой бескорыстной улыбки.

- Ирвин… - качая головой, парень вытащил цепочку из жилетки и протянул часы обратно. – Я не могу принять от тебя такой подарок.
- Всё нормально, - торговец сжал его ладонь, накрывая своей. – Прости за то, что было. Я и правда виноват перед тобой…

- Нет, дело не в этом, - Ривай всё больше чувствовал безысходность. – Я тебя давно простил, а часы не могу принять, потому что… - он запнулся, чувствуя непреодолимою преграду. Не сможет сказать. Не сможет сказать, пока эти глаза источают столько тепла. Не сможет сделать больно. Но почему? Ведь он всегда говорил прямо. Независимо приведёт это к горю, или к радости. Почему же тогда…

- Наверное, это просто неожиданно для тебя, но ты привыкнешь. А мне снова пора, - склонившись, Ирвин снова ласково коснулся губами его лба и ушёл. Рука Ривая рухнула вниз, так и сжимая часы. Металл глубоко врезался в кожу.

- Как глупо было промолчать, - его голова тяжело опустилась на диван. – Как глупо было не сказать Эрену о том, что Ирвин хочет быть со мной. О том, что я так и не отверг его… - поднеся к глазам часы, Ривай снова открыл крышку.
Почему… С каких пор он перестал мыслить разумно и начал идти на поводу у своих эмоций? Ведь самым правильным сейчас было рассказать Ирвину всё и, вернув часы, уйти из его дома. С Эреном или без… но хотя бы быть честным перед обоими. Но…

- Я не хочу уходить… от него, - обратился Ривай к часам. – Но делать за его спиной подобное, обманывать и его, и Эрена… Когда Вы стали таким двуличным подлецом, капрал? – с сарказмом прошептал он, вновь захлопывая часы.

Не успел

- Ты меня испачкал, Эрен, - проводя по своему влажному бедру и морщась от склизких ощущений, произнес Ривай. – Как последнюю шлюху, - с отвращением добавил он.

- Простите! – юноша виновато сидел на пятках, с опущенной головой. До этого он никогда не заканчивал в любовника, а сейчас совсем не сдержался. Даже выйти не успел.

- Ты что, опять думал, когда кончал? – капрал поднялся с кровати и подошёл к стулу. И стал рассматривать его.

- Нет, я… - парень даже не знал, как оправдаться. Что он совсем обезумел, когда любовник так вцепился в его голову от страсти, что чуть не вырвал волосы?
- Раз испачкал, так убери за собой.

Когда Эрен посмотрел в его сторону, то чуть не упал: Ривай стоял на коленях, спиной к нему, локтями и предплечьями опираясь на стул. Его голова был повёрнута, а бёдра расставлены. В глазах мелькала какая-то пошлая хитрость. Через секунду Эрен почувствовал, что в нём всё вновь воспряло.
Не отрывая голодных глаз от господина, он сполз с кровати и на четвереньках приблизился к капралу. Краска снова объяла всё его лицо, но смущение переплеталось с решительностью. Парень уверенно положил ладони на его ягодицы и слегка сжал их. Ривай отвернул голову, чувствуя, как тело бесконтрольно затрепетало. Ладони юноши скользнули по бедрам, а вскоре он, склонив голову и вытянув шею, начал убирать собственную «грязь» языком.

- Тебе… не мерзко? – пытаясь расслабиться, спросил Ривай. Эрен тихо усмехнулся где-то внизу. Потом поднял голову, облизнув губы. Любовник даже пожалел, что взглянул на него – лицо тут же налилось жаром. Он поспешил вновь отвернуться.

- Я же должен загладить свою вину перед господином, - вновь сжимая его ягодицы и разводя их в стороны, сладко произнёс юноша. Горячий язык мягко провёл по промежности, заставляя тело капрала вновь покрыться лёгкой приятной дрожью. Эти движения доставляют необычное удовольствие и возбуждают. Стремительно и сильно. Ривай чувствует, что сам начинает выгибать позвоночник, подстраиваясь под движения своего слуги.
Эрен сильнее обхватил его напряжённые бёдра и коснулся языком ануса.

- Стой… - Ривай попытался отстраниться, но не успел – горячий гибкий кончик немного проник в него.

- Чёрт, я не просил этого! – сильнее вцепившись в стул, прохрипел он, чувствуя, как от напряжения сокращаются мышцы, а тело молниеносно наливается жаром. Эрен это тоже чувствовал и пытался проникнуть глубже. Судорожно дрогнув, Ривай прислонился грудью к стулу, перемещая вес, и намертво вцепился в спинку, пряча лицо в собственных руках и кривя губы от наслаждения. Но больше Эрену не сопротивлялся, поняв, насколько это хорошо.

- Капрал, я вычистил Вас, - парень через несколько минут отстранился. Тяжело дыша, Ривай поднял голову, бросил на него хмурый взгляд, который из-за покрасневших щёк получился совсем не таким. Эрен дёрнулся, а потом сжал зубы, пытаясь не сболтнуть чего лишнего. Вместо этого он приблизился и нетерпеливо толкнулся в его тело.

- Если снова кончишь в меня… - попытался начать Ривай.
- То вычищу снова... – закончил за него Эрен, прикасаясь губами к плечу. Разгорячённый любовник откинул голову, закрывая глаза и позволяя рукам заполучить его тело.

Почему это снова вышло? Они опять вместе, отдаются друг другу. Он ведь не хотел врать и предавать. Несколько дней всё было спокойно. Как раньше. Если держаться подальше от всего этого, то можно сохранить то, что осталось. Ривай держался подальше. А вот Эрен – нет. Парень каждый день после той ночи смотрел таким преданными глазами и готов был сделать что угодно. Несмотря на равнодушный взгляд Ривая и кровоподтёки на лице (тоже от Ривая), Эрен продолжал улыбаться. Он был окрылён надеждой и не сдавался. Если бы он был не так настойчив… Если бы у Ривая были более веские причины для отказа…
Вдобавок ко всему этому Ирвин уехал за границу. И Ривай не видел его глаз каждый день. А он должен был видеть. Должен был вспоминать каждый раз, что не смог признаться. Должен был помнить, что ему было не по себе от одной лишь мысли о рассказанной правде.
Но он не видел его глаза, не слышал голоса. Зато глаза и голос Эрена чувствовал чуть ли не каждую минуту. Как же просто оказалось поддаться.

- Какие красивые часы… - днём, когда оба отходили от крепкого сна, Эрен взял часы с тумбочки за цепочку и свесил их перед глазами. Те начали мерно покачиваться. Ривай грустно посмотрел на золотистый блеск. С каждым разом становится всё труднее.
- Это… Вам хозяин подарил? – спросил парень, не отрывая от них глаз.

- Эрен, я должен тебе кое-что сказать, - Ривай оторвал спину от кровати и сел. Эрен тоже, удивлённо смотря в его серьёзное лицо.
- Мне не хотелось прекращать всё это, поэтому я молчал. Думал, само собой разрешится. Но теперь понимаю, что не получится без правды.
- Что Вы имеете в виду? – простодушно спросил юноша. Ривай опустил глаза.

- Ирвин для меня… не просто человек, которому я обязан спасением, - начал подбирать слова Ривай.
- То есть… - Эрен сдвинул брови, пытаясь найти смысл. Капрал открыл рот, чтобы продолжить, но замер и повернул голову к двери. Он почувствовал Смита ещё до того, как услышал его шаги. Да, хозяин возвращался сегодня после полудня. Ривай знал. И не особо стремился что-то спрятать или утаить. Может, так даже будет лучше. Ему, но никак не Ирвину. Несколько глухих ударов по двери – и она открылась.

- Я не успел, Ирвин… - тихо прошептал Ривай, довольно равнодушно смотря на хозяина дома. Тот застыл в дверях, не шевелясь. Его лицо тоже было относительно спокойным, но глаза то меркли, то зажигались ярче. Эрен испуганно мотал головой, переводя взгляд то на Ирвина, то на Ривая. И не понимал, почему у них обоих такие странные лица.
Ривай, в конце концов, опустил глаза. Ирвин шелохнулся. С его губ слетела тихая усмешка.

- А я-то думал… - покачав головой, он отвернулся и ушёл.
- Как неудобно получилось… - прошептал Эрен, чувствуя на себе лёгкую вину. – Но, думаю, господин Смит не разозлится. Он всё поймёт… Куда Вы?

Ривай быстро спрыгнул с кровати и начал одеваться. Его движения были тяжелы и слегка неуклюжи, будто руки плохо шевелились.
- Мне нужно поговорить с ним, - тихо произнёс капрал.
- Тогда мне тоже… - Эрен попытался встать, но Ривай вновь толкнул его на спину. Упав, юноша удивлённо распахнул глаза.

- Не всё так просто, Эрен. Я должен поговорить с ним один. А ты иди в конюшню и подготовь мне лошадь. Хочу прогуляться, - напряжённо договорив, капрал быстро вышел из спальни.
- Да… - юноша рассеянно пожал плечами и тоже поднялся на ноги.

0

15

Над всем и всеми

- Эй, ты куда делся? – хмуро спросил Ривай, когда Ирвин, лишь после полуночи вернулся в дом. – Я ждал тебя весь день…
- Да? И зачем я тебе нужен? – плавающим голосом произнёс Смит, снимая с себя пальто и бросая его на пол. – Всё это время не был нужен, а тут вдруг понадобился?

- Ты напился? В кабак ходил? – чувствуя, как от того несёт перегаром, с отвращением спросил Ривай. Ирвин лишь усмехнулся и, подойдя к винному шкафу, вновь налил себе что-то.
- А мне что, нельзя? Я уже взрослый мальчик, - залпом осушая стакан, пробормотал он.

- Взрослый, - смотря в покрасневшее лицо, мрачно отметил Ривай. Ирвин налил себе ещё. Потом ещё. Когда он взял бутылку вновь, собираясь пить из горла, капрал не выдержал, поднялся с кресла, подошел и выхватил бутыль из рук.

- Отдай… - бывший капитан потянулся за ней.
- Хватит. Жалко выглядишь, - грубо ответил Ривай, открывая окно и вышвыривая бутылку туда. Потом он захлопнул винный шкаф и прижал дверцу своей спиной.
- А ты не выглядел жалко сегодня днём? В постели с… - мужчина прервался на полуслове и замолчал. Ирония и сарказм исчезли из его слов, а лицо помрачнело.

- Ривай, почему он? Ты специально связался с ним, чтобы мне отомстить? – глухо спросил Ирвин.
- Мне не за что тебе мстить. Я же сказал, что тот случай тебе прощаю, - тоже тихо ответил парень, чувствуя неприятное чувство в груди. Ему больно?

- Я так хотел, чтобы ты был моим. По своей воле… Делал всё, чтобы заставить забыть тебя о том, что было. О твоих тревогах и сомнениях. Я ведь знаю, каково это… Скрываться от того, чему был так привержен… - его голос всё больше дрожал, а губы кривились от боли. Ривай тоже дышал всё тяжелее, смотря в его печальные глаза.

- Я ведь никогда не встречал такого, как ты, - Ирвин спрятал лицо в широких ладонях. – Никогда подобных людей не было в моей жизни. Настолько близких к моему идеалу. И вот – ты появился. А я столько ошибок сделал и упустил тебя. Всё, что я делал, я делал неправильно, Ривай? – убрав руки, мужчина умоляюще посмотрел в холодные синие глаза. Капрал судорожно вздрогнул, чувствуя, как снова сжимается грудь. Что тут ответить?

- Нет, ты делал всё правильно. Это я был не прав. Не рассказал ни тебе об Эрене, ни Эрене о тебе… Хотел получить сразу двоих…
- Я не об этом, Ривай! – Ирвин внезапно рассвирепел и, схватив парня за ворот, вздёрнул вверх, чуть ли не оторвав капрала от земли. – Когда я спал с тобой, ты чуть ли не убить меня хотел. Я думал, это потому, что я мужчина. А ты, получается, не против был? Раз потом связался с ним?

- Нет, всё не так, - сохраняя спокойствие, Ривай оторвал его руку от себя и устойчиво встал на ноги. – Если бы… ты не действовал так неожиданно, то может быть, я бы не отдалился от тебя. На самом деле моё изнасилование произвело на меня не сильное впечатление. Меня вообще мало что может впечатлить. Если только собственная смерть, - кисло добавил он. - Тоже самое с Эреном… Он начал осторожно, но настойчиво… Такой дурак. Мне захотелось как-то проучить его, а вышло это. А потом продолжилось. А я всё понять не мог, почему это происходит. И не мог принять решения, чтобы всё прекратить. А надо было. Но меня почему-то всё устраивало.

- Значит, если бы я тогда не отступил и продолжил завоёвывать тебя силой, ты бы был моим? – резко спросил Ирвин. Ривай неласково поджал губы.

- Я не люблю, когда меня принуждают к чему-то, - подумав, ответил он. – Ты бы меня окончательно оттолкнул. Но вместо этого ты резко изменил стратегию и теперь я… в замешательстве, - признался парень. – Вы оба… Словно проверяете мои нервы на прочность, - усмехнулся капрал. – Целуете, сжимаете в объятьях, шепчете на ухо…

Ирвин неожиданно подошёл и сделал то, о чём говорил парень – намертво стиснул его в объятьях. Смит и раньше не контролировал свою силу, а сейчас тем более: его руки практически заставляли задыхаться.

- Ирвин… - Ривай попытался выбить себе немного пространства, но даже как следует пошевелиться не смог.
- Значит, для меня ещё не всё потеряно? – горячий воздух коснулся уха капрала. Его кожа будто покрылась ознобом.
- Ирвин, давай оставим всё, как есть. Не будем усложнять… - замерев, прошелестел Ривай, чувствуя сильное волнение во всём теле. Почему оно стало таким неподатливым?

- Усложнять? Боишься, что я окончательно утяну тебя на самое дно? – торговец схватил его рубашку и рванул края в стороны. Пуговицы разлетелись по всей гостиной.
- Ирвин, не заставляй меня делать выбор! - парень начал терять своё самообладание, когда ладони мужчина властно стиснули его бока.

- Тогда сделай его сейчас. Прямо сейчас прими решение, Ривай! – Смит яростно вонзил зубы в его шею, оставляя глубокие кровавые следы. Капрал беззвучно закричал, чувствуя, что тот совсем не держит себя в руках. Ирвин был агрессивен и очень настойчив. Сжимая его шею со стороны затылка, мужчина принудил Ривая опуститься на колени и прижал его торс к ближайшему креслу.

- Реши, давай же, решай! – рычал торговец, заламывая ему руки за спину и прижимая лодыжки своими ногами. Ривай вновь дрогнул от тяжести и боли, а потом развернул голову. Он скалил зубы, но кроме этого никак не выражал свой протест.

- Что, на этот раз у тебя нет подушки? – часто дыша, спросил взмыленный Ирвин, резко спуская с парня брюки. – Или ты не хочешь прекращать? – склоняясь ближе к нему, шепнул господин Смит. Ривай опять неоднозначно дрогнул, покрывшись краской. Как жарко от его мощного тела…

- Как я буду сопротивляться, когда ты полностью обездвижил меня? – шевельнув зажатыми руками и прижатыми ногами, проговорил он, нечаянно толкнувшись назад. И мелко задрожал, чувствуя, как сильно возбуждён его партнёр. Неужели он настолько хочет его, что буквально сходит с ума? Так желает, что не может справиться с собой. Не видит перед собой ничего, кроме него. И сейчас живёт лишь им…

Ривай, будто опьянев от этих мыслей, расслабил своё тело и закатил глаза, померкшие в превосходстве себя над всем и всеми.
- Если бы хотел, смог бы выбраться из любой ситуации. Могу поспорить – ты выходил из передряг покруче. Даже не испачкавшись… - откуда-то издалека донеслись слова Смита.

Ирвин расстегнул свою рубашку и брюки. И несдержанно проник в него, продолжая сжимать и руки и ноги. Парень тихо прохрипел, смыкая зубы и опираясь щекой на поверхность кресла. Целый ворох головокружительных чувств заполнил его вместе с проникновением. Настолько глубоко мог войти только Ирвин. Эрен никогда не дарил ему подобных ощущений.

- Ты стал мягче. И нежнее… Научился угождать любовнику? – замирая от его сокращений, прошептал мужчина. – С ним ты был так же ласков? – прошелестел он.
Ривай не успел ответить, как любовник резко двинулся и буквально зарычал:

- Плевать. Сейчас я беру тебя. И ты будешь думать только обо мне! – он вновь набросился на его гибкую спину, оставляя очередную метку. Ривай напрягал тело, отвечая на боль, и от этого доставлял ещё больше наслаждения Ирвину. Тот, заковав его собой, быстро двигался, вытягивая из любовника всё, что можно. Но ему хотелось ещё больше. Поглотить полностью, сделать своим, не отпускать никогда и брать без остатка. Ривай чувствовал его необузданное желание и постепенно сам тонул в нём, перенимая на себя. Ему передавалось всё от Ирвина: жар его тела, порывистое дыхание, влажная кожа… Всё это капрал уже чувствовал на себе и в себе. Страсть, так усердно разжигаемая любовником, пробудилась в нём.

Когда Ирвин сделал очередной глубокий толчок, парень, тихо простонав, развернул к нему голову и посмотрел снизу вверх, вздрагивая от его движений.

- Можешь не применять силу… Я и так хочу тебя… - прошептал он, едва закатывая глаза от очередного прилива возбуждения в теле. Ирвин от его слов остановился и несколько раз тяжело выдохнул, не веря услышанным словам. Ривай, чувствуя, как тот ослабил напор, выполз из-под мужчины и, отодвинув кресло, развернулся лицом. Смит стоял на коленях, непонимающе глядя на любовника. Продолжая хмуриться, парень надавил на его плечи, заставляя сесть. А потом забрался сверху и, зажмурив глаза, медленно принял его в себя.
- Ривай, что ты… - Ирвин продолжал недоумевать. Капрал, унимая дрожь в теле, слабо выдохнул.

- Я же просил… Просил тебя не усложнять… - прошептал он, обхватывая мощные плечи. – Ирвин…
Приподнявшись, Ривай запусти пальцы в светлые волосы и жадно приник к губам любовника. Мужчина, придя в себе, тут же ответил, заставляя парня вновь негромко простонать.

- Ирвин… - касаясь его лица ладонями и смотря в глаза, капрал двинулся, осторожно опускаясь, а затем вновь поднимаясь. Кончики языков изредка переплетались в воздухе, посылая пылкие импульсы друг другу. Ладони Смита бесконечно скользили по влажному телу любовника, а пальцы заставляли трепетать самые чуткие места. Оба таяли в наслаждении, пока не достигли предела.

- Я так мечтал об этом… что ты сам отдашься мне. И вот получил. И теперь… - Ирвин сбивчиво говорил, пропуская тёмные волосы сквозь пальцы. Ривай спрятал голову у него на плече, продолжая обхватывать за шею.

- Он исчезнет из этого дома. Завтра же, – не успокаиваясь, шептал торговец. Капрал медленно поднял голову и посмотрел на любовника привычным тяжёлым взглядом.
- Прогонишь его? Ты же говорил, что не сможешь выкинуть этого мальчишку на улицу. Говорил, что должен видеть его, чтобы не забывать о них.
- Нет, не выгоню, - покачал головой Смит. Он начал говорить тяжелее, с трудом принимая решение. - Я отправлю его за границу. На учёбу. Ему как раз нужно этим заниматься, а не уводить чужих любовников!

- Он не уводил, - Ривай попытался слезть с него, но Смит порывисто схватил его за руку, сжав намертво. В его глазах так и читалось: «Так ты первый начал?», но спросить он боялся. Ривай, чувствуя свою вину, вновь оперся на его тело и расслабился, закрывая глаза. Через некоторое время Ирвин выпустил его руку.

- Хочешь остаться с ним? Даже если он исчезнет материально, в твоих мыслях наверняка останется… - горько произнёс Смит. – Ты будешь думать о нём даже будучи в моих объятьях.
- В твоих объятьях я думаю о тебе, - глухо отозвался парень.

- Я хочу, чтобы ты был моим! Хочу, чтобы был моим… Ривай… - Ирвин начал в беспамятстве шептать, быстро и взахлёб целуя то губы, то шею и плечи капрала, спускаясь практически до груди. - Не хочу отдавать тебя ему, даже если любишь его больше, чем меня… - он не выдержал и вновь оставил отметину на боку. Любовник судорожно вздохнул, прикрывая глаза и не сопротивляясь.

- Я ведь могу. У меня больше силы, чем у него. Но… - Смит грустно улыбнулся. – Проблема в том, что ты тоже сильный. И я не могу тебя заставить. Особенно, если ты уже принял решение… - настроение Ирвина резко поменялось от победы до поражения.

- Да, я принял решение, - Ривай вновь обхватил его лицо ладонями и заглянул в глаза. – А ты не будь таким неуверенным. Ты снова жалок, - поддел он любовника. Мужчина, вновь почувствовав свою мощь, резко опрокинул парня на спину и с новым порывом страсти накинулся на него. Ривай податливо расслабился под ним и закрыл глаза, давая голодному зверю насытиться собой.
Прощение

- Капитан?.. - спускаясь со второго этажа, Эрен замер на лестнице. Он боязливо взглянул на Ирвина, который сидел в гостиной, склонив голову. Вид у того был отрешённо-мрачный. Перед ним лежало несколько бумаг, что было странно - Смит всегда занимался подобным в своём кабинете, а не в гостиной. Да и вообще его обычно в это время не было. Вспомнив вчерашний случай, юноша тоже опустил глаза, но всё же спустился. Потом встал перед ним и, набравшись смелости, начал говорить:

- Я виноват, что не сказал Вам о наших отношениях. Простите меня, - парень согнул спину, сделав глубокий поклон. - Просто я не думал, что…

- Эрен, замолчи. Хватит оправданий, - устало прервал его Ирвин, поднимая глаза. Мужчина сегодня был бледен и очень серьёзен, даже угрюм. Юноша тут же закрыл рот, чувствуя, что хозяин сейчас не в духе.

- Простите. Наверное, мне лучше сейчас уйти… - он снова поклонился и двинулся с места, понимая, что вряд ли удастся объясниться. Если капитан так зол на него... то запросто может выгнать.

- Стой, - Ирвин поднял голову и посмотрел на помощника. – Тебе тоже нужно это знать, - он указал столик. Там лежали часы и небольшой конверт, из которого торчал уголок бумаги.

- Что это? – Эрен с удивлением взял письмо. – От господина Ривая?

- Да. Он ушёл, - едва слышно проронил Ирвин. Руки Эрена дрогнули, когда он пробегал по строкам письма.

«Это письмо адресовано вам двоим. Я должен попросить прощения у обоих. У Эрена за то, что связавшись с ним, не сказал самого главного. Того, что я уже был связан с Ирвином. Мы с ним были вместе. Всего раз, но на этом всё не закончилось. Он хотел, чтобы я стал его, поэтому на время отступил, давая мне привыкнуть. И я привык.
У Ирвина я прошу прощения за то, что предал его, связавшись с тобой, Эрен. Его оттолкнул, а тебя приблизил. И ничего не сказал, продолжая вселять в него надежду. А вчера эта надежда разбилась. И я почувствовал, насколько остры были её осколки.
Поэтому я ухожу, чтобы не вселять больше надежду в Ирвина и не обманывать Эрена. Лишний в наших жизнях только я. Прощайте.»

- Так… он… вы… - залепетал юноша, вглядываясь в чернильные буквы, которые начали расплываться перед глазами.

- Да. Я хотел, чтобы он был моим, - сжимая кулаки, прошептал Ирвин. – Однажды оступившись, я ослабил напор и стал действовать аккуратнее. Я видел, что он был не против! Он не отталкивал меня, не говорил в открытую, что не хочет этого. Почему? Если он выбрал тебя, то почему не отталкивал меня?

- Может быть… Потому что он и сам не знал, правильно ли поступает… - Эрен тоже рухнул в кресло. – Я ведь… Это я первым поцеловал его. Он не оттолкнул, но будто бы и не хотел этого. Нет, он хотел! – перебил себя парень, - но боялся чего-то. Боялся сделать неправильный шаг. Когда я был с ним, у меня всегда оставалось такое ощущение, что он… будто сомневается. Он не отдавался полностью, просто уступал даже не мне, а самому себе, потому что понимал, что каждый раз предаёт Вас… Простите. Вам, наверное, тяжело это слышать. Если Вы меня выгоните, я не буду злиться на вас… - едва слышно закончил Эрен.

- Какой смысл мне выгонять тебя сейчас? Он ушёл. И всё закончилось, - глухо ответил Ирвин, погружённый в мрачные мысли.

- Ушёл… - повторил Эрен. – А может быть, его поймать? Как в прошлый раз?

- В этот раз он не даст себя поймать. Я в этом уверен, - вздохнул Смит. Помощник вновь печально опустил голову. Ему было очень нехорошо после всего того, что он узнал. Юноша чувствовал, что и сам предал Ирвина. Того, кто его спас.

- Простите меня… - прошептал он. – Если бы я знал Ваши намерения, я бы даже близко не подошёл к нему…. Я бы никогда не пошёл против Вашей воли… - Эрен всхлипнул, быстро убирая слёзы с глаз.

- Не реви, как ребёнок, - недовольно произнёс Смит, скосив на него глаза.

- Да! – юноша тут же напрягся и выпрямился, чтобы не показать своей слабости. Но через некоторое время вновь сник. – Просто… как же теперь без него? – сам себя тихо спросил Эрен, постепенно ощущая наступающую пустоту.

- Как жил, так и будешь жить, - жёстко ответил Ирвин. – Забудь о нём. Я тоже забуду. Он правильно сделал, что ушёл. Так будет лучше для всех, - договорив, мужчина поднялся на ноги и, чуть покачиваясь, вышел из гостиной.

- Да, сэр… - прошептал юноша, опуская глаза вниз и бездумно смотря в пол.

Горящее сердце, холодная голова

- Господин Смит, здесь бумаги, которые Вы просили подготовить, - рассеянно произнёс Эрен, заходя в рабочий кабинет предпринимателя.
- Да… положи и иди, - протянул Ирвин, сидя спиной к столу и смотря в окно.

- А как прошла Ваша вчерашняя сделка? – выполнив указание, вежливо поинтересовался помощник.
- Никак. Я не смог договориться, - монотонно ответил мужчина.
- Снова? – тяжело вздохнул юноша.
- Снова, - так же повторил Ирвин, закрывая глаза.

Уже месяц после ухода Ривая они оба не могли прийти в себя. Эрен перестал радоваться жизни, всё чаще проводил время в конюшне, рассказывая лошадям, как сильно он грустит. Как тоскливо ему встречать каждый новый день, зная, что теперь в нём нет его.

Ирвин тоже вышел из колеи. Его активная и успешная торговая деятельность сошла на нет. Он перестал появляться на вечерах и всё чаще проваливал сделки, потому что думал совсем не о работе. Торговец постоянно сидел у себя в кабинете, не предпринимая и не планируя больше ничего. Рассеянный Эрен постоянно приносил ему не те бумаги, а он подписывал, даже не замечая этого. И терял ещё больше, но никак не останавливал.

Они с Эреном практически не разговаривали. Изредка встречались только по делам, обедали и ужинали в разное время. Ни один из них не знал, специально это получалось, или случайно. Но тем не менее между слугой и хозяином выросла непреодолимая стена.

Эрен часто гулял по городу, в надежде встретить Ривая, как в тот раз. Он заглядывался на всех оборванцев, которых встречал на пути. Но бывшего капрала так и не находил.
- Может быть, я его завтра увижу… - с надеждой говорил парень, каждый раз, когда возвращался домой.

- Внимание, внимание! Вечерние новости! Спешите прочитать! – прямо перед Эреном возник какой-то мальчишка, который махал пачкой газет и призывал народ.

- Спустя два года пойман опасный военный преступник, предавший армию! За что его поймали и что ему грозит! Вы узнаете из вечернего выпуска! Покупайте!

Толпа тут же окружила мальчишку, расхватывая газеты. Эрен хотел отвернуться и уйти, как на глаза ему попалась первая полоса, на которой был помещён расплывчатый портрет. Сердце парня замерло. Расталкивая зевак, он протиснулся к мальчишке и вырвал из его рук газету.

- Две монеты, сэр! – воскликнул тот, смотря на Эрена.
- Да… - пошвырявшись в карманах, юноша отдал деньги и побежал к ближайшему фонарю, чтобы убедиться, что не ошибся.

- Не может быть… Как так… - не веря своим глаза, прошептал он. Потом, простояв минуту и осмысливая всё это, со всех ног рванулся домой.

- Капитан! Капитан!! – ворвавшись в дом, Эрен начал распахивать перед собой все двери, в поисках Ирвина. Нашёл он хозяина в душной кухне. Мужчина сидел за разделочным столом и что-то пил.

- Капитан, беда! – застыв в двух метрах от него, прокричал Эрен. Ирвин нехотя посмотрел на парня. Тот часто дышал, сжимая в дрожащей руке газету, а его глаза быстро моргали.
- Что ещё? Снова кредиторы пришли? Отправь их подальше…

- Нет! Пожалуйста, посмотрите! – смахнув всё со стола, Эрен разложил перед ним газету. Ирвин нехотя принялся читать. Но по мере прочтения апатия на его лице сменилась удивлением, непониманием и возмущением. А закончилось всё тем, что он с такой силой поставил стакан на стол, что разбил его. Содержимое залило полстраницы.
- Его всё-таки поймали… - прошептал Смит, смотря на газету.

- Неужели это правда? Что он убил своих товарищей и продал нашу страну? – чуть ли не плача пролепетал Эрен. – Поэтому был вынужден скрываться?

- Может и правда, а может и нет. Только он знает детали, - заторможено ответил Ирвин.

- Но Вы ведь тоже что-то знаете? Вы же военный! – Эрен вцепился в его руку. – Тут же написано, что если его вину докажут, то казнят!
- Он на самом деле не может быть дезертиром. Такой как он никогда бы не предал честь мундира. Но убить своих мог, если была на то причина. Его забрали в плен, а потом он предпочёл скитаться, чтобы не быть пойманным. Потому что знал, что ему светит за предательство.

- Вы тоже знали об этом? Поэтому скрывали его в этом доме? – дрожащим голосом спросил Эрен.

- Да. Помимо всего я хотел спрятать его, подарить безопасность. Но… не смог, - Ирвин снова опустил голову. И замолчал, взяв новый стакан и вновь наполнил его. Затем медленно начал пить.

- Вы… ничего не предпримете? – выждав несколько тяжких минут, спросил Эрен.

- А что я должен предпринять? – глухо произнёс Ирвин, поставив стакан на стол. – Он сам выбрал свою судьбу, когда ушёл от меня, - его голос звучал достаточно холодно. Взгляд тоже был каким-то безучастным.

- Неужели оставите погибать? – простонал Эрен в бессилии. Смит вновь промолчал, становясь всё мрачнее. Парень не выдержал.

- Тогда я сам вытащу его, - решительно заявил он. – Справлюсь один! Ведь больше ему не на кого положиться… - юноша собрался выскочить из кухни, как Ирвин схватил его за руку и поставил обратно на место. Потом глянул из-под бровей так, что Эрена обдало страхом. Такого взгляда у капитана он давно не видел.

- Вместо того, чтобы спасти его, ты убьёшь ещё и себя. Мальчишка вроде тебя, с горящим сердцем вряд ли сможет хоть что-то сделать. Здесь нужна холодная голова и отсутствие эмоций. Я также не гожусь для подобного, потому что тоже буду идти на поводу у чувств и не смогу как следует оценить ситуацию и риски. Поэтому…

- Поэтому Вы ничего не делаете? – агрессивно смотря на него, воскликнул Эрен.

- Нет, не поэтому. Я думаю, - тихо ответил Ирвин, вновь принимая бесстрастное выражение. Парень приутих. В комнате вновь повисла напряжённая тишина.

- Если мы спасём его и приведём сюда… - через несколько минут раздумий произнёс торговец. Эрен вздрогнул, внимательно смотря на него.

- Чтобы он смог продолжить жить здесь, нам нужно заключить сделку, - мужчина перевёл взгляд на помощника. Холодные голубые глаза столкнулись с горящими зелёными. Что-то неприятное закралось в душу Эрена. Что-то…
- Ты согласен? – настойчиво спросил Ирвин. Парень без раздумий кивнул.

- Хорошо. О деталях поговорим после, - Смит резко поднялся со стула и быстро вышел с кухни. В его взгляде и движениях появилась решительность.

- Дурак. Как он мог позволить поймать себя? – почти не разжимая губ, говорил мужчина, одеваясь.

- Куда Вы? – Эрен держал плащ.
- У меня осталось немного знакомых в армии. Выясню кое-что, - ответил тот.
- Я с Вами!

- Нет, - Ирвин остановил горевшего от напряжения юношу. Он сузил глаза, внимательно смотря на него. Впервые за всё время апатии его голова начала работать как раньше.

- Тебя не должны видеть там со мной и знать, что ты связан с Риваем. На всякий случай, - прошелестел он. Эрен знал это выражение лица: обычно, когда Ирвин говорил что-то непонятное, он придумывал план действий. И не один.

- Скоро вернусь.

Цена вопроса

- Сколько лет, сколько зим, Ирвин! – старый знакомый поднялся из-за стола и с радостью кинулся пожимать Смиту руку. – Не ожидал, не ожидал, что ты вспомнишь обо мне. Никак старые долги решил припомнить? – хитро подметил нынешний капитан. Предприниматель мягко улыбнулся и опустил глаза.

- Ты сразу видишь суть дела, - торговец присел на стул, осматриваясь вокруг. Он назначил встречу в небольшом малоизвестном ресторане, дабы как следует подготовить свою жертву едой и выпивкой.

- Так же, как и ты. Ты же завязал со службой. Я слышал, неплохой капитал сколотил на мыле, - военный тоже сел за стол.
- Да. Я удачно вложил деньги, - кивнул головой Ирвин. – Вот был в этом районе по делам. Вспомнил о тебе. Твой штаб ведь неподалёку?
Тот утвердительно кивнул.

- Захотелось узнать, что с войсковой частью после моего ухода. Всё-таки, столько лет посвятил себя службе… - он снова грустно улыбнулся. - Даже меня ностальгия порой берёт.

- Ну ты же знаешь, что на меня можно положиться! Всё как и при тебе, - ответил военный, налегая на еду.
- И никаких происшествий не было? – Ирвин лично налил ему.
- Нет, у меня всё в порядке. Не то, что у других, - хмыкнул тот, осушая рюмку.
- У других? – осторожно переспросил Смит.

- Да. То оружия не досчитают, то людей… Зато как награду получать, так первые, - прокряхтел он.
- Награду? Нынче раздают награды? – с сарказмом пробормотал торговец. Военный сузил глаза.

- Ты не слышал? Весь город трубит об этом. Второй восточный отряд недавно поймал дезертира. Долго за ним гонялись, даже вознаграждение посулили за его голову. Теперь радуются… - в его голосе послышалась зависть. Знакомый Смита налил себе ещё.

- Что же он – такая важная птица? За обычного дезертира вряд ли стали бы платить. Приставили бы к стенке и всё, - заметил Ирвин.

- А вот тут начинается самое интересное, - глаза нынешнего капитана загорелись, он понизил голос и начал говорить шёпотом.
- То, что пишут в газетах – полная чушь. Я лично слышал, как сочинялась эта история, чтобы оживить народ и поднять авторитет военных. А на самом деле никто не знает, что он сделал и за что его поймали. Даже высший офицерский состав не просвещён. Занятно, не правда ли?
- Да не поверю, что даже ты не знаешь, - заинтересовался Смит.

- Толком нет. Если всё настолько секретно, то наверняка серьёзней некуда. Кто-то хочет скрыть свои делишки, прикрываясь этим парнем. Или скорее, он знает что-то, чего не знают они. Официальная информация – предательство и убийство. Но не сходится здесь цена вопроса. Слишком дорого стоит этот предатель.

- И где его держат? – тихо спросил Ирвин.
- Да в северной тюремной башне. Оттуда уж не сбежишь. Самое то для него.
- Действительно, интересная история… - вздохнул Смит. Потом пристально посмотрел на своего знакомого. Тот ухмыльнулся и подлил себе ещё, поняв намёк.
- Да, я помню, что ты любишь разгадывать загадки. Хочешь взяться?
Торговец коротко кивнул.

- Зачем тебе это, Ирвин? А если нарвёшься? Ведь теперь у тебя нет потолка там, - посочувствовал ему военный. – Ты больше не капитан…
- Зато у меня есть кое-что другое, - тонко намекнул Ирвин.
- Деньги? Да… Но даже с ними порой не всё возможно, - пожал плечами знакомый.

- Так как? Поможешь разобраться? – снова начал гнуть свою линию Смит. Военный призадумался.
- Ну… Если подумать, начальник тюремной башни – мой должник. Так же, как и я твой. Если на него надавить, то возможно…

- И хотелось бы, чтобы моё имя не всплыло. Ещё припишут меня к этому делу. Я ведь как раз в то время в отставку вышел. Может, чуть раньше… - покачал головой Смит.
- Хм. Если его как следует вознаградить, то он тебе даже в камеру разрешит зайти, - усмехнулся знакомый. – Тем более, проблем у тебя с капиталом нет.

- Что ж, тогда рассчитываю на тебя, - Ирвин неожиданно бодро поднялся на ноги и подвинул стул.
- Как, ты уже уходишь? Но ужин только начался… - немного грустно произнёс собеседник.
- Дела. Доедай без меня. И заказывай, что хочешь – всё уже оплачено, - улыбнулся предприниматель и, чуть поклонившись, ушёл.
- Ну тогда ладно, - облизнулся тот и продолжил ужин.

***
Следующая встреча состоялась лишь через два дня. Прямо у тюремной башни.
- Пойдём, проведу тебя через стражу, - встретив Ирвина у мощных ворот, окружавших крепость, мрачновато произнёс его должник.
- Удалось договориться?

- Да, но со сложностями. Начальник упёрся, как баран. Еле удалось его уломать, припомнив все должки. Странно, он обычно всегда быстро соглашался, а тут… Видимо, всё серьёзнее, чем мы думали.
- Он не разрешил поговорить наедине? – ровно спросил Ирвин, однако чувствуя волнение. Неужели придётся выбрать более сложный путь?

- Разрешил, но не более десяти минут. И ещё накинул. Второй раз такое не пройдёт, так что постарайся все вопросы решить сейчас, - предупредил военный, проводя Ирвина внутрь башни. Смит накинул капюшон и опустил голову, проходя мимо конвоя. Территорию вокруг башни он знал, внутри тоже бывал ни раз.

- Его держат практически на самом верху. Сначала держали в подземелье, но после попытки бегства, притащили туда, - проводник кивнул вверх, когда они подошли к бесконечной витой лестнице.
- Он пытался бежать? – спокойно спросил Ирвин.

- Да, но неудачно. Здесь охранник – на каждый метр. А выйти только через главные ворота можно. А теперь даже и этого нельзя. Что ж… Этот солдат проводит тебя, - военный остановился рядом с конвойным, который коротко кивнул – Служил у меня раньше.

- Следуйте за мной, - отчеканил парень, развернувшись и ступив на лестницу. Ирвин пошёл за ним, оставляя своего должника внизу.

Встреча

- У вас не больше десяти минут, - строго произнёс солдат, заводя Ирвина куда-то вглубь башни и оставляя возле неприметной решётки. Кивнув, мужчина покосился на конвойного. Тот, чуть нахмурившись, отвернулся и отошёл в сторону.

Через мгновение всё вокруг окутала жутковатая тишина. Несколько секунд глаза Ирвина привыкали к полутьме и пытались найти заключённого. Когда он, наконец, увидел его, то ужаснулся: тот сидел в самом дальнем от решётки углу. Колени были согнуты – он обхватывал их руками, а голову прятал между них. Пленник казался практически незаметным. Худые руки были бледны, волосы спутаны и смешаны с запекшейся кровью. Обуви на ногах не было. Короткие брюки и рубашка оказались влажными и прилипали к телу.

Несмотря на то, что они находились почти на самом верху башни, в камере было холодно. У Ирвина даже мурашки по спине побежали, хотя он был обут и одет.

- Ривай? – неуверенно позвал он. Заключённый вздрогнул и медленно поднял голову. Лицо было худым и бледным, с глубокими тенями. Губы посинели от холода, но глаза как обычно выражали лишь мрачную отрешённость.

- Ты..? – капля удивления всё же отразилась в них, когда пленник увидел знакомое лицо.
- Не ожидал? – угрюмо спросил Ирвин, сжимая прутья решётки.
- Просто не думал, что так скоро, - капрал отвернул голову в сторону и несколько раз кашлянул.

- Ты болен? – в голосе Ирвина послышалось волнение.
- Сплю как крыса на камнях, - поморщился тот, кутаясь в единственную рубашку, которая была мокрой. И в расплывчатых пятнах крови.

- Тебя пытали? Почему ты дал себя поймать? Ведь ты… У тебя же был пояс, - напряжённо произнёс Ирвин, чувствуя, как его начинает трясти.

- Да, был… - глухо подтвердил Ривай. – Но вечно сбегать не получилось. Я пробрался на торговый корабль, а в море, сам понимаешь, некуда бежать. Чёрт. Подставил сам себя. Надо было на поезде ехать… - скрипнул зубами капрал и вновь закашлялся.

- Может, пока не поздно, ты расскажешь мне, что тогда случилось? – нервничая всё больше, спросил Смит. – Я не верю, что то, что на тебя вешают – правда. Но ты никому ничего не говоришь! Будто сам не хочешь спастись…

- А может, я не должен спастись? – странным голосом ответил Ривай. Ирвин застыл на месте. – Может, я должен был умереть ещё тогда, вместе с ними… - заключённый вновь спрятал голову в руках.

- Так всё же… ты убил их? Убил свой отряд, который возглавлял? – понижая голос, прошептал Смит. Потом покосился на конвойного – того даже не было видно за поворотом. Торговец теснее прижался к решётке. – Здесь никого нет. Ты можешь всё рассказать…

- Как будто я могу довериться кому-то вроде тебя, - глухо усмехнулся Ривай.
- Ты сам знаешь, что да, - едва слышно прошелестел Ирвин.
Парень опять поднял голову и начал смотреть прямо перед собой.

- Тот объект, что было поручено доставить… - медленно начал он. - Это было оружие. Очень странное оружие, - зашептал Ривай. – Оно свело моих товарищей с ума. Я не знаю, что это было – запах, вкус или цвет… Что именно на них подействовало. Но они будто в зверей превратились. Не узнавали вокруг себя ничего. Ни друг друга, ни меня. Я не прикасался к объекту, в отличие от них. А они… - пленник прервался, сделав глубокий вдох.

- Они окружили меня и начали нападать. У меня не было другого выхода. Тогда я хотел жить. Я перестал слушать разум и даже не помню, как убил их. Помню только, что был весь в их крови, - он снова помедлил. – Я хотел уничтожить объект. Но у меня не получилось. Тогда я спрятал его так, чтобы никто не смог найти. Но пока прятал, потерял слишком много времени. Я собирался вернуться и доложить, что операция завершилась провалом, но меня нашли другие. Тоже хотели получить оружие… Дальше ты знаешь. Если я расскажу им то же самое, как ты думаешь, что они сделают? – скривил губы Ривай.

- Однозначно пошлют ещё одну группу на поиски, - произнёс Ирвин.

- Я лучше унесу эту тайну в могилу, чем десятки, сотни, тысячи солдат сдохнут, как собаки. Или свиньи на забое, - хриплым голосом добавил Ривай.

- Ты уверен, что его не найдут другие? – переведя дух, спросил Смит.

- Да. Никто не найдёт, никогда… Я хорошо умею заметать следы. Эй, Ирвин, - парень прислонил голову к каменной стене. – Какой конец мне уготовили?
- Повешение. Через четыре дня. Ты действительно готов умереть?
- Всегда был готов, Ирвин. Всегда… - ухмыльнулся он, прикрывая глаза. Воздух с шумом вырывался из его груди.

- В таком состоянии ты умрёшь ещё раньше. Я… вытащу тебя, - тихо сказал мужчина.
- Опять? Как в прошлый раз? Не надо. Я сам выберусь, - не открывая глаза, прошептал капрал. – У меня есть план…

- Не выберешься, - слыша в его голосе равнодушную покорность, не выдержал Ирвин. – Через такие стены и охрану ты не выберешься. И мне сказали, что ты уже пытался. Поэтому тебе перевели из подземелья сюда.

Ривай усмехнулся.
- Да? А ты как собрался меня вытаскивать? Подкупить охранников? Или кого повыше?

- Про тебя уже раструбили во всех газетах. Деньги здесь вряд ли теперь помогут. Я что-нибудь придумаю, - торговец сильнее стиснул решётку. – Тем более, я не один…
От последних слов Ривай шевельнулся и открыл глаза.

- Мальчишка… С ним всё нормально?
- Да. Всё хорошо, если ты так волнуешься о нём…
- О тебе тоже, - перервал его капрал, вновь перестав двигаться. – Зачем тебе лишние неприятности?
- Без этих неприятностей жизнь такая скучная, - слабо улыбнулся Смит. – Без тебя… я даже не помню, как прожил этот месяц.

- Ирвин… – Ривай предупредительно покачал головой. Он мелко дрожал от холода, а его голос совсем осип.
- Хорошо, - тот замолчал. Потом снял с себя плащ и просунул его через решётку. – Согрейся хотя бы немного.

- Они всё равно отберут… - Ривай накинул его себе на плечи и слабо скривил губы, вдыхая знакомый запах. – Тёплый…

- Я приду за тобой. Обещаю, - сказал ему Ирвин на прощание. – И снова заберу с собой…

План

- Капитан! – только заслышав шаги, Эрен подбежал к двери. Всё это время юноша не находил себе места, скитаясь из одного угла дома в другой.
- Ох, Вы попали под дождь? А где Ваш плащ? – смотря на промокшего хозяина, с удивлением спросил он.

- Отдал ему, - сухо ответил тот, проходя в дом. – Принеси мне сухую одежду.
- Да… - не смея спросить о Ривае, Эрен быстро выполнил поручение, захватив с собой ещё и пару полотенец. Мужчина уже склонился над какой-то схемой.

- Как он? - всё же спросил парень, когда Ирвин переоделся.
- Плохо. Его держали в холоде да ещё в сырой одежде. Он заболел и, похоже, довольно серьёзно. А ещё его заключили на верхних этажах северной тюремной башни… - пробормотал торговец.
- Это плохо? – Эрен мелко задрожал, беспокоясь о капрале.

- Да. Там даже крыса не проскочит. Башня расположена на отвесном утёсе, а треть её стен выходят на море. На каждом этаже дежурят как минимум три охранника, а лестница перекрыта решётками. Изнутри пробраться не получится…

- А что если снаружи? – смотря на план строения, воскликнул Эрен.
- Даже если ты умеешь ходить по стенам… Они слишком гладкие. При строительстве использовался специальный камень. Нет ни уступов, ни щелей, - покачал головой капитан.

- Нет, я не умею ходить по стенам. Но я могу делать кое-что другое, - голос Эрена дрожал от волнения. – Вы сказали, что его держат на верхних этажах?
- Постой, - мужчина замер от внезапной мысли.

- Помните, как господин Ривай пытался сбежать по стене, а Вы тогда разорвали трос? Он… он научил меня этой технике… Я сейчас, - Эрен сорвался с места и вновь куда-то убежал. А вернулся уже с поясом.

- Хм… Ты уверен, что сможешь справиться с этой штукой? – недоверчиво спросил бывший капитан. Эрен яростно закивал.
- Да. Капрал хорошо натренировал меня. Я справлюсь, - громко заявил он.
- Что ж, тогда нужно продумать план под тебя, - Ирвин сосредоточился. – Теоретически это вполне осуществимо. Стену не пробить, но если использовать тросы с крюками, то можно взобраться по окнам в стенах. Между ними расстояние около семи метров. Другое дело – попасть внутрь. Окна слишком маленькие. Даже ты не сможешь пролезть.

- Как же тогда… - опечалился Эрен.
- На самом верху башни есть большой вентиляционный люк. Он перекрыт решёткой, но она не мёртвая. Через неё дозорные поднимаются на крышу. Их тоже как минимум три человека, - задумчиво произнёс Ирвин.

- Мне придётся убить их? – шёпотом спросил Эрен.
- Нет. Мы не должны поднимать шум. В полдень и полночь смены меняются. Официально. На самом деле у них другое время – на двадцать пять минут позже. Так же и внутри башни. Это самое удобное время – проникнуть туда в пересменку солдат. Слиться с их движением…
- Капитан… - сердце юноши забилось быстрее. План постепенно вырисовывался.

- Всё не так просто, как ты думаешь, - осадил его Ирвин. – Даже если ты незаметно проникнешь внутрь, тебе придётся спуститься на два этажа вниз. И каким-то образом открыть камеру. Потом тем же способом вновь пробраться наверх. И всё это надо сделать за восемь минут.
- Ох… - Эрен в бессилии опустился на кресло. Задача показалась ему очень сложной.

- На верхнем этаже нет охраны, - Ирвин даже не обратил на него внимания, продолжая размышлять и что-то отмечать на плане. – Самым логичным для тебя будет прикинуться одним из охранников и смешаться во время пересменки. Так ты можешь выиграть себе ещё насколько минут.
- Но у меня нет формы…

- Это не проблема. Меня больше волнует, как вы оба выберетесь оттуда. Ривай вряд ли сможет использовать пояс – он сейчас в не лучшей форме. А ты не сможешь тащить его на себе и одновременно спускаться по отвесной стене. Тем более, под вами будет море. На лодке нельзя подобраться – её будет видно сверху.
- Он справится. Я уверен, - заявил Эрен. – Я ему помогу, если что.

- Хорошо. Ответственность на это берёшь на себя. Повторим всё с самого начала. Чтобы пробраться незамеченным, тебе придётся спуститься с суши в нескольких метрах от башни, - он указал место на плане, - и обогнуть утёс до этой точки, - Ирвин нарисовал крест. – Затем ты поднимаешься на самый верх, используя окна. Ждешь, когда дозорные откроют люк и спустятся. Следуешь за ними, оставаясь незаметным. Если же тебя увидят, то веди себя уверенно и не трясись, тогда на тебя меньше обратят внимания. Они проследуют вниз. Вместе с ними спустись на два этажа. Затем спрячься. Ривая держат в этой камере, с южной стороны от лестницы, - Ирвин снова обозначил пункт на карте, - здесь нам повезло: камера расположена в небольшом углублении. Я сделал слепок – завтра ключ будет у нас. Теперь, что касается возвращения обратно… - Ирвин вздохнул, - я постараюсь сделать так, чтобы охрана немного задержалась. Но не надолго. За это время вы должны добраться до крыши.

- Но как Вы это сделаете? – удивился Эрен.
- Это уже моя забота. Сосредоточься на своей, - возразил ему мужчина. Парень молча кивнул. – Спускаетесь по башне вновь до этого места. Огибаете утёс и поднимаетесь наверх. Я вас буду там ждать, - заключил он.
- Отлично… - прошептал Эрен, загораясь этой идеей. Он был готов начать прямо сейчас.

- Нет. Нужен ещё запасной план на случай, если что-то пойдёт не так, - остудил его Ирвин.
- А что может пойти не так? – испугался юноша.

- Неполадки могут начаться, когда ты освободишь его. Если вас заметят, то первым делом нужно перекрыть выход на нижние этажи, чтобы они не смогли подать тревогу. А потом… избавиться от свидетелей.

- Избавиться… то есть убить? – тихо переспросил Эрен, мелко содрогнувшись.
- Это на крайний случай. Если не хочешь этого делать, то постарайся не допустить. Ривай тоже против убийств, так что…
- Я справлюсь.

0

16

Побег

- Восемь охранников на воротах, - пробормотал Ирвин, смотря в бинокль. Они с Эреном скрывались в кустах в сотне метрах от тюремной башни.

- По двое контролируют каждую сторону света. Но только там, где есть суша. И ещё по одному на каждой дозорной башне. Посмотри наверх, - он передал бинокль Эрену.
- Четверо…- выдохнул парень, замечая маленькие фигурки сторожевых.

- Они поворачиваются через каждые пятнадцать минут по часовой стрелке. Помни об этом и остерегайся дозорных. Им лучше всех видно, что происходит на тюремной башне, - отметил капитан. – Ты готов?
Эрен кивнул, передавая ему бинокль.

- Я рассчитал время с учетом твоей скорости передвижения и задерживающих факторов, - торговец посмотрел на часы. Помощник тоже.
- Ровно в двенадцать десять ты должен быть на точке подъема у основания башни. В двенадцать двадцать пять – наверху башни. Две минуты на ожидание пересменки. Семь минут на спуск внутри башни, две – поиск и на отпирание камеры…

- Подождите! Я не запомнил! – прервал его Эрен. Ирвин тяжело вздохнул.

- Просто помни: чем меньше ты находишься внутри, тем лучше. Вперёд.
- Да, - закидывая сумку со снаряжением на спину, Эрен поднялся на ноги и, держась на уровне кустов, побежал по тропинке.

Это место они с капитаном изучили досконально, поэтому парень знал каждый камень. Тропинка спускалась по утёсу вниз, Эрен же свернул наверх и приблизился к краю. Потом зацепился с помощь тросов за ближайшее дерево и спустился вниз.

Он спокойно двигался в сторону по скале несколько метров, пока не достиг оборонительной стены, которая ограждала территорию башни. Как только Эрен зацепился тросом за основание стены, то почувствовал волнение. Стоит кому-то из солдат посмотреть вниз, и тогда…

К счастью ему невольно помогало море. Точнее, шум волн, который бился внизу. За звуками прибоя Эрен успешно скрывал стук вгрызающегося в камень металла и своё напряжённое дыхание. Несколько раз он замирал на месте и прижимался к скале, когда чувствовал, что какой-то охранник подходит к краю. Юноша мог двигаться вновь только через несколько минут.

Путь до башни был самым длинным и изнуряющим, но благодаря своим умениям Эрен передвигался достаточно легко. И каждый раз вспоминал Ривая, благодаря капрала за истязания: юноше было сейчас намного легче, чем после обычных тренировок. Когда была возможность, он буквально перелетал на несколько метров, чуть ли не касаясь воды.

Наконец, обогнув вторую дозорную башню, парень оказался у основания главной, тюремной. Теперь начинался самый сложный этап – он должен был забраться на неё, не попадаясь на глаза часовым со второй и третьей дозорной башни. Немного отдохнув и набрав побольше воздуха, Эрен выпустил трос до ближайшего окна и взмыл вверх. В полёте он зацепился вторым тросом за ещё одно окно и за один присест забрался на три этажа. Потом припал к стене, осматриваясь и набирая новые силы. Часовые к счастью смотрели в противоположные стороны, поэтому Эрен, не теряя времени, продолжил лететь наверх.

- Эй, скоро нас уже сменят? – парень даже испугался, когда совсем рядом с ним прозвучали голоса. Он уже достиг верха и притаился, пытаясь слиться со стеной.
- Да скоро уже. Ты же знаешь – мы должны дождаться команды и только потом уйти со своих мест.
- Да помню я…
Сигнал поступил через несколько минут, и уставшие охранники открыли люк.
- А где сменные? – не видя других дозорных, спрашивали они. Как только с башни исчез последний, Эрен запрыгнул на площадку и подбежал к люку. Сейчас счёт идёт на секунды.

Бесшумно отодвинув решётку, он скользнул вниз. Ирвин обещал что-то сделать, чтобы задержать вторую смену. Видимо, у него получилось, так как новых дозорных всё не было, а старые буквально шли впереди него. Шагая, словно мышь, Эрен прошёл два этажа и, дождавшись, когда солдаты скроются совсем, принялся искать камеру.

- Где-то в закутке… - пробормотал он, в панике осматривая мрачные нависающие стены. Наконец, парень едва различил еле заметную дверь и тут же подбежал к ней, снимая с шеи ключ.
Тихий щелчок – и решётка со скрипом отошла в сторону.

- Господин Ривай… - Эрен боязливо просунул голову в камеру. Пленник лежал у противоположной стены. Кажется, он спал. Юноша заметил, что тот был укутан в тёмно-зелёный плащ Ирвина. Видимо, совсем продрог.
- Господин Ривай… - парень потряс его за плечо. – Просыпайтесь, скорее…

Капрал медленно разлепил глаза, не понимая, кто перед ним стоит. Потом, заметив едва различимый изумрудный блеск, приподнялся.

- Эрен? – как-то по слогам произнёс он. Парень стянул с себя сумку и достал ещё один пояс.
- Да. Я пришёл за Вами. Наденьте это. Мы сбежим по стене.

Ривай, даже не осмысливая до конца ситуацию, поднялся на ноги. Эрен быстро обернул пояс вокруг его талии, одновременно чувствуя, насколько тот холодный.
- На ремни нет времени. Я помогу спуститься, если что… - прошептал парень, хватая того за ледяную руку и выводя из камеры.

- Постой, - Ривай остановил его, когда они вышли. Эрен нетерпеливо взглянул на капрала.
- Закрой дверь обратно. Путь они помучаются догадками насчёт того, сбежал я, или испарился.

Парень кивнул и принялся запирать дверь. Но что-то пошло не так. Его руки дрожали от напряжения и волнения. Он выронил ключ, а когда вставил его в скважину, то с нижнего этажа послышались голоса.

- Нет… - Эрен испуганно обернулся, понимая, что прямо сейчас их обнаружат. Он запустил руку в сумку, чтобы достать кинжалы, как вдруг Ривай схватил его за руку и куда-то потащил, одновременно зажимая рот.

- Не двигайся и не дыши… - шепнул он, когда охранник практически прошёл мимо них. Эрен замер, как статуя, слыша, как отчаянно в груди бьётся сердце. Как они теперь проберутся наверх? Ривай позади шевельнулся, выпуская Эрена. Затем двинул рукой. В противоположной от них стороне послышался стук, и все охранники, успевшие подняться переключили на него внимание.
- Крыса что ли?

- Бежим! – шепнул капрал и, пользуясь моментом, поднялся на пролёт вверх. Эрен нёсся за ним, понимая, что часовые идут на крышу буквально следом за ними. Только бы успеть…

- Нужно положить решётку обратно! – когда они вылезли наружу, опомнился парень. Ривай уже стоял на краю. Он собрался прыгнуть и на лету зацепиться за окно. Эрен поёжился, смотря на его фигуру. Капрал показался ему очень исхудавшим. Посмотрев на юношу, он упал вниз. У парня от страха за него защемило сердце. Вернув решётку на место, он с разбегу спрыгнул с башни, выпуская тросы и слыша за спиной новые голоса. Едва успел.

Ривай висел на один пролёт под ним. Эрен догнал и поравнялся с ним.
- Осторожно. Часовые с дозорных башен могу увидеть, - показывая в обе стороны, шепнул он. Капрал кивнул. Сейчас, лучше разглядывая его лицо, Эрен понял, насколько тот ужасно выглядит. Ривай был бледным, как смерть, а на всём лице остались лишь большие тёмные глаза. Пока они спускались, парень заметил, как дрожат у него руки. И наверняка немеют от холода.

Весь путь по башне вниз Эрен решался спросить о его состоянии. Парень так задумался о том, как же лучше начать, что совсем забыл, где они находятся. Неожиданно юноша почувствовал достаточно сильный удар в спину, который буквально пригвоздил его к стене. Испуганно повернув голову, он увидел рядом с собой Ривая, который тоже прижался к строению.

- Ты что ворон считаешь? Он же смотрит практически сюда! – тяжело дыша, прошипел капрал, указывая вправо. Внутри Эрена всё ухнуло вниз – он совсем забыл, что часовые могу заметить их в любой момент! Как хорошо, что он один такой дурак…

- Простите меня… - одними губами произнёс парень. Ривай внимательно смотрел налево – другой часовой пока стоял к ним спиной.
- Двигайся влево. Нужно выйти из-под обзора… - шевельнувшись, произнёс он.

- Но тогда мы попадём под другой обзор! Лучше держаться по центру, чтобы не дать преимущества ни одной стороне! – запротестовал парень, когда тот уже передвинулся на несколько метров.
И тут случилось то, чего Эрен опасался больше всего: второй дозорный тоже начал разворачиваться в их сторону. Теперь они полностью попадают в область обзора.

- Капрал, назад! Второй сейчас заметит Вас!! – в панике прошептал Эрен, приникая к стене. Ривай резко развернул голову на его призыв. Затем посмотрел обратно. Его глаза расширились, а сердце быстро забилось, чувствуя тревогу. Мгновенно запустив тросы в обратную сторону, он хотел зацепиться руками за выступ стены, но онемевшие пальцы соскользнули. Стена перед глазами сменилась небом. Высоким, необъятным и затягивающим в свою даль. И таким спокойным, сулящим лишь отдых и покой…

- Нет, капрал! Что Вы делаете?– Эрен в ужасе смотрел, как тот, оторвавшись от стены, начал стремительно падать вниз. Не зная, что делать, юноша помедлил, надеясь, что хотя бы тросы удержат тело. Но у него чуть не остановилось сердце, когда он увидел, что глаза у капрала закрыты, а его тросы летят рядом с ним. Больше ни о чём не думая, Эрен мгновенно отцепил все крюки и ринулся за ним вниз. Он хотел поймать Ривая и зацепиться, но было слишком поздно.

Они оба рухнули в море.

P.S. Графический план побега прилагается: http://esgalija.diary.ru/p193697780.htm
Даже если и нет

«Заметили. Наверняка заметили», - стучало сердце Эрена, пока он обхватывал Ривая поперёк и тащил его наверх, к поверхности воды. Если они сейчас всплывут, то точно обнаружат себя. А если нет… То Ривай задохнётся. Если уже не…

Бросая все силы, Эрен попытался всплыть как можно быстрее и дальше от башни. Только его голова оказалась над поверхностью, как он сделал короткий и судорожный вздох.

- Капрал! Капрал! Вы меня слышите? – осторожно придерживая его голову, звал Эрен осипшим голосом. Ривай не откликался. Его глаза были закрыты, кожа посинела, а изо рта вытекала морская вода.

- Нет, пожалуйста, подождите… не уходите… - чувствуя, подступающие слёзы, Эрен, что есть сил, погрёб к берегу. Но сил у него оставалось не так много. Измотанный восходом на башню, дорогой туда и обратно, тяжестью капрала, юноша уже на полпути к берегу перестал ощущать свои ноги и пальцы рук. Вода была ледяной, стремительно охлаждая его тело. А Ривай так вообще превратился в ледышку. До берега оставалось меньше сотни метров, но Эрен чувствовал, что уже идёт ко дну.

- Нет… Ещё немного… Нет… - в надежде на спасение он выпустил тросы, но длины тех не хватало. Вода постепенно заполнила его рот и нос, потом заволокла глаза и уши… Парень ещё может спастись, если отпустит его. Если Ривай мёртв, то зачем тащить бесполезный груз? Как тогда в пустыне. Но тогда он был жив, а сейчас…

«Даже если и нет, я не брошу его…» - было последнее, о чём подумал Эрен, давая холодной темноте поглотить себя.

- Йегер! Ты что, решил снова повторить, как в прошлый раз? – недовольный грозный голос раздался над головой, прорезая мглу. Кто-то очень сильный, схватив парня за шкирку, быстро тянул их наверх. Чувствуя, что жгучий кислород вновь наполняет лёгкие, Эрен распахнул глаза и закашлялся, брызгая вокруг себя водой. Взволнованный Ирвин уже тащил обоих к берегу, до которого оставалось рукой подать.
- Капитан… - просипел парень. – Быстрее… Капрал, он…

- Я знаю, - когда они доплыли до берега, Ирвин сначала вытащил Ривая, потом помог Эрену. Парень, не в силах стоять на ногах, тут же рухнул на землю, подползая к капралу. Торговец склонился над его окоченевшим телом. Потом, побледнев, начал быстрыми толчками давить на грудь.
- Неужели… - Эрен в панике подобрался к его голове.

- Зажми ему нос и наполняй воздухом! По моей команде, - сохраняя хладнокровие, приказал Ирвин. Эрен сел перед Риваем и склонился.

- Сейчас, - сделав несколько нажимов, шепнул Ирвин. Холодные губы Эрена коснулись ледяных Ривая. Юноша осторожно выдохнул в него воздух, пытаясь ещё и мысленно наполнить капрала кислородом. Через три захода изо рта Ривая хлынула вода. Он с хрипом кашлял, пока немного не пришёл в себя.

- Слава богу… - со слезами счастья зашептал Эрен, прижимая его к своей ледяной груди. Ирвин достал запасные плащи и укутал обоих. Когда волнение отпустило Эрена, парень задрожал так, что пару раз прикусил себе язык. А Ривай непонимающе смотрел перед собой, изредка моргая глазами.

- Что произошло? – пытаясь поднять помощника с земли, спросил Ирвин. – Почему вы упали? Я видел в бинокль, - добавил он. Юноша, хватаясь за его руку встал на непослушные ноги. Потом они вдвоем кое-как подняли Ривая. Но затея не удалась. Эрен сам себя не чувствовал, а капрал так вообще падал. Глубоко вздохнув, Ирвин подхватил Ривая на руки, а юноше подставил плечо. Таким образом они отошли от берега и добрались до лошадей.

- Кажется, нас видели. Нужно скорее уходить! – опомнился Эрен, забираясь на коня.
- Если бы видели, то давно бы подняли тревогу, - на этот раз Смит усадил Ривая перед собой. Тот не говорил ни слова и до сих пор был как неживой.

- Но как же… Мы же упали в воду. Наверняка должен был кто-то заметить… - когда лошади тронулись, прошептал Эрен.
- Может, вам повезло? Скоро узнаем, - Ирвин тоже посмотрел на башню, которая постепенно отдалялась.

- Господин Ривай очень плохо выглядел. Он потерял сознание, когда падал. Я хотел перехватить его, но не успел, поэтому мы упали в море. А потом было очень холодно… Вы едва успели…

- Да, я наблюдал за вами. От берега до места встречи было около двухсот метров. Я бежал со всех ног, - усмехнулся Смит, тоже слегка вздрагивая. Ривай, сидя перед ним, обмяк и повалился на мужчину.

- Капрал! – Эрен вытянул руку, пытаясь его подхватить, и сам чуть не свалился с лошади.
- Нужно попасть домой как можно быстрее. А то он долго не протянет… - Ирвин пришпорил коня и поскакал тяжёлым галопом. Эрен, не отставая, двинулся следом.

Возвращение

- Что он сказал? – когда доктор, осмотрев всех троих, ушёл из особняка, Эрен подлетел к Ирвину. Тот выходил из спальни Ривая, осторожно закрывая дверь.
- Не кричи так. Иди в гостиную, - шепнул он. Эрен, кивнув, бросился туда.

- У тебя простужено горло. Со мной всё в порядке. А вот Ривай… - Ирвин помедлил. – В тюрьме он всё время был на холоде, да ещё в сырой одежде. Он там серьёзно заболел. А ледяная вода моря естественно его состояния не улучшила. Врач сказал, что что-то с лёгкими. Лекарства должны помочь… - он выложил список на стол. Эрен тут же схватил его, пробегаясь глазами по латинским буквам.
- Я схожу! – просипел он. Ирвин схватил его за руку.

- Сам схожу. А ты не отходи от него, - торговец указал на спальню. – Сейчас у него высокая температура, жар и бред. Меняй почаще компрессы. Я скоро вернусь, - он уже надевал плащ. – И помни о нашей сделке, - строго произнёс Смит перед уходом, пронзая Эрена острым взглядом. Тот грустно кивнул, и как только хозяин ушёл, побежал в спальню.

***
- Чёрт… Опять ты…- первым делом выдохнул Ривай, когда, открыв глаза, увидел над собой взволнованное лицо Эрена. Тот облегчённо выдохнул, опускаясь на колени перед кроватью.
- Капрал… Вы живы… - сжимая его руку, прошептал он.
- А я должен был умереть? - сорвавшимся голосом спросил Ривай.
- Нет, - юноша слабо улыбнулся, продолжая с нежностью смотреть на него. На лице больного появилась «кислая мина».
- Тогда прекрати смотреть, как счастливый щенок, - отвернув голову, произнёс он. Со лба упало влажное полотенце. Эрен тут же схватил его и намочил в тазике с водой.

- У Вас до сих пор жар. Нужно как можно скорее сбить его, - затараторил он, пытаясь положить компресс на лоб. Ривай тяжело вздохнул, закрывая глаза.

- Я опять в этом доме? Это Ирвин всё устроил?
- Да. Капитан всё тщательно спланировал. Только я оплошал, - виновато ответил Эрен.

- Чёрт. Я опять обязан вам двоим, как мерзко…
- Нет. Это не так. Вы никому не обязаны. Я… Это я хотел Вас спасти, - замотал головой парень.
- Я бы и так сбежал, идиот. Мне нужно было только вылезти из камеры.
- В Вашем состоянии Вы бы вряд ли справились с дюжиной охранников, - пробормотал Эрен. Потом отскочил от кровати, чтобы не провоцировать капрала.
- Я что-нибудь приготовлю Вам! – выпалил он и вылетел за дверь.

Следующие несколько дней Ривай практически не выходил из полусонного состояния. А когда, наконец, открыл глаза, то увидел в своей комнате Ирвина. Тот был спокоен и сосредоточен.

- А ты, значит, не хотел меня спасти? - с сарказмом спросил Ривай, садясь на постель. – Эрен сказал, что это было только его желание.
- Если бы оно было только его, Вы бы оба болтались на виселице, - не дрогнув, ответил торговец.
- А что сейчас? Какова ситуация?

Ирвин отстранился от стены и бросил на кровать Ривая газету. Тот, подозрительно смотря на мужчину, развернул её.
- О твоём побеге кричат все газеты. Весь город стоит на ушах, опасаясь, что беглый дезертир вынырнет из-за угла и перережет всем им горло. И у всех единственный вопрос: как он сбежал? Камера закрыта, следов в башне и трупов нет. Догадливые утверждают, что тебе кто-то помог, и вы сгинули в море, потому что с такой высоты обычные люди вряд ли могли спокойно спуститься. Если только у них не выросли крылья, - с улыбкой добавил Смит.
- Крылья… - глухо повторил Ривай. – Но разве я могу оставаться здесь? Они сопоставят твой приход и мой побег и придут сюда…
- Сюда никто не придёт. Нет ни одного доказательства, что это я. Если им и придётся прорываться, то только силой.

- Мне лучше уйти, чтобы ты был вне подозрений, - Ривай сделал попытку подняться с кровати.
- Опять? Куда ты сейчас пойдёшь? Только выйдешь в город – тебя тут же схватят. У них приказ - стрелять на поражение. Конечно, ты можешь попробовать сбежать как в прошлый раз, но логичнее будет переждать, когда шум уляжется, и твои поиски утихнут. Тогда шанс на побег значительно увеличится. Подумай об этом.

Капрал вновь прислонил спину к подушке.
- Ты же знаешь, почему я не могу остаться здесь, - тихо ответил он, смотря в сторону.

- Знаю, - спокойно отозвался Ирвин. – Но можешь не беспокоиться об этом. В тот день своим уходом ты сказал обо всём. И я понял, - торговец распахнул дверь и незамедлительно вышел из спальни. Внутри Ривая остался неприятный осадок от разговора. Да, он хотел порвать со всем разом, но с тем условием, что это будет окончательно.

- Ирвин… - шепнул парень, ложась полностью и закрывая глаза. – Ты будто пытаешься убедить самого себя. И опять мне нужно принимать решение! – он резко перевернулся на живот и уткнулся носом в подушку.
- Или оставить всё как есть? Какой результат получился? – глухо пробормотал Ривай. Потом тяжело выдохнул.
- Оставлял уже.

Сговор

- Хотите чая? С пирожными? Я сегодня с утра свежие купил, - затаив дыхание, предложил Эрен, стоя позади кресла, в котором сидел капрал.

- Нет, - односложно ответил тот, грея у камина свои ноги. Уже прошло две недели, как Ривай поднялся с постели, но он не спешил что-либо предпринимать, пользуясь всеми привилегиями больного.

- Я вчера починил пояса. Если хотите, то можете прогуляться по лесу, - продолжил Эрен, не отлипаясь от капрала.
- Нет, - прозвучал тот же короткий ответ.

- А ванну? Я могу подогреть воду, - не сдавался парень.
- Вчера принимал.

Эрен печально опустил глаза, не зная, что ещё предложить. Неужели капрал обиделся на него за что-то?

- Хочу… китайских груш, - выдал Ривай, пока Эрен капался в себе. Парень тут же воспрянул духом.
- Я куплю! Самых спелых! Я быстро! - схватив верхнюю одежду, он выскочил из дома и помчался в город.

- Ты действительно сделал из него мальчика на побегушках, - отметил Ирвин, который тоже сидел возле камина и пытался разобраться со своими запущенными делами.

- Он сам рвётся что-то делать. Вот пусть и делает, - вороша кочергой угли в камине, протянул Ривай. Ирвин тихо хмыкнул, продолжая что-то строчить на бумаге. Постепенно гостиная погрузилась в тишину с потрескиванием огня и скрипом пера.
- Ты в последнее время только и делаешь, что зарываешься в своих бумажках, - через час молчания ответил Ривай.
- А ты как обычно разговорчив, - улыбнулся Смит, смотря на часы. - И о чём ты целый час думал?
- О многом, - отрезал тот.
- Если ты хочешь поговорить, я с удовольствием выслушаю тебя, - предприниматель отложил перо.

- У тебя пальцы грязные, - мрачно смотря на чернильные пятна на ладонях торговца, сказал Ривай.
- Не страшно. Чернила не ядовитые, - мягко ответил Ирвин.
- Всё равно, - капрал поднялся на ноги. – Терпеть не могу, когда подобная ерунда отвлекает внимание.

Он достал из кармана платок, намочил его водой из графина и подошёл к Ирвину.
- Я не могу спокойно говорить. Меня это раздражает, - опустившись на колено, он принялся оттирать ладони мужчины. Тот изумленно смотрел на парня во все глаза.

- Эй, ты чего, Ривай? – Смит попытался выдернуть руку, но капрал цепко обхватил его ладонь пальцами и грозно посмотрел. Ирвин тут же замер, не смея перечить.

- Навевает воспоминания, не правда ли? – продолжая оттирать въёдливые пятна, тихо произнёс Ривай. Ирвин шевельнулся в кресле и стал смотреть в окно. Молча.
- Или ты забыл? – через несколько минут закончив с оттиранием, капрал поднялся на ноги и склонился над торговцем, упираясь ладонями в подлокотники кресла.
- Нет, я помню, - продолжая смотреть в сторону, произнёс Ирвин. В его глазах стояла какая-то пустота. Ривай склонился ещё ниже, касаясь дыханием его губ.

- В чём дело? Ты больше не хочешь заполучить меня? – не видя никакой реакции, спросил он. – Эрен вернётся только часа через два; я, не сопротивляясь, стою так близко к тебе, насколько это возможно, а ты…
Ирвин неожиданно отстранил его и поднялся на ноги, поправляя пиджак. Он был очень серьёзным и хмурым.

- Ты никогда не хотел быть со мной. Зачем снова подаёшь мне надежду? На один час станешь моим, а когда вернётся он… Я снова потеряю тебя. И даже не узнаю. Нет, хватит, - Смит покачал головой. – Если любишь Эрена, так будь с ним. Не предавай его, как меня, - потом он ещё немного постоял и куда-то ушёл.

- Ирвин? – Ривай удивлённо посмотрел ему вслед. Надо же, какой неожиданный поворот. Значит, он действительно не шутил.
- Я потерял тебя? – негромко спросил капрал, воспринимая потерю как должное. Действительно, как будто что-то могло сложиться иначе. Но почему Ирвин так просто отпустил? Не поставил никакие условия, позволил вновь жить здесь, не ограничивая себя ни в чём. И жить в одном доме с Эреном. Он ведь знает, что…

- Здесь что-то не так, - поразмыслив, подумал Ривай. Ирвин не был бы Ирвином, если бы всё было так просто. Он что-то задумал. Наверняка.

- Капрал! Капрал, я купил! Самых сочных, как и обещал! И уже помыл, можете сразу есть! – в гостиную влетел счастливый Эрен с грушами в руках.

- Помыл? Их очистить надо было, болван, - буркнул Ривай, повернувшись к нему. Эрен ничуть не смутился.
- Ах… Тогда сейчас почищу! – он снова хотел убежать на кухню, но Ривай неожиданно схватил его за руку, резко прижал к стене и поцеловал. Груши посыпались из рук юноши на пол.

Так же внезапно закончив поцелуй, как и начав, Ривай внимательно посмотрел на парня, который, прислонившись к стене, часто дышал и краснел. Однако смотрел не на капрала, а куда-то в сторону.

- Что? Тебе больше не нравится? – недружелюбно спросил Ривай, пытаясь поймать его взгляд. Эрен сомкнул губы, чуть кривя их, потом закрыл глаза и произнёс:

- Если Вы с самого начала были с господином Смитом, то наверняка испытываете к нему чувства. Он очень сильно страдал, когда Вы ушли. Я думаю, Вы должны быть с ним, а не со мной. Ведь он спас Вас и привёз сюда. А я так… - он несколько раз моргнул. – Всего лишь помощник... не хочу больше предавать его. Я почищу груши. Простите… - подобрав фрукты с пола, парень быстро убежал.

- Вы что, сговорились? – оставшись в одиночестве, проронил Ривай.

Сделка

Очередной завтрак проходил в молчании. Ирвин уткнулся в газету, намеренно скрывая лицо. Эрен сидел с опущенными в тарелку глазами. Ривай медленно потягивал кофе, украдкой смотря то на одного, то на другого. После того случая, когда он провёл разведку боем на два фронта, все начали играть в молчанку.

Ирвин сложил газету и взял в руку тост. Эрен поднял глаза и мельком взглянул на него. Смит едва заметно кивнул, надкусывая ломтик хлеба. Помощник вновь уставился в тарелку. Ривай опустил чашку, так ударив по столу, что все подпрыгнули.

- Я всё понял, - вкрадчиво произнёс он. Ирвин и Эрен развернули к нему головы.
- Это ты всё придумал? – обратился капрал к Смиту.
- Что?

- Мой бойкот, - сложив руки на груди, уточнил Ривай.
- Твой бойкот? – переспросил Ирвин.

- Да. Ты отсылаешь меня к Эрену, пытаясь показать холодность и держа себя в руках. А Эрен, чуть ли не ревя, отправляет меня к тебе, говоря, что так будет лучше. Странно, неправда ли? – вновь делая глоток кофе, сказал Ривай. Эрен и Ирвин переглянулись друг с другом.

- Наверняка ты действовал в своей манере и заключил с ним сделку. Вроде «ты его не трогаешь, и я отступлю. Пусть не достанется никому», - окончательно раскусив Смита, довольно произнёс Ривай.

- Тебя это не касается, - встречно ответил Ирвин. – Тебя не было в соглашении.

- А я хочу там быть, - капрал откинулся на спинку стула. – Заключим новую сделку, Ирвин? – предложил он. Эрен выпрямился, с интересом смотря на него. Смит сузил глаза.
- Каковы условия? – деловито начал он.

- Принеси бумагу, перо, чернила и печать, - обратившись к Эрену, сказал Ривай. Тот быстро забрал всё из секретера и положил перед капралом. И снова сел.

- Твои условия слишком скучные, Ирвин, - тот начал что-то писать. – Суть моего бойкотирования я оставлю, а вот условия изменю. Кто первым не выдержит, тот и проиграл, - он поставил точку.
- И что это значит? – не понял Эрен. Капрал улыбнулся.

- Неделю, месяц, три… Может мы и сможем спокойно жить. А что будет через полгода или год? Быть так близко и не сметь коснуться друг друга. Это больно… - с усмешкой сказал он. – В итоге всё закончится, как и началось. Уйти я пока что не могу, поэтому… - он посмотрел на парня. – Если Эрен не выдержит первым, то он уезжает заграницу на учёбу. Наверное, бессрочно, - усмехнулся капрал. Юноша, покраснев, опустил голову. – Я остаюсь здесь, с Ирвином. Если не выдержит Ирвин, то тогда за границу я уезжаю вместе в Эреном. По мне, так очень справедливо, не так ли? – он посмотрел на обоих.

- Да, неплохо, - кивнул головой Ирвин. – А что будет, если первым не выдержишь ты?
Ривай улыбнулся ещё шире.

- Тогда делайте со мной что хотите. Оба, - бархатно ответил он, опираясь предплечьем на спинку стула. Ирвин жадно сглотнул, а Эрен начал покусывать губы.

- Только учтите: я как-то раз продержался в пустыне без воды три дня, хотя остальные передохли за два. Так что какое-то там физическое неудовлетворение вряд ли будет тяжелее, чем это.

- Я согласен, - хлопнув по колену, Ирвин поднялся на ноги и, обойдя стол, подошёл к Риваю. Взял перо и расписался на бумаге. – А я однажды попал в лапы тигра. Чуть руку мне не откусил. До сих пор шрамы от клыков на плече остались. К счастью, военное время не прошло даром. И справиться со зверем мне по силу, – похвалился он, поглядывая на Ривая.

А вот Эрену щеголять было нечем – никаких подвигов он ещё не успел совершить. Поднявшись со стула, юноша на дрожащих ногах подошёл к Риваю и неровно расписался. Среди этих хищников парень чувствовал себя маленьким слабым кроликом, который заведомо проиграл.

- Ты вытащил меня из башни. А потом проплыл не одну сотню метров в ледяной воде. Не думаю, что обычный тюфяк мог бы справиться с этим, - видя, как юноша поник, Ривай попытался его приободрить. Эрен залился мягким розовым цветом и пробурчал что-то вроде «спасибо». После этих слов в его глазах появилось море решительности.

- Что ж, - Ривай расписался сам под условиями сделки и поставил фирменную печать Смита. – Да начнётся игра на выживание, - сверкнув глазами, он поднялся на ноги. Отдал бумагу Ирвину, а Эрена хлопнул по плечу так, что тот почти согнулся по пополам.

- А пока что… - он задумчиво остановился в дверях. – Эрен, приготовь ванную.
- Есть! – парень подпрыгнул и поспешил выполнить приказ.

- А ты… - Ривай косо посмотрел на Ирвина. – Ещё не продал те часы?
- Нет, - тот ухмыльнулся, доставая часы из нагрудного кармана. Ривай, подойдя к нему, забрал их. Открыл крышку и посмотрел на идущие стрелки.

- Главное – всё делать вовремя, чтобы потом не было поздно, - захлопнув крышку, произнёс он и вышел из гостиной.

0

17

Наша бессонная ночь

Автор: Davy Dreyg
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: Капрал Леви/Эрен
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), POV

Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1

Описание:
Капрал из-за чего то поругался с Ирвином и придирается к его новому плану на собрании.Тот не хочет его слушать,в результате чего Леви раздражается еще сильнее.А выпустить пар ему конечно же помогает наш невинный Эрен.

Тягостное молчание прервал громкий голос командира Ирвина.
-Ну что ж, если все понятно и вопросов нет, я больше не задерживаю вас.
Как всегда, командир составил карту с построением, над которым думал около двух недель. Все уже стали волноваться, кто-то пустил слух о том, что командир в замешательстве после последней вылазки, что у него совсем нет планов по проведению дальнейших действий. Я не верил в это и пытался пресечь гнусную клевету. Командир Ирвин отлично справляется со своей должностью. Не может быть, чтобы он впал в смятение. Я в этом уверен. Этот план предусматривал все неожиданные обстоятельства, возможные потери - как и ожидалось от командира Ирвина. Понятно, почему он работал над ним так долго.
Большинство вопросов было,конечно же, от меня. Многое казалось мне слишком сложным и невозможным. Но когда я спрашивал, командир просто и понятно все разъяснял мне. Все уже вставали из-за стола, как вдруг капрал Леви внезапно объявил о своем несогласии с одобренной всеми схемой, тем самым вызвав всеобщее удивление.
-Это безрассудно. - сказал он отрывисто, со своим неизменным выражением лица. Так странно, капрал ведь всегда одобряет планы командира. Казалось, командир ожидал этого.
-Изложи свою точку зрения, - устремив свои голубые глаза на капрала и скрестив руки,начал говорить он, - что конкретно ты считаешь безрассудным?
Все остались на своих местах и с удивлением устремили глаза на капрала. Его бровь дрогнула. Было видно, что он сильно недоволен и раздражен. Что же между ними произошло?
-А вы можете идти. Ничего не изменится. - cказал командир, обведя глазами всех присутствующих. Петра пожала плечами, встала и первая вышла из комнаты. За ней потянулись остальные. Я продолжал сидеть на месте. Мне очень хотелось узнать, что конкретно в схеме не устраивает капрала Леви. Но поймав его беглый раздраженный взгляд, я понял, что мне лучше уйти и как можно быстрее.
Я долго не мог заснуть, прислушивался к происходящему. Все было тихо. Закрыв глаза, я стал думать о предстоящей вылазке за стену, о том, как нам удастся избежать потерь, быстро попасть в Шиганшину, найти записи отца, узнать больше о гигантах, и не заметил, как заснул.
Оглушительный грохот распахнувшийся двери заставил меня рывком сесть на кровати и прищуриться от ослепительного луча света. Сквозь сон я ничего не мог понять.
-Капрал Леви...вы что...?
-Вставай. Быстро. - нетерпеливо и раздраженно.
-Что-то случилось, кап... - я не успел договорить. Он схватил меня за руку, стащил с кровати и быстро повел за собой. Капрал находился в состоянии еще большего напряжения, чем был на собрании. Было ясно, что командир Ирвин ничего не изменил в своем плане. Рука капрала мертвой хваткой сжимала запястье моей правой руки. Запоздало вспомнил, что иду в своей простенькой пижаме и даже нормально не одет. Куда он ведет меня так поздно?
-Капрал Леви, куда мы идем? - еще полностью не очнувшись от сна, спросил я. Ответа не последовало. Мы на этаже с комнатами командира и капрала. Он быстро втащил меня в свою комнату и захлопнул дверь, после чего подошел к окну и поставил руки на подоконник, тяжело выдохнув. Я в недоумении смотрел на него.
-Капрал...? Вам плохо? - он упорно не отвечал мне. Так продолжалось около пяти минут, после чего он резко повернулся и пошел на меня. Мое сердце дрогнуло. Все понятно. Ему нужен кто-то, на ком бы он мог отыграться и выпустить нахлынувшие эмоции. Он привел меня сюда, чтобы избить.
Я с ужасом смотрел на него и не мог двинуться с места. Он резко схватил меня за воротничок пижамы и впился в мои пересохшие губы. Широко раскрытыми глазами я смотрел в его холодные глаза. Он положил свою руку мне на шею, надавил, немного приподнялся на мысках и углубил поцелуй, проникнув языком глубже в рот. Я продолжал в ступоре смотреть на него, боясь пошевелиться. Я не мог оттолкнуть его. Все тело как будто парализовало. Осознание происходящего пришло ко мне тогда, когда я уже лежал на кровати капрала. Он навис надо мной. Красивые пряди темных волос прилипли к потным вискам, горячее дыхание обжигало мои щеки. Неужели он...? Нет, это...я попытался привстать, но снова был прижат к кровати.
-Капрал, прошу вас, не надо... - шептал я, умоляющим взглядом всматриваясь в его лицо.
-Заткнись. - хриплый голос заставил меня дрожать. Он слез с кровати, взялся обоими руками за мои пижамные штаны и рывком стащил их. Я инстинктивно сжал колени. Мне было стыдно и страшно. Щеки горели, сердце бешено билось.
-Раздвинь, Эрен... - тот же самый повелительный тон. Упорно сжимаю ноги еще сильнее. Капрал положил руки мне на колени и без особых усилий развел их в стороны. К горлу подступил ком, а на глазах выступили слезы.
-Прошу вас...капрал...
-Будешь орать или сопротивляться-выпущу кишки сразу. - капрал встал и быстрым движением расстегнул ширинку, приспустил штаны с бельем. Он был сильно возбужден. Только теперь я понял серьезность его намерений. Но почему я...почему именно так? Лучше бы он избил меня до полусмерти. Я отвернулся и зажмурился от стыда. Лежать вот так перед капралом, с голым задом - это ужасно.
Нависшая тишина заставила меня приоткрыть глаза и посмотреть на него. Капрал медленно смазывал свой член чем-то прозрачным и тянущимся. На меня снова накатила волна страха. Сейчас он сделает это...унизит, уничтожит.
-Капрал... - хриплю. В горле пересохло. Он снова навис надо мной. Взялся все еще липкой рукой за мою ногу и быстро перекинул через свое плечо, другой рукой приподнял кофту, оголяя мой живот. Чувствую, как к моему анусу прижалась его твердая скользкая головка. Я зажмурился и сжался так сильно, как только мог.
-Расслабься, Эрен. Немедленно. Это приказ.
-Но...капрал, я...это...
-Немедленно, Эрен...или я не знаю, что с тобой сделаю... - быстрым хриплым шепотом произнес он, заставляя меня трепетать от страха, а слезам стекать по щекам. Я повернул голову на бок, прикрыл глаза и попытался расслабиться, все еще чувствуя давившую на колечко мышц скользкую головку. Капрал сразу же толкнулся внутрь. Я снова инстинктивно сжался. Но он не останавливался, положил руки мне на бедра, стал сильно нажимать и проникать глубже в меня. Это было адски больно. Запоздало понимаю, что реву самым постыдным образом, громко всхлипывая и тяжело вдыхая воздух ртом. Капрал остановился и внимательно всматривался в мое лицо.
-Эрен... - горячий шепот отдается мурашками по всему телу. Холодная рука легла мне на живот и слегка поглаживала. - Ну же...будет не так больно, если ты расслабишься. - он провел губами по моей горячей мокрой щеке, собирая несколько соленых капель. Это совсем не похоже на капрала. Он не продолжал и ждал, пока я наконец-то дам ему проникнуть в себя. Прерывисто выдыхая, я стал медленно расслаблять сжатые мышцы.
-Вот так...даа...Эрен... - он продолжил входить, после чего плавно двинулся назад и снова вперед, с каждым движением входя глубже. После нескольких движений я почувствовал, как кровь стала приливать к низу живота.
-Тебе нравится? Малолетний извращенец... - слегка улыбнулся он, постепенно ускоряясь. Мой возбужденный член уперся ему в живот. Постепенно боль стало сменять странное ощущение, которого я никогда не испытывал. Это было безумно приятно и с каждым движением капрала я чувствовал все большее и большее наслаждение. Мое частое дыхание постепенно сменилось непривычными для меня стонами. Теми стонами, которые я часто слышал, проходя по улице в магазин мимо известного борделя.
-Ещё, капрал...ааах...еще...! - кричал я. Он ускорился, уже без особых усилий скользя во мне. Сквозь свои стоны я слышал звон пряжек на ремнях капрала и его хриплые, чуть слышные стоны. В порыве я схватил его за жесткие темные пряди влажных волос. Он посмотрел на меня блестящими глазами. Я притянул его к себе и неумело стал целовать его губы. Он страстно и неистово отвечал мне, не замедляя резких толчков.
-Капрал...еще...сильнее, прошу вас!
Еще несколько движений - я излился ему на низ живота и сильно сжал внутри.
-Мм...Эрен... - зажмуриваясь, сдавленно простонал он и кончил в меня. Я чувствовал, как в меня втекает его горячая сперма. Капрал склонился ко мне и снова припал к моим опухшим от грубых поцелуев губам. Я отвечал ему более уверенно, но слабо. Он приподнялся и стал медленно выходить из меня. Я, тяжело дыша, затуманенным взглядом смотрел на него, беспомощно раскинув ноги и руки в стороны. Капрал выпрямился, наскоро вытер себя и застегнулся. Он выглядел более расслабленным и умиротворенным. От его напряжения не осталось и следа.
-Капрал...Леви...что мы с вами...
-Ни слова, понял?
-Да, но...
-Ты сказал да, Эрен. - прежнее выражение лица, как будто ничего и не было. Я быстро встаю и на скоро натягиваю штаны.
-Можно, я пойду?...
-Иди, только...ты запачкал мне рубашку. - я посмотрел на довольно большое белесое пятно на его ослепительно белой рубашке и мои щеки снова залились краской.
-Простите, капрал... - робко. Он отвернулся.
-Иди уже. Завтра напряженный день. Тебе нужно выспаться.
-Доброй ночи... - в смятении я вышел из комнаты капрала. Интересно, нас кто-нибудь слышал? На этаже так тихо. Не успел я и сделать двух шагов, как из своей комнаты вышел командир Ирвин. Он что, даже спит в форме?
-Еще не спишь, Эрен? Странно видеть тебя на нашем этаже в такое время. - Он внимательно смотрел на меня. Что же мне ему ответить? Не могу же я ему сказать, что я...
-Помогал дойти капралу Леви! - что? Что за бред я сейчас сморозил?
-Дойти? Он что, напился? Или темноты боится? - с улыбкой спросил командир.
-Никак нет, он...просто... - командир не сводил с меня глаз. Еще немного и я расскажу ему...
-Ладно, иди к себе. - сказал он и прошел мимо меня. Я с облегчением выдохнул. Хорошо, что все обошлось.
Я не спеша спустился в свой родной подвал. Штаны были влажными от вытекшей спермы. Ноги подкашивались, все тело ужасно болело, особенно зад. Как же я завтра на лошади сидеть-то буду? Капрал Леви...несмотря на ужасную боль, мне безумно понравилось. Но я уверен, что этого больше не повторится. И слава богу. Так думал я, уже засыпая в своей кровати.

0


Вы здесь » Аниме и Вокалоид♔Asian Lovers♔ » 18+ » Яой по Attack on Titan(Атака Титанов)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC