Аниме и Вокалоид♔Asian Lovers♔

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аниме и Вокалоид♔Asian Lovers♔ » Наруто » Фанфики про Саске и Сакуру №13


Фанфики про Саске и Сакуру №13

Сообщений 61 страница 80 из 426

1

Ура, новая темка, с переездом.:з
Так-с ребят правила остались те же, перечитываем: ПРАВИЛА.
Поблажек никому не будет, знайте.с:
Флудим как обычно в теме: ФЛУДА.
Спрашивать вопросы, так же помощь, вопросы о фиках, всё в теме с флудом!

0

61

With me

Глава 12.

Сидя на койке в больнице, я смотрел в окно и размышлял о том, где сейчас могла находиться Сакура. Как она? Все ли с ней в порядке?
Я находился в этой чертовой больнице уже 3 недели. С момента исчезновения Сакуры прошло 2 месяца и одна неделя. Я хранил в памяти эти даты. Мне было невыносимо больно с каждым новым днем. Но с тех пор, как Хината вытащила меня из квартиры, я хотя бы пытался бороться с этой болью, чтобы она не накрыла меня пеленой, как прежде…
Хината приходила ко мне каждый день, рассказывала о том, что происходит в деревне. Да и не только она приходила - моя палата целыми днями была наполнена людьми, порой даже теми, которых я не знал. Но тем не мене их поддержка давала мне сил для моей внутренней борьбы. Теперь я нашел силы жить. Я потихоньку восстанавливался, после пережитых мной страданий. И в моей голове все боле отчетливей вставала цель, новая цель, которую мне нужно осуществить любой ценой, даже ценой собственной жизни. И пусть я не стану хокаге, но я спасу моих друзей. Вот что самое главное. Мои друзья.
Теперь я буду жить ради своих друзей, ради того, чтобы защитить их.
В таких размышлениях пролетали минуты, часы, дни, недели. Я встал «на ноги», начал тренироваться. Друзья, глядя на меня, улыбались, старались поддерживать. Упорные тренировки делали меня сильней, делая мою цель все боле реальней. Я выбирался на миссии, на разведки. Постепенно подчиняя себе чакру Девятихвостого, становясь сильнее. Кьюби все охотнее разговаривал со мной, а порой даже давал советы. Почему то ему была близко то, что произошло со мной.
Где-то на 5 месяц после того, как Сакуры не стало рядом со мной, мир шиноби узнал, что Некто объявил войну. Вся деревня готовилась, каждый помогал, чем мог.
В моей голове непроизвольно всплывали мысли о Сакуре. Что будет с ней? Конечно, Орачимару не останется в стороне. Это означало, что нужно действовать и искать место, где она спрятана. Или не спрятана… А что если она добровольно ушла? Что если все понимала, и это было ее решением?
Я тряхнул головой, избавляясь от мрачных мыслей.
- Наруто, что-то случилось? – Конохомару подошел к скамье, на которой я одиноко сидел, дожидаясь Шикамару. С ним мы должны были отправиться на разведку, которая заключалась в том, чтобы найди убежище Орачимару, а вместе с ним и Сакуру. Вопрос Конохомару вывел меня из размышлений, и я улыбнулся ему.
- Все хорошо, - ответил я, поправив повязку на голове. Конохомару мне поверил и сел рядом. – А сам то как?
- Скоро война… - мрачно ответил он.
Мне стало жаль его. Война – это поистине ужасное явление. Кровавое, наполненное смертями родных людей.
- Конохомару, не переживай. Все будет хорошо. – Я широко ему улыбнулся, но в глаза взглянуть не решался.
- Нет, все не будет хорошо. Люди будут умирать, как умер мой дедушка, как умерли мои родители, как умерли все те, кто сражался против девятихвостого 17 лет назад! Наруто, ты должен успеть найти Сакуру до начала войны. – Я никак не ожидал услышать подобные слова из уст этого мальчика. Но он продолжал, и огонь боли в моем сердце разгорался: - Ты ведь сам понимаешь, что война не обойдет стороной Сакуру. Ее нужно охранять, нужно держать под присмотром. Тебе нужно было действовать раньше, а ты…
- Конохомару попридержи свой длинный язык! – зло ответил Шикамару, который подошел, как раз вовремя.
Конохомару всегда был прямолинейным, я понимал это и не злился на него, ведь он только хотел меня растрясти, чтобы я что-то предпринял, и как можно скорее.
- Спасибо, Конохомару, - тихо ответил я и улыбнулся. – Я понял, что ты хотел мне сказать, я верну Сакуру!
Конохомару взглянул на меня и его глаза засветились ярким огнем.
- Я рад! Вперед, Наруто! – целеустремленно сказал мальчик. Я встал и пошел с Шикамару в сторону главных ворот Конохи, Конохамару рукой на прощание.
Шикамару шел молча, я заметил, что он улыбался.
- Наруто, мы вернем ее, не сомневайся, - сказал Шикамару, и побежал. Я ринулся за ним. Его слова приободрили меня, давая светлую надежду.
Мы бежали молча, перепрыгивая с ветку на ветку. Бежали очень быстро, торопясь.
Наш путь был на юг. Там есть небольшой населенный пункт, жители которого утверждали, что в лесных массивах к юго-западу от их поселения, они человека, лицо чьего по описанию подходило Саске. Где Саске – там и все ответы на вопросы, мучавшие меня на протяжении 5 месяцев.
До этого населенного пункта около 2 часов бега. Но с учетом того, что мы бежали очень быстро, то могли преодолеть расстояние где-то за час.
Если мы с Шикамару обнаружим там зацепку, то отряд подкрепления выдвинется немедленно. На это я и надеялся.
После часа мы наконец то прибыли в деревню. Мы с Шикамару были в плащах. Мне не терпелось расспросить жителей о незнакомцах, блуждающих по лесу. И я уже хотел было побежать, но Шикамару схватил мою руку и неодобрительно покачал головой:
- Наруто, я понимаю – тебе тяжело, но нужно терпение. Если ты будешь метаться и расспрашивать в открытую, проявляя нездоровый интерес, то спугнешь, напугаешь жителей, или даже подставишь себя под подозрения. В этой деревне напуган каждый человек без исключения, плюс скоро война. Будь умнее и спокойнее.
Я переварил его слова и кивнул, потушив пламя нетерпения внутри себя. Только тогда Шикамару отпустил мою руку, и мы двинулись медленно в сторону деревни, надев капюшоны. Зайдя в деревню, мы разглядывали их жителей, Шикамару искал нужного человека. Правда, я не понимал кого именно.
Вдруг он остановился около грязного ресторанчика. За одним из толов сидел неприметный дед. Его лицо было настороженно и напугано, как будто он думал, что его преследуют и хотят убить.
Шикамару кивнул головой в сторону этого деда, давай понять, что он нужный нам человек. Мы, как бы невзначай зашли в ресторан, Шикамару заказал у стойки какие-то блюда, заранее расплатившись. Затем оглядел ресторан и подошел к столу с дедом, сняв капюшон. Я последовал его примеру.
- Извините, - начал разговор Шикамару, - здесь везде столы грязные, можно ли нам с другом сесть за ваш?
Несколько секунд дед оценивающе смотрел на нас, а потом одобрительно кивнул. Мы сели за стол, молча дожидаясь заказа. Почему Шикамару молчит? Почему не расспрашивает? Во мне снова закипело нетерпение. Я уже хотел открыть рот, чтобы задать вопрос деду, но почувствовал, что тело онемело. Я повернул глаза в сторону Шикарамару, но сидел спокойно, как будто он только что ничего и не сделал.
Наконец заказ был подан, и мое тело вернулось в мое распоряжение. Шикамару молча начал есть, я прикусил губу и с неохотой начал есть тоже.
Дед посмотрел на нас и сказал настолько тихо, что кроме нас это не услышал бы никто:
- Я думал, что вы специально подсели, чтобы расспросить о тех, кто бродит в лесу. Но вы молчите, значит не шпионы…
Дед облегченно вздохнул, а Шикамару сказал:
- Мы не нуждаемся в информации, мы в курсе всего. Наша миссия заключается в том, чтобы проверить леcной массив.
Какого черта он рассказывает? Это наша миссия! Почему он сказал, что он все знает, ведь у нас вообще нет информации!
Дед ахнул и нагнулся к нам.
-Значит, вы знаете про взрывы и сражения? – прошептал он.
Шикамару кивнул, спокойно продолжая есть. Дед оглянулся, удостоверившись, что никто не подслушивает и сказал:
- Это уму непостижимо! Я вам расскажу кое-что. Уверен, что вы знаете все поверхностно. Я расскажу вам все подробно, только защитите нас, ради Бога!
Шикамару снова кивнул и внимательно посмотрел в глаза деда, который подготовился к долгому рассказу.

«В общем, я часто бываю в этом лесу. То травы нужно собрать, то ягоды, грибы. Или же просто пройтись, люблю лес с детства, знаю там каждый куст, каждую тропу. Да и не только я там бываю. Все жители считают лес своим вторым домом.
Началось все 5 с лишним месяцев назад. В первый раз люди заметили небольшую группу из четырех человек, один из которых был без сознания, его несли на руках. Люди тогда и внимания не обратили, кто знает, может путники. Но они поселились где-то в лесу, их стали видеть все чаще, они были не аккуратны и совсем не пытались быть незамеченными.
После их прибытия, пришли и другие. Эти другие и принесли с собой взрывы и убийства ни в чем не провинившихся жителей деревни. Это и была организация Акацки.
Часто в лесу видят кровь, лоскуты одежды и трупы людей, из села люди пропадали. А вот примерно три недели назад был настолько огромный взрыв, разнёсшийся очень далеко от деревни, но диаметром километров на 50 так точно! Поистине страшный взрыв.
Тогда-то снова был замечен человек с черными волосами и красными глазами, весь израненный и преследуемый двумя человеками. Но буквально пару дней назад, одним из местный жителей, этот парень был замечен. Значит, жив остался.
Похоже, что он каждый день, или через день, обходит определенную границу в лесу. И порой натыкается на этих ублюдков.
Есть нехороший слух, что этот черноволосый сражался с этой проклятой организацией и убил двоих из них. У одного длинные, белые волосы, а вот другой был, как две капли воды похож с парнем. Родственник, вот на что угодно поспорю - родственник! Сам видал труп. Ох, сердце мое чует неладное. Еще люди говорят, что этот парень охраняет что-то в лесу, то ли человека, то ли вещь какую-то. Слишком уж странно все.
Да еще и войну объявляют эти Акацки, хочешь того или нет, всякого себе придумывать начнешь. У нас-то в деревне не распространяются об этом, боятся все эту организацию, да и перед тем парнем ужас таят. Страшно народу, вот и молчат»

На этом дед закончил рассказ, с кряхтением встал, пожелал удачи и скрылся. Мы с Шикамару обдумывали его слова. Несколько минут спустя Шикамару сказал:
- Возвращаемся домой.
Я был в недоумении. Ведь мы могли просто позвать подкрепление и все! И продолжить поиски, но не успел я возмутиться, как Шикамару серьезно огрызнулся:
- Наруто, здесь не только Саске! Здесь Акацки, это тебе уже не шутки, нужно возвращаться, обговорить все с хокаге, и только потом действовать. Честно говоря, я не ожидал, что все так серьезно.

0

62

With me

Глава 13.
Шизуне сидела передо мной, пролистывая одну из многочисленных книг, которые она читала. Возможно со стороны и можно сказать, что она читает, но я-то точно знала, что это не так. Она была поглощена в свои бесконечные размышления о сложившейся ситуации. На ее душе было неспокойно. Это было замечено мной еще пару дней назад, когда команда во главе с Какаши сенсеем, отправленная на нахождения и захват логова Орачимару, вернулась с трупом Асумы, но с победой над двумя челнами Акацки
Его ребята подавлены и ужасно шокированы. Мне их даже жалко. Как хокаге деревни Листа я делаю все возможное, но война даже не началась, а мы уже теряем людей. Надо же… Сам Асума погиб. Вот если честно от кого-кого, но так от него не как не ожидала столь неожиданной смерти. Даже меня эта весть повергла в шок.
На днях должны состояться похороны. Похороны… Уже… А что же тогда будет на войне? Бесчисленные жертвы, бессмысленные смерти, необдуманные поступки, ведущие к гибели. И снова похороны, похороны, похороны… Эта третья мировая война шиноби будет поистине ужасна, она будет самой кровавой и страшной за всю историю. Я это просто знала…
Еще и Наруто… Наруто – это человек, который создаст будущее, прекрасное светлое будущее, в котором будет мир и порядок. Это человек, который создаст идеальный мир, где не будет смерти и ненависти. Он сможет защитить всех, кто ему дорог. Он сможет сохранить деревню, при нем она будет расцветать. Я уже не сомневалась, что Шестым хокаге станет именно Наруто. Только он достоин этого звания, только он заслуживает его.
Этот великий человек, который в свои 14 лет был подавлен уходом Саске. Но не сдавшимся, а продолжившимся бороться ради своей мечты, ради целей, поставленных им. Он целеустремленно шел вперед, не оглядываясь в прошлое, не теребя его. Он принимал все, как есть. Продолжал твердо идти через все трудности, через слезы и боль.
Мне казалось, что сломить его уже было не возможно. Что могло сломить этого человека, переборовший одиночество, предательство и смерть близкого? Что? Оказывается любовь.
Это серьезно ранило его, ранило его в сердце, оставив глубокий след. Любовь к Сакуре была настолько сильна, что затмила все его мечты и цели, заставляя издыхать в темной комнате своей квартиры. И страшно подумать, что было бы, если бы не Хината… Может он и не осознает этого, но я – уже не молодая женщина, повидавшая многие мерзости и радости жизни – могла с уверенностью утверждать, что в глубине души Наруто любил Хинату. Эти чувства затмевались привязанностюь к Сакуре, и от этого чувства парень не мог избавиться. Не мог просто забыть и продолжать жить.
Эта привязанность заставляла его страдать. Это чувство заставляло его отправляться на поиски Сакуры.
Что касается Сакуры, я не знала, что и думать. Мне всегда казалось, что она подобно раскрытой книги, и прочитать ее мысли и намерения будет легко, но все оказалось на оборот. Сакура очень сильная, если бы она всей душой желала покинуть убежите Орачимару и вернуться в деревню, то она бы уже давно была рядом с нами, но ее нет. Это заставляло меня задуматься – Сакура не такая уж и простая особа. Нет, внутри у нее горела любовь к Саске, которая с годами лишь возрастала, она желала лишь его, лишь место рядом с ним. И как только ей выдалась такая возможность - не отступила, а осталась рядом.
Саске был мстителем, и думать о нем, как о человеке влюбленном было бы глупо. Я этой роли я его никак не могла представить. Мое воображение просто отвергала такие мысли. Невозможно, нереально, непостижимо – вот что вставало в моей голове при подобных размышлениях.
Возможно, в ней нуждались, как во втором медике, а так как медик она чрезвычайно сильный, да и вою она неслабая, то Орачимару посчитал ее нужной. Сыграв на ее чувствах, о которых было легко догадаться, он привязал ее к своему логову.
Эта гипотеза казалась мне более правдоподобной. И если это все так, то возвратить ее обратно будет очень тяжело.
Миссию, целью которой было возвращение Сакуры и Саске в деревню, я не собиралась возобновлять. Это было слишком рискованно. Акацки могут напасть в любой момент, а если этот удар будет совершен в неблагоприятное для нас время, то это чревато больших потерь. Нет, такого не случиться, слишком многое поставлено на кон.
Лучшим вариантом будет просто ждать, готовиться к военным действиям. Тем более я не хотела тревожить Наруто, который в данный момент обучался контролю над девятихвостым у Киллера Би. Думаю, эти тренировки пойдут ему лишь на пользу.
Пусть все идет своим чередом, друг за другом, не торопясь. Нам нужно было время, но мы не нужны были времени. Ему было на нас наплевать.
- Как думаешь, когда война начнется? – спросила я тихо у Шизуне, сидя в кресле и смотря в окно на полную луну.
- У нас еще месяц, может быть два. Не боле. – Грустно ответила она и продолжила размышлять. Больше мы не разговаривали за сегодня.
Завтра похороны, нужно готовиться…

0

63

With me

Глава 14.
Кто бы мог подумать, что 6 месяцев пройдут так быстро? С тех самых пор, как мне сказали, что внутри меня растет малыш, то все во мне перевернулась. Саске – его отец. Я – его мать. Или ее? Мы не знали, кто родиться, но я была уверена, что это был мальчик. Мой милый мальчик.
Оказывается, что в самом начале моей беременности, я чуть не погубила его. Большое перенапряжение, истощение чакры, что чуть не привело к гибели моего будущего чуда. Нашего с Саске чуда.
Саске корил себя за то, что случилось. Он мучился. Он не мог поверить в это. Он несколько дней не появлялся, был на поверхности. Ему нужно было спокойно собраться с мыслями, смириться и все обдумать. Я не винила его за это, ведь такое поведение можно понять. По его возвращению, он делал для меня все, искупая передо мной «свой эгоизм», как он говорил. Он чувствовал себя виноватым, ведь он «подставил жизнь человека, который стал моим смыслом жизни, под опасность». Что ж, скоро у него будет уже два смысла – я и малыш.
Он часто обходил территории, чтобы убедиться, что Акацки по близости нет. Этой организации чудом удалось не обнаружить наш «дом». Кабуто сумел их каким-то образом обдурить и скрыться в тот последний раз, когда я была на поверхности.
Акацки очень часто бродили в тех местах, где сражались с Кабуто. Но все их попытки обнаружить убежище оканчивались неудачей.
Можно было бы покинуть это место, перейдя на другое, но во-первых – был против Кабуто, он говорил, что все это плохо скажется на моем здоровье. Во-вторых, Орочимару был против смены убежища, т.к. в этом случае есть риск быть обнаруженными.
Орочимару был молчалив, не раскрывал своих планов и целей. Как я поняла, то он хотел следовать за Саске, какой бы он не выбрал путь.
Акацки все 6 месяцев посвятили обнаружению Саске и подготовки к войне, которую она хотели разразить во всем мире шиноби. Их не волновали людские жизни, они стремились захватить мир, а затем уничтожить его и создать свой собственный мир, который «был бы идеален». Но этот «идеальный мир» мог быть создан только ценой многих ничем не провинившихся жизней.
В осуществлении их планов Саске должен был учувствовать. В противном же случае – убит. Но они не могли ни поговорить с ним, ни убить. Это рушило все их планы.
Тем не мене Саске все еще был одержим местью, но не перед деревней, а перед человеком, который отдал приказ. Он понимал, что хоть приказы и отдавал лишь хокаге, но должен был быть человек, который подкинул эту идею. Этот человек и нужен был Саске.
-Война на носу, - с волнением в голосе говорил Кабуто. – Нам к ее началу нужно будет сменить укрытие.
Он лежал на простыне возле камина, читая какую-то книжку. Возле него на той же огромной простыне сидели мы с Саске. Он зарывался носом в мои волосы, гладил выпуклый живот и тихо на ухо говорил слова любви. Прекрасные мгновения, а главное редкие, ведь мы с Саске последнее время не так много проводим вместе, он почти всегда охраняет меня. Зато сейчас и Кабуто здесь, тихо читал книжку. Если бы не его дыхание, то можно было бы подумать, что его вообще нет. Саске улыбался, ему тоже были дороги эти моменты, ведь он так редко бездельничал, невинно флиртуя со мной.
Мне не хотелось думать о войне и прекращать эти минуты, но Саске поддержал разговор, все еще обнимая и целую меня в макушку:
- Я тоже так думаю…
Кабуто убрал книжку, повернул голову к огню и начал разглядывать красные языки пламени, размышляя о чем-то важном. А я продолжила восхищаться драгоценным минутами.
- Саске, я думаю, лучшим решением будет отправить Сакуру обратно в деревню Скрытую в Листве.
Я застыла, улыбка сошла с моего лица. Эти слова повергли меня в шок. Как у него только язык повернулся такое сказать?! Какая к черту деревня?! Он с ума сошел?!
Ведь возвратиться в деревню - значит, расстаться с Саске, а возможно и со свободой, ведь сейчас я считаюсь, в лучшем случае, пропавшей, в худшем – предателем. Что я им скажу? «Извините, но я слишком любила Саске, что бы возвращаться, но теперь у нас сложности и мне нужно некоторое время побыть здесь»? Это самая глупая мысль, которую я услышала от Кабуто.
Я тут же вспомнила мирную жизнь деревни, спокойные будни и сложные миссии. Вспомнила знакомые, милые мне лица. Такие родные, такие дружелюбные, такие близкие. Особенно одно лицо всплывала чаще всех остальных. Наруто…
Я оставила его одного, возложив на его плечи столько ответственности, столько трудностей, столько страданий, которые обычно мы переживали вместе. Как он? Все ли с ним хорошо?
Он меня ищет, он не смог бы смириться с моим исчезновением, как не смог до сих пор смириться с уходом Саске. И почему об этом я вспоминаю только сейчас. Я поступала эгоистично, думая только о своем счастье и желаниях, совершенно забыв про судьбы других, для которых моя судьба тоже была важна.
Волнение и злость на саму себя нахлынуло волной. Мой малыш толкнулся, и я с вздохом схватилась за живот, шепча еле слышно:
- Тише, маленьких мой, тише, не толкайся.
Саске поцеловал меня в щеку, пытаясь меня успокоить и тихо зашептал:
- Кабуто прав, это будет лучшим решением, - во мне все вспыхнуло, а Саске лишь сильнее прижал меня к себе. – Сакура, я тебе еще не сказал, но я уже принял решение… Мне нужно отмстить… Нужно! Но и подвергать тебя опасности я тоже не могу…
Кабуто перебил его, объясняя более понятным языком:
- Саске хочет мстить, но и отречься от тебя не может, так как любит. Чтобы отомстить, нужно присоединиться к Акацки, ведь только они могут вывести его на правильный путь и указать на виновного человека. Пока он будет скитаться, мне и Орочимару нужно будет следовать за ним, а тебя придется прятать, чтобы не пострадала ты и твой ребенок. Самое лучшее укрытие – это населенный пункт. Чем больше населенный пункт, тем меньше опасности тебе грозит. Мы считаем, что Коноха – самое подходящее место. Но мы поселим тебя не прямо там, а в небольшом селе в пару километров от основной деревни. Там тебя приютит один старик. О тебе позаботится его жена, она неплохой медик и сможет помочь тебе в случае необходимости. Следовательно, тебя могут и не заметить, а значит и вопросов не будет.
Во мне кипели эмоции, я долго обдумывала слова Кабуто. Ведь их план безупречен за исключением одного НО.
- Что будет после того, как ты отомстишь?- спросила я у Саске. Его лицо было уставшим, сосредоточенным, а глаза полны волнения и тревоги.
Саске думал некоторое время, размышляя, как лучше преподнести мне свой ответ, что не разволновать меня.
- Я не собираюсь уничтожать мир. Если выдастся возможность, то я спасу его, и мы уйдем куда-нибудь подальше от этого, запачканного в крови, мира. Туда, где покой, куда-нибудь далеко на юг, где спокойно течет время, не омрачённое войнами и бесконечными смертями. Если же так получится, что мир все-таки будет на грани уничтожения, то я все равно заберу тебя с собой, и Акацки не посмеют меня тронуть, ведь я помог им.
Этот ответ меня устраивал, этот ответ успокоил меня, ведь в конечном итоге мы будем вместе, он будет со мной. Все мы долго сидели молча, размышляя каждый о своем. Стало понятно, что в ближайшее время меня возвратят в Коноху, а точнее в село, расположенное рядом с ней. Я каждой клеточкой тела чувствовала, что скоро увижу всех тех, с кем прожила рукой об руку всю жизнь, с теми, кого я покинула 8 месяцев назад, возможно, заставляя страдать и мучиться. Нет, все будет хорошо, а пока что я буду наслаждаться тем, что есть.


От Автора: Дорогие мои, извините за ошибки в тексте. Пишу очень быстро, не успеваю за мыслями, а потом просто не замечаю допущенные оплошности. :(

0

64

With me

Глава 15.
- Точно все в порядке? – спросил Саске, поправляя мой плащ. Он сильно волновался, не желая отпускать меня, желая остаться и самому охранять. Но его чувства смешивались с ненавистью, которую он питал к людям, отдавших приказ об устранении клана Учиха.
Мы стояли в пятистах метрах от села. Здесь были все: Орачимару, Кабуто, я и Саске. Были сумерки, поэтому лицо Саске было трудно разглядеть, тем более его лицо было закрыто капюшоном, впрочем, как и мое.
Немного поодаль стоял тот самый старик, который приютит меня у себя, а его жена будет присматривать за моим состоянием. Он нетерпеливо ждал меня, нервно оглядывался, боясь быть замеченным. На нем тоже был темный плащ, как и на остальных, поэтому его лица я тоже не в состоянии была увидеть.
Расставание было очень тяжелым. Уже двадцать минут Саске и я обменивались словами любви, обещаниями, но никак не могли смириться с той мыслью, что через несколько минут нас не будет рядом. Как-то не укладывалось в голове. Все 8 месяцев, которые я провела в логове со своим любимым, были самыми лучшими за всю мою жизнь. Мне нельзя было волноваться, но слезы сами текли ручьем, не давая мне передохнуть. Малыш начал пинаться, я схватилась за живот, все еще содрогаясь от долгих рыданий.
- Сакура, береги себя, береги наше чудо, - шептал он, прислонившись своим лбом к моему. Наши лица были в сантиметре друг от друга. Я закрыла глаза, не желая видеть, как Саске исчезнет во тьме, как пропадет из моей жизни на некоторое время. Ведь каждую минуту своего существования я хотела посвятить целиком и полностью только ему. Теперь я вся принадлежала ему.
Как же больно расставаться, даже ненадолго. Он оторвался от моего лба. Я услышала, как шаги начали отдаляться. Нет!
-Саске! – крикнула я, все еще не открывая глаз, шагнула вперед и неожиданно встретилась поцелуем с ним. Я чувствовала его тепло, его присутствие, которого мне всегда будет нахватать, которое мне так дорого. Он провел руками по моему животу и его руки встретились с моими. Малыш внутри меня был счастлив, я чувствовала это. Ему нравились прикосновения отца, ему нравились те мгновения, когда он был рядом. Ни мне, ни малышу не хотелось расставания. Как же мы его любили. Как же не хотели отпускать. Как же дорог он нам был.
- Я люблю вас, - прошептал Саске мне на ухо после долгого поцелуя, чуть отстранился, снял с меня капюшон, поцеловал в макушку, и я почувствовала, как ткань снова положили на мою голову. Все это время я не открывала глаз. Я перестала чувствовать его прикосновений, но я знала, что он стоит передо мной, роняя одну единственную слезу, в которой он собрал все переживания, тревоги, всю любовь, все самыесокровенные чувства.
Все. Свист ветра. Я больше не ощущаю его.
- До встречи, Сакура, - прошептал Орачимару.
- До скорой встречи, - чуть громче сказал Кабуто.
И их не стало рядом. И их я больше не чувствовала… Осталась пустота. Жгучее одиночество.
Я положила руку на живот. Со мной остался мой малыш. Мой любимый малыш. Теперь мы остались вместе, и нам оставалось только терпеливо ждать нашего любимого человека. Мы знали, что он сдержит обещание и вернется. Он любит нас, а мы любим его.
Я наконец-то открыла глаза, и передо мной был лишь пейзаж, состоящий из поля, покрытый мраком и леса, находящийся очень и очень далеко. А они уже были глубоко в чаще этого леса, среди бесконечных деревьев. Как жаль, что мы не могли следовать за ним. Как жаль, что я теперь просто стою и смотрю вдаль, ожидая чуда. Но какого?
Я устало вздохнула и повернулась к старику. Он стоял и покорно ждал меня. Я мягко кивнула и пошла по проселочной дороге в сторону села, где меня уже ждала жена этого старче. Слезы засохли на моем лице, и теперь щеки обдувал теплый ветер. Я укуталась в плащ.
В логове я мало передвигалась, только из комнаты в комнату. Поэтому сейчас мне было тяжело идти самостоятельно. Придется привыкать, ведь отныне придется много ходить.
Многие мои мысли были о Конохе, в которой остались все друзья, родные и близкие. Все они были там, возможно уже потеряв надежду увидеть меня снова, а возможно, что до сих пор дожидаясь моего возвращения. Что если они меня увидят? Какова будет их реакция? А Наруто… О, ради всего святого, лишь бы Наруто меня не увидел, только не он. Это будет свыше моих сил.
Слезы снова покатились из моих глаз. Старик увидел это и сказал:
- Деточка, послушай, я в курсе всей этой истории - работаю на Орочимару. Я понимаю, тебе очень тяжело, но лучше успокоиться. Ребенок внутри тебя тоже переживает, если переживаешь ты. Это ни к чему хорошему не приведет.
Он был абсолютно прав, я начала успокаиваться, думая лишь обо всем хорошем, вспоминая прекрасные моменты, проведенные в нашем «доме». Мои иллюзии прервал вопрос, заданный стариком:
-А как зовут то ребеночка?
Я задумалась, за все шесть месяцев, которые он был внутри меня, мне даже не пришлось задумать над его именем. Меня устраивало его называть просто малыш. Но ведь когда он появится – ему нужно будет имя.
Этот малыш был нашей с Саске надеждой на светлое будущее. Наше необыкновенное чудо. Нашим всем.
- Итачи… - тихо прошептала я, немного помедлив. – Его зовут Итачи.

0

65

With me

Глава 16.
- Наруто! – А мою квартиру ворвался Шикамару с пронзающим, взволнованным вскриком.
Своим появлением Шикамару испортил момент. Мы сидели с Хинатой и пили чай, молча смотря друг на друга. Почему-то около нее я забывался, из моей головы вылетали все проблемы, все переживания. Она могла отвлекать от мрачных мыслей своими легкими разговорами о всякой повседневной ерунде.
Я старался, как можно чаще проводить с ней время. Она была для меня лекарством от одиночества, заставляла только своей улыбкой отвлечься от всего сложного и трудного.
И вот в этот раз мы сидели друг напротив друга, и просто пили чай. Мне казалось это прекрасным - просто улыбаться в лучах утреннего солнца, которые пробирались через окно и синие шторы. Мне казалось, что я нашел осколок счастья, который до меня никто не нашел. И этим осколком была – Хината. А возможно, найти этот осколок было моей судьбой, ведь светился он только в моих руках.
Может, она была – моя судьба? Может, мне не нужно искать счастье где-то еще и я его уже нашел? Как приятно было размышлять о таких вещах в раннее утро. Как мне нравилась эта идиллия. Как же я восхищался мгновениями, и восхищался бы дальше, если бы не Шикамару, появившийся неожиданно, разрушая хрупкое утро, с криками о чем-то серьезном и тяжелом.
Я оторвал взгляд от Хинаты и положил кружку на стол. Лениво, медленно повернул голову к Шикамару, который был встревоженным, запыхавшимся, узнавшим что-то шокирующее. Что могло меня удивить? Что? Я думал, что никакой потрясающей новости он не был способен мне выдать.
Я терпеливо ждал, когда он наконец-то что-нибудь скажет, но тот молчал, все еще не мог отдышаться от быстрого и долгого бега.
- За мной! Пулей! – выдохнул он, выходя из квартиры.
Я посмотрел на Хинату, немедленно кивнул ей, схватил повязку со стола, на ходу завязывая ее. Она последовала за мной. Выйдя из квартиры, мы увидели Шикамару, сидевшего на перилах, готового спрыгнуть с них и ринуться в путь. Я быстрым шагом направился к нему, не понимая, что происходит.
- Шикамару? В чем дело? – спросил я на ходу. Шикамару повернул голову и сказал:
- Идем, все по дороге объясню.
С этими словами он спрыгнул и побежал по крышам домов в сторону главных ворот. Он очень спешил. Я прыгнул на перила, оттолкнулся от них и последовал за Шикамару. Догнать его – не составило труда.
- Ты можешь сказать мне, в чем дело? – рявкнул я. Шикамару был всегда сосредоточен и спокоен. Но сейчас он не походил сам на себя. Взбудораженный, нетерпеливый. Что же могло довести его до такого состояния? Хината бежала около меня, такая же озадаченная, как и я.
Мы приблизились к главным воротам.
- Наруто, только что было сообщено, что Сакура замечена в населенном пункте в двух километрах от деревни. Она появилась там несколько дней назад! Помогает медикам со сбором трав!
Сердце забилось сильнее, неожиданно разгоревшееся огонь. Я даже не стал спрашивать почему так поздно сообщили. Сейчас это было совершенно неважно.
Нетерпение охватило мое тело, началась ломка, нахлынула боль, о которой я уже начал постепенно забывать под действием моего собственного обезболивающего - Хинаты. Сакура в двух километрах от меня, мурашки покрыли мою кожу. В глазах так встал образ той прекрасной, счастливой, родной Сакуры. Такой близкой, такой необходимой, такой нужной мне.
В голове снова всплывали воспоминания связанные с ней. Ее удары, которые она наносила на мое лицо при каждой моей оплошности. Ее добрая улыбка, которая согревала меня даже в самый ненастный день. Ее проблемы и невзгоды, которые она делила вместе со мной.
Весь ее прекрасный образ, каждое воспоминание, начиная с самого первого. Когда я ее впервые увидел, то ей было 4 года. Такая маленькая, пытавшаяся так же, как и все остальные, не приближаться ко мне, сторониться. Вспомнился тот день, когда нас записали в одну команду.
Вместе с этими воспоминаниями всплывали и те, что были связанные с Саске. Я задохнулся от всего этого. Захлебнулся в нахлынувших чувствах.
Сейчас она в двух километрах. Прекрасная теплая погода совсем не подходила под мое внутреннее состояние. Внутри меня бушевал ураган, огромный, сносящий все на своем пути, затмевавший здравый ум.
Мы пробежали главные ворота. И теперь передвигались быстрее, прыгая с ветки на ветку. Вернее я двигался быстрее.
Дрожь сокрушала все мое тело. Одна лишь мысль о Сакуре сводила меня с ума. И больше не нужен был никто! Совершенно никто! Забывалась Хинату, забывались все мои друзья, забывал о существовании всего мира! Только она, только ее розовые волосы, ее милое личико… Я отдал бы все за ее любовь. Все на свете.
Я понял, о каком населенном пункте говорил Шикамару, и начал бежать быстрее, оставляю позади друзей. Они не поспевали за мной, поэтому иногда окрикивали меня, но с каждым шагом я отдалялся от них все дальше.
Когда я выбежал из леса, и взору открылись деревянные дома, то расстояние между моими последователями и мной было огромно. Спустившись со склона, я чуть не столкнулся с молодым человеком. Парень испугался моего вида и отпрянул.
- Где здесь у вас здесь медики травы собирают? – взахлеб спросил я у него. Глаза молодого человека выпучились, в ужасе разглядывая меня. Не произнеся ни одного звука, он рукой указал на юг.
Я помчался в заданном направлении, не оглядываясь, не осторожничая, иногда сталкиваясь с жителями. Пострадавшие от столкновения начинали ворчать и махать руками, осуждая меня и пытаясь учить хорошим манерам, но я их даже не замечал. Мой взгляд был устремлен на юг деревни, где расположилось, полное цветами, поле. Солнце уже светило ярко, согревая все, до чего дотягивались лучики.
Пробираясь сквозь толпу, прыгая по крышам, я уже почти пересек деревню. Еще чуть-чуть…
Я вырвался из теней домов и попал на поле. Яркий свет солнца ударил мне в глаза, и голова на мгновение закружилась. Здесь тоже работало много людей, собиравших целебные травы. Я не спеша пошел по мягкой траве, уже аккуратно обходя работяг.
В поле стояли дома, около них столбы, от которых друг к другу тянулись веревочки, а на них висели белые, только что постиранные, простыни. Я проходил около них, отодвигал ткани, прокладывая себе путь и ища взглядом Сакуру. Ища знакомое до боли лицо, глаза, улыбку. Пытаясь услышать ее голос, смех.
Медленно я оглядывал каждый квадратный сантиметр. Внимательно рассматривал проходящих возле меня людей, всматриваясь в каждую черту лица, пытаясь найти хотя бы что-то похожее на знакомое личико.
Выйдя из этого участка, я мельком увидел что-то розовое. Я повернул голову и увидел их… розовые волосы, разлетающиеся в разные стороны, подхваченные ветром, такие длинные... Волосы виднелись из-за простыней.
Этот дом был расположен несколько дальше, чем остальные. Но он был таким же, как и все остальные. Те же столбы с веревками и, весящими на них, белоснежными простынями.
Люди обходили меня, каждый идя по своим делам, торопясь, не замечая того, что находится прямо перед ними. Все бежали, стараясь куда-то успеть, что-то скорее сделать. Особенно много было медиков с разными коробочками, в которых покоились шприцы, колбочки, иголки. В то время как все суетились, я стоял, как будто в ступоре, и смотрел на развивающиеся волосы, такие отросшие, непривычные. Вот начало виднеться лицо… такое знакомое…
Все для меня потеряло значение. Я видел лишь розовые волосы, счастливое лицо, которое все больше открывалось моему взору. Она шла за простыней. Я замер, бессильно смотрел на ее красоту.
На ее лице улыбка, такая счастливая, чистая, добрая. Она улыбалась всем, кто шел ей на встречу. Встречные тоже улыбались ей. Некоторые останавливались, что-то говорили и шли дальше. А она так и шагала, неторопливо, наслаждаясь каждым движением, восхищаясь солнцем и, обдувающему ее, ветру. Такая, как она бывают один лишь раз на всю жизнь. Таких больше нет.
Я стоял и восхищенно, затаив дыхание, наблюдал за ней. Не было сил даже двинуться. Я просто замер, просто следил за каждым ее движением. Еще несколько ее шагов и она выйдет из-за простыней, и я увижу ее в полный рост. Разгляжу ее стройную, миниатюрную фигуру. Время как будто остановилось. Оно тянулось долго, но я даже не торопил его, мне нравился каждое мгновение. Я был рад абсолютно всему. Я был рад ей.
Какая-то девушка подошла к ней и обняла, Сакура ответила ей, широко улыбнувшись. Вот бы мне ее так же обнять, так же прижать к себе, любимую, родную. Сказать, что я ее люблю. Люблю всем сердцем, каждой клеточкой своего тела. Сказать, как мне тяжело было без нее, как я мучился. Рассказать ей обо всех своих чувствах, о каждой детали, о каждом, даже самом незначительном чувстве или ощущении. Объяснить, что моя жизнь принадлежит ей, так же, как и мое сердце.
Девушка, подошедшая к Сакуре, тем временем ей что-то сказала, и все вокруг заполнилось близким мне звонким смехом.
Незнакомка ушла, и Сакура продолжила свою прогулку, все ближе и ближе приближаясь к концу простынь. Я терпеливо ждал. Она так и не замечала меня, завороженно стоявшего и смотрящего на нее, опьянённого ее красотой.
Все ближе… ближе… ближе… Показались цветы, которые она прижимала к груди, своей маленькой ручкой. Вот ее платье, нежно-розовое, полы которого подхватывались ветром. Она вышла из-за простыней и…
Живот… Округлый… на нем покоилась ее вторая рука…
Я почувствовал, как ком подходит к моему горлу, я начал задыхаться, но не было сил пошевельнуться. Пропали все силы, пропало все. А она повернула голову по направлению ко мне. Счастливое лицо застыло в ужасе, улыбка спала с ее лица, зеленые глаза были полны боли, отчаяния.
Она мучительно посмотрела на меня, ее рука отпустила букет. Прекрасные цветы, медленно начали падать на землю. Мне показалось, что они упали с грохотом, сотрясая все вокруг, подобно грому. А ощущал лишь пульс, который бился в висках. Сердце работало так медленно, как будто умирая. Умирая в муках.
Мы стояли, молча глядя друг на друга на расстоянии десяти метров. Я смотрел ей в глаза, не способный посмотреть ниже, на ее живот… Вся боль, таившаяся во мне все эти долгие восемь месяцев со времени ее ухода, вырвалась наружу с новой силой, убив во мне жизнь. Убив во мне любовь ко всему окружающему. Это был удар в самое сердце, в самую его середину, в самое больное мест, которое принадлежало только ей. Она сокрушила всего меня.
Я сделал шаг назад и почувствовал, что что-то острое впилось мне в ладонь. Я оторвал взгляд от Сакуры и увидел, что врезался в девушку-медика. Ее коробочка с медикаментами упала на землю, а находившееся там стекло впилось мне в руку, оставив порез. Я ойкнул и с извинениями принялся ей помогать собирать все обратно в коробочку.
-Ничего, ничего, - говорила девушка на мои извинения. Внутренняя боль была настолько сильна, что физическая вовсе не ощущалась. Мое тело содрогалось. Сколько чувств, сколько боли. Я сжал зубы, не давая слезам вырваться наружу.
Меня трясло.
- Сакура, все в порядке? – донесся до меня чей-то голос. Я чуть повернул голову и увидел какого-то медика.
- Да, все хорошо, спасибо, - мягко сказала она, стараясь не выдавать боль в голосе. Ее глаза покраснели. Она так и не сводила с меня взгляда, прикусив губу.
Убрав последний сосуд в коробочку, я встал, собираясь уйти. А что мне сказать ей? Приветствие? Мы уже не маленькие дети, мы все понимали. Ей было больно, но мне в миллионы раз было больнее, ведь я любил ее, а она считала меня всего лишь другом.
Я потерял ее. Теперь нет той Сакуры. Теперь она больше никогда не могла принадлежать мне. Это был последний удар. Больше я не буду сражаться с этой неизбежностью. Больше не могу. Больше не хочу.
Я встал и начал удаляться от этого проклятого места, натягивая повязку ближе к глазам, чтобы никто не увидел мои слез, которые уже ручьем стекали по моим щекам…

0

66

With me

Глава 17.

Мы с Хинатой потеряли из виду Наруто. Я забеспокоился – мало ли что он натворит без нас, там один. А вдруг встретит Сакуру? Что будет?
В моей голове ничего не укладывалось. Сакура исчезла на долгие восемь месяцев, после чего, по непонятным причинам, возвращается, да еще и в тайне ото всех. Значит, была уважительная причина, чтобы вернуться, или же… необходимость. Все же моя интуиция склонялась ко второму, но какая могла быть необходимость?
Скоро война, все готовятся, если ей нужно укрыться, то следовало бы спрятаться в самой деревни, попросить помощь, объяснить ситуацию, рассказать о том, что с ней случилось. Но нет же. Она поступила совсем иначе – никому не сказав ни слова, спряталась в населённом пункте в отдалении от основной деревни. Но при этом скрывать свое присутствие не стала. Получается, что ей было все равно – найдут ее или нет. А возможно, была уверена в том, что ее не узнают.
Мы – ее друзья – знали ее очень хорошо, поэтому я мог с уверенностью утверждать, что просто сидеть в одном из домов они не смогла, и именно это побудило ее помогать медикам хоть чем-то, и поэтому вызвалась собирать травы. Из-за этого ее и заметили. Хорошо…
Ответа на главный вопрос так и не было – где была Сакура и почему не сообщила деревне о своем возвращении? Это был нелегкий вопрос, на него требовалось время. Но я все же попытался предположить, собирая некоторые пазлы вместе.
Сакуру забрали Орачимару, Кабуто и Саске – это было элементарная информация, до которой мог бы додуматься любой младенец. Правда, зачем, так же оставалось неизвестным. Сакура очень сильная, у нее большая сила воли, и при желании она могла сбежать, чего бы ей это не стоило. Она бы лучше умерла, чем сдалась бы. Но, как показало время, это не произошло, что давало мне основание предполагать, что Сакура не предпринимала попытки к бегству.
Это так же позволяет мне думать, что ее что-то заставило добровольно там остаться. Этим «что-то» мог быть только один человек из этой сомнительной компании – Саске. Но всем известно, что Саске одержим местью, которая полностью поглотила его, которой он и не хотел сопротивляться. Кроме чувства мести он не чувствует ничего. Значит, Саске не должен был и долю своего внимания уделять Сакуре, но в таком случае это не привлекло бы внимания Сакуры.
Скорее всего, с ней обращались бы, в таком случае, как с подопытным кроликом, что крайне бы не устроило Сакуру, ведь у нее тоже есть чувство гордости. И насколько бы сильно она его не любила – сдержать такое унижение было бы свыше ее сил.
Так же не исключено, что Сакуру держали там для чего-то, может быть, для каких-то целей. Опять же, если эта цель не устроила бы Сакуру, то она попыталась бежать даже ценой собственной жизни, но не смотря на все это Сакура жива и невредима, находится в деревне и помогает медикам. Возможно, это что-то явно пошло не по плану, и все возвращается к тому, что сложившаяся ситуация утраивала Сакуру, что побудила ее добровольно остаться.
Вся эта информация заставила меня поменять мнение о Саске. Ведь только бы решение Саске могло реально повлиять и на решение Сакуры остаться. Это не укладывалось в голове, ведь Саске не умел любить. Но только любовь могла заставить эту сильную девушку-медика остаться там, в логове вместе с ними.
Если это все допустить, то остальное объяснить очень просто – на носу война, Саске нужно в ней участвовать, но и Сакуру не мог поставить по опасность, поэтому отправил обратно в деревню, пообещав вернуться.
Именно поэтому у Сакуры нет необходимости прятаться, ведь рано или поздно она уйдет, и никто ей этого не запретит. Вот и вся головоломка. Она проста, но тот факт, что я не мог поверить в любовь Саске к Сакуре, отрицало все дальнейшие предположения. Поэтому я вновь и вновь пытался собрать по-новому пазлы, но приходил к одному и тому же заключения, в которое сам же и не мог поверить.
Пока все это снова и снова прокручивалось у меня в голове, мы с Хинатой достигли населенного пункта. По улицам ходили многочисленные люди, не дававшие никому проходу. Все толкались и наступали друг другу на ноги, пытаясь протиснуться, открыть себе путь.
Мы прыгнули на крыши, после чего я попросил Хинату, чтобы та, с помощью бьекугана осматривала каждый уголок в поисках Наруто. Я тоже, как можно внимательнее осматривал территории, в попытках обнаружить знакомый оранжевый костюм, но тщетно.
- Я его не вижу, - сказала Хината спустя некоторое время. – Его нигде нет. Возможно, будет лучше, если мы разделимся. Я осмотрю сама город, так как с моими глазами мне будет удобнее искать знакомую чакру среди многих других, а ты иди в поле, поищи там.
Я кратко кивнул, она дело говорила, это было бы намного быстрее и правильнее. Я попрыгал по крышам домов в сторону поля. На сердце было неспокойно.
Я выбежал в поля, внимательно осматривая одежду каждого встречного, но нигде не было видно яркого рыжего костюма.
Зато мой взгляд почти сразу заметил розовые волосы. Сакура была уже далеко, шла куда-то вдаль, ближе к лесу, шатаясь, еле передвигаясь на ногах. Я тут же побежал к ней. Догнать ее не составило труда, я обогнал ее и повернулся.
Меня повергло в шок, то, что я увидел. Она рыдала и, задыхаясь в собственных слезах, кричала лишь одно слово: «НАРУТО!». Ее глаза были потерянные, она уже не понимала, что делает. Ее рассудок был одурманен каким-то горем. Она еле шла, хватаясь за свой, уже большой, круглый, живот, иногда вскрикивая от боли.
Она даже не заметила меня, продолжая идти и звать Наруто из-за всех сил. Сакура врезалась в меня, ее ноги подогнулись, и я поймал ее. Еще ни разу я не видел, чтоб кто-то так плакал. В этих слезах была вся боль, все отчаяние, все тревоги, а в особенности чувство вины. Я опустился с ней в траву, позволяя ей полностью упасть в мои руки. Но даже оказавшись в них, она все еще слабо выкрикивала имя Наруто, хватаясь за живот.
Глаза стеклянные, ничего не осознававшие из-за горя.
- Сакура, тише, тише, успокойся же, успокойся же, - я не знал, как ее успокоить, ей нельзя волноваться в таком положении, она может потерять ребёнка. Но чей это был ребенок? Кто отец? Эти вопросы я оставил на потом.
Я встал, взяв ее на руки, и понес в сторону домов, которые находились в поле.
- ОТПУСТИ! ОСТАВЬ! ОТСТАНЬ! НАРУТО! Наруто! Наруто, он в лесу, он в лесу, - принялась кричать Сакура, вырываясь, желая продолжить свою «погоню».
- Я найду его, слышишь? Найду, я приведу его к тебе… Тише, - мягко говорил я ей, передвигаясь, как модно быстрее, но стараясь не причинять ей вреда.
От этих слов она немного успокоилась, но все еще шептала имя Наруто, с болью и истерикой в голосе. Ко мне навстречу уже бежала женщина и старик. Они выглядели обеспокоено. Махнув рукой в сторону отдаленного дома, давай понять, куда нужно нести девушку, старик и женщина кинулись туда. Я быстро донес ее к дому. Дверь распахнулась, и я внес ее в дом.
Далее, тело Сакуры, которая потеряла сознание, перенял у меня старик, утаскивая вглубь дома. За ним следовала женщина. Не сказав мне ни слова, они скрылись. Где-то в глубине дома хлопнула дверь. Я облегченно вздохнул, довольный спасением Сакуры. Опять в голове встали многочисленные вопросы.
Я повернул голову в сторону леса, вспоминание обещание данное Сакуре. И встал и побежал в лес, по дороге туда воссоздавая картину произошедшего.
Сакура беременна. Она бы не дала с собой такого сделать человека, которого она бы не любила. Саске. Последние сомнения отступили.
…На носу война, Сакура беременна, самое лучше решение было то, которое принял Саске – отправить беременную любимую в селение, полное людьми. Но в Конохе бы ее окружили люди с постоянными расспросами, которые не давали бы ей покоя, а он ей так необходим. Но и прятаться не было необходимости, поэтому лучшем решением - село, расположенное недалеко от деревни. Здесь свежий воздух, спокойствие, лес рядом. Ее отдали этим людям – старику и женщине – что бы те ухаживали и приглядывали за ней. Я восстановил всю картину. Наконец-то.
Но они и не подумали, что нагрянет Наруто со своими эмоциями. Конечно же, увидев всю боль в глазах Наруто, Сакура не могла сдержаться, чувствуя вину перед ним. Ну а у него крышу совсем снесло при виде беременной любимой девушки. Я даже и представить не могу, какую боль испытали они, глядя друг на друга.
Убежал в лес, чего он там надеется найти? Ох, ну почему не Хината наткнулась на это? Почему всегда в эпицентре оказываюсь я? Это судьба или что-то вроде того?
Назад пути не было, нужно вернуть Наруто. Слишком рискованно оставлять его наедине со своими чувствами, которые и без того душили его каждый день. Лишь бы успеть до того, как он успеет что-то сделать.
Как же я устал… Да, я ленивая свинья, предпочитавшая не лезть в неприятности, но по-моему это было лучшей позицией в любой ситуации… А чем было бы лучше искать приключения?
Я откинул эти мысли, теперь все встало на свои места. Я спешил, был уже возле леса.

0

67

With me

Глава 18. Темница.
Я лежал в грязной воде. Темница, вокруг темные стены, освещаемы лишь тремя факелами. А за громадной решеткой – зверь, наполняющий людские сердца страхом. И мне бы стоило бояться этого чудовище, так же, как это делали многие люди. Бежать от всепоглощающего ужаса. Бежать, не оглядываясь, прятаться от тьмы, исходящей от него.
Но разве во мне были силы? Нет. Я лежал, погруженный в воду, и лишь мое лицо было на поверхности. Судорожно выдыхая спертый воздух, я уже не цеплялся за тонкую нить жизни, пытался ее отпустить, но она сама подхватывала меня, заставляя жить. Сердце билось так медленно, а его удары эхом проносились в моей голове. Эти удары тихо отдавались по темнице.
Я смотрел в темный потолок, видя там свое настоящее и будущее. Темнота, подобно моей жизни теперь, была ничем, была концом. Темнота тянула свои длинные щупальца ко мне, и чем ближе они были, тем больше разгоралась боль внутри меня.
Девятихвостый спокойно сопел за решеткой, ничего не говоря. Когда закончится эта боль? Когда? Мне было легче ее переживать в этой грязной темнице, ведь здесь было тихо, спокойно. Не было назойливый людей, то и дело пытающихся меня успокоить, поддержать, пережить боль со мной. Мне не нужна была их жалость, особенно теперь, когда мой внутренний мир окончательно рухнул. А может остаться? Я закрыл глаза и хотел полностью погрузиться в воду, но голос Кьюби остановил меня:
- Чего ты хочешь добиться этим? – его спокойный властный голос меня удивил, но виду я не подал. Этот голос все еще эхом отдавался от стен. Теперь он зазвучал в моей голове. Зазвучал отчетливо, громко, не давая покоя.
- Ты не понимаешь, как мне больно, - прошептал я. Этот шепот тоже эхом пронесся по темнице, оставляя след в моей голове.
Кьюби немного поворочался, перевернулся на другой бок и придвинулся ближе ко мне. Сейчас он был не таким, как обычно. Его глаза были сосредоточены на мне. Почему он так внимательно на меня смотрит? Что хочет увидеть в чертах моего лица? Немного помолчав, он вздохнул и сказал:
-Не забывай, что я чувствую все, что происходит с тобой. Мне тоже нелегко приходится. -
Эти слова меня немного успокоили – кто-то все же понимает и разделяет со мной всю эту ненавистную боль. Хотя это и было эгоистично с моей стороны, так радоваться, что кто-то ощущает мои муки, ведь они были нестерпимы. Такое даже врагу было пожелать страшно.
- Она беременна… от Саске, - я стиснул зубы и закрыл глаза, чтобы не заплакать. Я не должен плакать, мне нужно быть сильным… но сил нет. Эту огромную, кровоточащую дыру в груди больше ничем не заделать. Эта рана останется до конца моей жизни, иногда кровоточа, а иногда заживая.
- С чего ты…?
- ТЫ САМ ВСЕ ОТЛИЧНО ПОНИМАЕШЬ! НЕ ВРИ НИ СЕБЕ, НИ МНЕ! – это был очередной крик души. Я кричал, но никто, кроме Лиса, не слышал мои страдания, никто больше не видел мои слезы, кроме него. Боль сжигала меня изнутри, убивая поочерёдно все живые клетки моего тела. Оставался вопрос, сколько мне оставалось жить.
Грязная вода вокруг меня окрасилась в багровый цвет. Это мое сердце истекало кровью. Все мое тело в ранах, порезах, окровавленное, уже еле живое. В этом мире были видны все душевные раны. Все они кровоточили...
- Наруто… - Кьюби не знал что сказать. Он всегда испытывал отвращение к такому , как я. Оскорблял, считал меня лишь очередным джинчурики. Очередным мальчишкой, в котором приходилось существовать. Но сейчас в его глазах читалась лишь жалость, которая мне была не нужна. Или же нужна...
В моей голове зародилась идея. И сейчас мне было все равно, что случиться с близкими мне людьми. Самый близкий мне человек причинил мне лишь невыносимую боль. Разорвал сердце в клочья, образовал дыру в душе. И пусть я буду эгоистом, пусть… мне не страшно! Мне просто хочется избавиться от эти страданий, от этих пыток.
Я медленно повернул голову в сторону клетки, которая была ненавистна девятихвостому. Он всегда мечтал ее уничтожить и вырваться, вдохнуть свежий воздух после долгих лет заточения. Еще секунда на размышление и я решительно встал, поднимаясь выше, к печати. Меня как будто кто–то подхватил и начал поднимать все выше, все ближе к заветной бумаге.
- Живи, Кьюби… живи. Убей меня, убей во мне всю боль. Я не могу с ней жить. Не могу… - тихо произнес я, поднимая руку к печати.
- Наруто? – Кьюби не мог поверить моим действиям, он завороженно наблюдал за каждым движением.
Я же схватил край печати. Второй раз отец не придет. Второй раз он не остановит меня. Второй раз не сможет сказать слова, которые должен говорить отец. Второй раз будет последним. Я дернул печать, отдирая ее от клетки. Та легко поддалась мне.
Я начал падать в грязную багровую воду, держа в руке оборванную печать. И во мне не было сожаления, не хотелось что-то исправить. Сейчас зверь разорвет меня и вырвется наружу, освобождая себя из плена и меня от боли.
Я закрыл глаза, не боясь смерти, ведь именно она освободит меня от страданий и боли. Я уже не почувствую ничего, уйдя в иной мир, где будет спокойнее, где сердце не будет разорвано в клочья. Там меня встретит меня моя семья, Джирая, Третий хокаге. Там будет легко, там будет уже лучше.
И вот клетка с гулким звуком раскрылась, и я уже почувствовал горячее дыхание зверя, готовясь к последнему удару, но… что-то теплое, мягкое поймало меня. Можно было подумать, что я умер, если бы не дыхание Кьюби.
Я открыл глаза и увидел Девятихвостого. Он пристально смотрел на меня. Его морда была в нескольких сантиметров от моего лица. В его глазах читалась злость и жалость одновременно. Он рычал на меня, держа в своих лапах, дрожал от негодования. Почему он не убивает? Что его остановило? Что?
- Смерть – это, по-твоему, выход, сопляк? – рыкнул лис, он опустил меня на землю. Я почувствовал твёрдую поверхность под ногами, недоуменно глядя на зверя. – Ты считаешь, что умерев все решишь? Вставай и борись до конца!
С этими словами я вернулся в сознание. Теперь я ощущал лиса внутри меня. Он был свободен, но оставался сидеть внутри меня. Я чувствовал его злость - он злился на меня. Злился за то, что я сдался, что опустил руки, не желая бороться дальше.
«Почему?» - мысленно спросил я у Кьюби.
Кьюби рыкнул внутри меня и ответил: «Потому что ты должен жить».
Больше лис не сказал ни слова. Боль с новой силой начала жечь меня изнутри, не давая вздохнуть. Слезы снова вырвались, вспоминая знакомое лицо. Боль.
Кьюби ничего не говорил, молча пытаясь разделить со мной всю боль. Но такое количество страданий и мучений даже нам вместе было сложно перетерпеть.
Не разбирая дорогу перед собой, я бежал, спотыкаясь, падая и снова вставая. Я начал принимать оболочку девятихвостого. Сам. Забирая у Хвостатого чакру. Мне хотелось превратиться в зверя и убежать, как можно дальше.

0

68

With me

Глава 19. «А кто в этом мире не эгоист?»

Я вбежал в лес. И, как можно скорее, двинулся вглубь, оставляя за собой яркий солнечный свет, яркую поляну, заполненную цветами, голубое небо, по которому я бы с радостью медленно плыл в виде легкого облака. Мне придется остановить Наруто, чего бы мне этого не стоило. Я обещал не только Сакуре, но и Цунаде. Обещал присмотреть за ним, вернуть целым и невредимым. Сам не понимаю, откуда такие мысли появлялись в голове. Мне даже показалось, что я праведник, который следует лишь по правильному пути. На самом же деле я был никем иным, как лентяй.
Время остановилось. Где-то близко услышал звериный рык, который был похож на человеческий крик. Крик не просто человека, а мученика. По телу пробежали муражки от столь пронзающего звука.
Рык слышался все ближе и ближе. К этому времени я был уже в чаще леса. Перед моими глазами бесконечные деревья, мой слух улавливает лишь звуки, исходящие от зверя. Я резко повернулся и увидел между деревьев огненно-рыжее существо с пятью хвостами. Черт! Я сильно напугался, завидев оболочку Девятихвостого. В этом обличии он опасен, в этом обличие он может наделать глупостей. Я снова пожалел о том, что согласился с решением Хинаты. Лучше бы там напрягся, чем сейчас расхлебывать всю эту кашу. Но теперь уже поздно о чем-то сожалеть, не было просто времени на это.
Ну вот, теперь придется пораниться, потом подобно герою нести Наруто обратно… Я хмыкнул, как же неохота, как же мне лень быть героем. Пусть героем будет кто-нибудь другой.
Что же, отступать было некуда. Моя цель – это остановить его. Я приближался к нему, все ближе и ближе. Я оттолкнулся от ветки, и хотел ударить в спину, но чудовище обернулось, и я оцепенел. Все происходило настолько быстро, что еле успевал что-либо замечать вокруг себя.
Глаза Кьюби не были наполнены ненавистью. Этого чувства, которого я ожидал увидеть, не было. В них была лишь нестерпимая боль. Лис осознавал, что делал, эти глаза говорили сами за себя. И он не рычал, а скулил, и звуки, вырывающиеся из его пасти, были и правда, криком. Адские мучения. Ужасные страдания. Он не двинулся с места, завидев меня, как будто ожидая помощи от меня.
Я кинулся прямо на него, обхватив руками его горячее тело, кидаясь вниз. Прямо под нами была река. Коснувшись зверя, я обжегся его чакрой, но моя хватка не ослабла, а лис не сопротивлялся. Его затяжной крик продолжался до тех пор, пока мы не погрузились в воду.
Моя хватка ослабла, я открыл глаза под водой и увидел уже не лиса, а Наруто, который был лицом к лицу со мной. Глаза были такими же пустыми и стеклянными, как и у Сакуры.
Он и не думал всплывать. Мы все тонули и тонули, смотря друг на друга, а во взгляде Наруто читалось «Не спасай меня. Брось. Оставь умирать». Все глубже и глубже…
Девятихвостый теперь подчинялся Наруто. Он мог контролировать его силой. Но когда он успел? Что произошло за то время, в которое он остался один?
Я взял его за воротник и потащил его на поверхность, не исполняя его немую просьбу, заставляя его продолжать жить. В моих легких уже не хватало воздуха. Они горели. А Наруто ничего не делал. Никаких движений, никакого сопротивления или помощи. Ничего.
Я вынырнул и поплыл к земле, вместе с Наруто. Вытащив его, я выбрался из воды сам и снял с себя верхнюю одежду, кинув рядом на траву, что ты высыхала. Наруто также не двигался, просто смотрел в небо потерянными глазами.
Около реки было немного деревьев, они отступали перед рекой, давая проникнуть сюда солнечному свету.
- Наруто, Сакура просила тебя вернуться! – сказал я, пытаясь держать свой голос как можно спокойнее и ровнее, но это у меня не получилось.
При упоминании этого имени он вздрогнул и повернул голову ко мне, посмотрев на меня мучительными глазами.
- Она шла за тобой, она… - я хотел сказать о том, как она переживала, но Наруто перебил меня:
- Шикамару, скажи, за что она так со мной? Может я просто чего-то не понимаю… Зачем она ушла? Но а если уж ушла, то лучше было возвращаться? Что бы причинить мне боль? Что бы поиздеваться над моими чувствами? Что бы напомнить мне о том, что я ничто? Что я сделал ей такого, что бы она так издевалась? ПОЧЕМУ Я?! Почему мне было суждено так сильно полюбить ее?! Лучше бы не возвращалась, лучше бы пропала навсегда из моей жизни! Лучше бы умерла в моих глазах. Лучше бы мне сказали, что она умерла! Это все не причинило бы мне столько боли. Это было бы не таким ударом, - по его щеке катилась слеза.
- Я понимаю тебя… - хотел сказать я, но он снова перебил:
- Что ты понимаешь?! Ты не знаешь какого мне, Шикамару, ты не знаешь… Ты никогда не поймешь мою боль… Никогда… - В его словах было столько боли и отчаяния, что у меня по коже пробежали мурашки. В нем умерли все чувства. В нем умерло все…
- Наруто, жизнь продолжается, и у тебя нет права обрывать ее. Ты поступаешь эгоистично…
- А КТО В ЭТОМ МИРЕ НЕ ЭГОИСТ?!
Он так и лежал, не двигаясь, по щекам ручьем катились слезы. А он продолжил шепотом:
- Кто в этом мире не эгоист, Шикамару? Мы все эгоисты. Мы все думаем только о себе, только о своем счастье и благополучии. Мы заботимся только о своих болячках и ранах. Мы думаем только о том, как бы нам было хорошо, порой забывая, что доставляем боль другим.
- Значит, и ты тоже эгоист! – рыкнул я на Наруто.
- Да. – Подтвердил он, повернув голову в мою сторону. Больше он ничего не сказал.
Мы молчали. Вокруг была идиллия. Река тихо журчала, неторопливо неся свои воды к обрыву, где создавался дивный водопад. Теплый ветер проносился среди деревьев, играя с листовой деревьев, травкой, цветами. Солнце, находившееся уже прямо над головой, освещало и согревало темный лес. Кое-где в лесу лучикам все-таки удавалось проникнуть через ветки и листву деревьев, этим самым создавая по всему лесу ленты света. Эти просветы были редкими.
Птицы пели свои песни. Одни пытались перекричать вторых, вторые пытались перекричать третьих, а третьи пытались перекричать первых. Но все эти прекрасные звуки объединялись воедино, создавая идеальную лесную симфонию.
- Я обещал Сакуре, что приведу тебя к ней, - твердо сказал я.

0

69

With me

Глава 20. Просьба.
Дорогие мои, решила вас порадовать и выложить еще одну главу :) Приятного прочтения :)

Я глубоко вздохнул, стоя перед дверью дома, где находилась Сакура. Шикамару молча стоял рядом, опираясь на дверной косяк, уставши глядя в небо. Был уже закат. Ночь медленно, но верно тянула свои крючковатые пальцы к земле. Солнце заходило за горизонт, такое же уставшее, как и Шикамару. Оно протягивало свои лучики, отдавая последнее тепло.
Хината стояла поодаль дома, терпеливо дожидаясь нас. Я же ждал, когда мне, наконец, откроют дверь. Шаги. Щелчок. Дверь распахнулась.
На пороге стояла женщина, с рыжими волосами. Она посмотрела на меня, как на врага, выпучила глаза и зло нахмурилась.
- Пошел вон отсюда, засранец! – прошипела она, ненавистно гладя на меня. Сколько злобы было в ее словах. Я догадывался почему. Шикамару рассказал, когда мы шли обратно из леса, что было с Сакурой. Я винил себя за то, что случилось. Она была в положении, а я, как оказалось, не на шутку заставил ее поволноваться.
- Мне нужно поговорить с ней… - промямлил я неуверенно и тихо.
- Пошел вон, наглец! – швырнула словами женщина. – Еще бы чуть-чуть и совершилось бы непоправимое!... Прочь от сюда! Бедняжка и так настрадалась по твоей вине!
Внутри все перевернулось. А кто бы знал, как настрадался я. Кто бы ощутил всю мою боль. Кто бы почувствовал то, что чувствую я. Никому бы не пожелал пережить эти страдания на своей шкуре.
Но все же я испытывал чувство вины, которое жгло меня изнутри. Мне было плохо лишь от мысли, что я причинил боль моей любимой. Что заставил ее страдать.
- Я лишь извинюсь… пожалуйста, - мой голос звучал неуверенно, я понурил голову. Женщина смерила меня уничтожающим взглядом и еще больше разозлилась.
- Я бы на твоем месте уже бежала, недоглядываясь, забыв сюда дорогу.
Шикамару вздохнул и показался женщине. Та ахнула, увидев его. В ее глазах прочиталось чувство благодарности. Она лишь сумела трепетно поклониться.
- Извините нас, пожалуйста. Мы не имели права снова сюда приходить, но моему другу нужно поговорить с девушкой. Если та не захочет с ним говорить, то он уйдет, не задавая лишних вопросов. Я вручаюсь за него. Он будет спокоен и не совершит ничего, что могло бы повлиять на состоянии Сакуры, - Шикамару произнес эти слова, с надеждой в голосе, с мольбой. Женщина была очень благодарна Шикамару и лишь только ради него согласно, но нехотя кивнула, отходя от входного проема.
- Иди, но только без шума, говори тихо, медленно. Не спрашивай ее о том, что могло бы ее взволновать. Будь предельно спокоен, - давала указания пожилая дама, все еще неуверенная за сохранность девушки.
Наруто кивнул, проходя вглубь дома. Он шел тихо, почти не оставляя после себя звуков. Желанная дверь в конце коридора была близка. Еще шаг, и он открыл дверь.
В комнате было темно, душно, воздух пропитан запахом близкого человека, вдыхая который сердце начинало болезненно колоть. Темные стены совсем не давили на меня, а даже наоборот, делая меня немного уверенней. Вспомнились те дни, которые я просидел в такой же темной и душной комнате, задыхаясь в собственных муках.
И вот она лежит на кровати, ее глаза чуть-чуть приоткрыты. Завидев меня, они оживились и наполнились огоньком. Она смотрела на меня, как раньше: по-доброму, понимающе. Мне был просто необходим этот взгляд, взгляд, которым она смотрела на меня до того, как ушла из моей жизни на долгие восемь месяцев. Я хотел, что бы все было по-старому, но от осознания того, что подобного больше не будет, сердце снова начинало ныть. И от этого такая дыра в груди, опустошенность.
Тогда она ушла от меня, забирая с собой всё: все надежды, мечты. Всё самое дорогое. Но сейчас она рядом, она здесь, со мной в одном доме, в одной комнате. Совсем близко.
Я сделал два неуверенных шага навстречу ей. Она посмотрела на меня внимательно, ожидая последующих действий. Я еще не на много приблизился к ней, застыв перед ее кроватью. Она отодвинулась, лучше укутываясь в одеяло, жестом приглашая присесть.
Я сел. Она протянула свою ручку ко мне и потянула. В итоге оказалось, что она положила меня на кровать рядом с собой. Мы смотрела друг на друга в глаза. Ее живот находился в нескольких сантиметрах от моего тела. Я сглотнул.
Я лежала молча некоторое время, а потом она снова потянула свою ручку к моей. Что она на этот раз задумала. Кожа ее руки была мягкая, бархатная, но жутко холодная. Она потянула мою руку к своему животу, положив ее на него. От живота исходил жар. А где-то внутри него я чувствовал редкие, слабы толчки. Я чувствовал жизнь.
Сакура лежала, все еще внимательно рассматривая меня. А потом тихо прошептала:
- Наруто, мне ужасно осознавать, что я причиняю тебе боль… Ты для меня многое значишь, ты для меня был братом, другом, был тем, кем я хотела, чтобы ты был… Я тебя очень ценю, но то, что ты сейчас ощущаешь своей рукой в моем животе – мой ребенок. И всего двоя – мой малыш и человек, которого ты считаешь лучшим другом – стали для меня смыслом жизни. Я продолжаю жить лишь осознанием того, что они оба меня любят. Наруто, отпусти меня… Не держи в своем сердце так упорно… пожалуйста…
Но разве я мог исполнить ее просьбу? Разве мог забыть ее так сразу, так быстро и бесповоротно? Разве могу я забыть такую, как она?
- Сакура, мое сердце разрывается от нестерпимой боли. И мне хочется кричать, и я кричу, но мой крик не слышат. Кто бы знал, как сильны эти муки… Кто бы знал, как медленно, но верно я умираю в агониях… Сакура, ты должна меня понимать, ведь ты так долго любила Саске, ты познала эту боль… но в отличии от тебя, мне уже никогда не ответят взаимностью и любовью…
Ее лицо не изменилось, она так же тяжело дышала, смотря в мои пустые глаза.
- Наруто… - она устало закрыла глаза, собираясь с силами. – Мне очень жаль, что все так обернулось. Женщина, опекающая меня, сказала, что если будет еще такая вспышка эмоция, то малыш погибнет… Прошу, Наруто…
С последними словами, она сжала в своей ладошке мою руку, жмурясь, отчаянно пытаясь погасить эмоции внутри себя. Я вырвал свою руку из ее и потянулся к лицу Сакуры. Моя рука коснулась ее щеки. Она открыла глаза, в которых была надежда.
- Сакура, я попрошу тебя лишь об одном. Только одна просьба, всего лишь одна… И я стану для тебя тем, кем ты захочешь, чтобы я стал для тебя. Братом… другом… помощником… верным соратником… охранником… Только одна просьба…
Сакура посмотрела на меня и кивнула, не раздумывая, не думая о том каким будет желание. Она лишь хотела, чтобы я не страдал, хотела, как лучше.
Я провел рукой по ее щеке, готовясь произнести свою просьбу…

Он был так близко, в пару сантиметрах от моего лица. Он был теплый. Не смотря на духоту в комнате, я мерзла, мои руки были ледяными, мои ноги промерзли. Единственным источником тепла оставался сам Наруто, такой близкий мне человек. Эта связь, которая образовалась между нами, стала очень крепкой. Мы не могли ее оборвать. Мы чувствовали боль друг друга, и именно поэтому я не могла тогда просто стоять и смотреть на Наруто, безумного и отчаянного.
А ведь возможно, что когда-нибудь мне бы удалось забыть Саске и полюбить всем сердцем Наруто, если бы не случай, который и оборвал эти возможности. Полюбить… Мы бы жили счастливо, не причинив страданий друг другу, не проронив слез, не оглядываясь в прошлое, не жалея не о чем…
Но все получилось не так. Теперь самыми важными и дорогими людьми стали мой малыш и Саске. Теперь только они для меня смысл жизни. Только ради них стоило жить. И я пойду за ними куда угодно, хоть в рай, хоть в саму преисподнюю, в самые ужасные уголки ада. В любое место, лишь бы быть рядом с ними.
Наруто придвинулся ближе, но я даже не шевельнулась, боясь причинить ему новую боль. В его страданиях виновата только я. Его муки продолжаются по моей вине. И мне было плевать, насколько безумна или невыполнима будет его просьба, я все для него сделаю. Лишь бы его агонии прекратились, и чувство вины не так сильно жгло меня изнутри.
Его рука была на моей щеке, приятно согревая ее. Я медленно и неуверенно положила свою ладонь на его.
Я держала себя в руках, чтобы не выпустить эмоции наружу, чтобы не разволноваться.
Я терпеливо ждала, когда он наконец-то соберется с мыслями и скажет мне свою просьбу. Он смотрел на меня, как верная собачонка смотрит на своего любимого хозяина. В его глазах было столько любви и тепла… боли…
Он смущенно прикрыл глаза, а затем притянулся еще ближе, почти вплотную к моему лицу и сказал тихо, неуверенно:
- Поцелуй меня, пожалуйста…
Моя ладонь опустилась уже на его щеку, которая вся полыхала. Я закрыла глаза и потянулась к его губам. Мягким, горячим, не то что у меня – промерзшим, дрожащими от холода. Моя рука запуталась в его светлых волосах. Он приблизился ближе и прильнул к моим губам. Я ответила, не в силах отказать такому близкому человеку. Нет, это был не тот желанный поцелуй, который дарил мне Саске. Он был не так мил мне, был не таким, который хотелось бы мне. Но он был трепетным, неуверенным, первым и последним.
Какая же я сволочь.
Но я не могла отказать в его просьбе, он слишком сильно страдал из-за меня, слишком сильно мучился. Мой малыш как будто тоже почувствовал этот нежеланный, чужой поцелуй и начал ерзать в утробе. Он хотел лишь прикосновения своего отца, лишь прикосновения его сильных, но заботливых рук, к которым мы оба привыкли.
Наш поцелуй закончился, Наруто отодвинулся, внимательно взглянув в мои глаза, пытаясь там что-то увидеть.
- Ты и правда, слишком сильно любишь Саске, любишь каждой клеточкой своего тела… - задумчиво сказал он.
- С чего ты взял?- тихо просила я, удивленная его словами.
- Твой ребенок упорно пытался меня отпихнуть, - он засмеялся. Я была поражена – как долго я не слышала этого смеха. Это согревало душу, это успокаивало и радовало меня. И я не жалела о содеянном поступке, ведь это сделало его капельку счастливее. Я улыбнулась ему, а он мне. Мы все еще лежали друг напротив друга, смотря друг другу в глаза, восхищаясь моментом. Он выглядел уже не таким исстрадавшемся, как несколько минут назад. Он был моим другом… нет! Братом!
- Девочка или мальчик? – спросил он, улыбнувшись.
- Мальчик, - сказала я, положив руку на живот. – Итачи зовут…
Я улыбнулась. Вспомнились длинные темные коридоры, которые стали мне самыми родными. Те нежные прикосновения, те милые мне поцелуи и ночи. Вспомнилось то время, когда мы с Саске позабыли о многом, уделяя внимания только друг другу.
- Почему ты решила, что это мальчик? – спросил Наруто, отвлекая меня от чарующих воспоминаниях. Его вопрос меня озадачил. Я никогда не задумывалась над этим, я просто знала это. Я помотала головой в знак того, что не знаю ответа.
- Ну вот родится у тебя девочка, и тогда какое имя будет? – снова его вопрос меня заставил задуматься. А ведь правда, почему я всегда просто знала, что это мальчик? Я хмыкнула, давая понять, что тоже ответа не смогу найти.
- А давай поспорим? – захихикал Наруто.
- В смысле? – не понимая спросила я.
- Ну вот смотри. Если родится мальчик, то ты загадываешь мне любое желание, а если девочка, то я придумываю ей имя, - Наруто так счастливо засмеялся, что я просто не смогла сдержать улыбки.
- Хорошо… - неуверенно произнесла я, уже понимая, что этот спор он проиграл.

Она улыбалась, смеялась и хихикала со мной вместе, и я был рад за нее. Она исполнила мою просьбу, но костер боли не погас. Огонь лишь сильнее разгорелся, не давай мне покоя ни на секунду. Я еле сдерживался от слез. Комок в горле не давал мне нормально вздохнуть, но я держался из последних сил, держал себя в руках, не позволяя себе огорчить любимого человека.
Этот поцелуй значил для меня намного больше, чем для нее. Этот поцелуй дал мне на минуту надежду, которая угасла очень быстро, мечты разрушались, и вернулась реальность. Такая нежеланная реальность. Я смеялся, чтобы не показать свои внутренние агонии. У меня это плохо получалось. Но Сакура упорно не замечала этого, то ли и правда, не замечая истерических ноток и фальша в моем голосе, то ли просто не желая их слышать. Тем и лучше. Пусть создаст для себя спокойный мир, где не было бы страданий. Ей нельзя волноваться.

0

70

With me

Глава 21. «Война почти рядом».

Я вздохнул, стоя перед дверью дома. Женщина больше не возмущалась, когда я приходил. Каждый день после изнурительной тренировки, я шел к ней. Я был похож на мазохиста. Я заживо горел на костре боли, но потерять для меня эту боль было бы еще хуже. Она, как наркотик, от которого я не могу отвыкнуть. Мне не нужны были обезболивающие, мне нужна была новая доза. Каждый день. Ее запах одурманивал меня, ее лицо влекло, ее глаза звали, ее голос пьянил. Все это делало меня зависимым от нее.
Я даже не замечал время, которое текло быстро, незаметно, унося с собой день за днем. Она была в положении уже почти 9 месяцев. Я понимал, что скоро мы разрешим наш спор… Я знал, что я проиграю, но мне хотелось, что бы она загадала мне желание. Я сделаю его, исполню, чего бы мне этого ни стоило.
Уходя каждый день от ее домика после заката солнца, я шел медленно, вспоминая каждые ее случайные прикосновения, запечатывая в своей памяти ее запах и черты лица. Часто, этой дозы мне не хватало и на сутки, поэтому порой я заканчивал тренировки раньше и сразу же шел к ней. Слишком сильным был наркотик, слишком серьезна была зависимость.
Вот и сейчас я шел по проселочной дороге, медленно приближаясь к ее домику.
Война наступала, все ближе и ближе. Я молил Создателя, чтобы он пощадил Сакуру, и ее бы не захватила война. Чтобы она осталась в стороне со своим ребенком.
Как бы мне хотелось, чтобы она осталась со мной. Но я отлично понимал, что после войны за ней вернется Саске и я боле не смогу принять новую дозу моего наркотика. Придется мучиться в агониях, придется искать замену, которой не существовало. Она уйдет и снова заберет у меня все.
Но я перестал ее за это винить. Как я мог винить девушку, которая была мне дороже жизни, дороже всего мира.
В некоторых районах Деревни Песка уже громыхали взрывы, оставалось лишь предполагать, когда эта напасть обрушится на нас. Все уже были наготове. Люди ели, гуляли, спали в страхе, прижимая к себе кунаи. Подготовленные, напряженные они ходили по улицам, задумчиво глядя друг на друга. Уходя из дома, целовали своих родственников, будто в последний раз. Они не знали, смогут ли вернуться домой и увидеть своих родных снова. Не зная, когда начнется война, и какова будет их смерть.
Это ожидание было самым невыносимой пыткой. Точно так же я шел к Сакуре, смотрел на нее жадно, стараясь запомнить всю ее.
Я уже почти подошел к ее дому. Сакура сидела на лавочке перед домом, читая книгу. Такая спокойная, умиротворенная. Я не спеша зашагал к ней, она увидела меня, убрала книгу, положив ее радом с собой, и улыбнулась приветливо, тепло. Сакура ждала меня здесь, она что-то хотела мне сказать.
Подойдя ближе, я не разглядел в ее глазах то спокойствие, которое видел пару минут назад. Она была встревожена.
Сакура жестом пригласила меня присесть – я безропотно послушался ее, присев рядом. Она потянула свою ручку к моей и начала ее внимательно осматривать, как будто на ней было нарисовано что-то необыкновенное. Мне нравились ее прикосновения. Немного потеребив мою руку, наши пальцы сплелись. Сакура делала так очень редко – если была обеспокоена чем-то очень важным. Обычно «этим важным» был Саске, о котором она не прекращая думала.
Я терпеливо ждал, когда она наконец-то выльет мне душу. Сакура все тянула время, а мне не хотелось его торопить, так как эти моменты мне казались самыми восхитительными. Был уже закат, солнце пряталось за горизонтом.
И вот она поморщилась, выпутала свои пальцы из моих, и положила руку на живот, тихо произнесла:
- Итачи сегодня очень неспокоен… У нас плохое предчувствие…
- Сакура, все хорошо, просто мальчику не хватает места, - мягко произнес я, посмотрев на необычайно большой живот.
Сакура нахмурилась, глядя вдаль.
- Нет, - сказала она твердо. – Война почти рядом, она вот-вот заявит о себе, остались считанные часы.
Я встревожился ее словам.
- Я защищу тебя, не дам в обиду, - прошептал я, тоже устремив взгляд к солнцу.
Мы сидели молча, восхищаясь природой вокруг нас. Теплый ветер колыхал высокую траву, подхватывая длинные розовые волосы.
Мне вспомнились те времена, когда они были короткими. Вспомнилось и то, после чего они стали такими…
Тогда наша команда была еще целой, тогда с нами был еще Саске, который стал для меня единственным другом и самым сильным противником. Кто бы мог подумать, что он сможет уйти? Никто и не предполагал, что все так обернётся…
Я тряхнул головой, избавляясь от нежеланных мыслей.
- Что-то не так? – заботливо спросила Сакура у меня. Я задумчиво посмотрела на нее и ответил:
- Ты помнишь, как некогда давно потеряла свои длинные волосы?
Этот вопрос немного смутил ее, но секунду спустя она улыбнулась.
- Да… Я помню, как тщательно отращивала их. Но тогда, в лесу, мне было не жаль с ними распрощаться. Вы были такими беззащитными, были беспомощны, и моим долгом было вас защитить, так же как и вы защищали меня. Хотя я ничего не стоила и ничего не умела. Отрезая их, я не колебалась, ведь это было ради вас двоих…
Она улыбалась, углубляясь в свои воспоминания. В эти секунды она была особенно красива…
Взрыв!
Земля сотряслась. Снова огромный взрыв. Все мои мышцы напряглись, уже готовые к бою. Все случилось так неожиданно, что в моей голове смешались все мысли, я вскочил, чувствуя опасность всем телом. Я начал покрываться чакрой Девятихвостого. Зверь внутри меня тут же проснулся, также почувствовав надвигающее зло.
Сакура охнула, схватившись за свой живот.
- Сакура! Немедленно в дом! – рыкнул я, вдали завидев нечто приближающиеся. Далеко она со своим животом не спрячется – это я отлично понимал. Пока не придет подмога, придется со всем справляться самостоятельно. Я обещал защитить ее, и я сдержу обещание, чего бы мне это не стоило!
Я обернулся. Глаза Сакуру были выпучены, рот открыт в немом крике, она держалась за живот. Она смотрела на меня с надеждой о помощи. Она сотрясалась всем телом. Я тут же все понял…
- Наруто… - произнесла она слабо. – Итачи… он… - Она начала задыхаться, согнувшись всем телом. Ее ноги подогнулись, но я успел ее поймать, моментально убрал огненную чакру, чтобы не обжечь ее.
Из дома выбежала женщины и старик. Завидев меня с, содрогающейся от боли, Сакурой, то тут же все поняли. Пока старик уносил ее в дом, женщина обернулась и крикнула мне:
- Наруто, ты ведь помнишь мою просьбу? – Эти слова женщина сказала крайне спокойно, полностью доверяя, не сомневаясь во мне. Конечно, я помнил тот разговор…

Я вышел из домика, довольный, умиротворенный. Я ничего не замечал вокруг себя, просто по привычки спустился и пошел по знакомой дороге. Через часа два доберусь до дома и лягу спать, даже не обеда. Надеюсь, что по дороге никого не встречу и не придется улыбаться, соблюдая дружелюбность.
- Парень! – окликнули меня, и я инстинктивно обернулся. На крыльце стояла та сама женщина, которая так ненавистно смотрела на меня каждый раз, когда я приходил. Я не сказал ни слова, просто молча стоял и ждал, пока она что-то скажет мне.
- Тебя ведь Наруто зовут, не так ли? – ее голос был уставшем, она облокотилась на перила, бессильно опустив веки. Я кивнул ей, продолжая молчать. А она продолжила:
- Послушай, я вижу, что Сакуре стало намного лучше, поле того, как ты пришел, поэтому теперь можешь приходить, не спрашивая разрешений, - эти слова изрядно порадовали меня. Теперь не придется ходить по полю, в поисках этой женщины, которая даже имени своего не говорила.
- У меня будет еще одна просьба к тебе. Ее навещают многие, но никому кроме тебя, к сожалению, обратиться не смогу. Если кто-то узнает, что мы работаем на Орочимару, то нам не поздоровится… - она понурила голову. Информация про Орочимару меня нисколько не смутила. Мне было вообще на них плевать. Более они меня не интересовали. – Ты каждый день к ней ходишь, оставаясь с ней чуть ли не до того момента, пока она не заснет. Ты охраняешь ее даже лучше нас. Еще и поэтому я хочу взвалить на тебя этот груз, - она взглянула на меня. – Наруто, ты ведь защитишь ее, если в этом будет необходимость? Дело в том, что из этого дома она вряд ли куда-то выйдет, поэтому в случае нападения нужен надежный человек, который смог бы встать на защиту…
Женщина с надеждой посмотрела на меня.
- Я обещаю, что защищу вас несмотря ни на что. Даже ценой собственной жизни. – Сказав это, я развернулся и побрел домой. Была ночь, уже глубокая. Наш разговор останется только между нами.

Я кивнул, и красная чакра снова вспыхнула, подобно огню, охватив всего меня. Я повернулся в сторону приближающейся армии Зетцу, готовый встать на защиту своей любимой.
Они приближались очень быстро. У меня вырос пятый хвост, зверь внутри меня злобно рыкнул. Мы стали единым целым.
«Давай покажет этим олухам, где их место» - сладостно промурлыкал Лис в моей голове.
«Вперед» - ответил я ему.

0

71

With me

Глава 22. Воспоминания.

Сражение между белыми Зетцу и силами Конохи продолжалось на поле недалеко от дома, к которому я не подпускал ни одного врага, продолжалось уже несколько часов. Темнота затянуло небо. Многочисленные, окровавленные трупы, разбросанные по полю были ужасны.
Почти все шиноби были в отрядах вдалеке от деревни, сражаясь на других фронтах. Здесь же остался лишь небольшой отряд, который еще не успел выйти и соединиться с другими. Это было необычайным везением, ведь одному было бы очень тяжело отражать удары и нападения с разных сторон.
Лис рыкнул и одной лапой раздавил несколько врагов. Мы с ним разделились. Девятихвостый находился в своем обличии, помогая мне охранять Сакуру. Несмотря на нашу с ним мощь, другие люди все равно погибали. Мы не успевали их прикрыть или помочь им. Мои клоны по возможности подставляли под удар себя, спасая этим самым несколько жизней, но они не всегда успевали это сделать.
Ждать откуда-то помощи - бессмысленно. Эти белые Зетцу были ловушкой. Таких отрядов несколько, каждый из которых посланы в разные деревни с целью их разрушения.
Я убил ударом очередного врага и обернулся, услышав крик Сакуры. Я поморщился от того, что ничем не мог ей помочь. Отразил удар. Я мог лишь защищать ее. Удар. Расенган.
Черт! Им не было конца! Отделав еще одного Зетцу, я побежал к Лису, залезая на него. Он не обращал на меня внимания, продолжая убивать врагов.
Оказавшись на его макушке, я осмотрела поле боя. Оказалось, что ненавистных врагов осталось не так уж и много, как я думал. Создав в своей руке Расен-сюрекен, я бросил его в сторону Белых Зетцу, тем самым уничтожив нескольких из них.
Спрыгнув вниз, я продолжил уничтожать этих ненавистных тварей.

- Потерпи, милая, терпи! Главное дыши! – говорит мне женщина. Крик вырывается из моих уст. Из глаз катятся слезы.
Своими руками я хватаю простыни. Перед глазами всплывает лишь образ Саске. Где же он? Почему он не рядом? Мне нужен он. Я шепчу его имя, призывая его. Уже ничего не слышу, как будто затычки в ушах. Мои глаза не могут сфокусироваться на чем-нибудь. Бессмысленно вращаю глаза. Саске… Саске… Саске… Он нужен… нужен… Кричу.
Воспоминания нахлынули…

-Саске, скажи, я красивая? – спросила я, рассматривая себя в зеркале. Он весело засмеялся. – Ну Саске.. – протянула я, все еще дожидаясь его ответа.
- Ты для меня всегда красивая, - улыбнулся он, жадно пожирая меня взглядом.
Я задумалась.
- А вот так? – спросила я и скорчила рожицу. Комнату снова наполнил его смех. Он встал и подошел ко мне, обнял, поднял на руки и прильнул к моим губам. После долго поцелую он сказал:
- Я люблю тебя такой, какая ты есть.

-Ну, нужно быть поосторожнее, Саске! – упрекала я его. Я злилась на него за то, что он подставляет свою жизнь под угрозу. – Ты хоть понимаешь, что если бы рана была глубже, то ты бы мог умереть!
Саске вздохнул и ответил:
- Это всего лишь царапина, чего ты завелась?
- Всего лишь царапина?! ВСЕГО ЛИШЬ ЦАРАПИНА?! – начала кричать я. Во мне вспыхнула злость. А вдруг бы он погиб! Что тогда бы было?!
- Хватит! Чего ты кричишь-то?! Это все лишь царапины! – он повысил свой голос, в котором я услышала некоторое раздражение.
Мои глаза наполнились слезами. Я бросила бинты и хотела уже выбежать из операционной, но сильная рука схватила меня за запястье и начала тянуть к себе. Я начала вырываться, махая своими ручками и отворачивая лицо, чтобы он не увидел моих слез.
- Ну что за капризная девчонка?- устало, но по-доброму сказал Саске, схватил меня за талию и притягивая ближе.
-Отпусти! – вырывалась я.
Я хотела выругнуться, но Саске заткнул мой рот поцелуем, и я перестала сопротивляться, лишь ближе притянувшись к нему. Он обнял меня, я начала стягивать с него штаны, а он расстегивать на мне его же рубашку.

Он лежал рядом на полу на простынях и так странно на меня смотрел, как будто я была чудом. А я всего лишь сидела и вышивала. Меня немного смущал его взгляд, и я все-таки нерешительно спросила:
- Ты чего?
Он чуть улыбнулся и придвинулся ближе, свернувшись около моих ног. Немного приподнялся и поцеловал мою руку, отобрав у меня вышивку. Я не понимала, чего он добивается.
После этого он потянул меня к себе, и мы оба свернулись калачиком.
- Сакура, как же я тебя люблю, - тихо произнес он. Не ожидала. Он прижался ближе, положив руку на мой живот, в котором теперь росло наше с ним чудо.

-Что будешь завтракать? – спросила я у Саске, натягивая его рубашку.
Он сонно перевернулся и потянул меня за кончик рубашки к себе. Я сделала к нему шаг, Саске приподнялся и поцеловал меня.
- Яичницу, пожалуйста, - улыбнулся он и прикрыл глаза, нежась в постели. Я тепло взглянула на него и побрела на кухню.

- А знаешь, что? – торжественно сказал я Саске, хихикая.
Он внимательно посмотрел на меня, призывая продолжать. Огонь в камине горел ярко, языки пламени согревали.
- Я хочу в следующей жизни родиться черепашкой, - я снова захихикала. Он ухмыльнулся, крепче обнимая меня и укутывая в плед.
- Почему? – спросил он мягко.
- Ну, вот смотри: идешь себе, не спеша, никуда не торопясь, просто идешь, куда глаза глядят. Медленно, шажок за шажком преодолевать метр за метром.
Он задумчиво поглядел на меня и сказал:
- Ну, так же неторопливо можно идти в виде любого другого существа.
Я тоже задумалась, а потом надула губки и ответила:
- Ну, а я хочу быть черепашкой. – Я сказала это по-детски обиженно. Мои слова его развеселили, и он засмеялся. Я не сдержалась и засмеялась вместе с ним.

Саске прижимает к себе. Здесь темно. Мы в одной из многочисленных комнат, спрятались от Кабуто, который постоянно лезет со своими осмотрами по поводу моей беременности.
Мы с Саске смеемся. Я все еще настолько привыкла видеть его серьезным, что его смех и улыбка для меня непривычны. Он целует меня, и мы валимся на холодный пол.
- Холодно же, - смеюсь я, пытаясь вырваться из объятий и встать с ледяного пола. Он лишь ухмыльнулся, перевернулся так, что я оказалась на нем. Теперь тепло… Я сладостно прильнула к его губам. Он ответил, положив свои руки мне на талию и поднимаясь.
Теперь я сидела на нем, обхватив ногами его торс и положив руки на его шею.
Всегда удивлялась тому, насколько он теплый. Хоть сейчас он и без рубашки, но все равно от него исходит жар. Я оторвалась от его губ, обнимая и вдыхая родной запах. Моя рука уже запуталась в его темных волосах.
Он такой сильный. Его теплые руки прижимают меня к себе. Я лишь крепче обняла его. Так мы еще долго сидели.

На поверхности так тепло. Я вдыхаю свежий воздух, наслаждаюсь пением птиц. Мои пальцы переплетаются с его пальцами. Он стоит сзади от меня, обнимая и восхищаясь природой со мной. Стоя на обрыве, перед нами открывается прекрасный пейзаж: поле усыпанное цветами. Где-то вдалеке стоит одинокая сакура, она цветет.
- Саске, как же здесь красиво… - протянула я.
- Там наше будущее… - загадочно промурлыкал он. Я непонимающе обернулась, вопросительно глядя на него. Мой вид его рассмешил, и он по-доброму засмеялся. Я надула губы обиженно.
Он посмотрел на меня, и поцеловал в лоб.
- Когда все уладится, мы с тобой отправимся в эту долину. Она называется Долиной Надежд. Всеми забытая и покинутая долина… Какая ирония… - он печально улыбнулся. – Даже звучит как-то странно: «люди забыли Долину Надежд, потому что она не нужна им».
Я посмотрела вдаль, и улыбка сошла с моего лица. Я сосредоточено смотрела на одинокую, всеми забытую, цветущую сакуру. Это и правда, было печально.
- Мы с тобой уйдем туда, создадим свой собственный мир, мир вдали ото всех.
- Мы возродим клан Учиха, - прошептала я. Он крепче обнял меня, положив руку на мой живот, и мы мечтательно устремили взгляд вдаль.

- Саске, а вот когда тебе больно, о чем ты думаешь? Как затмеваешь свою боль? – тихо спросила я.
Он нахмурился.
- Откуда такие вопросы?
- Ну, просто! Скажи, - снова попросила я. Он прикрыл глаза, недолго размышлял и спросил:
- Ты про какую боль-то говоришь?
- И ту и другую.
Он опять немного помолчал, а потом со всей серьезность заговорил:
- От душевной боли я никак не могу избавиться, как бы мне того не хотелось. Поэтому она всегда накапливается у меня в виде ненависти, которую я испытываю к человеку, причинивший мне боль. Ну а физическую перетерпеть легко. Либо вспоминать душевную боль, что я обычно и делал. Либо вспоминать любимого человека и все прекрасные воспоминания, связанные с ним, как я делаю теперь.

Слезы катятся по моим щекам. Я сжимаю простыни, вспоминая всего его. Всего Саске, моего любимого.

0

72

With me

Глава 23. Бегство
Я разжала простыни, которое долгое время я сжимала своими ручками. Умиротворенно прикрыла глаза, пытаясь отдышаться. Со звуком выдохнула. Это был стон уже не боли, а радости. По щеке скатилась слеза. Детский крик наполнил небольшую комнату.
Я открыла глаза и медленно повернула голову. Женщина стояла спиной ко мне, возилась с кем-то на столике. Она улюлюкала и ворковала, склонившись над простынями, в которых было завернуто мое маленькое чудо.
- Покажи… - прошептала я чуть слышно, - покажи мне… покажи…
Женщина услышала меня, не смотря на то, что мой голос был очень тихим. Она счастливо кивнула, взяла на руки простыни и поднесла ко мне. Маленькое заплаканное личико открылось мне. Увидев меня, он перестал плакать, принялся внимательно осматривать мои черты лица. Его глаза точно такие же, как и у Саске. Темные, глубокие. Он был точной копией моего любимого. Не было не единого сходства со мной.
Я слабо улыбнулась и потянула руки к нему.
- Мальчик… - оповестила меня женщина.
- Итачи… - одними губами произнесла я. – Мальчик мой любимый.
Она положила его маленькое тельце рядом со мной. Итачи продолжал смотреть на меня. У него был такой сосредоточенный взгляд, не присущий младенцам.
- Еще девочка, - сказала женщина, подходя к моей кровати с еще одной простыней. – Близнецы.
Завидев меня, девочка тоже перестала плакать. Еще одна копия Саске. Они совсем не похожи на меня. Совершенно ничем. Я заплакала от радости.
Я не думала, что будет девочка, поэтому ей имени не придумала. Наруто тоже выиграл спор – ему имя и выбирать.
- Оба полностью здоровы. Вес идеальный. Поздравляю, - этим словам я улыбнулась. - Я заберу их ненадолго, отдыхай Сакура.
Я не стала сопротивляться – слишком сильно я устала. Я прикрыла глаза и тут же провалилась в сон. Глубокий, темный, как и глаза моих детей. Моих…

-Наруто! – меня окликнули неожиданно. Использовав очередную технику, я убил троих Зетцу. Я оскалился, гневно смотря на армию врагов. Их становилось все больше и больше. Они все прибывали и прибывали. Я сплюнул и убил еще одного.
- Что? – крикнул я в ответ, между тем убивая двоих сразу.
Ответ пришел почти незамедлительно:
- Белых Зетцу становится еще больше! Они наступают!...
- Это уже понятно, - перебил я с раздражением.
- Все отряды врагов двигаются сюда. Все направляются сюда!
Эти слова повергли меня в шок. Как все?! Сакура! Ее нельзя здесь оставлять. Если это правдивая информация, то нужно забирать Сакуру и убегать отсюда немедленно! Как только она будет в безопасности, я вернусь!
- Это точная информация? – прорычал я.
- Да! Наши силы тоже выдвигаются сюда! Здесь, на этом поле, будет решающий бой! Предположительно они будут все через часа два!
- ЧЕРТ! – выругнулся я.
«Лис, как у тебя там?» - спросил я мысленно. Это мысленная нить всегда сохранялась между нами, не смотря на то, каким бы было расстояние. Я услышал в голове его рык, а затем последовали слова:
«Боле менее! Послушай, тебе нужно забирать Сакуру и уходить отсюда!».
«Ты справишься без меня?»
«Ты недооцениваешь меня, сопляк!» - рыкнул Девятихвостый, раздавив лапой сразу десяток врагов.
«Если хочешь сохранить ей жизнь, то выдвигайся немедленно!»
Я кивнул и устремился к дому. Оставался один вопрос, куда именно нужно отнести Сакуру? Ее нужно отнести в безопасное место.
Одним прыжком я перескочил лавочку, стоящую у меня на пути. Я выломил дверь, врываясь в дом. Передо мной тут же возникла фигура знакомой женщины. Она была обеспокоена моим вторжением.
-Что… что случилось? – дрожащим голосом спорила она.
Наверно, мой вид ее испугал. Я был весь в синяках, ранах и ссадинах.
- Скоро эта территория будет сплошным полем боя. Я забираю Сакуру. Нужно отнести ее в безопасное место.
Женщина озадаченно посмотрела на меня. В ее глазах прочитался испуг. Она покачала головой:
- Дети… - только и сказала она. – Дети, как же они? Куда?...
Дети? Почему она сказала во множественном числе? Сейчас не время об этом думать. Минуты бегут слишком быстро, нужно поторопиться, пока не стало слишком поздно. Нужно сдержать свое обещание и защитить Сакуру!
В дом кто-то вбежал. Я оглянулся и увидел Шикамару. Весь запыхавшийся, израненный.
- Уже… совсем… близко! – выдохнул Шикамару. Внутри меня все перевернулось. Дыхание участилось, я взглянул на женщину, которая уже была напугана до смерти.
- Где? – спросил я у нее, но та стояла в ступоре, не способная сказать и слова. Ее глаза были выпучены от испытываемого ею ужаса. Шикамару рукой оперся о стену, пытаясь восстановить дыхание.
Я обошел женщину, бежал по коридору, открывал каждую дверь, в надежде найти знакомое лицо. Открыв очередную дверь, я увидел лежащую Сакуру. Она была без сознания. Я посадил ее на кровати и начал трясти, пытаясь привести в чувство. Сакура чуть приоткрыла глаза, из ее уст вырвалось что-то нечленораздельное.
- Сакура, очнись! Эй! Давай, открывай глаза, девочка моя!
Она ничего не понимала, лишь бессмысленно смотрела на меня. Я повернулся к ней спиной и присел.
- Залазь на спину, скорее! – Она, ничего не понимая, положила неуверенно слабые ручки мне на шею. Я вынес ее из комнаты.
- Дети! Мои дети! – начала слабо сопротивляться она. – Там мои дети!
- Принеси детей! – выкрикнул я, обращаясь к женщине. Та неожиданно вскочила и побежала вглубь дома, как будто очнувшись ото сна.
Снаружи слышались взрывы, крики, звук кунаев и рык Лиса. По нарастающему звуку можно было понять, что отряды людей и Зетцу прибывают, создавая хаос вокруг себя.
- Шикамару, мне нужна твоя помощь! – чуть ли не с мольбой в голосе сказал я. Шикамару серьезно кивнул мне, давая понять, что на него нужно положиться.
- Возьми детей. Мы должны их спрятать в надежное место!
- А где находится это безопасное место? – недолго думая задал вопрос он. Женщина уже возвращалась, держа в обеих руках по младенцу, завёрнутому в простыни. Она аккуратно передала одного из них Шикамару, а затем сказала:
- Я с вами! Сакуре нужен уход! – ее голос звучал уже боле сдержаннее, но нотки ужаса все еще присутствовали.
Я кивнул, мы выбежали из дома. Сакура почти не шевелилась. Она была подобно кукле, которую я нес на спине, совсем легкая, как пушинка. Куда бежать? Для начала надо бы выбраться из этого населенного пункта. В Коноху возвращаться нет смысла. Там много врагов. Этим самым мы лишь подвергнем Сакуру и ее… детей опасности.
Детей… Какое непривычное слово…
- Так куда мы? – прервал мои размышления Шикамару.
Я задумался, где же есть спокойное, укрепленное и безопасное место?
- На юг… там… населенный пункт еще один… чуть дальше, в том лесу есть храм. Он заброшен, его трудно обнаружить, - чуть слышно прошептала Сакура. Я кивнул, чуть изменил направление и побежал, как можно быстрее. Преследования не было. Это радовало – не пришлось бы тогда терять время и убивать преследователей.
Шикамару и эта женщина бежали наравне со мной. Удивительно, что за все время я так и не узнал ее имени. Хоть это и было не вовремя, я все же спросил у нее имя. Она хихикнула, этот смешок показался мне больше истеричным.
- Называй меня Хикару.
Бабушка-Хикару значит. Я кивнул, продолжая бежать. Боле мы не разговаривали. Минуты казались вечными. Этот путь казался бесконечным. У меня даже голова начала кружиться от бесчисленных деревьев, мелькавших мимо меня.
Весь путь Сакура что-то бубнила. Она не пыталась что-то до меня донести. Это был бред. Она бредила. Я чувствовал сильный жар от нее.
«Наруто, все хорошо?» - донесся до меня слабый оклик Лиса.
«Да. Кьюби, лучше скажи, что там, на поле боя?»
Несколько минут он молчал, что не на шутку перепугало меня. После этого молчания, я услышал рык: «Здесь очень много людей. Жертв не просчитать. Отряды все прибывают и прибывают! Пол населенного пункта уничтожено! Везде кровь, трупы, окровавленные кунаи!» - больше Лис ничего не сказал, а я не стал спрашивать.
Мы выбежали на луг. Вдалеке показалось здание. Я встряхнул Сакуру и спросил:
- Этот храм?
- Да…
Вчетвером мы ринулись к зданию. Только сейчас я понял, что дети ни разу не вскрикнули за всю дорогу.
Ноги уже совсем не бежали. Если бы не Сакура у меня на спине, то я бы упал, спотыкнувшись о какое-нибудь растение. Она заставляла меня двигаться. Вернее не она, а обещание данное мной ей. Шикамару тоже был на пределе. Он уже совершил большой путь. Страшно было подумать, какой до этого он проделал путь.
Оказалось, что храм был не таким уж и маленьким, каким он представился мне сначала. На самом деле он был не просто большим, а огромным. Его ветхий вид меня настораживал. Дерево, из которого было сделано крыльцо, уже прогнило. Это можно было сказать с уверенностью, просто посмотрев на него. Само здание высокое, из трех этажей.
Мы все остановились перед крыльцом. Я неуверенно шагнул вперед. Крыльцо меня удерживало к моему удивлению. Я смелее шагнул внутрь.
Внутри было темно. Все окна тщательно забиты досками.
- Как я понял, крыша дырявая, значит, туда попадает свет. Идемте, на нижних этажах слишком темно.
Мы с трудом отыскали лестницу, ведущую наверх. Он вся скрипела, так и, грозясь сломаться. Здесь было необычайно душно, с лица катились капельки пота.
Добравшись до верхнего этажа, мы увидел просветы в крыше, как и предполагал Шикамару. Я начал оглядывать комнату, в которую мы попали.
Просторная, но без окон. Мебель сохранилась нетронутой, она вся была пропитана пылью и сыростью. В углу огромная кровать, рядом диван и стол.
Подойдя к кровати, я аккуратно положил на нее Сакуру. Она была мертвенно-бледной, походила на труп.
- Посторонитесь! У нее обезвоживание! – обеспокоено сказала бабушка-Хикару.
- В смысле? – озадаченно спросил Шикамару. Женщина гневно посмотрела на него и ответила:
- Как-никак родила пару часов назад! Положи ребенка сюда, - она указала на диван, где уже лежал один ребенок. Шикамару не задавая больше вопросов, сделал так, как было сказано.
Бабушка-Хикару начала возится с Сакурой, подлечивая ее и что-то бормоча ей. Мой же взгляд устремился на простыни и, закутанных в них, младенцах. Я медленными, короткими шажками начал приближаться к дивану, пытаясь в полутьме разглядеть личики. Подойдя ближе, я увидел два ребенка, мирно сопящих во сне.
Их личики не напоминали лицо Сакуры. Это были точные копии давно ушедшего от меня друга. На Сакуру младенцы вообще не были похожи. Ни одной схожей черточки. Интересно, а каким цветом глаза?
- Наруто, мы оба выиграли спор, - прошептала Сакура. – Девочка – это та, что справа лежит.
Даже отсюда она различала, казалось бы, одинаковые лица. Значит, у нее родились близнецы. Мальчик и девочка. Какая ирония… Кто бы мог подумать, я усмехнулся. Имя за мной.
- Если ты не против, то пусть твою дочь будет звать так же, как и мою мать… - прошептал я чуть слышно.
Она ахнула, удивленная моим выбором, а затем улыбнулась и одобрительно сказала:
- Кушина – это очень красивое имя.
- Спасибо, - поблагодарил я. Почему-то это для меня означало многое.
- Твое желание? – улыбнулся я, закинув руку за голову.
- Ну…
Взрыв. Огонь. Боль.

0

73

With me

Глава 24. Этот мир никогда не будет спасен
- Чертов Мадара! Чертов Обито! – рыкнул я, перепрыгивая корявую ветку дерева и видя вдалеке мощные взрывы. Скоро здесь будут все. Бедые Зетцу, шиноби из различных деревень, Обито, Мадара, Орочимару, Кабуто – никто из них не был сейчас моим союзником. Ото всех я чувствовал опасность. Я не доверял даже своим верным последователям, которых собрал наспех, всего лишь за пару недель. Несмотря на всю их преданность, я видел в них лишь угрозу, поэтому всегда был напряжен и сосредоточен.
Вообще, все эти месяцы прошли очень быстро. События следовали за событиями, не давая мне передышки. Все это время я почти не спал, а если и спал, то во сне сжимал в руке свою катану.
Перебегая через поле, я думал о моей Сакуре – единственном человеке, которому я мог доверить свои мысли, мечты и надежды. Она единственная, кто заставил мое сердце вновь запылать любовью. Она и наш ребенок стали для меня больше чем просто дорогие мне люди – они стали смыслом моей жизни, стали самой жизнью.
Я никогда не переставал думать о Сакуре, волнуясь за ее жизнь и жизнь нашего чуда.
- Саске, все хорошо? – спросила Карин заботливо.
Карин раздражала меня. Не смотря на то, что она прекрасно знала, что мое сердце принадлежит только Сакуре, она все же пыталась флиртовать со мной. Она никак не хотела признать то, что я использовал ее, так же как Джуго и Суйгетцу для своих целей. Не хотела принимать мое раздражение к ней, ожидая чего-то большего, что было невозможно. Ее настырность и назойливость порой заставляли меня задуматься – правильное ли решение я принял, когда включил ее в состав команды. Но я так же и понимал, что она одно из основных звеньев, которое поможет завершить мою месть.
Теперь узнав все, что мне необходимо, я торопился убить виновника всех моих страданий. Обито. Лишь он был виноват во всем. Именно он приказал своим верным последователям и предателем деревни подкинуть эту идею с уничтожением клана. Он продумал все с самого начала, обдумал каждое действие, ибо сделав не правильный шаг, он бы не смог так близко подойти к уничтожению всего мира. Уничтожение клана повело за собой образование моей ненависти и присоединении Итачи к Акацки, который в свою очередь помогал захватывать джинчурики. Все это привело в конечному итогу, которого и ожидал Обито.
Мне многое пришлось пережить за эти месяца, но ничего не беспокоило мое сердце, как Сакура. Снова ее образ всплывал в моем сознании. Даже месть отошла на задний план, уступая моей любви к ней. Она стала единственным человеком, которого я не хотел потерять. Это единственный человек, о котором я так беспокоюсь. Все мое тело отвергало любую девушку. Вызывало отвращение к Карини, ко всем другим, кроме Сакуры, которая так глубоко засела в моем израненном сердце.
Только она могла излечивать эти душевные раны, только она могла заполнять ту пустоту в груди, которая образовалась за долгие годы моего одиночества. Она наполняла меня любовью. Это стало смыслом моей никчемной жизни. Я жил лишь ради нее, лишь ради наших надежд, лишь ради нашей мечты.
Иногда я не понимал, как мог влюбиться до беспамятства в девушку, которую с самого детства считал лишь помехой на своём пути. Когда это могло произойти? Если бы мне сказали лет пять назад, что я буду бежать на бой и думать не о мести, а о какой-то девушке, то никогда бы не поверил этому. Ведь месть всегда была частью меня, я всегда считал себя мстителем, и о мыслях, о любви и привязанности к кому, просто и речи не могло быть.
Еще немного и мы с ней будем вместе. Мы уйдем из этого кровавого мира, который причинил мне столько боли. Мы будем жить вдали от войн, смертей, всего ужаса мира. Только мы и наши дети. Мы с ней возродим клан Учиха – единственный клан, который может любить по-настоящему, без фальши, без обмана. Один раз и на всю жизнь. Еще немного и месть осуществится, и тогда ненависть вовсе уйдет из моего сердца, позволив мне жить свободно, не жалея ни о чем.
Мы уже почти подбежали к огромному горящему зданию. Я услышал детский крик, но не обратил на него внимания. Из дома, справа со второго этажа выпрыгнул парень, лицо которого я помнил, но забыл имя. Это тот, что всегда ленился что-либо делать, шиноби, которого учил Асума. По-моему его учитель умер в борьбе против Хидана.
В руках парня были две простыни, которые и были источником крика. Дети? Откуда они здесь? В такое ужасное время, в войну, дети должны находиться подальше от поля боя. Парень побежал в лес, за ним из дома вырвались двое Белых Зетцу, начав преследования. Я кинул в них кунаи, через которые пропустил разряд молнии. От этого удара оба рухнули на землю. Это все-таки дети.
Мои последователи уже вбежали в дом. Зная стратегию, они двигались уверенно, без колебаний, не дожидаясь меня, а точно следуя плану. А я все еще смотрел вслед убегающему парню, и что-то внутри меня вздрагивало, что-то побуждало меня следовать за ним, к этим детям. Как будто эти два ребенка были для меня родными. Нет, это не мои дети. Сакура не могла бы оказаться здесь с ними, она бы не смогла подвергнуть нашего ребенка опасности. Тем более их было два, а у Сакуры должен был родиться только мальчик, имя которого я так и не знал. Но не смотря на все это, что-то заставляло меня смотреть в сторону убегающего шиноби, что-то тянуло меня к этим детям.
Я отвел взгляд и неуверенно шагнул вперед в горящее здание, из которого доносились звуки борьбы, крика и ненавистной смерти. Пару секунд колебаний и, оставив сомнения, я вбежал в здание и увидел вокруг лишь одно насилие. Кровь была повсюду, она уже успела пропитаться в стены и пол. Все было охвачено огнем. То, что дом все еще держался – удивляло меня. Прямо посередине здания была своеобразная воронка огня, будто там внизу этой воронки был сам ад, упав в который, более не вернешься. Я увидел то, что осталось от лестницы, и побежал наверх. Поднимаясь, я убил нескольких ненавистных Зетцу. Как же достала эта война.
Обито был где-то наверху. Мадара, которого тот воскресил техникой воскрешения, был на другом поле боя, где сражалась основная сила во главе всемогущих хокаге. Я постоянно уворачивался от, летящих прямо на меня, кунаев. Перескакивая через головы сражающихся, я поднимался все выше.
Вдруг, дерево под моими ногами провалились. Я оттолкнулся от них, схватился за другую деревяшку и быстро взобрался, продолжая свой путь.
Наруто… Сцепившись с Обито в смертельной схватке, он горел красной чакрой девятихвостого, полностью контролируя ее. Он ловко уворачивался от нападений, наносимых ему. Удары Наруто были точными и сильными. Когда он успел стать таким сильным?!
Моя проклятая печать сработала, и я превратился в монстра. Вытащив катану из ножен, я ринулся на помощь… моему лучшему другу. Наруто заметив меня, остановился. Если бы не я, Обито ранил бы его.
– Не стой столбом! – выкрикнул я зло. Наруто чуть улыбнулся, и мы вместе начали бой с ним.
Это было такое необъяснимое чувство радости, когда мы с Наруто создавали комбинированные атаки. Мы без лишних слов понимали друг друга, даже взгляда не нужно было. Всем своим телом я ощущал траектории его движений, а он ощущал мои. Мы как будто братья, знавшие друг друга с пеленок, двигались плавно и точно, нанося быстрые, глубокие раны на тело Обито.
Обито был уже на пределе. Как только он пытался использовать шаринган, я предотвращал его попытки своими глазами, которые стали безумно сильными по сравнению с теми, что были у меня раньше. Он отпрянул, увидев мои глаза, испугался той глубины, что была в них, испугался ужаса, таящейся там.
Наруто обошел его сзади, ударив в спину своим расенганом, и схватил его запястья, завернув руки за спину. Тот вскрикнул от боли и упал на колени, не способный больше сопротивляться и драться. Я без всяких колебаний шагнул к нему, поднимая катану. В его глазах не было страха передо мной, только перед моими всепоглощающими глазами. Он отвел взгляд куда-то в бок и ухмыльнулся.
- Саске, убить ты меня сможешь, а вот возвратить жизнь, любимому тебе человеку – нет…
Я медленно повернул голову в ту сторону, куда смотрел Обито, боясь увидеть Сакуру. Смысл его слов сразу же дошел до меня, заставив сердце биться быстрее. Я сжал в руке поднятую катану, и посмотрел в сторону.
Сам Мадара стоял у огненного обрыва, ведущего прямиком в ад. Около него лежал Джуго. Мертвый, неподвижный. Чуть поодаль лежали двое других моих последователей. Они были живы, но почти не дышали. Мадары в своей руке держал розовые волосы, принадлежащие моей любимой. Сакура мертвенно-бледная сидела у его ног, не способная сделать движение. Живота не было… Значит, дети уже родились…
Увидев меня, она широко открыла глаза, удивленная моему появлению. В них прочиталась радость и ужас одновременно. Этот взгляд был лишь тогда, когда она видела меня живым, но израненным после очередной миссии. Кроме этой тревоги и радости я видел в ее глазах страх. Но страх не перед смертью и не перед Мадарой. Это был страх потерять меня. Она боялась, что больше не увидит меня и не сможет сказать важные слова.
Она так красива, даже когда изранена. Она опять сводила меня с ума одним лишь видом. Внезапно ее взгляд изменился на теплый, добрый. Она смотрела на меня и улыбнулась. Одними лишь губами она произносила слова. Я начала повторять за ней, что бы узнать то, что Сакура хотела мне сообщить. «Я люблю тебя, Саске. Береги наших детей».
Я открыл рот. Детей? Близнецы? Она подарила мне близнецов… Она сделала мне самый дорогой подарок, о котором я только мог мечтать. Она улыбнулась моему восхищенному виду. Эта улыбка была прощальной. Почему? Почему она прощалась со мной? Почему сказала беречь детей мне? Она ведь будет со мной… Из ее глаз покатись слезы, а тело ее содрогалось от рыданий.
Ее рука пошевельнулась, она подняла ее по направлению ко мне, но ее маленькая хрупкая ручка почти тут же опустилась, не в силах держать ее поднятой.
- Попрощались? – сладко промурлыкал Мадара. Смысл этих слов я не понял, да и не хотел понимать. Сейчас для меня существовала только Сакура, беспомощно лежавшая в ногах Мадары.
Я с трудом оторвал от Сакуры взгляд и посмотрел на человека, державшего ее волосы. Он застыл в ухмылке. Я не понимал, что он задумал, лишь наблюдая за ним и держа в руках поднятую катану.
В следующее мгновение Мадара резким движением поднял ее за волосы и сбросил прямо в охваченную огнем точку здания. Туда, где находится сам дьявол… в ад… в огонь…
Что? Я не успел сделать ничего. Я не мог двинуться с места, потрясенный увиденным. Мой мозг отвергал то, что огонь поглотил ее тело, уничтожил, убил… Мои потрясения были настолько огромно, что я просто застыл в ступоре, глядя на языки пламени, достигавшие даже третий этаж… Ее теперь нет?
Нет… Нет… НЕТ!
Не может быть! Она обещала быть со мной! Обещала, что никогда не покинет, что будет любить всегда! Глаза бессмысленно вращались, ища ее. Это было так глупо, но я ничего не мог сделать. Я не верил в то, что только что произошло… Я никогда не поверю в это…
Сердце забилось в бешеном темпе, дыхание стало частым. Слезы сами собой катились по щекам. Я вздрогнул. Потерял? Опять?
Снова любимого человека убили… Снова у меня не хватило сил, чтобы спасти этого человека… Разве есть теперь что-то еще, что могло бы заставить меня что-то чувствовать? Разве теперь я мог улыбнуться этому кровавому миру, который забирает у меня жизнь, мучительно отрывая от нее кусочек за кусочком?
Слеза скатилась по щекам. Со слезами пришла невыносимая боль. Боль потери. Я сжал в руках катану и с силой вонзил его прямо в сердце Обито. Уверенно, без лишних раздумий. Он взвыл о боли последний раз, но его боль не могла сравниться с моей. Его боль кончится через несколько минут, и он умрет, а моя - будет пожирать меня постепенно. Это смерть не принесла мне ничего, никакого облегчения, никаких других чувств, кроме нестерпимой боли. Снова… снова я потерял любимого мне человека… Я проклят? Почему все кто мне дорог умирают? Почему мне приходится терпеть это снова и снова? Почему она? Почему не я?
Я стиснул зубы. Почему-то я не мог поверить в то, что ее больше нет, ведь она только что была здесь, передо мной, улыбалась мне… а сейчас…
Я поднялся. Несколькими прыжками достиг Мадару, который вовсе не ожидал от меня такой реакции. Я уже складывал запечатывающую печать, которой мог запечатать душу Мадары и отправить обратно в ад, где и было его изначальное место. Я понимал, что просто так мертвых снова не убить, поэтому Орачимару обучил меня запечатывающей технике, очень тяжелой и требовавшей время для ее освоения. Но я обучался этой технике всего лишь неделю, после чего начались военные действия. Сейчас у меня всего лишь одна попытка.
Я двигался настолько быстро, что даже такой опытный и сильный шиноби, как Мадара, не смог уследить за моими действиями. Мной двигала боль и ненависть. Это два сильнейших чувства, которые позволяли совершить невозможное. Я оказался позади него, сложил последнюю печать и коснулся ладонью его спины. Тот вздрогнул, после чего ленты запечатывающей техники окутывать все его тело. Он через силу обернулся, посмотрев в мои полные мести глаза.
К моему удивлению, он улыбнулся, опустил глаза в низ. Он стоял на краю, еще шаг и он упадет. Он вздохнул и перед самым своим падением в ад сказал:
- Этот мир никогда не будет спасен, лишь только потому, что чувство мести таиться в сердце каждого…

С этими, последними, словами, он коснулся моей шеи, на которой была проклятая печать. Резкая боль пронзила меня. Он скрылся в пропасти огня, а я бессильно упал на разрушающийся пол. Теперь эту дыру одиночества в моей груди не сможет заделать никто. Никто…

0

74

With me

Глава 25. Спасение...

Он кинул меня в пекло, в хаос, в воронку огня. Языки пламени тут же коснулся моей спины, оставив ожог. Но боли не чувствовалось. Ничего не ощущала. Время остановилось, замерло, давая мне возможность попрощаться с этим миром. Миром, который дал мне все, кроме самого времени…
Мне было жаль, что Саске пришлось увидеть мою смерть. Что перед его глазами меня сбросили в огонь. Мне жаль, что ему придется испытать боль потери. Перед моими глазами застыло его лицо, в котором отражался страх и ужас. Сначала мне вообще не поверилось, что он стоит передо мной. Мне казалось, что это галлюцинации, вызванные сильной усталостью.
Все произошло очень неожиданно. Взрывы, крики, потом мое сознание помутнело. Затем я помню лишь, как Мадара убивает по одному трех сильных шиноби, хватает меня и тащит к обрыву.
Я с Саске толком-то и попрощаться не успела. Я не видела никого, кроме него. Все потеряло свое значение при виде любимого. Он сильный, он сможет пережить мою смерть, он сможет смириться с этим, и продолжит жить. Продолжит жить ради Итачи и Кушина. Он позаботится о них, я точно знаю, верю ему.
Мне жаль, что я больше не увижу моих деток. Что более не прикоснусь к ним, ведь я так и не обняла их ни разу, не поцеловала, лишь успела посмотреть на них, таких похожих на Саске. Но разве могло мне хватить всего лишь одного взгляда на них? Нет…
Мне жаль, что Наруто снова будет мучиться. Мучиться от вины. Он снова потеряет меня. Снова его поглотит боль. Но Наруто тоже сильный, и они с Саске справятся с потерей. Я буду всегда около них. Буду, подобно ангелу, охранять их. Я увижу, как будут расти дети. Увижу, как Саске вырастит их, со временем позабыв о своей боли. Увижу, как когда-нибудь Наруто все же обратит внимание на Хинату и позабудет обо мне. Даже если в его сердце к тому времени меня не будет, я все равно буду помнить о нем. Я буду наблюдать, присматривать за всеми ими.
Мне всего восемнадцать, но у меня уже есть дети, любящий человек, верный друг. Это и есть моя семья. У меня были мечты, надежды, планы на светлое будущее. Погибать в столь юном возрасте никому бы не хотелось, особенно мне. Ведь я только что обрела свое счастье… и тут же потеряла его…
Хех, я так и не успела загадать Наруто желание.
Последняя слеза оторвалась от моего лица. Испарилась… Еще немного, и меня совсем не будет. Я исчезну в огне. Перестану существовать в этом мире, который я так полюбила.
Что ж, пора бы и меру знать… Время и так дало мне возможность смириться со смертью, не буду испытывать его терпение. Я закрыла глаза, готовая принять смерть.
Но, вместо огня и боли, я почувствовала тепло чьего-то тела. Этот кто-то заботливо схватил меня в полете, не давая упасть в пропасть. Украл прямо из-под носа самой смерти, обдурив ее. Кто же это?
А может, я просто умерла, и все это мне просто чудится? Может это все иллюзия, и мне лишь кажется, что я спасена?
Я почувствовала, что незнакомец начал бежать, быстро, торопясь вырваться из здания. Он нес меня так легко, что можно было подумать, что я пушинка. Несколько прыжков и… свежий воздух… Мы выбрались, дышать стало легче. Теплый воздух обдувал мои раны и ожоги.
Некто все еще бежал. Уносил меня, как можно дальше от огня, от опасности. Я услышала тяжелое дыхание. Незнакомец явно бежал через боль, ему было тяжело совершать любое движение, но он бежал, спасая мою жизнь.
Через несколько минут некто все же прекратил свое движение и опустился в мягкую траву вместе со мной. Я ахнула от боли, которая медленно, но верно начала разливаться по всему телу. Я почувствовала, что мои раны начали затягиваться. Мой спаситель опытный медик. Это можно было определить по его четким, уверенным действиям, а так же чакре, которая видимо была уже на исходе.
Что-то подсказывало мне, что этот человек знает меня, а я его. Я чувствовала между нами какую-то связь. Открыв глаза, я не сразу увидела что-то. Все плыло, а голова кружилась. Еще несколько секунд и я увидела Кабуто…
Кабуто… Вот почему я почувствовала знакомую чакру и связь с мои спасителем. За долгие месяцы пребывания в том пристанище, я очень привязалась к Кабуто, ведь именно он уделял мне много времени. Обучал новым техникам, подлечивал, когда это было необходимо. Он стал для меня еще одним близким другом, которому я была благодарна. Он выслушивал и поддерживал меня, когда мне было тяжко на душе. Естественно, я почувствовала связь с ним.
Он снова спас меня, снова помог, рискуя жизнью. Кабуто был весь в страшных ожогах, царапинах, порезах. Дышал неравномерно и часто – скорее всего, легкие сильно обожжены. Губа разбита, из носа шла кровь, а на лбу тянулась глубокая рана, из которой так же шла кровь. Он был в черном плаще, весь укутанный в нем, даже лицо пытался скрывал под капюшоном, но все же заметила его ранения. Увидев, что я открыла глаза, Кабуто облегченно улыбнулся и мягко сказал:
- Сакура! Я так рад, что ты жива! Сакура! – с этими словами он склонился надо мной, устало глядя в мои глаза. – Я думал, что не успею. Когда ты падала, мне казалось, что тебя не спасти.
Он поднял голову в предрассветное небо, радуясь тому, что я жива. Я повернула голову и увидела охваченный огнем здание, почти рухнувший. Языки пламени поднимались высоко в небо, пытаясь захватить даже небосвод.
- Орочимару убит, - сказал Кабуто задумчиво. – Последователи Саске убили его, а так как он и сражаться нормально не мог, то погиб почти сразу… Это был приказ Саске…
Я уж не слушала Кабуто, мне были не интересны все эти мелочи, которые так сильно интересовали его. Я лишь смотрела на пылающие руины, и в голове возникал образ Саске. Где он? Неужели остался в здании и погиб там? А где Мадара? Не он ли и убил Саске?
От догорающего здания бежали люди, спасаясь от грядущего взрыва. Среди них я не видела знакомого лица. Я приподнялась, пытаясь лучше разглядеть пробегающие лица, но найти знакомое, такое любимое мне лицо, не могла. Сердце екнуло.
Я начала подниматься на ноги, но они не держали меня. Кабуто посмотрел на меня неодобрительно и попытался посадить обратно. Я с силой вырвала свою руку из его, от чего голова закружилась.
- Куда ты собралась?! – гневно спросил Кабуто, борясь с моей настырностью. Я ударила его ручкой и поползла на четвереньках к огню, где последний раз видела Саске. Встать я никак не могла, поэтому передвигалась по направлению к дому, как могла. Кабуто схватил меня за ногу, не давая ползти.
- Глупая! Ты же погибнешь! – орал он, пытаясь удержать меня. Но мой рассудок помутился, я, как последний безумец, ползла на верную гибель. Я должна его найти! Я должна!
- Отпусти! Он там! Я должна быть с Саске! – зло кричала я, вырываясь из рук Кабуто. Я брыкалась и слабо била его ногами.
- Там небезопасно! Ты умрешь! – продолжал твердить он, но я лишь начала плакать, не желая осознавать, что Саске остался в горящем здании, обрекая себя на верную гибель или погиб от рук Мадары…
- Я должна быть с Саске! – кричала я не своим, пронзительным голосом.
-Сакура! – крикнул Кабуто, когда я, наконец, вырвалась, все же встала на ноги и из последних сил побежала к горящим руинам. Я выкрикивала имя Саске, еле передвигая ноги. Кабуто был слишком ранен, чтобы снова встать и побежать за мной. Он лишь вскрикну от боли, пытаясь последовать за мной, и снова рухнул в траву. Вынеся меня в поле – он отдал последние силы.
-Саске! – кричала я. –САСКЕ!
От безысходности и отчаяния я закрыла глаза, не разбирая дороги, бежала и плакала. А вдруг он остался там? А вдруг погиб? Эти мысли так и преследовали меня.
Внезапно, что-то столкнулось со мной. Если бы этот кто-то не поймал меня и не заключил в объятия, то я бы отскочила от него и больно ударилась. Обнял… Так тепло, мягко, уютно в этих объятиях… Это такие родные объятия…Объятие Саске.
Раздался взрыв и звук оглушил меня, я потеряла равновесие, повиснув на Саске.
- Сакура… любимая моя… Сакура, - шептал он, подняв меня на руки, - Не умирай, дорогая, не умирай, останься со мной, как осталась тогда…
Я открыла глаза, из которых брызнули слезы счастья. Он жив, он передо мной, он держит меня на руках. Я вся дрожала от рыданий и холода. Я все промерзла, не смотря на то, что я только что чуть не сгорела заживо.
- Замерзла, маленькая? – лепетал он, сам плача. – Продрогла?...
У меня даже не было сил кивнуть, я лишь прижалась к его теплой груди, целуя ее. Мы сели в траву, он опустил меня на свои ноги, снимая рубашку, в которую в следующее мгновения укутал меня. Она вся пахла им, была горячей, согревала меня.
Он посадил меня себе на колени, поцеловал в лоб, так трепетно, аккуратно, будто я была хрупкой вещью. Он целовал всю меня, щеки, глаза, нос, шею, ключицу, опускался поцелуями до живота. Все обнимал меня, вдыхая мой запах, боясь снова потерять. Все время шептал мое имя…
А я шептала его, своими слабыми ручками водила по его щеках, обнимала за шею, трепала его волосы. Его прикосновения самые желанные. Мой мальчик жив, мой мальчик рядом… Теперь все будет хорошо!…
Я потянулась к его губам, которые были мне милы, по которым я скучала, которые я желала… Он поцеловал меня… Мы слились в этом поцелуе…
Теперь все закончилось, самое страшное позади… Дети в безопасности, скоро я покажу их Саске…
Я люблю их… люблю Саске, Итачи и Кушино… они – моя жизнь.

0

75

With me

Эпилог.
Дорогие читатели, вот и закончился этот фанфик. Хочу поблагодарить вас. Спасибо вам, за ваши комментарии, которые радовали и поддерживали меня все это время. Надеюсь, что вам все понравилось ^_^



Три дня спустя.
Да, все уладилось. Война не успела начаться, как уже закончилась. Тем не менее, погибших много. В деревне объявлена Великая скорбь. Поставлены памятные камни героям. Люди пытаются привести в порядок свою жизнь. Для каждого человека находится дело.
Все хоккаге живы, и в данный момент помогают своими собственными силами восстанавливать деревню.
Как оказалось, Саске приказал своим последователям убить Орачимару. Это он сделал с той целью, чтобы уничтожить всякое зло, чтобы предотвратить следующие попытки захвата мира и тому подобные замыслы. Кабуто признал Деревню Коноха своей родиной и был поставлен во главе Анбу. Джуго мертв. Суйгетцу и Карин живы, ушли вместе. Сейчас их место нахождения неизвестно.
Как оказалось, перед своей смертью Мадара уничтожил проклятую печать на шее Саске, избавив его от дальнейшего проклятья. Шикамару скрылся с детьми и отнес их в безопасное место. Позднее они были переданы лично в руки Сакуры. Саске наконец увидел своих детей.
Наруто удачно успел покинуть горящее здание. Предварительно, они с Саске, рискуя жизнями, обыскали здание и даже вошли в воронку огня. Не обнаружив нигде Сакуру, покинули дом.
Добрая Бабушка Хикару мертва. Убита во время взрыва в здании. Ее муж мертв. Убит во время нападения Белых Зетцу в поле, около своего дома.
Организация Акацки почти вся уничтожена. Зетцу скрылся. Но один он ничего не стоил. Все остальные воскрешенные шиноби вновь обрели мир.

Мы стояли у края леса, около Долины Надежд. Теплый ветер бил в лицо, приятно согревая его. Высокая трава плавно колыхалась. Красный солнечный диск медленно заходил за горизонт, окрашивая небо в розовый цвет. По направлению к востоку небо стало уже синим, на нем появлялись первые, одинокие звезды, которые совсем скоро заполнят весь небосвод. Ночь уже протягивала свои крючковатые пальцы, чтобы встать на смену дня.
Я тяжело вздохнул, глядя на Сакуру, волосы которой растрепались на ветру. Она печально улыбалась мне, прощаясь со мной…
В метрах пятидесяти стоял Саске спиной к нам, на его руках дети. Он уже попрощался со мной, извинился, пожал мою руку. Но нам этого хватило. Во время этого рукопожатия, мы оба поняли чувства, мысли и надежды друг друга.
Сакура убрала свои волосы с лица и уверено посмотрела в мои глаза.
- Ну, что ж… Наверное, пора прощаться… - сказала она, сдерживая слезы. – Наруто, - слеза прокатилась по ее бархатной щеке. Сакура покачала головой и убрала рукой слезу. Судорожно сглотнув, она продолжила: - Ты сделал для меня очень многое, ты был всегда рядом, ты навсегда останешься в моем сердце, навсегда…
Я понурил голову и тоже печально улыбнулся:
- Останьтесь… - попросил я тихо.
- Наруто, прости…
Я согласно покачал головой, понимая, что они не останутся со мной, понимая, что они уйдут.
Я вздохнул, а Сакура продолжила:
- Наруто, помнишь, я тебе желания так и не загадала?
Я кивнул. Конечно, я это помнил. Это бережно хранилось в моей памяти. И я даже знал, что она мне загадает…
- Наруто, забудь меня. Живи так, как будто ни меня, ни Саске никогда не было в твоей жизни. Как будто мы никогда не рождались. Живи так, будто никогда не знал нас, так как будто у тебя были другие друзья, другая команда, другая жизнь, - из моих глаз потекли слезы. – Так, словно у тебя не было нас. Забудь нас… пожалуйста. Давай вспомним сейчас в последний раз все хорошее, что было с нашей командой.
Я содрогался от плача. В моей голове возникали эти веселые, прекрасные картинки нашего прошлого. Тогда, когда мы все были вместе.
- Помнишь, мы следили за сенсеем-Какаши, чтобы узнать, что у него под маской? – сквозь рыдания спросил я.
Сакура убрала рукой свои, неожиданно вырвавшиеся, слезы и кивнула, смеясь.
- Мы так этого и не узнали…
Она вдохнула, набирая в легкие побольше воздуха.
Мы оба стояли и вспоминали все это. Вспоминали все, что с нами произошло. Все беды и невзгоды, которые мы переживали вместе. И слезы катились.
Она потянулась ко мне и прильнула к моим губам. Поцелуй был недолгим. Я в восхищении закрыл глаза, наслаждаясь этим последним разом.
- Не открывай глаза, Наруто… не открывай, - попросила она шепотом, оторвавшись от моих губ. – Сейчас мы уйдем, не оставив в твоем сердце ни следа. Сейчас мой голос исчезнет, и тогда ты сотри о нас все воспоминания… сотри, не оставляя ничего, что могло напомнить о нашем существовании.
Я стоял с закрытыми глазами. Сакура поцеловала меня в щеку и… все… Слезы катились по щекам. И я больше не чувствовал ее рядом. Она ушла, я даже не слышал ее шагов, не слышал шорох травы. Ничего, кроме пустоты не было.
Сколько я стоял? Солнце уже давно зашло, а я все стоял и стоял, сам не понимая чего ожидая. Просто стоял, в ожидании какого-то чуда, не в силах открыть глаза.
Я боялся их открывать. Боялся, что открыв их, я не увижу больше ее. Больше не увижу… Сложнее всего избавиться от воспоминаний, связанных с людьми, которые тебе по-настоящему дороги. Интересно, а я смогу сделать это? Ведь они больше не придут. Они ушли по своей воле. Теперь я никогда не увижу их. Теперь мне больно дышать… Теперь без вас мне не нужна душа…
Наверное, уже утро наступает. А я все стоял, с закрытыми глазами. Они уже далеко, теперь я их не догоню, не узнаю, где они…
Вдруг, кто-то коснулся моей ладони, неуверенно, робко. Я чуть вздрогнул от неожиданности, от чего некто испуганно убрал ладонь. Это была женская ручка. Я поймал ее, и пальцы наши переплелись. Я приоткрыл глаза. Рассвет.
Я повернул голову и увидел робкую Хинату, щеки ее пылали.
- Идем… - чуть слышно сказал я, легонько сжимая ее руку. Она удивленно посмотрела на меня, но кивнула.

Весь день мы шли обратно в Коноху, молча, не говоря ни слова. Мне нравилась эта тишина, мне нравилось сжимать ее хрупкую ручку. Она, как обезболивающее для моего, теперь, пустого сердца.

Я зашел в квартиру, медленно побрел в свою комнату. Зайдя в нее, сел на кровать и взглянул на тумбочку, на которой должна была стоять общая фотография команды №7. Но ее там не было… Они даже это забрали у меня…

0

76

Дорогие мои, вот и отзвенели Последние звонки и началась сильнейшая зубрёжка. И потому, хочу подарить вам новую главу, надеюсь она вам понравится.
Я тоже, как и любой выпускник, ухожу зубрить билеты, так что долго вы меня не увидите, примерно до 14-15 июня. Как ни жаль с вами расставаться, но надо! Обещайте, что не забудете меня!

Название: Тhe pencil heart (Карандашное сердце)
Автор: Ланочка
Бета: Elina_Bubble
Жанр: Гет, романтика, AU, POV
Пейринг/персонажи: Саске/Сакура, Джим Морр; Наруто; Ино
Предупреждение: OOC, смерть персонажа, ОМП
Рейтинг: PG-13
Размер: Миди
Описание: Не многие могут найти общий язык с людьми, а уж с животными и подавно...
Статус: В процессе написания
Размещение: Везде, но только по моему разрешению и с шапкой.
От автора: Я жду ваших отзывов и комментариев.

4 глава. Новый друг, новый брат.
*POV Честер Брип*
Это что-то невероятное! Место просто волшебное, особенно во время заката. Мне отвели комнату на втором этаже, буквально через стенку комната Сакуры, дочери друга моего отца. Родители хотели сбагрить меня и сбагрили - до конца месяца сидеть в Монтане. Но должен отдать им должное, здесь великолепно. Джим принял меня очень хорошо, с Сакурой мы перекинулись лишь несколькими общими фразами и разбрелись по комнатам. Впервые же часы своего пребывания на новом месте я слышал, как она плакала, не знаю почему, но потом всхлипы стихли и она, кажется, уснула. Ночью мне не спалось, мне как-то не привычно засыпать на новом месте, всегда долго ворочаюсь. Я слышал, как она выскочила из дома и куда-то направилась. Меня это не интересовало.  Интересно чем сейчас занимается мой дорогой папочка? Наверняка, уже обрабатывает какого-нибудь молодого паренька со смазливой мордашкой. Да, вот так, мой отец - гей. Удивительно, как он ещё не попытался замутить с Джимом Морром, хотя, может и пытался, но я этого не узнаю. Моя мать живёт с ним, только для прикрытия его гомосексуальной ориентации. Так как он не самый последний человек в правительстве ему нельзя показывать свою истинную суть, но близкие друзья всё равно знают правду.
И вот я лежу на кровати в небольшой, но весьма уютной комнатушке в богом забытом месте. Смотрю в потолок, но на нём нет ничего интересного. Да и с чего там взяться чему-нибудь интересному? Жизнь здесь довольно скучна, но всё равно она мне нравится. Я из того самого поколения детей, которые выросли на интернете и видео-играх. Так что это даже пойдёт мне на пользу.
*The end POV Честер Брип*

Прохладный утренний ветер пробирает практически до костей. Сакура спит на спине своего коня, который, немного поёжившись от свежего ветра, проснулся и сейчас просто ждёт, пока хозяйка пробудится. Небо приобретает розоватые тона. Почти всю голубую даль застилают облака, но они не грозовые, а кучевые. Сквозь них просвечивают первые солнечные лучи, будто бы протыкая их острой пикой нового дня.  Мир просыпается. Так красиво. Даже ветер не смеет нарушить этот покой.
Ветер и инстинкт самосохранения всё же заставляет девушку проснуться. Она быстро встала, отряхнулась, сложила попону и покрывало, предварительно осмотрев его на наличие какого-нибудь герба или знака ранчо, откуда оно было принесено, прикрепила их к седлу и сама вскочила на коня.
- Ну что, Марусь, домой? - С улыбкой произнесла девушка и пришпорила коня.

Незаметно вернувшись в свою комнату, несколькими часами позднее, Сакура переоделась в лёгкие шорты и футболку, так как день обещал быть жарким. Девушка решила, что нужно будет познакомиться с этим Честером по-человечески, а то вчера как-то не очень получилось. Она забрала волосы в хвост, конечно же, без "петухов" не обошлось.  Одёрнула футболку и распахнула дверь своей комнаты.
Вылетев вперёд, она сбила с ног Наруто. Бедный парень ударился головой об деревянный пол. Сакура мигом вскочила на ноги и принялась извиняться и помогать парню, подняться. Блондин ошарашено смотрел на неё и повторял, что всё в порядке.
- Прости, чёрт, я тебя не заметила. - Продолжала Сакура.
- Да ладно тебе, я сам виноват - появился так неожиданно. Всё нормально. - Улыбался Наруто и потирал затылок.
- Наруто, будешь чай? - Спросила девушка после минутных извинений.
- Да, можно. - Пожал плечами блондин, оглядываясь по сторонам.
Сакура схватила парня за руку и потащила на кухню, усадила на стул и развернула лицом к столу. Парень удивлённо наблюдал за девушкой, которая, как шимела, скакала по кухне и шаманила чай. Спустя несколько минут и пары разбитых кружек горячий чай стоял перед носом Наруто. Ещё немного покопавшись на полках кухни, Сакура нашла крекеры и поставила их на стол. Уселась напротив блондина.
- Пей. - Коротко и ясно.
Наруто взял кружку в руки и попробовал творение его новой подруги.  Наруто был поражен. За всю свою жизнь в Монтане он ни разу не пробовал такого чая. Это был микс из листьев разных растений: ягод, деревьев, кустов, мяты. Там было всё. От малины (не понятно, откуда Сакура достала листья малины в Монтане) и вплоть до листьев яблонь. Она смогла смешать всё в таких пропорциях, что если распробовать, можно было почувствовать вкус абсолютно всех компонентов.
Сакура внимательно смотрела на парня, и пыталась прочитать по его лицу, понравился ему чай или нет. Увидев на его лице довольно удивлённое выражение, она успокоилась и тоже начала пить чай, запихивая крекеры за обе щёки, чем насмешила Наруто.
- Ты на хомяка похожа. – Смеясь, сказал блондин, ставя кружку на стол.
Сакура обернулась на стену, где висело зеркало и, с ужасом поняла, что он прав. Голод не тётка, ждать не станет. Нет, Наруто ничего не скажет дурного, он просто смеётся из-за её нелепого вида, и Сакура сама не прочь была посмеяться над собой, ведь она так давно этого не делала. 
Кухню заполнил смех. Такой искренний и чистый смех, без доли иронии или насмешки. Они давно уже забыли о "Хомяке-Сакуре" и смеялись просто так. Рассказывали друг другу разные истории из жизни, из детства. Время летело незаметно быстро. Сакура чувствовала, что обрела друга, который будет с ней, если не всю жизнь, то достаточно долгое время.

- А зачем ты приехал? - Осведомилась девушка, когда они уже  сидели на веранде и считали кур, которые сбежали из курятника.
- Отца вызвали по работе, а когда узнал, что на Карандашное сердце, то решил повидаться с тобой. - Широкая улыбка, определённо, идёт Наруто. С ней он такой жизнерадостный и красивый. Да собственно и без неё тоже, но с улыбкой всё же гораздо лучше.
- А, понятно. - Кивнула Сакура, но тут же опомнилась. – То есть как по работе? Он же у тебя ветеринар? Значит, с каким-то нашим животным что-то случилось?
Фантазия услужливо нарисовала картину как её Марса, укусила гадюка и сейчас Джим и отец Наруто борются за его жизнь. Девушка повертела головой, прогоняя плохие мысли и уставилась ожидающим взглядом на блондин.
- Нет, нет. - Замахал руками в разные стороны он. - В этом году тёлки что-то плохо телятся - практически всех новорожденных приходится вытаскивать вручную. Не знаю от чего так. - Он задумчиво почесал голову и устремил взгляд на небо.
- Ааа, вот оно что... Ну, тогда не о чём волноваться. - Весело сказала Сакура и вскочила на ноги. - Наруто, я слышала, что сегодня будет дискотека в Вест-Йеллоустоун в баре "Таль Верт", пошли, а?
- Чего? Дискотека? Ну... Можно сходить, я думаю, работы сегодня больше не будет. - Снова широкая улыбка, когда Сакура так успела привыкнуть к ней, что сама непроизвольно начала улыбаться в ответ?
- Да! Отлично! У тебя же есть машина, так?
- Ага.
- Тогда заедешь за мной в восемь, хорошо? - Теперь широкая улыбка следует со стороны Сакуры.
- Хорошо, договорились. - И, как зеркалом, отражается на лице Наруто.

Они просидели на крыльце несколько минут, потом пришёл отец Наруто и забрал парня домой. При прощании Сакура чмокнула блондина в щёчку, от чего его улыбка стала более широкой и лучезарной.
Сакура, сразу же после отъезда ветеринарной машины, побежала в комнату выбирать наряд на предстоящий вечер, дабы не упасть в грязь лицом.

Выходя из ванной с лёгким макияжем, Сакура столкнулась с гостем их с Джимом дома.
- Привет, - мило начала она, улыбаясь мальчику, - Мы же с тобой так и не поговорили нормально.
- Да. - Честер кивнул, немного смутившись добротой девушки.
- Ты же всё равно ничего не делаешь, так? - И не дожидаясь ответа, Сакура продолжила. - Поможешь мне выбрать наряд?
- Хорошо. - Он всё ещё смущён. Не удивительно. Любой был бы смущён в такой ситуации.

- Нет, то платье лучше. - Мальчик сидел на кровати и указывал на  померенные вещи, которые бесформенной кучей валялись на полу.
- Какое? Розовое? - Девушка покопалась в этой куче и выудила оттуда розовое платье на бретельках.
- Да нет же, не оно! То, которое было до того с блёстками, но после того, которое с молнией на боку.
- А, ты про него? - Ещё немного покопалась в куче и достала миниатюрное серое платье, полностью обшитое палетками.
- Да, да, про него. - Честер энергично закивал головой. - Оно мне понравилось. Одевай его!
- Окей, как скажешь. Оно мне тоже понравилось. - Сакура улыбнулась мальчику и скрылась за дверкой шкафа. - И у меня есть к нему босоножки. Как же повезло...
Честеру определённо нравилось такое времяпрепровождение. Уж точно намного лучше, чем сидеть весь день в своей комнате и плевать в потолок. Ему нравилась Сакура.
- Я из Нью-Джерси. - Слетело с его языка, не понятно к чему.
Сакура высунула голову из-за двери шкафа и удивлённо посмотрела на него.
- Это же на другом конце страны! - Она снова исчезла за дверкой. - Зачем было так далеко ехать?
- Не знаю, папа сказал, что я поживу здесь. Ничего не объяснил, просто привёз и всё. - Девушка заметила грусть в его голосе.
- Слушай, а ты не хочешь поехать с нами? - Она уже сидела перед мальчиком на корточках и заглядывала в его по-детски милое лицо. - Уверенна, тебя туда пустят. Поехали?
Честер замялся. Было понятно, что он хотел поехать, но и не хотел мешать Наруто с Сакурой. Да и на дискотеке, скорее всего, будут только взрослые ребята, такие, как Сакура. Это его останавливало.
- Нет, давай в следующий раз. Я что-то очень устал сегодня, лягу пораньше.
- Не выдумывай! Ты идёшь! - Последнее она кричала из коридора, так как побежала за его чемоданом.
Принеся его в свою комнату, она распахнула его и вывалила все вещи на пол, делая ещё одну кучу одежды. Порывшись в ней минут, пять, Сакура вытащила белую футболку с кока-колой и голубые джинсы. Кинула их парню, который ловко поймал вещи.
- Переодевайся. - Подмигнула ему девушка и начала рыться в своей куче. - И одень ещё это. - Она протянула ему ремень чёрного цвета.
Пока Честер переодевался, Сакура отыскала свои бежевые босоножки и серебряные серьги в форме маленьких веточек сакуры. Девушка расчесала волосы и, немного придав им объёма, обернулась на показавшегося в отражении зеркала мальчугана. Выглядел он великолепно. Рыжий отлично смотрится с белым.
- Одень кеды. - Сказала Сакура, указывая на стоящие у кровати чёрные классические кеды.
Мальчик кивнул и послушно одел предложенную обувь. Зашнуровав их, он подошёл к зеркалу и окинул взглядом отражающуюся там пару. Красивая девушка, в коротеньком платье и босоножках и неплохой мальчишка. Был бы он постарше точно бы смог соперничать с Сакурой в красоте.

Накинув на плечи чёрное болеро, и, одев Честера в кожаную куртку, Сакура вышла на крыльцо. Она осмотрелась по сторонам в поисках фар машины.
- Видимо, мы собрались раньше. Ну ладно, подождём немного. - Пожала плечами девушка и присела на скамейку.
Честер немного постоял рядом, пару раз заглянув за угол, примостился рядом.
- А сколько тебе лет? - С вопросом во взгляде смотрела на мальчишку Сакура.
- Одиннадцать. - Спокойно ответил он, будто ждал этого вопроса.
- Ммм... А есть братья или сёстры?
- Да, старшая сестра. Но она с нами не живёт. Она уехала в Англию несколько лет назад.
- Понятно. А вот у меня нет братьев и сестёр. А я всегда хотела брата, чтобы помладше был, вот как ты. - Мечтательно глядя вдаль говорила Сакура.
Мальчик посмотрел на неё. В его взгляде проскользнуло согласие, что и он тоже хотел бы, чтобы у него была такая сестра.
Краем глаза Сакура заметила свет в темноте и рефлекторно повернула голову в ту сторону. Две светлые точки. Двигаются. Машина.
- О, а вот и Наруто. - Девушка уже широко заулыбалась и поднялась на ноги. Честер встал рядом с ней.
Машина остановилась прямо перед девушкой, ослепляя фарами, хоть и включёнными на ближний свет. Дверь у водительского сиденья отворилась, и из машины выплыл брюнет. Потом открылась пассажирская дверь, рядом с водителем, из неё показалась блондинистая макушка Наруто. Затем открылась одна из задних дверей, за ней скрывалась высокая блондинка. Сакура окинула всех вышедших из машины и мысленно прикинула, может там ещё, кто сидит? Блондина она знала - это Наруто. Брюнета тоже знала - это Саске. А вот блондинка оставалась загадкой. 
Наруто подбежал к Сакуре и помахал рукой перед лицом, девушка перевела взгляд на парня.
- Добрый вечер, Сакура, отлично выглядишь! - Его восхищению не было предела. Он же был в цветной рубашке-поло и тёмных брюках.
- Спасибо, ты тоже неплохо. Послушал моего совета приодеться? - Подмигнула ему девушка.
Наруто слегка покраснел от того, что его немного пристыдили.
- Сакура, знакомься, - спохватился парень,- это Саске и Ино. - И указал на каждого рукой соответственно.
-Привет, Саске. Рада познакомится, Ино. - Блондинка лишь холодно смерила девушку взглядом.
- А это мой временный младший брат Честер. - Сакура положила руки на плечи мальчика, и вывел его немного вперёд. - Он поедет с нами, ладно? - И она умоляюще посмотрела на Саске, так как поняла, что именно он тут за главаря.
- Не вижу никаких проблем. - Пожал он плечами и сел в машину.
- Залазьте на заднее сидение, с Ино. - Открывая дверцу, сказал Наруто.
Сакура удобно разместилась посередине заднего сиденья. Справа от неё сидел Частер и теребил футболку. Слева же вальяжно располагалась Ино.
- Как Ладжувия? - Начала разговор Сакура, чтобы развеять гнетущую тишину.
- С ней всё хорошо. Ты не простыла? А то спать рано утром на лугу... Можно простудиться. И коня могла простудить. Голова-то есть на плечах? - Саске немного злобно глянул на неё в зеркало заднего вида, но скорее он так выражал заботу.
- Знаю. Я не думала, что ус... Погоди ка минутку... Дак это ты накрыл его попоной? - Немного обругав себя за то, что так и не вернула одеяло и попону хозяевам, спросила Сакура, смотря на правую сторону лица Саске.
Ино и Наруто удивлённо слушали. Видимо, они и не подумали, что Сакура и Саске могут знать друг друга.
- У меня не было выбора. Ладжувия прискакала к тебе. Нужно было сделать так, чтобы ты не замёрзла. - Саске старался всеми силами показать, что его принудили укрыть Сакуру одеялом.
- Спасибо. - Искренне поблагодарила Сакура брюнета и медленно перевела взгляд на дорогу и горизонт.

0

77

-ТаШКа- написал(а):

Огоо

Получаешь первое предупреждение за флуд в теме Сасу/Саку, за вторым нарушением последует бан.
Прочитать правила, если что-то не понятно в ЛС.

0

78

Прода.)
---------------
Название: Детское счастье, ушло ли оно?
Автор: NaiV060
Фэндом: Naruto
Персонажи: Саске/Сакура, Наруто, другие из канона, свои.
Рейтинг:  NC-17
Жанры:  Гет,  Романтика,  Ангст,  Экшн (action),  Повседневность,  POV,  AU
Предупреждения:  Нецензурная лексика
Размер: планируется  Макси, написано 108 страниц
Кол-во частей: 37
Статус: в процессе написания
Описание:
Я бросила друзей...
Смогу ли я вернуть былое?
И как теперь общаться с ним...
Публикация на других ресурсах:
С моего разрешения) Но!!! Есть все-таки личности, нахально тырящие фф без разрешения. Прислушайтесь хоть к малой части совести и не забывайте про шапку, когда выкладываете чужие фанфы на других сайтах!!!

Часть 31
На базе Konohagakure.
- Хару, спасибо тебе. Ты действительно профи в своем деле, - Джирайа похлопал парня по плечу. - Не знаю как, но ты смог расшифровать информацию, оставленную Темари.
- Да уж. Были бы у меня программки с работы, все бы получилось намного быстрее. Я сегодня заскачу на работу и заберу их. Они незаменимы для дальнейшего отслеживания.
В дверь кабинета главы постучались, и через мгновение на пороге появились Саске, Сакура, Хината и Вики. Рыжеволосая девчонка с радостной улыбкой направилась к брату.
- Вики, сестренка, привет! - расправленные в стороны руки готовы принять в объятия милое зеленоглазое создание. Только вот Хару никак не ожидал удара в живот маленьким кулачком.
- Аа, бля.. Нехило! Это тебя Саске научил? За что, вообще?
Присутствующие, а именно: Джирайа, Какаши, Наруто и только подошедшие - разом переглянулись и удивленно уставились на драчунью.
- А это, братец, за то, что твоя младшая сестренка вынуждена таскаться с незнакомыми мужиками, а потом и ночевать у них! - губки сузились, ноздри расширились, а глазки стреляли невидимыми молниями.
Наката улыбнулся. Он очень любит свою сестру, а ее показушнические действия только добавляют веселости ситуации. Его всегда умиляло, когда маленькая девчушка вставала напротив, приставляя руки к бокам, с этой мимикой и отчитывала за какие-нибудь глупости.
- Прости, я правда виноват, - парень все же обнял роднульку. - Пойдем. Я отвезу тебя домой.
- Пошли. Но только извиняться тебе нужно перед ними, - девушка указала на парочку, у которой провела ночь.
Хару немного замешкался, не зная какие правильные слова подобрать - что на него, кстати, не похоже - но Сакура спасла положение, опередив:
- Не беспокойся, - она коснулась его плеча. - Все в норме. Мы рады были помочь.
Улыбка снова появилась на лице Хару. Как можно не растаять, когда на тебя смотрит чудо с розовыми волосами... Но его другое рыжеволосое чудо вывело из состояния эйфории, потянув за руку.
- Да пошли, ты, уже.
"Влюбленный олух", - это она произнесла про себя, закрывая дверь. Наката успел напоследок крикнуть Джирайи, что позже вернется с рабочими дисками.

POV Сакура
Хината побежала к своему голубоглазому и поцеловала, крепко обняв. Похоже у этих двоих все отлично. Я рада. Мне так нравится наблюдать за ними. Наруто очень нежен с Хинатой. Как будто превращается в другого человека - из жестокого наемника в принца на белом коне, точнее на черном внедорожнике. Я вспомнила его лексус. Блин, они такие идеальные, аж завидно. Почему у нас с Саске вечно недомолвки, ругани? Почему не может быть так же, как и у них - совершенно?

- Какаши, Наруто, - обратился седовласый мужчина, - вы и так всю ночь здесь просидели. Может домой отправитесь? А я поведаю остальным о нашей находке.
- Да нет. Это ни к чему. Мы можем у Хинаты в кабинете отдохнуть, мм? - Хатаке посмотрел на стоящую рядом.
- Да, конечно! Кушеток там навалом. Идем.
Из коридора еще доносилось, как Хьюга обещала что-то вколоть парням, чтобы лучше спалось. Но Хатаке и Узумаки в один голос наотрез отказались от этой затеи.

Джирайа тоже вышел, оставив в помещении двоих: меня и Саске. Я продолжала смотреть куда-то в никуда и думать о печальности наших отношений. Неожиданно, меня почти впечатали в стенку, не давая проходу. Пара черных глаз в сантиметрах передо мной.
- Ммм... Милый?
- Сакура-а, объясни-ка мне одну вещь, - сдержанно, но все равно как-то зловеще начал мой "милый". - Почему вчера, ведя себя как ревнивица, ты готова была сожрать с потрохами меня и Вики. А сейчас ты, как наимилейшее создание на земле, говоришь Хрену что все в порядке. Жду ответа.
- Ну во-первых, Хару, а не Хрену. То, что ты постоянно коверкаешь его имя, уже порядком надоело.
- Я больше не буду, - тут я не поверила своим ушам. - Я остановился на вариации "Хрену", - и правильно, что не поверила.
- А во-вторых, Саске, ну не могу я открытым текстом его послать. Ты же к этому ведешь? - но вместо ответа я услышала невнятное "Угу" и почувствовала теплые губы на шее.
Да что же он делает! Я пытаюсь сказать, что рубить с плеча - это мне не свойственно. А Учиха, мой Учиха, уже снимает лямку маячки и поцелуями пробирается к груди.
- Ах, С..аске, амм.. пере..стань, - меня стали заводить его прикосновения. Но только я поймала кайф, как этот Саске, мать его, все запорол.
- Я не тороплю, ты знаешь, - снова его тяжелый взгляд. - Но и затягивать с этим не стоит. А может ты вовсе не хочешь ему рассказывать?
Я не хочу рассказывать?! Да как он может так думать! Я же все эти годы, что знаю Учиху Саске, убивалась из-за него, страдала. Теперь мы вместе и, конечно же, я не хочу, чтобы присутствовали третьи лишние. Но эта моя нерешимость...

Не успела я объясниться вслух, ведь в кабинет вошли. Саске быстренько поправил спущенную лямку, и мы, как ни в чем не бывало, узрели коллег. Сай, я, Саске, Тен-Тен и Шикамару.
- Шикамару? Значит, Ино тоже пришла? - как-то неосознанно вылетело из моих уст.
- Да, Сакура. Она сейчас с Хиной, - ответил Нара.
У меня, наверно, глаза так засияли и расширились, что Джирайа, поняв чего мне хочется, сказал:
- Потом. Сначала то, ради чего мы всю ночь тут проторчали. Наруто и Какаши все знают, так как тоже были здесь. Я рассказал Анко, и она согласилась помочь, взяв всю ответственность за миссии на себя.
- То есть, Митараши и другие наемники будут заниматься привычными заданиями. А мы, - Тен жестом руки показала на нас всех, - вплотную займемся этим Орочимару?
- В точку, девочка. Сай, Наката будет тебе помогать здесь. Вы - наша информационно-исследовательская группа.
- Ясно, - кивнул брюнет.
- Тсунаде начала заниматься похоронами, поэтому прошу ее не беспокоить. Потеря воспитанника - это прежде всего сильный удар для нее, ведь вы нам как семья, - глава отвел взгляд, немного погрустнев. - Ладно, перейдем к делу.

Джирайа выключил свет и достал проектор. На огромном белом экране высветились фотографии трех мужчин.
- Темари оставила нам данные на приближенных Орочимару: Момочи Забуза, 35лет, рост 195см. Крепкого телосложения. Короткие темные волосы. Любимая игрушка - стальная цепь. Таких беспощадных и жестоких я еще не встречал.

Мы рассматривали фотографии, пока босс снабжал главной информацией. Этот Забуза и правда кажется каким-то маньяком. Еще здоровый какой, зараза.

- Якуши Кабуто, 25 лет, рост 178см. Правая рука Орыча. Если первый - сила, то этот - мозг. Что-то вроде советника. Думаю, он будет приемником.

На экране появился довольно-таки милый образ светловолосого паренька в круглых очках. Так и не скажешь, что он - соратник самого злобного гения.

- Ну и Хаку, 19лет, рост 170см. Уравновешенный, спокойный, но хладнокровный, безжалостный убийца. Хаку располагает очень большими познаниями в анатомии человека. Он может убить одной лишь метко пущенной иглой. Юн, но очень опасен.

На фото я увидела необычайно красивого парня. Его красота немного девчачья, что ли. Еще его длинные черные волосы делают на этом акцент. Ишь какой юный, но опасный! Прям одной иглой возьмет и убьет, что за.. Стоп!

- Джирайа, а что там иглы? - мужчина в это время уже выключил аппаратуру и раздал нам копии досье.
- Иглы? Ну у Забузы - цепь, а этого - иглы. А что случилось? Ты так резко выкрикнула, что смотри сколько пар глаз недоуменно выпятились.
Я встала с дивана и повернулась к ребятам.
- Когда мы были в больнице с Тсунаде, Хинате разрешили обследовать тело. Вместе с патологоанатомом они пришли к выводу, - тут я замялась и покосилась в сторону Сая.
- Сакура, говори, - вышеупомянутый приблизился ко мне.
- Н.. на теле Темари обнаружены следы от уколов. Ее убили несколькими точными укалываниями этих игл с отравленными наконечниками. Сай, это Хаку, это он убил..

Договорить я снова не успела. Сай пулей вылетел из комнаты.

0

79

Детское счастье, ушло ли оно?

Часть 32
Джирайа распустил так называемое собрание, напомнив о самостоятельном изучении досье вражеской троицы. Сакура же дослушала последние слова босса и практически так же, как и Сай, стремительно покинула кабинет. "Ино, Ино! Как же хочется тебя увидеть", - думала наемница, преодолевая еще один поворот и стучась в единственную дверь в коридоре. Но, не дожидаясь ответа "Войдите", девушка открыла дверцу и, увидев белокурый хвост, широко улыбнулась. Она прибавила в шаге, дабы побыстрее обнять подругу, но услышала приятный мужской голос:
- Харуно, не стоит этого делать, - сказал Какаши прежде, чем девчачьи руки потянулись к халату Яманако. - У Ино в руках шприц, игла которого у меня в вене. Так что давай чуток подождем с объятиями.
"Не хочется умереть от последствий тисканья подружек", - пробежало в мыслях двадцатисемилетнего тренера, который заметно напрягся при приближении розоволосой девушки. Сакура замерла, Хатаке вздохнул с облегчением.
- Аа! Подруга, - закончив с анализами, взятыми у наставника, голубоглазая легонько прижалась к Харуно. - Ай, рука, - медик посмотрела на гипс.
- Прости, я так рада тебя видеть, что забыла про твою травму. Но ничего! До свадьбы заживет, - хихикнула Сакура. - А как ты, кстати, одной рукой-то работаешь? - удивилась розоволосая.
- Ну..
- Просто Ино - это Яманако! - добавил Какаши. - Она хоть операцию тебе без помощи второй руки сделает, - улыбнулся мужчина.
- Ох, ну не преувеличивай! - белокурая красавица взглянула на "пациента", а затем чуть погрустнела. - У меня в голове все никак не укладывается новость о Темари. Предательница... Смерть...
- Нам всем очень тяжело, - Сакура дотронулась до руки подруги. - Я-то Темари почти не знала, но все равно чувствовала что мы - команда. А вы, - Харуно обвила взглядом обоих, - столько лет ее знаете. Ваши переживания намного сильнее. Но мы обязательно найдем этого Орочимару! - уверенно отрезала девушка.
- Конечно, Тсунаде и Джирайа кого угодно из-под земли достанут. Уж это я точно знаю, - утвердительно добавил Хатаке.

Наруто спал на соседней кушетке за ширмой, пока Хината разбирала документы. Но как только сквозь дремоту до его уха донеслось "из-под земли достанут", блондинчик совсем бодрствующий и будто сна вовсе невидавший встал, оперевшись о перегородку, и игриво вскинул бровь.
- Слышал я, вы хотите кого-то откуда-то достать?! Я готов!
- Пха-ха! - не выдержал наставник, глядя на обнаженную грудь парня. Хината, услышав смех знакомых, соизволила появиться и тут же присоединилась к ребятам.
- Я не понял, что вы ржете-то? - заметив, куда прикованы взгляды, Наруто повернулся к зеркалу. - Твою ж мать! Хината!!!
Соски блондинчика были разукрашены красным лаком в виде сердечек, от которых по бокам тянулись ряды из таких же, только более мелких фигур.
- Это осталось еще с позапрошлой ночи. Он проиграл мне в карты, - пояснила Хьюга. - Милый, ты до сих пор не мылся что ли?
- Знаешь любимая, - Узумаки медленно приблизился к черноволосой девушке, - да я хоть никогда мыться не буду, лишь бы хранить запах твоего тела на своем, - пухлые губы коснулись шеи Хинаты, а пальцы принялись расстегивать халатик.
- Так-так, Узумаки! - тренер схватил парня за ухо. - Здесь не место для любовных утех. Лучше пойдем на поле. Давненько вы с Учихой не спарринговались. Да и я тупо повеселиться хочу над реакцией остальных на твою мужскую грудь. Кстати, Сакура, на счет тренировки: тебя тоже касается. Заканчивай болтовню и присоединяйся.
- Есть, сэр. Скоро буду.

POV Сакура
Как только мужики скрылись из кабинета, Ино усадила мня за стол, а Хината принесла нам чай. Яманако в своем репертуаре! От кого-то услышала про меня и Саске и налетела с расспросами. Не забыла и про Лэйко спросить. А ведь я давно ее не видела. Интересно, что случилось? Из-за меня Саске перестал с ней общаться? Мы почти все время вместе и от его знакомой ни звоночка, ни смс не было. Надо будет поинтересоваться.
Конечно же я все поведала, про Хару рассказала, как мне сейчас трудно. Хьюга завела старую песню: мол, хватит тянуть, иди и объясни Наката все.
- Я полностью согласна с Хинатой, - еще одна решила меня доканать. - Сакура, складывается такое ощущение, что ты до сих пор выбрать не можешь между растрепанными черными волосами и аккуратно уложенными. Неужели так трудно? Даже сердце и душа твои определились, а вот мозг в этой глупенькой головке, - медработник постучала легонько по упомянутой части моего тела, - все мутки мутит.
Если я продолжу слушать белокурую тараторку, мне капец! Она точно меня осадит и волей-неволей сама лично проводит к Хару, чтобы расставить все точки над "i". Блин, они что сговорились? Теперь втроем будут на меня нападать? "Иди расскажи! Иди расскажи!" А вот пойду! Я поблагодарила девочек за чаепитие и ринулась прочь от мозговзрывающих речей.

В мои намерения разъяснение отношений с Наката сейчас вовсе не входило. Но предмет недавней дискуссии вернулся на базу - похоже достал с работы нужные диски - и надо же было случайно нам встретиться в одном из многочисленных лабиринтов организации.
- Давай поговорим, - Хару взял меня за руку и повел в кабинет, выделенный им с Саем для исследовательской работы.
Я оперлась о стол, а мой "бывший" устроился в кресле, вплотную приблизившись и не давая проходу. Его ладони сжали мои.
- Сакура, я все вижу и понимаю. Учиха не просто так тебя защищает, он не просто друг тебе. Так?
Я опустила глаза и пробубнила что-то вроде "Угу".
- Если ты с ним, почему не скажешь:"Хару, я встречаюсь с другим. Не хочу, чтобы ты мне мешал, поэтому давай забудем то, что нас связывало. Я ведь люблю Саске". Ну, это же так просто. Посмотри на меня. Сакура, взгляни на меня, - я послушалась. - Может ты просто не любишь его? Это обычная привязанность, которую ты сочла за настоящие чувства, - он замолчал, а я, глядя в эти добрые глаза, кивнула.

Flashback.
Один из лучших наемников Konohagakure направлялся из раздевалки обратно на тренировочное поле. Его внимание привлекла розовая макушка, скрывшаяся за дверью компьютерных гениев. "Дверь не захлопнули. Отлично! Сакура, неужто ты решилась все ему рассказать. Я не могу этого пропустить", - подумал Учиха. Он незаметно подошел к этому месту и вслушался.
- Может ты просто не любишь его? Это обычная привязанность, которую ты сочла за настоящие чувства.
"Ну же, малыш, не молчи. Скажи этому Хрену правду. Что? Зачем ты киваешь... Что же ты делаешь, Харуно?!"
End of flashback.

Я посмотрела на дверь. Она не заперта. Резко выдернув свои руки из хватки Хару, я направилась к выходу. Никого нет. Наверно, забыла закрыть. Что сразу же исправила.
- Хару, возможно это и привязанность, так как я всю свою жизнь знаю Саске. В этом я согласна. Но.. Я тебе не говорила, что он был и есть любовь всей жизни. Как бы глупо это не звучало, - я улыбнулась своим же словам. - Я всегда его любила. Он был у меня первым. Я подумала, что у меня есть шанс на взаимность.. Вот и отдалась ему. Но Учихе Саске в то время не нужны были какие-либо серьезные отношения. О чем, собственно, на утро он и поведал. Я тут же собрала вещи и уехала.. учиться. Пять лет не могла с ним даже заговорить. Возвращаясь, я искренне надеялась, что моя детская любовь прошла. А когда он появился на пороге своей квартиры.. надежда разбилась вдребезги, как и его кружка.
Я маячила перед Наката взад-вперед, кратко излагая и попутно вспоминая моменты, связанные с Учихой. Улыбка то появлялась, то исчезала. Оно и понятно, идеальных отношений у нас не было, разве что в детском саду. Все проблемы приходят с возрастом, с началом понимания и осознания всех превратностей жизни. Это факт! Вот бы вернуться в те беззаботные дни, когда родители еще были живы, когда наша троица вытворяла такое, за что потом мы нехило получали. Наше детское счастье...
- Сакура, - я не заметила, как остановилась, смотря в одну точку, и чьи-то руки обняли мои плечи. - Учиха плотно засел у тебя в голове. И на что я надеялся? Знаешь, - Хару развернул меня к себе, - я хочу остаться другом, и ты всегда можешь прийти и поговорить. Не отношения, так разговоры у нас получаются отличные!
Не верю своим ушам! Он сам это произнес? Я должна была найти нужные слова и подходящий тон, чтобы не быть грубой. Но этот высокий черноокий парень сам все сделал. Я в который раз убеждаюсь в его честности и откровенности.
- Да, так будет лучше, - я обняла новоиспеченного друга и вышла.

Сейчас мне очень хочется рассказать об этом Саске. Поэтому я на всех порах бегу на улицу. Достигнув цели, я тупо остановилась и, как все присутствующие, открыла рот. Какаши и Саске устроили кровавую резню, именно резню, ведь по-другому это представление и не назовешь.
- Учиха вышел в раздевалку ненадолго, - Наруто встал рядышком. - А вернулся злой, как черт. Его даже мои сердечки не заставили улыбнуться. Потом он сказал что-то Какаши, и мясорубка началась. Вмешиваться они не разрешили. Ты особо не переживай. Это что-то вроде выплеска негативных эмоций. Кто-то плачет, кто-то грушу бьет, а мы.. ну сама видишь.
Внимательно выслушав блондинчика, я попыталась понять или догадаться, что стало причиной такого гневного порыва, но на ум ничего не пришло. Зато Саске, закончив непонятную битву на мечах, увидел меня и стремительным шагом направился в мою сторону, попутно бросая меч так, что он острием воткнулся в импровизированного соломенного маньяка.
- Быстро за мной! - грозно, но на ушко отрезал Учиха.

Минут сорок мы ехали молча. Я не знала, не подозревала, куда мы мчимся. Один его леденящий взгляд заморозил все мое желание задать хоть один вопрос. Я искоса поглядывала в сторону. О, Ками-сама, совсем себя не пощадил. Кровавые следы по всему телу, много ссадин, неимоверное количество порезов, из которых медленно стекают бордовые струйки, и на которых кровь уже застыла.
- И зачем? - мы остановились где-то в лесу. - Зачем вы друг друга избили?
Саске проигнорировал мой вопрос и вышел из машины. Затем открыл мою дверцу и, поняв, что я не собираюсь следовать за ним, насильно выволок мою тушку, перекинув через плечо.
- Не такая уж и легкая как раньше, - процедил "похититель".
- А я тебя и не заставляла! Что ты, вообще, творишь? Отпусти меня, придурок! - я сразу же была аккуратно сброшена на траву.
За лесом оказалась небольшая поляна с удивительными по форме и краскам цветами, как у нас на базе. Лужайка кончалась обрывом, на край которого уселся виновник моего здесь появления.
- Сакура, - неожиданно спокойно раздалось эхом.
Я села позади Саске. Он уж очень близко к краю расположился.
- Ты любишь меня? - как гром с ясного неба.
- Конечно люблю! Что за вопросы? - я теперь вообще ничего не понимаю.
- Почему тогда ты не смогла этого сказать Хрену в его кабинете?
Вот оно что! Значит он слышал или подслушал.
- Если ты не повернешься ко мне лицом и не отодвинешься от края, я не буду с тобой об этом говорить! - я надеялась, Саске услышал мою просьбу, но, гордый баран, не шелохнулся даже. Раз гора не идет к Магомету, то Магомет, в моем лице, пойдет к горе. Я насильно схватила Учиху за шею и повалила на спину, оттаскивая ближе к дереву у леса. Чтобы мой черноволосый упрямец не сбежал, пришлось оседлать его. - Если бы ты тогда дослушал наш разговор, не вел бы себя, как злой, ревнивый муж, блин! - Мне не хочется "любоваться" его безразличным взглядом. Я обняла кровавые плечи и уткнулась в шею. - Учиха, ты такой Учиха! Ушел и не услышал, как я говорила Хару о неимоверной любви к.. - я специально выдержала паузу, дабы понервировать великого Учиху Саске, - любви к тебе, дурачина!
Не знаю сколько мы сидели вот так молча, слушая сердцебиения, ловя вздохи друг друга. Мне просто нравилось ощущать прикосновения любимого; как он сжимал меня, будто я могу упорхнуть, как бабочка; как целовал мои волосы и вдыхал их аромат, думая что я не замечаю.
- Не заставляй меня больше ревновать, малыш. Теперь я понимаю это убийственное чувство, которое ты испытывала много раз, видя меня с другими девушками. Прости, - я ощутила горячие губы на мочке уха, затем на щеке и, наконец, на своих устах.
----------------------------
В процессе.

0

80

Можно изменить всё! Кроме сердца...
Автор: СаКуРеНоК и СаСкЕ
Беты (редакторы): Kasmi
Фэндом: Naruto
Персонажи: Саске/Сакура, Наруто/Хината, Ино/Сай, Темари/Шикамару, Тен-Тен/Неджи
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, Юмор, Драма, Повседневность, POV
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: планируется Мини, написано 17 страниц
Кол-во частей: 11
Статус: в процессе написания

Пролог
Может ли человек изменится?
Я думаю да! Но только внешностью, характером, привычками, но не душой и сердцем.
На мосту стояли два человека - это Сакура Харуно и Саске Учиха.
Сакура Харуно - секс-леди школы, желанна, но недоступна, богатая папина дочка, есть свой фан-клуб, девочки завидуют ей, а парни валяют в луже слюни. Внешность ее была необычной - розовые длинные волосы до поясницы, большие ярко-зеленые глаза, вздернутый носик, пухлые губы, лебединая шея, грудь третьего размера, плоский животик, стройные ноги, ну, короче девочка удалась.
Саске Учиха - ботаник, очкастый и нудный отличник. Внешность: черные, зализанные назад темные волосы, большие круглые очки с черной оправой. За стеклами видны черные глаза, полные любви, прямой нос, тонкие губы, белая рубашка в горошек, заправленная в штаны, грязные ботинки.
И вот они стоят на мосту. Розоволосая, облокотившаяся на перила, прикрыв глаза, опрокинула голову назад. Возле нее стоял Учиха с букетом цветов и сильно волнующийся, нервно поправляющий очки.
- Ну, что тебе в этот раз надо, Учиха? - только сейчас, повернув наконец голову, посмотрела она на него.
- Сакура-чан, я уже давно хочу тебе кое-что сказать, - он все еще нервничал.
- Что любишь меня бла-бла-бла, Учиха, я уже сотню раз слышала это. Так что прощай! - кинув на него последний взгляд без капли эмоций, она повернулась и уже хотела уйти...
- Ннн...Но... Я думал... Что мы? - начал брюнет.
- Прощай! До встречи, Учиха! - крикнув, Харуно дальше продолжила свой путь.

Глава 1
Два года спустя:
Четыре девушки сегодня встречали свою лучшую подругу, она была 2 года в Англии.
- Вон! Вон она! - начала орать Ино и махать прилетевшей подруге.
Ино Яманако - энергичная блондинка с ярко голубыми глазами. И с афигительной фигурой. Занимается гимнастикой. Дочка знаменитых дизайнеров. 18 лет.
- Да, похоже она,- сказала Темари.
Темари - блондинка с голубыми глазами, активная, занимается боксом, и уже понятно что фигурка у нее классная. Владелица компании по производству мебели, в этом ей помогают ее младшие братья. 19 лет.
- Что с твоими волосами?!?! - проорала Тен-Тен подруге.
Акахаши Тен-Тен - шатенка, глаза цвета шоколада, фигура подтянутая. Занимается карате. Есть свой большой магазин по продаже оружия. 19 лет.
- Не ори ты так - сказала Сакура.
Да, да, эта была та самая Сакура Харуно.
Она отучилась 2 года в Англии , но учебу не закончила и должна продолжить ее со своими лучшими подругами в Токио.
Харуно не изменилась, только вот волосы стали короче... Намного короче... Два года назад они ей доставали до поясницы, а сейчас ели достают до плеч. Занимается кикбоксингом и танцами. 18 лет.
- Сакура, мы так по тебе скучали! - сказала, Хината и обняла ее.
Хината Хьюго - миловидная брюнетка с длинными волосами, сиреневыми цветом глаз, с пышными формами. Ее родители владельцы строительной компании. Занимается карате и бальными танцами. 18 лет.
Все пятеро учатся на медиков.
- Кстати, а где мой самый главный фанат - Учиха? Ахахах! - Сакура начала хохотать.
- Эм… Сакура, как бы тебе сказать - начала запинаться Хьюго.
- Короче, Харуно, когда ты уехала, он немного изменился,- сказала Темари.
- Немного? - ухмыльнувшись, спросил кто-то сзади.

Глава 2
Харуно обернулась и увидела перед собой красивого парня с черными волосами, торчащими как у ежика, с восхитительными черными глазами, как ониксы. Прямой нос, губы сошлись в ухмылке, накаченный в меру.
Все ждали дальнейших действий Харуно.
Сакура внимательно смотрела на него.
Затем не чего, не сказав, она подошла к взрослому мужчине и взяла его очки.
- Девушка, вы, что себе позволяете?
- Не ори,- спокойно сказала розоволосая, и дала ему деньги.
Харуно подошла к тому парню, одела на него очки, затем, взяв воды в бутылке у блондина, стоящего возле красивого парня, намочив руки, зализала ему волосы назад.
- Узнала? - произнес Учиха.
Да, именно Учиха. После того как уехала Сакура, он сильно изменился внешностью, привычками. Стал более мужественнее и чертовски красивым. Часами торчал в спортзале, занимается кикбоксингом. Есть своя кампания и школа спорта для мальчиков, основателями которой были Учиха и Узумаки, а дальше к ним присоединились Шикамару Нара, Неджи Хьюго, Сай Акаши. 20 лет. И вот Учиха с новой внешностью стоит перед Харуно.
- Изменился, Учиха,- только и произнесла она.- Радует...
- Я Наруто!- улыбаясь в 32 зуба, сказал красивый блондин с голубыми глазами.
Наруто Узумаки - высокий блондин с ярко голубыми глазами. Хорошего телосложения. Родители живут в Америке. Работает с Учихой. 20 лет.
- А я Ино,- представилась Яманако.- Это Хината,- она указала на Хьюго.- Тен-Тен, Темари, - блондинка показала на песочную принцессу и на шатенку.
А Шикамару и Неджи стояли в шоке.
- Приятно познакомится! - сказала Ино
- А это Сай,- Наруто указал на брюнета, схожего на Учиху.
Сай Акаши - накаченный в меру брюнет с черными глазами. Родители умерли, когда ему было 14 лет. Работает в компании с лучшими друзьями. 21 год.
- Рад знакомству,- как-то странно улыбнулся Сай.
- Эм... Наруто мы пойдем с Неджи,- начал Шика.
Шикамару Нара - брюнет с причёской "а-ля у меня на голове ананас" с глазами цвета шоколада. Очень хорошо подтянутое тело. У родителей своя фирма по производству мебели. Работает так же в компании с друзьями. Через три дня будет 22 года.
- Нет, девчонки эта Шикамару и Неджи,- Узумаки указал на них.
Неджи Хьюго - двоюродный брат Хинаты, глаза такие же, как у Хинаты, шатен с длинными волосами. Телосложение спортивное. Любит холодное оружие. 23 года.
- Девочки, это мой двоюродный брат, я вам рассказывала,- сказала Хината.
- Знаем мы уже с Тен-Тен твоего брата и этого дебила!- фыркнула Темари, показывая на Шикамару.
- Это кто еще дебил? Курица!,- ответил Нара.
- Ты кого курицей назвал? Козел!- начала повышать тон.
- Да заткнитесь вы все!,- хором заорали Учиха и Харуно.
- То есть ты все еще утверждаешь, что я эгоистичная тварь?,- прищурив глаза и поставив руки по бокам, зло спросила Харуно.
- Да не ужели догадалась? - Учиха театрально стукнул себя по лбу.
- Люди!!! Вот этому парню нравятся парни!! - начала орать на весь аэропорт Харуно.
Не выдержав, Учиха запрокинул ее на свое плече. Сакура начала его бить по спине, щекотать, но попытки были бессильны. Дойдя до выхода с висевшей, как мешок картошки Харуно, он крикнул.
- Приедете ко мне домой, подружек и ее вещи захватите!
Сначала парни и девочки не поняли, потом начали ржать на весь аэропорт.
- Да ну их! Пойдете в кафе! А потом поедем к ним, и, кстати, расскажете, как вы познакомились,- предложил Узумаки.
- Да, идемте!,- поддержала Яманако.
И они дружной компанией вышли из аэропорта и поехали в кафе.
В машине Саске и Сакура.
- Учиха, а ты довольно таки изменился,- сказала довольно Харуно.
- Да, ну?! А кто меня нудным ботаником называл?
- Да, ладно не в обиду!
- Я что-то не пойму, откуда столько разговорчивости и доброты?,- удивленно спросил Учиха.
- Психологии мозги вправили в Англии,- улыбаясь, сказала Харуно.
- Да? Я думал у тебя их нет!,- пожав головой, сказал Саске, поворачивая на лево.
- Учиха, тебя прям не узнать! Только вчера бегал с воплями за мной - Сакураааа-чан я тебя люблю! И нервно поправлял очки?!
- Хм. А тебе тогда было похуй на тех людей, которые тебя любили и дорожили тобой... - видно, что Учиха напрягся и со всей злости нажал на педаль газа.
За оставшуюся дорогу Сакура не произнесла ни слова.

0


Вы здесь » Аниме и Вокалоид♔Asian Lovers♔ » Наруто » Фанфики про Саске и Сакуру №13


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC